332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Гуйда » Айрин. Пламя во тьме (СИ) » Текст книги (страница 11)
Айрин. Пламя во тьме (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Айрин. Пламя во тьме (СИ)"


Автор книги: Елена Гуйда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 11 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

ГЛАВА 18

Свинцовые тучи тянулись с запада на восток, снова обещая ливень. Сырой холодный ветер рвал листья и бросал их на мощёные дорожки вокруг Академии. Студенты поспешали между зданиями почти бегом и старались побыстрее спрятаться в стенах Академии.

– Что случилось? – без ходьбы вокруг да около спросил Стефан, пристраиваясь к моему небыстрому шагу. – Ты отпросилась с тренировки, пропадала вторую пару по защитным заклинаниям и теперь ходишь, как в воду опущенная.

– Ничего, – чисто по-девичьи ответила я.

Есть вопросы, на которые невозможно дать быстрый ответ, слишком много приходится рассказывать, объяснять… Это тянет за собой выворачивание души наизнанку, ненужные эмоции и откровения. Потому «ничего» – самый оптимальный ответ, если говорить нужно слишком много.

– На «защитных» что было?

– Щиты сферические и полусферические. У нас преподаватель новый. Магистр Соур. Честно, это отнюдь не магистр Селестия Риверс. Он нам выдохнуть даже не позволит…

– Дашь конспект потом? – попросила я, не очень настроившись на обсуждение характера нового преподавателя.

Хотя на кой чёрт он мне нужен, тот конспект, если следующий экзамен я буду сдавать на той стороне мироздания? Но всё же лучше так, чем развивать болезненную и неприятную тему.

– Конечно! – растерянно обронил ничего не понимающий Стеф.

– Ты ректора нашего не видел? – глухо спросила я, втянув голову и подняв воротник, чтобы защититься от очередного порыва ветра.

– Видел. В склепе был, – хмыкнул Стефан. – Дрессирует свой первый курс факультета некромантии на умертвиях. Или умертвий на них дрессирует. Тут как смотреть.

– Отлично! А склеп у нас где?

– За зверинцем! Через полигон перебежать если, там кладбище академическое и дальше склепы с нежитью.

– Спасибо! – бросила я уже через плечо.

– Эй! Ты куда? А обед?

– Прихвати мне пару пирожков. Потом перекушу.

И я со всех ног припустила в сторону академического зверинца, пока Стефан не вспомнил, что меня положено откармливать.

Проклятье! За эти дни я так ни разу и не заглянула к своей химере. Я о ней попросту забыла. И вопреки тому, что встреча с ректором была более важной, я всё равно свернула ко входу в длинный ангар.

– Что б тебя Тёмный сожрал! – ругался господин Унорс. – Сколько ты из меня крови выпила, тварь тёмная! Что б тебе…

В этот раз я только быстро поздоровалась и пролетела мимо смотрителя зверинца, воюющего с ламией за какую-то мелочь.

Химера лежала на том же месте, что и в прошлый мой визит. Кажется, она совсем отощала с тех пор. Я опасливо приблизилась, всерьёз побаиваясь, что она опять на меня набросится. Но Хима только подняла голову, посмотрела на меня и снова отвернулась, словно утратила всякий интерес. И всё бы ничего. Но как же она на меня посмотрела… В её взгляде читалась такая грусть, тоска и обида…

Что-то в моей душе перевернулось под этим взглядом. Словно я предала единственное существо, которое действительно было открыто по отношению ко мне.

Рука сама потянулась к защёлке.

Тихий щелчок. Скрип несмазанных петель… В прошлый раз она меня едва не сожрала? Ну и ладно.

– Ты с ума сошла? – опомнился господин Унорс. – Куда полезла?!

Это было моё дело. Моя ответственность.

Химера подняла голову, насторожилась, замерла. Кажется, она от меня не ожидала такого. Да и я не ожидала, если положить руку на сердце.

Но что мне терять?!

По телу прошла холодная, почти вымораживающая дрожь. Кончики пальцев занемели. Кто-то другой, будто и не я, скомандовал:

– Ко мне! – и даже голос был совершенно не мой.

Скорпионий хвост заметался из стороны в сторону, и сама Хима ползком приблизилась к моим ногам.

Эта сила. Она была с Изнанки, как и нечисть, припавшая к моим ногам и стучащая хвостом о пол. И сейчас химера ластилась не ко мне, а к моей силе.

И пусть.

Я толкнула калитку, даже не глядя, следует ли зверюга за мной, вышла из клетки.

Хима выскочила следом. Оскалилась на побелевшего господина Унорса, присматривающего себе пустующую клетку и вспоминающего, похоже, успел ли уже написать завещание и занести пожертвование в храм.

– Ты рехнулась?! Что за бес в тебя вселился?! – причитал смотритель зверинца, дёргая заржавевшую защёлку на пустующей клетке.

Та скрипела, ворчала, но не поддавалась. Будет повод подумать над тем, как нужно смотреть за зверинцем, чтобы не было подобных неприятных моментов.

Губы дрогнули в улыбке. Немного злой, как мне самой показалось. Или просто показалось.

«Тьма всегда оставляет отпечаток на том, кто с ней соприкоснулся», – вспомнились слова магистра Толла Дейрема.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Наверное, в его словах было больше правды, чем я считала поначалу.

– Идём, прогуляемся, – оглянувшись на отощавшую химеру, скомандовала я.

– Ректор всё узнает! – перешёл к угрозам господин Унорс.

– Даже раньше, чем вы думаете.

В этот момент защёлка всё же лязгнула, калитка открылась, и смотритель ввалился в клетку, мгновенно закрывшись и уже поливая меня ругательствами из безопасного убежища.

– Тьма близко! – прошелестела женщина со змеиным хвостом, припав к железным прутьям и чуть не поедая меня взглядом.

– Ближе, чем всем нам хотелось бы, – буркнула я, проходя мимо.

Погода ухудшалась с каждой минутой. Порывы ветра едва не сбивали с ног. Хима подпрыгивала, лаяла и носилась вокруг меня, как ненормальная.

– Идём, у нас дела ещё! – обронила я, направляясь к небольшому мрачному зданию.

Приходилось лавировать между надгробными камнями, чвякать по размокшей, вымешенной сапогами студентов факультета некромантии грязи, уворачиваться от попыток Химы выпрыгнуть на меня.

Мне необходимо было поговорить с ректором. Он не настолько щадил девичьи нервы, как мой возлюбленный, которого я почти назвала женихом.

И снова гнев поднялся к горлу, почти задушил. А химера, радостно взвизгнув, перепрыгнула очередной могильный камень и тут же, словно споткнувшись, кубарем полетела по мокрой земле. Но мгновенно вскочила, глухо зарычала и рванула обратно.

– Проклятье! Ты чего? – спросила я, рванувшись ей наперерез, но не успела.

Обоняния коснулся запах – затхлая, удушающая вонь Изнанки.

Я попыталась бежать, но не смогла сделать и шагу: мои ноги обвили синюшные руки с видимыми следами разложения. Из каких-то могил выглядывали головы свежих и не очень мертвецов, а химера уже ввязалась в драку, разделываясь с умертвиями с остервенением и злостью. От милого щенка не осталось совершенно ничего.

Правую ногу сильно дёрнуло вниз, и я едва не грохнулась на четвереньки. Попыталась вырваться, но мертвецы обычно раз в двадцать сильнее живых. Правда, тупые, как корковая пробка, но это им нисколько не помешает меня сожрать.

Нужно было кричать, наверное, звать на помощь. Но как-то сам собой в руках сформировался огненный шар. И тут же полетел в ближайшую появившуюся из-под земли голову. Убойно завоняло палёной шерстью, горелым мясом и чем-то таким, что меня саму едва не стошнило. Но расслабляться не было ни времени, ни возможности. И уже второй боевой пульсар нашёл жертву. По венам бежал жидкий огонь. Мне стало жарко, трудно дышать…

Земля дрогнула. Словно вздохнула.

И руки с моих сапог вмиг исчезли.

Раздался треск. Пространство изменилось, поплыло и лопнуло. Прорыв. В шаге от меня. Рядом.

Треснула, изрыгая зловоние, беспокойная чёрная гладь портала на Изнанку, и – словно петля затянулась на шее.

– Тьма близко! – послышался приглушённый рык по ту сторону прорыва. И мне даже показалась пара алых глаз в темноте портала.

«Куда уж ближе…» – подумала я, рванувшись назад.

И в тот же миг кулон на моей груди нагрелся, разлился аромат пряностей, а магическая петля на моей шее лопнула.

По ту сторону прорыва раздался рёв, рык.

– До скорой встречи! – и прорыв закрылся сам собой. Словно и открылся только для того, чтобы меня поприветствовать.

Всё произошло за несколько секунд. Несколько бесконечных мгновений – и в нос ударил свежий порыв воздуха, насыщенный запахом озона, за ним – зимнего утра, чего-то ещё, и ещё… а у меня закружилась голова. Ноги подкосились, и я упала на колени прямо в грязь.

– Не можешь ты, рыжая, без приключений! – заметил Эргель, пробежав мимо.

Раздавались указания голосами ректора и принца.

– Как ты? – встревоженный голос Вилмара разорвал эту какофонию звуков и гула, а сильные руки рывком подняли меня на ноги. – Риша! Как ты? Ты ранена?

– Жива я…

Вот только надолго ли, если тебе свидания назначают с той стороны мироздания?

– Уверена? – не очень веря в мои слова, переспросил Вилмар.

Я не была уверена уже ни в чём. Сложно что-то говорить, когда всё смешалось, запуталось, а любой видимый выход ведёт… не туда, куда хотелось бы. Он не рассказал ничего. Соврал. Скрыл. Зачем? И что если он нарочно держал меня в неведении?

«Прикосновение к Тьме не проходит бесследно». Что если и сам Орем…

Я подняла взгляд на лорда-начальника Теневой стражи, и резкие слова замерли на кончике языка. Сколько же в его тёмных, как сама Тьма, глазах было тревоги, страха… Губы сжаты в тонкую линию, словно он пытался сдержать рвущийся наружу гнев.

Что бы изменилось, если бы он сказал? Что бы я смогла изменить? Какими бы были мои последние недели жизни? В ожидании приближающейся гибели?

– Да! Не волнуйся, – мягко, насколько позволяла ситуация, ответила я, улыбнувшись. – Благодаря… родовым артефактам Оремов, Химе и моему врождённому везению. Но меня очень волнует, что всё это значит?

– Меня тоже! – воскликнул летящий на меня ректор Корайс. – Это уже ни в какие ворота… Сначала прорыв во дворе Академии. Теперь это? Куда смотрит Теневая стража, и за что ей жалование из казны выдают?

О! Таким разъярённым, совершенно не подбирающим выражений в присутствии студентов и персонала, я ректора ещё не видела. Видимо, его ситуация с прорывами обеспокоила чересчур сильно.

«Яв-ав!» – согласилась с ним Хима, выплюнув руку недавноупокоенного несчастного. Рука живописно плюхнулась в грязь недалеко от моей ноги, ветер мгновенно подхватил выедающий глаза аромат и понес меж рядами студентов первого курса некромантии.

– Ох ты ж, дохлый бес… – выругался кто-то.

Но в остальном, вели они себя сдержанно, никого не стошнило, а кто-то даже попытался забрать у Химы трофей. Ну-ну. Удачи, если пальцы лишние.

Химера мои подозрения оправдала, а некроманты быстренько ретировались и спрятались за спину наставника.

– Ректор Корайс, вам не кажется, что подобные разговоры не для общественного обсуждения? – сдержанно и холодно напомнил Вил о том, что некоторые вещи не стоит выносить на общее обозрение.

В этом я его поддерживала. Как-то мне не очень хотелось, чтобы все узнали о цели моего рождения, близком конце света и моей в этом всём роли.

Ректор бросил на меня быстрый взгляд, похоже, подумал о том же и, резко развернувшись к своим студентам, скомандовал:

– Брысь учить заклинания подчинения крупной полуразумной нежити!

– А тренироваться на ком? – осторожно уточнила сухонькая девушка, прижимая к груди книжку.

– Может…

– Идена трогать не смейте… – строго приказал ректор. – А остальных лентяев можете погонять по Академии. Пусть не расслабляются и работают. Вон все!

Я мысленно посочувствовала призракам Академии и мгновенно забыла о них, стоило присоединиться к нашей компании принцу. Зеваки и спешащие на помощь преподаватели бурно обсуждали произошедшее.

– Давайте оставим их здесь наводить порядок. Без нас! – предложил его высочество.

Его идею поддержали все.

Запахло грозой, открылся портал, и мы впятером, включая Химу, покинули Академическое кладбище.

И оказались в гостиной дома Оремов.

– Здесь нам никто не помешает! Присаживайтесь и чувствуйте себя как дома.

Я присела на край дивана, и химера мгновенно ткнулась носом в мои ладони. Отчего мне стало снова не по себе. Ректор и принц заняли кресла, и только Орем продолжал стоять на месте.

– Никаких следов, – пробормотал принц, вернувшись к теме обсуждения. – Словно установили связь с кем-то… с той стороны. Это даже не прорыв был, а… односторонний портал.

– Мин-нуточку, – пробормотала я, чувствуя, как холодеют пальцы и немеют губы. – То есть… просто решили мне светлого дня пожелать? Или тёмного? Или какого там?... Чёрт!

– Меня больше интересует, как они тебя нашли? – поморщился второй принц королевства Риогорн. – Не такое уж и простое задание, учитывая, что висит у тебя на шее!

Я рефлекторно взглянула на медальон, надетый на меня Вилом совсем недавно, и неосознанно прикрыла его рукой. Открыла рот, чтобы сказать, что понятия не имею, но тут же захлопнула. Хима ластилась ко тьме во мне. А кто сказал, что по ту сторону никто не может чувствовать эту тьму? Ведь с каждым днем она сильнее. А на пятый день моего совершеннолетия… Возможно, именно так устанавливается связь через Врата? А огонь во мне должен прожечь Грань миров?

Голова закружилась на миг. Но я быстро взяла себя в руки, несмотря на то, что хотелось передёрнуть плечами, дабы избавиться от пробравшего меня озноба.

– Что ты хотела сказать? – не дождавшись моего предположения, решил уточнить ректор.

– Глупость. Подумала и поняла, что глупость… – опустив взгляд, соврала я. – Пока всё очень непонятно, думаю, стоит разобраться с тем, что понять будет проще. Схема тёмных потоков в замке над морем. В том самом замке, куда меня притащила леди Этельверг, и где я… – от воспоминания голос сел, и даже почудилось, что я снова слышу крик Шерринга и чую вонь горелой плоти. Но я резко откашлялась и продолжила. – На полу был рисунок, очень похожий на то, что у вас в кабинете на потолке, – кивнула я ректору Корайсу. – Красный только…

– Очень мило вот так узнавать, что студенты шастают по моему кабинету. Похоже, пора навешивать защиту, пока из моего кабинета не сделали проходной двор.

– Сейчас не время это обсуждать! – напрягся принц.

– Почему ты мне раньше не сказала? – процедил Вилмар.

– Ты не хотел слушать, когда я пыталась! – стараясь не смотреть на Орема, огрызнулась я. Но продолжила уже для всех. – В книге по кровавым ритуалам, которую мы с леди Орем нашли в архиве…

– То есть вы всё же шастали и вынюхивали… и она мне врала, когда доказывала, что вы отношения никакого ко всему этому не имеете?!

Кажется, Лендии всё же влетит. Даже от почти женатого принца.

– Что-то вроде этого, – кивнула я, отводя взгляд столь старательно, что уже дырку в шторе просверлила взглядом. – Это уже не так и важно. И могли бы вы меня не перебивать. Я и так… путаюсь. В общем, в той книге написано, что Врата в центре Солнца. Или как-то так… На пересечении тёмных и светлых потоков. Мне кажется, что стоит соединить схемы, нанести на карту королевства, и мы… узнаем хоть что-то уже.

Долгие секунды молчания, в которые каждый присутствующий в комнате пытался сложить и систематизировать то, что я сказала.

– Я за схемой, – первым сказал Вил. – К слову, карта со схемой светлых потоков у меня в кабинете.

– Отлично! Ч-чёрт! Не отлично. Мне во дворец нужно, – поморщившись, покаялся принц.

– А я никуда не спешу. Подожду вас всех вместе с Ришей.

Запах грозы смешался с запахом магии принца. И спустя мгновение мы с ректором остались наедине.

– Ну а теперь ты мне расскажешь, что на самом деле пришло тебе в голову, и почему ты даже при таком ограниченном числе людей не захотела озвучить свои догадки?

– Как думаете, у меня есть шанс остаться в живых? – вместо ответа спросила я, глядя на свои сцепленные в замок пальцы. – Или все эти метания – глупость и наивность? Всё равно… мне не выжить.

Ректор Корайс нахмурился, после поморщился и ответил, сделав единственно правильные выводы:

– Не язык, а помело. Промолчать совсем никак не мог, – ректор вздохнул и добавил. – Думаю, что рано ставить на себе крест и сдаваться, Риша. Все мы когда-то там окажемся, но ведь это не повод переезжать в склеп? И вообще, ты молода и красива, а мы ещё не сталкивались с таким парадоксом в магической энергии, как у тебя. Потому – надеемся на лучшее.

– Готовимся к худшему, – мрачно добавила я. – Почему вы мне сразу ничего не рассказали? Оба промолчали ведь!

– Ну… А что рассказывать? Что мы думаем, подозреваем, но точно не уверены, и пока это не случится, уверены не будем… а потом тебе оно нужно будет? В любом случае – рассматривать это стоит как свершившийся факт!

Убедил. Учитывая, что я размышляла как-то в таком же ключе. И если с такой стороны смотреть, то действительно – пока рановато паниковать.

Я чуть расслабилась и даже откинулась на спинку кресла.

– Я всё не решалась у вас спросить… – начала я и закусила губу. – Вы знали моего отца… лично? Или… ладно. Глупости.

– Знал, – ответил ректор неожиданно. Неожиданно, потому как я сама не уверена была, что хочу слышать то, что он сейчас мог сказать. – Мы поступили в Академию магических искусств в год пятьсот сорок седьмой от восхода золотого дракона на престол. Он на факультет боевой магии, я – некромантии… Честно, по сегодняшний день я не понимаю, как случилось, что он встал на тёмную сторону. Я не помню за ним ни честолюбия, ни жажды навредить… Он чем-то очень похож на лорда Орема. Такой же идеалист в поисках справедливости. Потому я до последнего не верил, что он причастен…

Я проглотила липкий густой ком в горле. Пальцы задрожали, и я тут же сжала руки в кулаки.

– А может… может же быть… что всё не совсем так… может, это дурман, внушение, ментальное влияние… – охрипнув и страшась и пошевелиться, начала я, даже не понимая, как правильно оформить в слова свою догадку.

– Нет, Риш. Не может. Я лично разговаривал с ним, прежде… чем всё закончилось в прошлый раз. И лично закрывал прорыв. Он не пытался оправдаться. Твой отец признался, что всё сделал сам. Твоя мать просила защиты в обмен на сведенья о его местонахождении… И я был одним из последних, кто видел его в нашем мире.

Это было болезненно. Но, в принципе, не неожиданно. Интересно, а что он сам бы сказал… А ведь я могу у него спросить. У меня ведь есть его письмо. Вот только ответит ли он, если к финалу осталось так мало времени?

– Что опять надумала? – спросил ректор.

А я стушевалась, но быстро взяла себя в руки и сказала то, что в принципе собиралась не рассказывать.

– Я думаю, что всё дело в сочетании магической энергии, – вздохнув и подавшись вперёд, начала я. – В любом случае, это взрыв. Вполне возможно, что именно взрыва и не хватает, чтобы разорвать грань миров настолько, чтобы Владыка мог пройти в наш мир. И тёмная часть моего дара… как магнит. Она притягивает порождения Изнанки. Хима, опять же…

Я кивнула на растянувшуюся посреди комнаты химеру, активно стучащую скорпионьим хвостом по полу.

Глаза ректора Корайса сузились, после расширились, словно он додумал то, до чего не додумалась я. Но мне ничего не сказал.

– Возможно, ты права! – пробормотал он. – Нужно поставить опыты…

Треснуло пространство, и в комнате открылся зев лилового портала.

– А ведь я тоже видел схему, – хмыкнул Орем, проходя в гостиную. Он был доволен и немного взвинчен, как и ректор. И только у меня настроение портилось всё больше с каждой минутой. А в груди поселилось дурное предчувствие. А мои дурные предчувствия всегда оправданны. – И почему-то всё это время не мог припомнить, где именно. Правда, она немного пострадала во время… пожара, – Вил бросил на меня осторожный испытующий взгляд, но я сделала вид, что от этих слов у меня внутри не перевернулось всё вверх дном. – Но в остальном – думаю, что мы очень близки к разгадке.

– Дай Свет! – проворчал ректор, направляясь к двери. – Уже порядком надоело ходить вокруг да около с завязанными глазами. Чего ждём? Идём посмотрим, что нам даст наша находка?!

Я отмерла и вскочила на ноги, а за мной сорвалась с места и Хима.

Уже в кабинете меня охватил мандраж. А если эта находка ничего не даст? Хотя с другой стороны, ведь это место должны же были найти. Такова цель этих подсказок.

Орем вытащил из кармана артефакт, очень похожий на тот, которым считал картинку схемы светлых потоков, и активировал его, направив на карту.

Словно кровавые реки, по карте поползли потоки тёмной энергии. Мы смотрели, не проронив ни слова. Кажется, даже не дыша. Наблюдали за тем, как создается сетка, пересекается со светлыми потоками, со светлячками-прорывами... мгновение. Артефакт потух, а мы так и остались стоять, не решаясь проронить ни слова.

– Хм… в центре солнца, говорите? – откашлявшись уточнил ректор в привычной своей манере. – Скажите, что мне мерещится, и вы видите совершенно другую картинку!

Вил скрипнул зубами и процедил:

– Увы, или мерещится нам обоим, или… – лорд-начальник Теневой стражи перевёл взгляд с ректора на меня, и я замерла, понимая: предчувствие меня не обмануло. – Врата в королевском дворце.

***

– ...Празднования в честь ночи Двенадцати лун нужно отменить! – предложил Эргель, стоя ровно на том же месте, то есть у самого входа, что и полчаса тому, когда явился с важными известиями ректору, о которых успешно забыл, уловив суть нашего спора.

– И как мы объясним это высокородным гостям? – возмутился принц, всё ещё разглядывая карту и надеясь, что королевский дворец на перекрёстке потоков рассосётся сам собой. – Думаете, стоит трезвонить о том, что во дворце скоро будет резиденция Изнанки? И... как ни крути, но посольство с моей... прости Свет, невестой явиться изволит. Что мы им скажем? Передумали? Приезжайте попозже? Я даже не знаю, чего боюсь больше – конца Света или реакции короля Телевии...

– Риша на праздник просто не пойдёт. Мы обеспечим её безопасность... – жёстко отрезал Вилмар. – Она останется здесь...

– И мы никогда не отловим членов этого тёмного ордена, – перебил его ректор Корайс. – Так и будем гоняться за ними ещё лет... много. Как видишь, просто помешать им – не вариант. Они возвращаются. Становятся умнее, осторожнее, и вообще… – ректор бросил на меня короткий взгляд и все додумали окончание фразы.

– А по-вашему, лучше самолично уложить её в пентаграмму и предложить провести ритуал. Это дурость – тащить её во дворец, зная, что... кхм...

– Магистр Корайс прав, – нехотя согласился его высочество. – Если сейчас их вспугнуть то…

– НЕТ! Речи быть не может…

– А меня никто спрашивать не собирается? – тихо прошелестела я, почёсывая за ухом порыкивающую Химу.

Вот уже полчаса они не могли договориться, что делать дальше. Не помог решить проблему и прибывший очень вовремя Эргель. Вот только никто не поинтересовался моим мнением насчёт дальнейших планов и действий. А я, как ни крути, а не самая последняя фигура в этой игре.

– Я не хочу отсиживаться в стороне, – всё так же тихо, но непреклонно добавила я, когда гомон в комнате стих. – Это… меня касается в самую первую очередь. С меня всё началось. Мной и закончиться должно.

– И думать не смей! – процедил злой, вмиг побледневший Вил. – Я не разрешаю!

– А я и не спрашивала разрешения, – пожала я плечами, снова опустив взгляд, потому как смотреть в его глаза просто не было сил. – Ты, по сути, мне не муж. Даже не жених, потому как я не давала согласия стать твоей женой. Я не представлена королю как кандидатка на место леди Орем… И я с недавних пор совершеннолетняя… А значит, и решать могу сама. Без твоих наставлений и разрешений.

В комнате стало совсем тихо, только дождь снова зашелестел, постучался в окно... Химера, насторожившись, перестала вилять длинным скорпионьим хвостом и даже дышать, кажется, перестала.

Скрип зубов лорда-начальника Теневой стражи не услышал только глухой.

– Прости, если я посмел влезть в твоё личное пространство, – прошипел он. И мне стало страшно. По-настоящему страшно.

А что если… вот так всё и закончится. Если завтра меня не станет – он запомнит только этот скандал и вздорную девицу, посмевшую перечить Вилмару Орему.

В горле встал ком.

Но поднять взгляд на него я так и не решилась.

– Не стоит отменять праздник. Наоборот. Пусть будет гулянье, веселье. Музыка и танцы. И Теневая стража в каждом углу, каждой щели, с каждым подносом и дудкой…

– Если мы заблаговременно отыщем Врата и усилим стражей дворец… – начал Эр, но мгновенно заткнулся, стоило Вилмару на него взглянуть.

– И если смотреть в оба, не выпускать не-леди Кор из виду… – принц, похоже, не особо реагировал на гнев лорда Орема. – На живца?

Вил резко выдохнул, развернулся и вылетел из комнаты, грохнув дверью так, что задрожали окна.

У меня мурашки по коже побежали.

– Он волнуется о твоей безопасности, Риш. Очень волнуется, – проронил Эргель, глядя, как ещё колышутся шторы на окнах.

– Но ведь так… не получится. Он сам прекрасно понимает, что не получится меня прятать. Судьба находит нас всегда, где бы мы ни были и как бы ни старались спрятаться.

– Не поспоришь, – хмыкнул Корайс.

– Ар! Мне опять пора, – просвистел принц, подскочив на месте, как ужаленный. – Его величество наградили меня ошейником, дабы не сбежал, – продемонстрировал он массивный перстень с кроваво-красным камнем. – И теперь дёргает меня по поводу и без повода. Ай, чёрт! Срочно вызывает. Прошу меня простить.

Запахло снегом и морозом, даже защипало кончик носа. Принц удалился. А за ним откланялись и ректор, и Эр. Оставили меня в одиночестве бояться, грустить, терзаться сомнениями…

Дверь снова отворилась, и я встрепенулась. Неужели Вил вернулся? Но нет, в комнату проскользнула Эттель и сообщила, что готова горячая ванна и ужин в моей комнате. А лорд велел передать, что у него сегодня много неотложных и важных дел, и, скорее всего, задержится он до поздней ночи.

Впрочем, я не удивилась, услышав это. Вилмар зол. Очень зол на меня, и справедливо. Но я ничего не могла поделать.

Для меня нет иного выхода. Если и суждено умереть, то не прячась под кроватью в своей комнате.

Я поднялась с дивана, вышла в коридор, позвав с собой Химу, свернула в комнаты, которые мне были выделены как личные покои будущей леди Орем. Ненадолго… Боги, почему всё так несправедливо и недолго?!

На глаза набежали слёзы, но я быстро справилась с нахлынувшими чувствами.

– Вы можете быть свободны, Эттель. С ванной и одеждой я справлюсь сама.

– Как пожелаете, леди Кор, – откланялась Эттель, а я даже не нашла в себе сил её поправить.

– Место! – скомандовала я Химе.

И та, мгновенно влетев в комнату, набросилась на стол. Скребла его когтями, грызла и жутко рычала при этом.

– Ты чего? Сядь! Сидеть, кому говорю! – охрипшим голосом командовала я.

И химера, рыча и щерясь, отошла от стола, но всё ещё не спускала с него взгляда своих жутковатых змеиных глаз.

Я приблизилась к столу, пытаясь понять, что такого там было, что Хима снова сошла с ума.

Как тогда. В зверинце… Я выдвинула ящик и увидела всего-то свою котомку. Что там такого могло быть, чтобы химера бросалась на него, как полоумная.

И тут до меня дошло. Письмо отца. Вот что разозлило Химу. А может быть так, что она чувствовала, чьей рукой – или магией – оно было создано? Потому злилась?

М-да… Ведь может же быть так, что моя зверушка его знала?

Я вытащила письмо из котомки, – и Хима и вовсе с ума сошла.

– Сидеть! – рявкнула я, ощущая уже привычный холод в кончиках пальцев. Капля магии, немножко Изнанки.

И химера, щерясь и тяжело дыша, повиновалась.

Я развернула пустой лист и, выудив ручку из сумки, написала: “Я желаю с вами встретиться”.

Одна-единственная строчка, а внутри всё замерло, затянулся тугой узел страха и напряжения. А если он не отпишется? А если он даже не прочтёт? Что ему до меня?

Долгие мгновения лист оставался пустым. Я не моргала даже, чтобы не пропустить мгновение, когда появится его ответ. Надеялась, что появится.

“Королевский сад. Послезавтра. После вальса короля и королевы”.

Я резко выдохнула. Ну вот. Правду говорила Минси – ничего нет хуже неизвестности. Имея знания – можешь принимать решения.

И я своё уже приняла!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю