332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Елена Гуйда » Айрин. Пламя во тьме (СИ) » Текст книги (страница 1)
Айрин. Пламя во тьме (СИ)
  • Текст добавлен: 30 декабря 2020, 12:30

Текст книги "Айрин. Пламя во тьме (СИ)"


Автор книги: Елена Гуйда






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 14 страниц) [доступный отрывок для чтения: 5 страниц]

Елена Гуйда
Айрин. Пламя во тьме.

ГЛАВА 1

– …Оттого атакующие заклинания – быстрый, но мощный выброс магической энергии. Опасны тем, что в стрессовой ситуации, при недостаточном контроле над резервом, можно перестараться и… хлопнуться в обморок. Или даже… отправиться на Изнанку.

– Отлично, студентка Кор! – похвалил меня магистр Дейрем, и я позволила себе чуть расслабиться. Даже перевела дыхание и робко улыбнулась.

Пусть теория защитных и атакующих заклинаний был самый последний экзамен, и я уже вроде как и привыкла к этому нервозному состоянию. И магистр Дейрем замечательный преподаватель… всё равно не заикаться и не запинаться мне стоило больших усилий.

Причиной тому было то, что вместе с теорией мы должны сдавать и практику. Притом сразу же. Даже в аудитории поставили мощный купол-защиту, дабы мы ничего не разнесли.

Соответственно и количество преподавателей на одного студента было подавляюще. Настолько подавляюще, что экзаменуемые едва могли два слова в кучу связать, заикаясь под пристальными взглядами четырёх пар глаз.

– А что вы можете сказать о защитных заклинаниях? – спросила сухощавая преподавательница теории и практики защитных заклинаний магистр Селестия Риверс. – Если вам понадобится поставить защитный купол, к примеру, как лучше распределить магические потоки?

Я откровенно улыбнулась. Это был простой вопрос. Явно для того, чтобы я случайно не запуталась и не ответила неправильно. Несмотря на всю свою доброту и сердобольность, магистр Риверс твёрдо верила, что девушкам на факультете боевой магии – не место. Увы, переубедить её не получалось ни у кого. И только моё страдальческое – «так решил ректор Корайс» слегка её смягчило. Кажется, она даже прониклась всей трагичностью сложившейся ситуации. А после получасовых стенаний о том, что «этот некромант проклятый» перепортит все ценные и способные кадры, я стала чуть ли не её любимицей. Мне делали поблажки. Почти не проверяли домашние задания. Что меня лично доводило до бешенства. Но лучше уж так, чем прошение об отчислении от преподавателя Академии. Мне оставалось только учить больше и яростней. И оставалось тайной, что же сама-то миссис Риверс забыла на таком неподходящем для девушек факультете. Ведь не просто же так она тридцать восемь лет служила в охране личных покоев её монаршего величества… правда, поговаривали, что причиной тому – талант магистра Риверс к игре в бридж и ещё студенческая дружба с королевой-матерью. Но это уже несущественные подробности.

– Нужно распределить магические потоки и резерв так, чтобы время удерживания защитного заклинания и плотность купола были максимальны. Для этого нужно сократить радиус…

– Отлично! Просто замечательно! – расплылась в счастливой улыбке магистр Риверс, полагавшая доселе, что я и двух слов связать толком не могу.

Впрочем, на её занятиях я и не могла. Потому как стоило мне открыть рот, как магистр тут же обрывала меня на полуслове, громко хвалила и делала вид, что меня нет. До конца пары так точно.

– Думаю, студентка Кор хотела ещё что-то сказать! – флегматично листая какую-то книгу в потёртом кожаном переплёте, заметил магистр Корайс. Сидевший в самом конце преподавательского стола рядом с каким-то мужчиной в серебристом костюме, который на всё происходящее смотрел с ленцой и сонливым прищуром. Словно его сюда силой загнали и велели издеваться… хм… то есть испытывать студентов до последней капли… знаний.

– А мне кажется, что она сказала достаточно, чтобы получить свою заслуженную оценку! – решила заступиться за мои глубочайшие познания преподавательница, подпрыгнув на месте от негодования.

Это она зря. Ректора даже лорд-начальник Теневой стражи переспорить пока не смог. Так что… зря она.

– Это вам так кажется, – даже не взглянув на покрасневшую до бордовых пятен престарелую дамочку, парировал ректор. – А я как администрация нашего учебного заведения хочу услышать, для чего студентка Кор набрала столько воздуха в лёгкие.

– Вы издеваетесь над девочкой! – взвизгнула магистр Риверс.

– Пожалуйтесь королеве. Это у вас всегда отлично получалось.

– Вы… Вы… Вы… – задыхаясь, подбирала слова преподаватель защитных заклинаний. И я уже всерьёз забеспокоилась, что её может хватить удар. Всё же дама в возрасте. Хоть и маг.

– Я вам предложил самый правильный вариант развития событий. Не срывайте испытание студентам.

Как ни странно, но более ни один преподаватель за всю эту перепалку не отрыл и рта. Что наводило на мысли, что магистра Риверс в принципе не очень любили в Академии. Только с серебряноволосого слетела сонливость и выражение лица стало… ну с таким обычно петушиные бои смотрят.

– Я этого так не оставлю! – взвизгнула преподавательница, вскочив со стула и с грохотом его перевернув. Притом грохот мне показался просто оглушающим.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍– Да-да. Я уже понял! – кивнул ректор, отложив, наконец, свою книгу и подняв взгляд на яростно возмущающуюся даму. – Вы, если не планируете продолжить принимать экзамен, то ведите себя потише. Мы всё ещё жаждем услышать студентку Кор.

Этого магистр Риверс стерпеть уже не могла. Или, может, не очень и хотела. Подхватив свой ридикюль, она опрометью вылетела из аудитории, громко хлопнув дверью.

Представляю лица моих сокурсников в этот момент. Скажут, что я во всём виновата. Точно вам говорю!

В аудитории повисла просто-таки оглушающая тишина. Ошарашенная, если сказать правильней. Только маг в серебристом костюме снова начал дремать. Странновато для столь раннего возраста всё время спать. Может, он болеет? В этот миг маг хмыкнул и бросил на меня странный, немного злой взгляд. Но так же быстро утратил интерес к моей персоне снова.

– Может, вы зря с ней так? – робко подал голос магистр Дейрем. Подобная робость ему в принципе не свойственна. – Всё же протеже её величества…

– Не беспокойтесь, магистр, – отмахнулся ректор. – Полагаю, Академия от её увольнения только выиграет. Я уже устал оттого, что в монарших пенатах знают о нашем учебном заведении больше, чем в кабинете ректора. Кор! Ты чего ещё стоишь тут? Иди! Сдала! Молодчина! Поздравляю. Много не пей.

Как – сдала?

Уже сдала?!

– А как же практика? – пробормотала я, не очень-то веря в своё везение и немного растерявшись от резкой смены обсуждаемой персоны.

– А практику, студентка Кор, у вас примет ваш наставник лично! Его настоятельная просьба, к слову! – ехидно улыбнувшись, донёс до меня неожиданное распоряжение ректор. – Он как раз завтра обещался вернуться к своим обязанностям.

После этих слов я густо покраснела и, вцепившись в свой лист успеваемости – вылетела из аудитории. Уже у самой двери пробормотав скупое: «Спасибо!»

Проклятье. Вот только намёков на мою личную жизнь мне не хватало! Хотя смущалась я ровно до того момента, пока не попала в коридор, набитый студентами, синеющими и зеленеющими от волнения.

В груди разлилось тепло и радость. Оттого, что я уже практически сдала первую в своей жизни сессию. А ещё впервые за последний месяц увижусь с Вилом.

– Ты чего такая потерянная? – сбив меня с мысли, налетел Стеф, всё ещё ожидающий своей очереди и молящийся всем известным богам, чтобы ему попался один из тех пяти билетов, что он таки выучил. – Не сдала, что ли? Это всё Риверс? Грымза старая. Она мне с первого дня не нравилась. Я говорил тебе, что от неё ещё будут проблемы?!

– Не! – мотнула я головой, пока он не напридумывал непонятно чего и не обвинил милейшую старушку во всех известных миру преступлениях. – Сдала я. На «отлично»! Осталось практические сдать. Орему.

Кто-то в коридоре тяжело вздохнул. В толпе целительниц, ожидающих очереди в свою аудиторию – пробормотали что-то злое, приправленное завистью. А я улыбнулась.

– Сочувствую! – вздохнул Стефан.

– Да ладно! Это чуть-чуть сложнее, чем Корайсу! Иди уже. А то они там состарятся, пока ты соберёшься с силами.

Стеф тяжело вдохнул и взялся за ручку, всё ещё настраиваясь на нужный лад. В общем, я решила ему помочь и быстро толкнула дверь плечом. Стеф, видимо, такой подлянки от меня не ожидал. Как, впрочем, и я не ожидала, что инерция его втянет в аудиторию под удивлённые взгляды комиссии.

Ой! Что-то мне подсказывает, что добрый друг мне ещё припомнит этот момент.

***

– Сдала! – не спросил, а констатировал, высунувший голову из потолка Иден. Сейчас он изображал из себя летучую мышь, свесившись вниз головой и сложив руки на груди. – Идём тренироваться! Завтра практику сдавать. И я… со вчерашней недели только у целителей питаюсь. Корайс меня опять голодом морит. Развеюсь от недоедания не сегодня-завтра.

– Так ты знал? – почему-то совершенно не удивившись, но жутко расстроившись, спросила я.

– За кого ты меня принимаешь? – возмутился Иден, изобразив обиженного и оскорблённого. – Конечно же, знал! Я же призрак Академии!

– И мне ничего не сказал… – теперь была моя очередь дуться на призрака.

– Личный запрет ректора. А я пока нежить и ослушаться некроманта… сложновато слегка. И не надо на меня так смотреть. Извиняться не буду.

– Ну тогда и кормить тебя будут... целители! – скрестив руки на груди, обрадовала я призрака Академии. Он оценил, но не сдался. – Я тебя, между прочим, всегда самым близким другом считала!

– Вот не надо мне тут на совесть давить! – Иден соскользнул с потолка и встал ровно напротив меня. – У меня её нет. И вообще, это должно было быть сюрпризом. Если бы ты изначально знала, что у тебя будет принимать экзамен тот, кто… хм… в общем, он не о знаниях твоих больше волнуется, а о том, какое на тебе там белье надето!

– Иден! – прошипела я, покраснев и воровато оглядевшись и убедившись, что никто не услышал или не обратил внимания на его слова. – Мне меньше всего нужны такие слухи.

– Слухи страшная штука. Они расползаются, как лесной пожар, Искра! – патетично задрав палец к потолку, изрёк призрак, шествуя в сторону лестницы. И мне ничего другого не оставалось, как последовать за ним. – Тебе вряд ли удастся от них прятаться долго. Кто-то что-то заметит, кто-то – услышит, кто-то придумает! Так что – выходи за него замуж, если не хочешь слухов. О жёнах не судачат. О любовницах… сама знаешь!

Я снова густо покраснела. Хотя, казалось бы, куда больше?

Иден был прав во всём. Мне только такой славы и не хватало до полного счастья. И так… Единственная девушка на мужском факультете. За эти два месяца сдружилась с одногруппниками. Почти со всеми. И с преподавателями, в принципе, тоже конфликтов не имела. В зачётке одна оценка “хорошо”, да и то по истории королевства. В общем, спит со всеми подряд. Именно такие слухи ползли из общежития по всей Академии. И я уже даже подозревала, от кого именно.

Ведь не нужно заглядывать девице под одеяло, чтобы ославить её на всю Академию.

А у меня слишком нестабильный дар, чтобы выдерживать насмешки, издёвки и косые взгляды. И что-то мне подсказывает, что подруги той же Немейи Ривс не упустят шанса меня задеть. Благо сама целительница, побывав на грани исключения, стала тише воды, ниже травы. Правда, любви ко мне всё равно не добавилось.

Да и в принципе отношения между преподавателем и студенткой не одобряются ни администрацией, ни Ковеном магов. И если мне ничего за это не будет, то Вилу…

Остаётся надеяться на эксцентричность нашего ректора. У него точно уж на всё свой взгляд и отличное от общества мнение. Ведь кто-кто, а он уж точно, мягко говоря, догадывается о своеобразном отношении Вилмара Орема к Айрин Кор.

К добру или худу, и сам Орем в последние два месяца больше отсутствовал, чем находился в стенах нашего учебного заведения. Виделись мы редко и больше за ужином в его доме. Что вроде и неплохо, потому как его горящий взгляд меня и завораживал и пугал одновременно. С одной стороны, мне было хорошо с ним, с другой – пугало то, как далеко могут зайти просто поцелуи…

Так что его отсутствие позволяло и мне тоже собраться с силами и мыслями. Объяснял он свои длительные отлучки коротким – «воля монарха». Мне это сложно понять. Но своё мнение женщине порой лучше оставить при себе.

В любом случае, пока удавалось скрыть нашу связь. Надеюсь, что и в будущем у некоторых болтливых призраков язык станет покороче.

– Слушай, давай встретимся через несколько часов, – предложила я призраку уже на крыльце Академии. – Загляну в зверинец ненадолго.

– Всё ещё надеешься сделать из своей химеры нечто воспитанное? Это бессмысленно. Она воспринимает всех, кроме тебя, как пищу. И ты это вряд ли сможешь изменить. Химеры преданны, но не поддаются воспитанию.

Я упрямо поджала губы и ответила, как и сто раз до сего дня:

– Всегда есть исключения. Иначе не существовало бы правил, – и дабы Иден снова не пустился в разглагольствования и разъяснения, резко развернулась на каблуках и рванула в сторону академического зверинца.

Благо само привидение отправилось по своим собственным делам.

Но едва я перебежала парк, как мне наперерез выбежал молодой парень, судя по костюму – студент-артефактор. На груди его красовался серебряный значок четверокурсника. Оставалось только гадать, что именно умудрился натворить уже бывалый студент самого флегматичного факультета, что его наказали и поставили посыльным. Сам студент выглядел так, словно его по периметру столицы раз пять прогнали. Светлые волосы растрепались, а очки сползли на кончик носа.

– Кор! Стой! Ищу тебя битый час уже, – запыхавшись и силясь выровнять дыхание, махнул он рукой и согнулся пополам, уперевшись руками в колени.

Вот что значит отсутствие физической подготовки. У нас, благодаря Эру, таких проблем не было. Зато были иные. От синяков уже даже мамина мазь не спасает. А это только азы боя на условных мечах. Условных потому, что заменяли их палки. И я даже представить боюсь, что будет, если мне дадут пусть и тупое, но железное оружие в руки. И от палки руки немеют… Эх…

– Зачем? – подождав, пока артефактор придёт в себя, спросила я.

– Письмо тебе! – он сунул руку в сумку, висевшую на левом плече, и вытащил жёлтый конверт. – Ч-ч-чёрт! Какой-то он… словно разрядами шибает…

Вот как? И это он мне принёс этот конверт? Чтобы ещё и меня “пошибало”?

– Знаешь, а неси-ка ты его туда, откуда оно пришло. То есть отправь с почтовыми потоками… – хотела сказать «к Тёмному», но вовремя исправилась и сказала, как и полагается: – ...отправителю.

– Не могу! – мотнул головой студент. – Из реквизитов отправителя только печать! Так что получи, а потом делай что хочешь с ним.

Ч-ч-чёрт! И вот что делать? Такие письма пока не вручишь лично адресату, покоя не дадут. Некоторые – звенят противно, некоторые шибают молниями, а некоторые – могут и высасывать из почтальона силы. И кто знает, что именно накручено в этом самом письмеце.

Проклятье!

– Давай! – протянула я руку и впервые пожалела, что не прихватила утром перчатки.

Хоть кто ж знал? Осень ещё совсем ранняя, скорее жарко, чем холодно.

На ладонь лёг конверт с надписью «Студентке факультета боевой магии Редвержской Академии магических искусств Айрин Кор». И снова в животе свернулось дурное предчувствие. Он и правда кололся, словно мелкими разрядами. И вообще, совсем мне не нравился. Но всё равно я сунула его в котомку. Потом сожгу. Точно сожгу… Наверное…

– Светлого дня, Кор! – потеряв ко мне всякий интерес, махнул рукой на прощанье студент, которого я даже по имени не знаю.

– И тебе… – пробормотала я в ответ.

Вот чувствует моё сердце, что не к добру это письмецо. Точно вам говорю.

Но что поделать?! Здравомыслие зачастую отступает перед женским любопытством.

ГЛАВА 2

Академический зверинец встретил меня криками и возмущениями. Как, впрочем, и всегда.

– …А чтоб тебя Изнанка засосала, тварь нечестивая! – изрыгал проклятия смотритель зверинца, тыкая палкой между прутьев и пытаясь чего-то там достать.

В ответ на это ламия высунула длинный змеиный язык, почти достав до носа мужчины, и звонко рассмеялась.

– Зайди и забери! – пропела она, а господин Унорс выругался так витиевато и замысловато, что даже слышавшая всякое я впечатлилась.

Вообще, полудева-полузмея хоть и выглядела, пусть и по пояс, как женщина, но была больше зверем, чем человеком.

Правда, что скрывать – человеческая её часть была невероятно красива. И так же уродлива – змеиная. А может, это сыграла злую шутку моя личная неприязнь к гадам ползучим. Ненавижу змей.

И пусть ламия умела говорить, но причислялась именно к опасной неразумной нечисти. На этих тварях хорошо отрабатывать ловкость. Так Эргель говорит. Но как по мне, устойчивость к женским чарам на них отрабатывать ещё лучше. В первую очередь потому, что, как и любая неразумная нечисть – они не признавали одежды. В общем, представляете, как у нас теперь ребята относятся к наглядной бестиологии?

– О, Ришечка! – наконец заметил меня смотритель зверинца. – Весёлая. Сдала?

– Ага! – улыбнулась я.

– Поздравляю! Я в тебе и не сомневался.

– Спасибо! – и мотнув головой в сторону извивающейся лимии, спросила: – Что она опять у вас стащила?

Это была… игра, наверное – ламия каждый день умудрялась стащить что-либо у смотрителя, а он потом с ругательствами и проклятиями возвращал украденное. И так ежедневно. Что-то мне подсказывает, что, несмотря на все бранные слова, господин Унорс тоже получал некоторое удовольствие от этой игры.

– «Искры танцуют во тьме. Он придёт. Владыка с Изнанки стучится во врата. Пламя осветит ему путь», – завела свою любимую считалочку ламия, припав к прутьям и позабыв о сворованной шляпе смотрителя.

А у меня по коже прошёл уже привычный холодок. Каждый раз, когда я приходила, она повторяла эти слова. Всегда одинаково. Всегда с каким-то особым злорадным смешком и придыханием на слове «Владыка». И мне хотелось бежать куда подальше со всех ног.

Эта считалочка была лично для меня. Но понимала это только я. Или это паранойя? Свет и Тьма! Я с ума сойду.

А ведь уже подумалось, что все кошмары остались в прошлом. Шерринг мёртв. Леди Этельверг – бежала из королевства или затаилась настолько, что даже лучшие ищейки королевства не могут её найти. А от них, к слову, не сбегал ранее никто. Ну или так принято считать. Единственное письмо от отца… да, может, оно вообще просто Шеррингом на ходу придумано, чтобы испортить мне жизнь. И только перстень со странным камнем до сих пор валяется у меня в ящике стола. Никак не могу решить, что с ним делать. Надо было выбросить его сразу. Ну или продать. Рука пока не поднималась.

Оборвалась и цепочка странных убийств. Правда, колебания магического фона не прекратились. Как и прорывы. Вил говорит, что на укрепление границы между мирами нужно время и сильные стихийники, способные работать в паре с некромантами. А они никак не поделят влияние.

Так всегда. За мелкими ссорами мы не видим большой беды.

В общем, я думала, что могу перевести дыхание и жить спокойно. Учиться. Веселиться. Быть просто обычной любимой девушкой…

И тут эта… прости Свет мою душу!

– Опять завела! Пшла вон! – ругнулся господин Унорс, воспользовавшись тем, что ламия отвлеклась, выудил из клетки свою шляпу, встряхнул и снова выругался. – Вот сколько ж она мне вещи портить будет? Завтра же пойду к ректору и попрошу… нет… потребую прибавки к жалованию. Ну подумай, Риш, то шляпа, то перчатки. А вчера даже сапог умудрилась спереть. Ну вот как она это делает?! А? Я тебе сделаю, погань! – и для пущего устрашения смотритель погрозил кулаком.

Правда, на ламию это не произвело никакого впечатления. Она, вцепившись в прутья своей клетки, смотрела на меня немигающим взглядом жёлтых змеиных глаз. С такой ехидной улыбкой, что и мне жутко захотелось съездить ей по демонически красивому лицу.

– Властитель уже у ворот… – оскалилась она.

– Пойду я, господин Унорс, – с трудом сдержавшись, развернулась я спиной к нечисти.

– Иди-иди! Твоя воспитанница опять и крошки в пасть не взяла. Оно хоть и тёмная кровь, а жаль её. Жаль.

Я кивнула и направилась к клетке, где была заключена химера.

«Властитель уже у ворот…»

Чтоб ты подавилась, зараза! Только настроение портить и способна.

Химера и правда была опять не в настроении. Свернулась в дальнем углу, обернувшись скорпионьим хвостом. И даже мой приход восприняла без привычной радости.

Её миска действительно была полной. Хоть ранее Хима вылизывала её до блеска. Странно.

– И что у тебя случилось? – спросила я, присев на корточки.

Я всё ещё боялась её. До зуда в раненой ноге. Но почему-то приходила каждый день просто… чёрт его знает, для чего я ходила сюда. Но всё равно находила время просто посидеть у клетки и поговорить с опасной и пугающей нечистью.

Хима подняла глаза и в тот же миг вскочила сразу на все лапы, ощерилась и оскалилась. Утробно зарычала и бросилась на меня.

От неожиданности и испуга я отскочила назад и только благодаря своей новообретённой физической форме не хлопнулась на пятую точку прямо в тачку с навозом, оставленную господином Унорсом до лучших времен.

– Какого?.. – вырвалось у меня и голос сорвался. По телу прошёл слабый разряд, а химера взревела с новой силой и бросилась на прутья, пытаясь достать до меня скорпионьим хвостом.

Проклятье! Она не вела себя так со времен нашей с ней первой встречи. И какая тварь её укусила сегодня?

– Так бывает. Это же нечисть! – просветил меня магистр Дейрем.

Подкрался он совершенно бесшумно и неожиданно. Сразу чувствуется служба в разведке. Или это я была настолько ошарашена, что не услышала его приближения?

– Она не вела себя так… никогда, – отчего-то меня его слова задели. Хима мне казалась… близкой. Умной даже. Для мелкой нечисти, конечно.

– Айрин, вы слишком идеализируете тёмную сторону! – покачал головой магистр Дейрем, хоть и согласившийся с моими доводами после доклада, но так и не отступивший от своего мнения об Изнанке. – Примите уже догму, что во тьме нет ничего хорошего!

Я кивнула, но осталась при своём мнении. Он прекрасно это понимал и тоже решил не разводить нашу вечную дискуссию.

– Оставим эту тему! – я её, в принципе, и не заводила, но указывать на это не стала. – Я здесь не для этого!

– А для чего же? – спросила я и тут же прикусила язык. Эр бы мне сейчас быстро уши накрутил.

«Если человек приходит к тебе за чем-нибудь – не выказывай интереса. Ты сама же собьёшь цену своей услуги», – мне даже показалось, что слышу его наставления занудным менторским тоном.

Но не поспоришь же – кажется, Эргель, как всегда, был прав. Потому как улыбка, промелькнувшая на лице преподавателя теории боевых заклинаний, была, мягко говоря, очень довольная.

И ответил он далеко не сразу. Словно специально время тянул. Я успела ещё раз отругать себя. Мысленно. И понадеяться, что преподаватель не заметил моего недовольства самой собой.

– Дело в том, Айрин, что ты сегодня стала свидетелем неприглядной перепалки нашего уважаемого ректора и одного из талантливейших преподавателей – магистра Риверс. Поистине, это очень неприятная сцена и точно не предназначена для глаз и ушей студентов, – вздохнул магистр так, словно это его отчитали и выставили за дверь. – Но увы, магистр Корайс не настолько дальновиден…

Боюсь, тут он не прав. Судя по тому, сколько у Селестии Риверс покровителей и какие прочные узы связывают её с короной – иначе ректор от неё и не избавился бы. Кроме как уронить её авторитет не только в глазах преподавателей, но и студентов. Теперь ей просто деваться некуда – придётся увольняться. Если её авторитет растоптан, то за счёт чего она будет держать дисциплину. Тут теперь и любовь монаршей семьи не очень поможет. Точнее, совсем не поможет. Вопрос теперь в другом – откуда у особ королевских кровей такой интерес к нашему заведению, что они заслали сюда свою доверенную особу? По словам того же Орема, короне никогда дела не было до Академии магии. Другое дело Ковен. Но он как раз проявлял завидное равнодушие. Что тут такого случилось, и к чему эти перемены? Ответ был эгоцентричен, но логичен – я та самая перемена. И оставалось только надеяться, что это паранойя и я ошибаюсь.

– Не понимаю, чем я могу помочь… – растерянно развела руками я. – Вы же не думаете, что я могу набраться смелости и отправиться раздавать советы ректору относительно кадров?

На что магистр Дейрем рассмеялся – громко и даже немного обидно.

– Нет, студентка Кор. Моя просьба не настолько несовместима с жизнью. Скорее я хотел бы просить тебя, чтобы ты не распространялась о том, что видела и слышала. Всё же магистр Риверс дама в возрасте. У неё репутация и опыт… и от одной сцены… не хотелось бы перечеркнуть все её достижения, – и я улыбнулась, понимая, что угадала мотивы и причины Дейрема.

Репутация – уязвимая вещь, как бы снежно-бела она ни была – одно пятнышко способно испортить её окончательно и бесповоротно.

– Вы могли и не просить меня об этом, – пожала я плечами. Делать мне нечего – бегать и рассказывать всем подряд о том, что ректор сцепился с подчинённой прямо на экзамене. – Но думаю, это всё равно её не спасёт от слухов и пересудов. Увы…

Магистр Дейрем поджал губы, явно раздумывая о том же и досадуя, что и я сделала такие же выводы.

– Наверное, я не должен этого говорить тебе, но мне кажется – Селестия Риверс не та особа, с которой стоит портить отношения даже такому влиятельному человеку, как Корайс. Она только с виду такая милая старушка.

Если это было сказано для того, чтобы я тут же развернулась и побежала к ректору и принялась уговаривать его упасть на колени и просить прощения у леди Риверс, то это смешно. Кто я, чтобы давать советы ректору?

– Думаю, что магистр Корайс знает, что делает. Или, по крайней мере, знает, что делать с тем, что натворил, – мило улыбнулась я. – Но в остальном я вас услышала, и вы можете быть уверены: ни одного слова о той сцене не услышат от меня. А теперь… С вашего позволения, мне нужно подготовиться к сдаче практической части экзамена.

– Да-да, – поморщившись, кивнул магистр Дейрем. – Удачи вам, студентка Кор.

Выражение лица у магистра было весьма кислым и совершенно недовольным итогом нашего разговора. Кажется, так принято говорить.

А мне остаётся только гадать, что на самом деле от меня было нужно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю