290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » На пути к счастью (СИ) » Текст книги (страница 1)
На пути к счастью (СИ)
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 21:35

Текст книги "На пути к счастью (СИ)"


Автор книги: Елена Руденко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 17 страниц)

Элен Уайт
На пути к счастью

ГЛАВА 1

«Как можно было встречаться с таким гадом?!» – кричала я на себя мысленно, собирая чемодан. В последнее время проблемы на меня все сыпались и сыпались. Говорят, что за черной полосой будет белая, а у меня, по всей видимости, наступила полная задница! Парень, с которым я встречалась, в котором души не чаяла (даже замуж собиралась), меня бросил. И, что самое смешное, ради библиотекарши. Сев на диван, я рассмеялась, вспоминая бурную сцену разрыва. К тому моменту мы уже жили вместе, я занималась организацией свадьбы и вскользь просматривала каталоги со свадебными платьями. Все рассыпалось, как китайская ваза при столкновении с полом.

В один из вечеров он пришел с работы и заявил:

– Мы слишком разные, нам нужно расстаться! – сказал он с порога и пошел собирать вещи. Я же опустилась на диван, в шоке хлопая глазами. Казалось, что это все розыгрыш, что сейчас сюда сбежится море народа, и мне начнут рассказывать, в какую дырочку помахать, а я смогу передать маме привет по телевизору.

Но в гнетущей тишине комнаты были слышны только гулкие шаги моего уже, я так понимаю, бывшего парня.

– Почему? – с языка сам по себе вырвался вопрос.

– Мы с мамой решили, что ты мне совершенно не подходишь! – заявил парень, закидывая сумку на плечо, а у меня вырвался истеричный смешок.

– С мамой? Правду мне Лекси говорила, что ты меня не стоишь! – с обидой в голосе крикнула я.

– Ты и сюда свою больную подругу припишешь? Она свою жизнь устроить не может, а за твою берется! – рассмеялся он.

– Какое ты имеешь право так о ней говорить? – закричала я.

– Имею! Она со своим больным характером еще может какого-то придурка найдет, а тебе точно не судьба! – он презрительно посмотрел в мою сторону. От подобного взгляда я почувствовала себя грязной – как я могла жить с таким человеком?? Хотелось помыться, чтобы не ощущать ни малейшего присутствия этого человека в моей жизни.

– А мама тебе еще не подобрала ту, что тебе подойдет? – из глаз брызнули злые слезы.

– Вот только не надо истерик! Верушка – милая девушка! Она хорошо готовит и мечтает о детях. У тебя же на уме одна карьера! Вот и живи одна! – воскликнул парень. А ведь еще вчера он держал меня за руку и преданно смотрел в глаза…

Я все для него делала, даже на работу нормальную не пошла из-за его дурацких принципов, а он? «Женщина должна зарабатывать меньше мужчины», – мысленно передразнила я бывшего. Я даже пироги с ненавистной мне капустой научилась печь, ведь его маменька считала, что женщина должна уметь готовить всё, особенно любимое блюдо ее обожаемого ВОВОЧКИ! Вон Лекси обожает у плиты стоять, а мне лучше в бумагах покопаться, чем возится с едой. Как мне сейчас не хватает поддержки подруги! Она всегда находила нужные слова, чтоб поднять мне настроение и заставить верить в завтрашний день.

Как она там? Недавний рассказ подруги не порадовал. Мало того, что она влюбилась, так еще и нашла такую личность, что изрядно потрепала ей нервы. Почему мне кажется, что добром это дело не закончится?

– Вот и катись к своей новой пассии! Я себе лучшего найду! – зло крикнула я.

– И пойду! А ты – истеричка! Да кому ты кроме меня нужна! – презрительно кинул он, я у меня задрожали колени и снова выступили слезы.

Окинув взглядом комнату, он что-то заметил и сделал шаг по направлению к столу. Там стояла небольшая лампа, которую я купила для 'любимого', чтоб работалось лучше и светлее. Вот, идиотка. Уложив ее в сумку, он скользнул по мне взглядом.

– Отдай кольцо, – попросил он, глядя куда-то в сторону.

– А больше тебе ничего не отдать? – спросила я.

– Нет, кольцо! – твердо сказал парень, протянув руку, – Наташка, не заставляй меня действовать силой!

– Да подавись ты! – сняла я кольцо и бросила в парня. Жалко, что он поймал его на лету, а то я б с удовольствием посмотрела на картину под названием «найти иголку в стоге сена, или как я искал только под диваном».

– Жаль, что коробочки нету! – посетовал он, а я задохнулась от возмущения.

– Слушай ты, жлобом ты был, жлобом и умрешь! Положи кольцо в торт – пусть твоя Верушка, – я скопировала интонацию парня, когда он произносил это имя, – там его найдет. Вот и коробочка не понадобится! – зло закончила я.

– А это идея! Спасибо! – радостно изрек парень, будто прикидывая в уме, как произойдет сие замечательное событие.

– Да, чтоб она его сожрала вместе с тортом! – пожелала я.

– Все-таки ты не меняешься. – Покачала головой Вова, осуждая меня. – Что за манеры?? Вот Верушка…

– Уволь меня от этих подробностей! – попросила я. – Ты все забрал? Проваливай!

– Да… Ан нет! – он решительным шагом пошел на кухню.

– Что тебе тут надо? – я вскочила и перегородила парню дорогу.

– Сковородку. Помнишь, я тебе ее дарил на восьмое марта? Тебе она не нужна, а нам пригодиться. – Меня взбесило слово 'НАМ', но я не сказала об этом.

– Помню. К теперешней невесте понесешь? Слушай сюда! Это мой подарок, – с расстановкой сказала я. – И если ты сделаешь еще шаг тебе понадобиться к врачу, ибо я разобью твою черепушку.

– Не зря мама говорила… – начал парень, но я его перебила.

– Воооон! – крикнула я, набрав в легкие побольше воздуха. Я предполагала, что он еще долго не уйдет, обчищая квартиру, но после моего крика, парня буквально ветром сдуло, а я без сил опустилась на стул. Как я могла быть такой слепой? Как я могла не видеть его измен, недостатков? Построив замок из песка, я пыталась не дать его разрушить, а этот червяк разрушил его изнутри. Было мерзко ощущать собственную никчемность, и было безумно больно осознавать, что столько времени было потрачено на этого кретина.

Встав, я пошла в ванную, где до красных полос на коже терла свое тело, смывая грязь. Говорят, что жизнь начинают с чистого листа, а я решила начать ее с чистого тела и опустошенной души.

Сейчас же, продолжая укладывать вещи в чемодан, я отстраненно думала про то, как еще две недели назад пришла в офис с требованием повышения зарплаты. Это было как раз после ухода Вовочки, поэтому мою алчность перестало что-либо сдерживать. Работая в небольшой полиграфической фирме, я занимала гордую должность дизайнера. Раньше, когда бывший не хотел, чтоб я получала больше него самого, я молча тянула несколько обязанностей, теперь же, хотела получить по заслугам. Дело в том, что шеф платил мне стандартный оклад, а требовал раза в три больше, частично спихивая на меня обязанности экономиста и финансиста. Получила я по заслугам, а точнее и по ним тоже. Шеф плевался слюной, не желая идти на уступки, после чего заставил написать заявление об увольнении.

Отработав положенный строк, я оформила визу на год и все полагающиеся документы, и сейчас собираюсь сменить место жительства, поселившись на другом континенте. Лекси уже давно звала меня в Лос-Анджелес, но меня не пускал любимый человек и работа. «Любимый» оказался не таким уж любимым, поэтому я теперь наконец-то поддалась на уговоры подруги и лечу к ней. Тем более, что поддержка ей сейчас не помешает. Расставание с парнем у нее прошло более болезненно, чем у меня.

Приехав в аэропорт, сдала вещи и, пройдя регистрацию, поднялась в салон самолета. Там, откинувшись в мягком кресле, я попыталась уснуть.

ГЛАВА 2

– Девушка, разрешите с вами познакомится! – сказал парень, что сидел в соседнем кресле. Ну вот, выспалась, называется!

– Не разрешаю, – буркнула я.

Если раньше к сильному полу я относилась хорошо, то после Вовочки (я мысленно передразнила несостоявшуюся свекровь) я каждую особь, предположительно мужского пола, сканировала не хуже радара. И часто забавлялась, представляя на месте парней каких-то животных и прикидывая их минусы и плюсы. Например, Вова мой… Ой, простите, какой он мой? Верушкин Вова, на первый взгляд казался серым волком, а оказался домашним пуделем, с розовой лентой на шее, и на коротком поводке у мамочки. Сейчас, рядом сидел типичный представитель мужской породы. Парню на вид было лет тридцать, зрение – минус четыре-пять, телосложение «сухарь», редкие зубы, и еще более редкие волосы. Из позитивных качеств – чисто выбрит, а костюм хорошо отутюжен. Вывод-козел обыкновенный, залюбленный мамочкой. И почему мне такие экземпляры попадаются?

– Девушка, ну почему вы так реагируете? Меня, например, Эдуард зовут. Для Вас – просто Эдик. Я лечу в Лос-Анджелес на стажировку в клинику, а вы? – мужчина решил все же начать диалог.

– К подруге, – автоматически ответила я, задумавшись. Мужчину моя холодность никак не тревожила – он нашел то, о чем мечтал, но мама не позволяла – парочку свободных ушей. К несчастью, они оказались моими.

– Слушай, Эдик, отвянь, а? – грубо попросила я. От его немного писклявого голоса, болела голова.

– Девушка. Я понимаю вашу проблему. Дело в том, что я психолог и вижу, что у Вас синдром… – дальше он понес какую-то ахинею на латыни.

– Слушай, доктор! А тебя мамочка не учила, не приставать к незнакомым тетям? – перебила я «психолога», пока он еще листочки с кляксами не достал и не начал изучать мою «проблему». Видимо, напоминание о мамочке, его так испугало, что он замолчал. Справа от Эдика сидела какая-то девушка, но попытка познакомиться тоже оказалась неудачной – она слушала музыку в наушниках. Дождавшись, пока психолог уткнет нос в какую-то толстую книгу, я погрузилась в блаженную дрему.

Прилет не порадовал. Сначала нас всех задержали на регистрации, проверяя на предмет наркотиков и контрабанды. Я уж было подумала, что это я по ошибке вернулась на Украину, но отсутствие хамства со стороны персонала говорило об обратном. Улыбчивые администраторы и полицейские извинялись, а мне хотелось съездить по этой улыбке, чтоб хоть как-то испортить эту идеальную картинку. Получив багаж, я включила телефон и принялась оглядываться. Телефон запищал, сообщая, что подруга проколола колесо и опоздает на полчаса. Такс, самолет опоздал на десять минут, десять минут я провозилась с багажом и документами, значит, можно уже идти на стоянку. Что-что, а желтый кабриолет Лекси я узнаю, где угодно. Когда она его купила, то пару месяцев слала мне фото машины в разных позах. Правда, она у меня немного странная и машину называет исключительно по имени – Каби.

Город Ангелов видимо был не рад моему прилету, потому как встречал меня моросящим дождем. И вот, что обиднее всего – вроде и мокро, а зонт не откроешь и собаку на улицу не поведешь гулять.

– Девушка, такси! – принялись мне кричать мужчины приятной и не очень наружности. М-да, не так уж город Ангелов отличается от родины – те же таксисты, только кричат не на русском, а на английском, да и грузинско-кавказского акцента нет, что уже хорошо.

Увидев машину подруги, я поспешила туда. Лекси стояла, облокотившись на дверцу, и с безразличным видом оглядывала прохожих.

– Лексиии! – радостно воскликнула я, буквально подлетая к ней.

– Натка! Я так по тебе скучала! – ответила Лекси, обнимая меня.

– Дорогая, я вижу этот город не очень рад видеть меня! – Сказала я, направляясь к багажнику.

– Почему? – спросила подруга.

– Ну, ты посмотри на погоду! – расстроенно махнула я рукой, закинув чемодан. Подруга рвалась помочь, но я не позволила. Негоже в ее положении тяжести таскать. Бегло окинув взглядом машину, я не заметила и царапинки. А ведь еще месяц назад именно в ней Лекси попала в аварию. Сейчас, когда она фактически осталась одна с ребенком, ей, как никогда, нужна поддержка. Спросить я не решилась, не хотелось бередить рану – если захочет, то сама расскажет.

– Так может, это он твое настроение передает? – весело подмигнула мне подруга. Я в ответ показала язык, и мы сели в машину.

– Да не переживай, это моя везучесть виновата – я сегодня не по погоде одета, а еще на пляж собиралась. Вот и повезло мне! – улыбнувшись, Лекси завела мотор. Пока ехали, она мне рассказывала про работу, про жилье, строила какие-то грандиозные планы. А я могла спокойно её разглядывать. Девушка выглядела немного бледной, а под глазами были круги от недосыпа. Было видно, что я для нее – будто глоток свежего воздуха, что так необходим, когда руки опускаются.

– Ну, вот, ты меня совершенно не слушаешь! – обидевшись, сказала подруга, но тут же повеселела. Мы никогда не ссорили дольше, чем на пару часов. Рекорд – три часа и двадцать две минуты – я не выдержала и позвонила первой, а извинялись мы тогда наперебой.

– Ты устала? – заботливо спросила она.

– Нет, все нормально. Это я вспоминаю, как мы ссорились и мирились. – Сказала я, вызвав у подруги улыбку.

– Приехали, – произнесла Лекси, припарковавшись у высотки. Хорошо, что видя мое состояние, подруга не спрашивала, надолго ли я, ведь я сама пока не знаю ответа на этот вопрос….

Поднявшись, Лекси поздоровалась с какой-то любопытной старушкой, что жила напротив и, увидев нас, показала из-за двери свой любопытный нос.

– Добрый вечер, миссис Смит. Как ваше здоровье? – участливо спросила Лекси.

– Ой, деточка, все плохо… – после чего шел подробный список болячек пожилой женщины, который Лекси выслушала все с тем же участливым выражением лица, – а кто это к тебе приехал?

– Это подруга моя в гости приехала. Нати, познакомься, это – Миссис Смит.

– Очень приятно! – сказала я. Бабулечка оказалась милой, но одинокой.

– Ну, вы обустраивайтесь и приходите на чай. У меня есть замечательный пирог! – сказала мисс Смит на прощание.

– Обязательно зайдем! Вы же знаете, как я обожаю ваши пироги! – ответила Лекси, закрывая за нами дверь квартиры.

– А что это за божий одуванчик? – спросила я. Миссис Смит действительно была очень мила и походила на солнечный одуванчик, и характером, и прической. Только волосы были седые.

– Это соседка, она очень дружелюбна. Правда раньше постоянно пыталась пристроить меня в хорошие руки, но теперь отстала. Так, что я благодарна Алексу за ребенка. – Улыбнулась Лекси, погладив живот, что был едва заметен под одеждой.

– Я бы этого урода за яйца подвесила! – рыкнула я.

– Ой, Натка, не надо. Он же не виноват, что недоверие разрушило наши отношения. Так что пусть живет, как живет. – Грустно улыбнувшись, сказала Лекси.

– Ты святая…

– Ага, и нимб над головой горит. Натка, ты меня прости, но я сегодня плохо спала и сейчас свалюсь, если не положу под голову подушку. Ты обустраивайся, а через пару часов я к тебе присоединюсь. – Сказала Лекси, зевнув. Я заверила девушку, что разберусь во всем. Подруга показала мне небольшой шкаф, встроенный в стену и уютный диван, на котором я буду спать. Квартира, хоть и двухкомнатная, но очень уютная и я рада, что согласилась приехать. Упав на диван, я тоже решила вздремнуть, оставив вещи неразобранными.

ГЛАВА 3

Утром меня разбудили умопомрачительные запахи.

– Доброе утро! Подруга, ты решила меня откормить? – с улыбкой спросила я, останавливаясь на пороге кухни.

– Какое же оно доброе? Дождь опять с утра, – проворчала Лекси, выкладывая свежеиспеченные блинчики на тарелку.

– Ну, ты и злюка! Или это влияние беременности? – спросила я.

– А то! Беги, кто может – это мой новый девиз на ближайшие два месяца! – отрапортовала подруга.

– Ну, да, ты во время месячных злюкой была, а теперь тебе вообще от людей лучше держатся подальше!

– Ага, от меня даже парень сбежал… – грустно сказала Лекси.

– Черт, Лекси, прости, я не это имела в виду! – сказала я, опустив глаза и приобняв девушку. Ей и так нелегко, а тут еще я…

– Да, тут хоть это, хоть не это, Алекс не вернется!

– Он еще одумается! – принялась заверять я подругу. Самой мне не верилось, что парень вернется, но сказать об этом беременной девушке я не могла. И хотя Алекс у меня доверия не вызывал, я буду поддерживать подругу, как смогу.

– Мыслями об этом я и живу…, – вздохнула Лекси. – Ладно, не бери в голову. Расскажи мне лучше про Вовочку.

– Это ты мне мстишь? – уточнила я, прищурившись.

– Прости, я не хотела… – пролепетала Лекси, понимая, что наступила на мою больную мозоль.

– Не слишком ли много извинений для одного утра? – спросила я, улыбнувшись. Действительно, вместо того, чтоб о чем-то говорить, делиться новостями, мы то и делаем, что просим друг у друга прощения.

– Извини, – сказала Лекси и мы одновременно улыбнулись.

– Ну, что, давай завтракать? – спросила я и села за стол, требуя самую большую ложку. Что-то, а готовить подруга умела, и не только готовить. Она отлично рисовала и мастерски притягивала неудачи.

– Мммм, как вкусно! – Сказала я, потягиваясь. После сытного завтрака хотелось снова завалиться спать, но я приехала сюда не для этого. – Лекси, я думаю, пока нам еще рано вести серьезные разговоры, поэтому предлагаю прогуляться – я еще не была в городе Ангелов. Покажешь мне их?

– Кого 'их'? – округлила глаза подруга.

– Ну, как? Ангелов этих? Или тут с такими напряженка?

– Нат, я тебя как-то не совсем понимаю… Тебя в исторический музей сводить?

– Да, нет. Говорят, что клин клином вышибают, вот и я думаю, может, попробовать? – пожала я плечами, пытаясь не выдать своего состояния.

– Нат, ты уверенна, что объятия другого парня тебе помогут? – осторожно спросила Лекси.

– Не знаю, но должна попробовать. Слишком больно он мне сделал… – сказала я, опустив взгляд.

Тяжело вспоминать того, кого считала своей опорой, трудно забыть его ласковые слова, а еще сложнее простить его и отпустить. Прошло уже много дней, а в голове до сих пор звучат его обидные слова…

Память человека несовершенна. Постепенно, как волны океана стирают слова на песке, так и время помогает забыть. Забыть можно все – злые слова, первый поцелуй и даже первую любовь. Забыть невозможно две вещи – вину и обиду. Обида оплетает сердце, словно паутиной, не давая идти дальше.

Кто-то на протяжении десяти лет помнит, что ее какой-то мальчик дергал за косички, кто-то держит в себе обиду за несправедливое наказание. Кого-то обидели словом, кого-то поступком… Но если рана нанесена любимым человеком, это больнее вдвойне, а обида за это будет еще долго не давать спать по ночам. Можно уверять других, что все забыто, перечеркнуто, как неправильная задачка в школьной тетради, но нужно быть честным хотя бы перед собой – забыть такое невозможно. Нужно простить… А как простить того, кто был твоей жизнью, а потом внезапно растоптал… растоптал тебя и твои чувства. Разорвал на куски прошлое, разбил твое сердце ради другой, той, которая лучше и красивее тебя…

Вина же действует по-другому. Тут, важно осознание. Кто-то чувствует вину перед родителями, за то, что не слушались, редко заходили в гости, а сейчас слишком поздно что-то исправлять. Кто-то, виноват перед другом, за забытый день рождения, случайно брошенные слова, а я виню себя, что отпустила подругу одну за океан, что позволила себе влюбится в недостойного человека… Или это я была недостойна…

Встряхнув головой, отгоняя мысли, я продолжала мыть посуду. Он обо мне, скорее всего, даже не вспоминает, так почему же я должна думать о нем и его новой невесте? Решив отложить все 'на потом', я сделала еще одну попытку вытащить Лекси погулять. Она пыталась отговориться, мотивируя отказ поиском работы, но я была непреклонна. Одевшись, мы поехали в какой-то парк.

– Лекси, а почему ты ищешь работу? Тебе не нравилось на прежнем месте? – спросила я, когда мы сели на лавочку.

– Да, нет, мне все нравилось, кроме того, что шеф на мне решил зло выместить.

– За что? Ты же вроде отличный работник! Еще в университете все в срок делала! Не то, что я.

– Натусь, просто твой импрессионизм не каждому понятен. А шеф тоже в чем-то прав. На него после того, как я рекламу группы Алекса сделала, заказы посыпались, а я не могла увеличить объем работы – как раз после аварии отходила. В общем, пару проваленных заданий и я уже не ведущий художник – гордость фирмы, а всего лишь отработанный материал, – грустно изрекла подруга.

– Он так и сказал? – я отказывалась верить собственным ушам.

– Примерно. Не волнуйся – общий смысл фразы я передала.

– Я все равно не верю, что ты могла завалить задание! – качнула я головой, будто отгоняя непрошеные мысли.

– Да, там не совсем моя вина была. Он дал мне задание за сутки до сдачи – надо было сделать пару плакатов и новую этикетку. Вот только мне сказал, что должен быть готов набросок, а не конечный результат. Я извинилась, но этого ему было мало. Вот так я оказалась без работы…

– И куда теперь?

– Вот этого я не знаю… Беременных как-то не особо берут на работу, а сбережения потихоньку тают. Думаю, еще на полгода хватит, а потом? Я же ребенка не оставлю одного?

– А, может, стоит папашу потрусить? – спросила я.

– Нет! – выкрикнула Лекси, привлекая внимание прохожих, и добавила. – Не надо. Он не должен знать о ребенке. Он мне не поверит, а еще один раз его злого взгляда и недоверия я не переживу. Нат, я никогда у него ничего не попрошу!

– Прости, я не хотела тебя расстраивать. Конечно же – все будет хорошо – мы справимся! – заверила я подругу. Я просто не могу оставить ее в одиночестве бороться против целого мира. Конечно же, можно вернуться на родину, только это не выход – бежать от проблем.

– Стоп, а как тебя беременную могли уволить? – спросила я, еще раз прокрутив в голове историю с увольнением.

– Поверь мне, тут с этим не сложнее, чем на родине – пришлось писать по собственному желанию.

– И что теперь делать? – задала мучающий меня вопрос.

– Ну, по этому поводу у меня есть одна идея… – загадочно улыбнулась девушка.

– Лекси, когда ты на меня так смотришь, я тебя боюсь. Что твои тараканы уже придумали?

– Ну, ты же не оставишь меня в одиночестве…. – протянула она, продолжая загадочно улыбаться.

– Нет, конечно, – осторожно ответила я.

– Значит, ты согласишься! – заверила меня Лекси и потащила куда-то.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю