332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Екатерина Коротеева » Вкус жизни (СИ) » Текст книги (страница 1)
Вкус жизни (СИ)
  • Текст добавлен: 28 сентября 2020, 21:00

Текст книги "Вкус жизни (СИ)"


Автор книги: Екатерина Коротеева






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

========== Глава 1. Медовый месяц. ==========

Анастейша Роуз Грей. Моя жена. Мне безумно нравится, как это звучит, я не устану это произносить вслух. Для меня очень важно, что она стала частью моей жизни официально. Все мои сотрудники, были предупреждены, что отныне к ней должны обращаться, как к миссис Грей. Хотя она и протестует, говоря о том, что к ней можно обращаться просто Ана, но я понимаю, что она так говорит, потому что у нее нет опыта взаимодействия с персоналом. Они не мои друзья, они на меня работают, поэтому должны выполнять то, что говорю я. Я хочу, чтобы к ней относились с уважением, а не как к девочке с улицы или своей подружке. Решение принято и обжалованию не подлежит.

Наши обручальные кольца на левой руке – это прямое доказательство всему миру, что она принадлежит мне, а я ей. Раньше я никогда не носил колец, не люблю все эти украшения, это просто не по мне. Но сейчас мое кольцо – это предмет моей гордости, который я с удовольствием демонстрирую окружающим. Подумать только, я женат. Еще каких-то четыре месяца назад я не мог допустить такой мысли. Я был уверен в том, что я создан для других отношений и меня устраивало то, что у меня не будет своей семьи, до тех пор, пока Ана не свалилась в мой кабинет и в мою жизнь. Она перевернула все с ног на голову. И я этому безумно рад. Не могу до конца поверить в то, что она согласилась стать моей женой. Подумать только, она не сбежала от меня со всех ног, когда узнала обо мне всю правду… кто я есть на самом деле. Вернее кем я был. Она, как торнадо ворвалась в мою душу, разрушив все барьеры, установки и правила. Она вытащила меня из моей крепости из слоновой кости и показала мне жизнь во всех красках. Я счастлив, что ради нее справился со своей фобией, теперь она может ко мне прикасаться, а я от ее прикосновений получаю истинное удовольствие. Она этого так хотела, и теперь я могу ей это дать. Она помогла мне сбросить с себя весь этот груз, и теперь я готов идти с ней вперед, в наше счастливое будущее.

Теперь я ее муж и на законных основаниях имею право принимать участие в ее жизни. Я могу заботиться о ней, холить и лелеять, делать ее счастливой и реализовывать ее мечты.

Наш медовый месяц начался с Лондона. Еще до свадьбы я тщательно распланировал наше путешествие. Я очень хотел сделать ей сюрприз. Знаю, что Ана давно мечтала побывать в Лондоне и окунуться в эту невероятную атмосферу, о которой читала в книгах. Ана была в восторге, когда услышала, куда мы летим. Я счастлив, что могу осуществить ее давнюю мечту! Я готов положить весь мир к ее ногам.

Лондон.

Когда мы приехали в центр Лондона, на меня нахлынули воспоминания. Впервые я здесь был со своей семьей. Родители привозили нас сюда с Элиотом и Миа на летних каникулах. Они вообще любили устраивать нам тур по Европе, когда выдавалась такая возможность. Мама абсолютно убеждена в том, что путешествия расширяют наш кругозор. И я с ней сейчас согласен, хотя тогда мне было тяжело столько времени проводить со своей семьей. Это было по несколько недель подряд. Я сильно от них уставал и совсем не ценил то, что мне давали родители. Когда я начал развивать свой бизнес, я был здесь несколько раз по делам. Это были всего лишь двухдневные командировки, я решал свои вопросы и улетал обратно. У меня не было ни времени, ни желания, чтобы здесь погулять и погрузиться в эту атмосферу. И теперь я здесь для того, чтобы провести незабываемую неделю нашего медового месяца, со своей красавицей женой.

Ана в восторге от того, что мы можем здесь гулять целую неделю и погрузиться в эту атмосферу вместе. Мы гуляли по городу, у меня были запланированы экскурсии в самые красивые и романтические места. Я был рад посетить вместе с ней все популярные достопримечательности Лондона. Единственное, что ее напрягало, это отряд телохранителей, которые везде нас сопровождали. Тейлор должен быть с нами на протяжении всей поездки, а остальных нашел Уэлч. В каждом городе за нами будет закреплены еще 2 человека, которые будут отвечать за нашу безопасность.

Мы остановились в отеле “Браун” на Пикадилли, в центре Лондона. Во время завтрака в первый день нашего медового месяца я подарил Ане наручные платиновые часы Omega, на которых была гравировка:

«Анастейша, ты моё всё. Моя любовь, моя жизнь. Навсегда».

Я хочу, чтобы она видела эту надпись каждый раз, когда надевает их на руку. Они постоянно будут ей напоминать, что она всё для меня.

– Кристиан! Какие красивые часы! Спасибо тебе. Больше всего мне нравится надпись… Это так романтично, – шепчет она, застенчиво улыбаясь.

– Надень их, – говорю я, радуясь ее реакции. Я работаю над собой, чтобы соответствовать ее романтическим ожиданиям. Раньше все эти сердечки и цветочки были не для меня, но ее реакция на мои подарки меня вдохновляет все это делать. Я очень люблю дарить ей подарки и рад, что теперь она спокойно их принимает. У моей жены должно быть все самое лучшее.

Мы гуляли по Королевским ботаническим садам Кью. Это комплекс ботанических садов и оранжерей площадью 132 гектара. Должен признать это очень красивое место. Сегодня прекрасный солнечный день, поэтому мы решили устроить здесь пикник. Не помню, когда я в последний раз так мог расслабиться. Мы разговаривали на разные темы. Это было так ново для меня. Затем по плану был Дом-музей Чарльза Диккенса. Мой любимый маленький книжный червь была в восторге от того, что может прикоснуться к викторианской эпохе Англии, к частичке ее истории, к жизни старой Англии. Это Дом-музей великого английского писателя Чарльза Диккенса, автора таких известнейших произведений, как «Приключения Оливера Твиста», «Дэвид Копперфильд», «Повесть о двух городах», «Посмертные записки Пиквикского клуба» и многих других, принесших ему славу и признание. Это единственный уцелевший до нашего времени дом, где проживали когда-то писатель Чарльз Диккенс с женой Кэтрин.

На втором этаже была творческая студия писателя с его гардеробом, рабочим столом и стулом, набором для бритья, рукописями и первыми изданиями его книг. Здесь же можно ознакомиться с предметами живописи, портретами писателя, его личными вещами и письмами. Ана, прогуливаясь по залам музея, рассматривая его экспонаты и картины из жизни старого Лондона. Она могла представить себе город таким, каким видел его Диккенс: с дилижансами и газовыми фонарями, макеты которых тоже находятся в музее. Ана с интересом и даже восторгом рассматривала оригинальные рукописи и сидела за его столом.

Так же мы побывали в Лондонской Национальной галерее, чтобы посмотреть на картины собранные в одном месте с 13 века до начала 20-го. Это одна из крупных мировых галерей. На следующий день мы пошли на выставку Дэмьена Хёрста «Тейт Модерн». Он считается самым скандальным художником современности. Эта выставка абсолютная противоположность тому, что мы видели вчера. Мы оба сошлись на том, что нам нравится его скульптура Ангел, и вызывает отвращение инсталляция, которая изображала постоянный круговорот: из яиц личинок появлялись мухи, которые ползли к гниющей коровьей голове и погибали на проводах электронной мухобойки. Несмотря на некоторые моменты, я все равно восхищаюсь этим художником и его оригинальностью. Я остановился около его самой изысканной, на мой взгляд, работы. Это самое дорогое произведение современного искусства – “Ради любви Господа”. Череп XVIII века тиснен платиной, инкрустирован 8601 бриллиантом, один из них, розовый, весом 52,4 карата – во лбу, при этом все зубы бывшего обладателя черепа сохранены. Я знаю, что на это произведение была установлена баснословная для современного искусства цена в 50 миллионов фунтов стерлингов, или 100 миллионов долларов. Ана бросила на меня подозрительный взгляд, когда увидела мою заинтересованность. Она права, мы здесь не для того, чтобы участвовать в аукционах. Мы гуляем по галереям, обсуждая, что нам нравится, а что нет. Я еще никогда не проводил свое время с таким удовольствием. Рядом с ней я даже дышу иначе. Так просто не бывает. С ней я забываю обо всем на свете. Нам так хорошо вместе.

Мы остановились поужинать в ресторане «Клос Магиор» в Ковент-Гарден, который считается самым романтическим рестораном в Лондоне. Ну, или, по крайней мере, главным фаворитом на это звание. Элитная французская кухня, предлагающая к тому же лучшую винную карту, с отличным сервисом, уютным камином и стеклянной крышей, которая дает возможность полюбоваться на ночное звездное небо. Ана была под впечатлением от вида, для меня это самое главное. Она дарит мне такие эмоции, которые я никогда не испытывал. Я хочу, чтобы моя девочка была довольна. Все-таки, я все это делаю для нее. Мы сидели и любовались звездным небом, нам очень повезло с погодой.

Пока я в Лондоне, я не мог не воспользоваться возможностью организовать несколько деловых встреч, они пойдут на пользу моей компании. Завтра у меня встреча с партнерами. Рос согласовала день со мной и договорилась с партнерами. Как бы я не хотел, но я не могу полностью расслабиться даже во время своего медового месяца, мне нужно контролировать все, что происходит с моим бизнесом. Я всегда должен держать руку на пульсе.

***

Сегодня я целый день был очень занят. У меня было несколько деловых встреч. Ана была не против. Она сказала, что у нее появилась возможность немного отдохнуть от насыщенных экскурсиями дней. Я рад, что она никуда без меня не собиралась идти, я хочу видеть все вместе с ней. Честно, я бы не смог сконцентрироваться на встрече, зная, что она в сопровождении охраны гуляет по Лондону без меня. И думаю, что она нашла бы способ сбежать от охраны. Недавно я узнал, что Чарли Танго был целенаправленно поврежден. Кто-то пытался меня убить. После того, как Ана стала моей женой, она находится в группе риска. Я не могу позволить ей подвергать себя опасности. Я ничего ей не рассказал про Чарли Танго, не хочу, чтобы она себе забивала этим голову, хотя два дня назад, после бурного секса, Ана все таки задала мне вопрос про охрану.

– Кристиан, а почему нас всюду сопровождает охрана? Тебе не кажется, что их пора отпустить на выходной?

– На выходной? Не думаю, что это хорошая идея, миссис Грей.

– Просто я подумала, что нас все равно никто здесь не знает, а толпа телохранителей, которая, как тень идет по пятам, привлекает к нам много ненужного внимания.

– Ана, я понимаю, что ты не в восторге от охраны, я постараюсь, чтобы ты чувствовала минимум их присутствия, но полностью от них отказаться я не могу. Пойми меня правильно, я не хочу лишний раз рисковать.

– Очень жаль, а я так хотела бы прокатиться на двухэтажном красном автобусе, как нормальный человек. Или прокатиться на метро, вместо того, чтобы колесить по городу на бронированной машине с кучей телохранителей.

– Ммм, так вот что вы хотите на самом деле, миссис Грей? – сказал я, поглаживая ее голую спину. – Прокатиться на автобусе, как нормальный человек? То есть, сейчас ты ненормальная? – игриво сказал я.

– Да, мистер Грей, сейчас я ненормальная, – и наш разговор повернул совсем в другое русло. Она прикусила губу. Ее зрачки расширились и я перестал думать рационально. Как она это делает?

– Обещаю, что я подумаю над этим… – прошептал ей на ушко и прикусил мочку. Она простонала мне в ответ. Второй раунд был неизбежен.

Сегодня Ана была весь день в отеле. Об этом мне доложил один из телохранителей, которому я поставил задачу проследить за тем, чтобы Ана никуда не выходила из отеля ни под каким предлогом. Я вернулся с деловой встречи очень поздно. Это был очень напряженный и суматошный день, но я доволен тем, как все прошло. Ана уже лежала в постели, поэтому я быстро разделся и лег рядом с ней. На ней шикарная бордовая атласная сорочка. Я так по ней соскучился за целый день. Я обнимаю ее и прижимаюсь к ней всем телом, целуя нежно в шею. Провожу рукой по ее талии и ниже. МММ на ней нет трусиков. Я нежно провел рукой по ее заду, медленно повел рукой в противоположную сторону. Ана немного напряглась и странно притихла. И тут я понял, что чего-то не хватает…

Это что еще такое?

– Ты что, черт возьми, наделала? – не в силах скрыть своего удивления воскликнул я.

Я резко сажусь на кровать и включаю прикроватный свет. Я хочу это видеть!

Я в удивлении смотрю и не верю, что она это сделала. Ана покраснела и попыталась натянуть пониже сорочку. Я тут же хватаю ее за руку, чтобы остановить.

– Ана!

– Я… э… побрилась.

– Вижу. Но зачем? – Я не в силах скрыть своего удивления и расплываюсь в широкой улыбке.

Ана начала резко отворачиваться, закрывая лицо ладонями. Она стыдится меня? МЕНЯ? Ну уж нет.

– Эй, – я бережно отнимаю ее руку. – Не прячься. – Я делаю все, чтобы не улыбаться. Не хочу, чтобы она стеснялась меня.– Расскажи. Зачем? – Я должен это знать. Она выглядит потрясающе!

– Перестань надо мной смеяться.

– Я не над тобой смеюсь. Извини. Мне просто весело.

– А…

– Так зачем?

Она вздыхает.

– Утром, когда ты уехал на свою встречу, я принимала душ и вспоминала все твои правила.

Ну и ну… Это неожиданный поворот, даже какой-то тревожный. Почему она до сих пор забивает себе этим голову? Я насторожился.

– Я вспоминала их по одному, раздумывала, а потом вспомнила тот салон красоты и решила, что тебе это должно понравиться. Воспользоваться воском смелости не хватило… – Её голос падает до шепота, а в глазах заблестел огонек.

Я смотрю на нее и просто в восторге, что она это сделала для меня. Я передать не могу, как я рад, что она сама это сделала, хотя я никогда на этом не настаивал. Я просто принял это, как есть. И вот она, как всегда удивляет меня. Она самая непредсказуемая женщина на планете.

– Ох, Ана… – Я наклоняюсь и нежно целую её в губы. – С тобой не соскучишься. Полагаю, я просто обязан провести детальную инспекцию ваших творений, миссис Грей.

– Что? Нет. – Она в ужасе пытается закрыться от меня.

– Вот только этого не надо.

Я развожу её руки, прижимаю их к бокам и смотрю между ног. Я хочу, чтобы она немного расслабилась, поэтому я наклоняюсь и скольжу губами по её голому животу, сверху вниз… и еще ниже. Она очень напряжена, но затем сдается.

– Ну, что у нас здесь? – Я оставляю поцелуй там, где еще утром были лобковые волосы, и трусь о голую кожу колючим подбородком.

– Ай! – восклицает она.

Она бросает на меня похотливый взгляд. Совершенно новое ощущение для нее, возбуждающее.

– По-моему, ты кое-что пропустила. – Я тяну губами оставшиеся волоски.

– О… Черт, – бормочет она в ужасе. Думаю, что ей нужно помочь.

– Есть идея. – Я вскакиваю с постели и быстро иду в ванную. Мне нужен стакан воды, бритва, помазок, мыло и полотенце. Я все оставил на прикроватном столике и, держа в руках полотенце, смотрю на нее, предлагая ей эту игру.

– Нет. Нет. Нет. – Протестует она.

– Миссис Грей, каждую работу следует делать хорошо. Раздвиньте бедра.

– Я не позволю, чтобы ты меня брил.

Я склоняю голову набок.

– Почему еще?

Почему она краснеет и сопротивляется мне? Так-так…

– Потому что… Это слишком…

– Слишком интимно? – шепчу я, помогая завершить ее предложение. – Но ты же знаешь, именно интимности я и хочу. К тому же после того, что мы с тобой делали, такая щепетильность представляется излишней. И уж эту часть твоего тела я знаю лучше тебя.

Она смотрит на меня с изумлением. О чем она думает?

– Это… это неправильно! – Неуверенно, но она все-таки это произносит.

– Ты не права, это круто.

– Так тебя это заводит? – изумленно спрашивает она.

– А ты разве не видишь? – Я выразительно указываю взглядом на убедительное доказательство своей правоты. – Хочу побрить тебя.

Она откидывается на спину и закрывает глаза ладонью, сдаваясь.

– Если тебе будет приятно, валяй. Ты такой странный. – Она приподнимает бедра, и я просовываю под неё полотенце. Потом развожу ее ноги и сам устраиваюсь между ними. Единственное, что меня сейчас беспокоит, лишь бы она не дернулась, не хочу ее поранить. – Вообще-то, я бы предпочел тебя связать.

– Обещаю не дергаться.

– Хорошо.

Я намыливаю кисточкой лобок и промежность. Она немного дернулась.

– Не шевелись, – укоризненно бормочу я, обмакивая кисточку в воде. – Или я все-таки тебя свяжу, – добавляю я с угрозой. Я действительно не хочу, чтобы она поранилась из-за меня.

– Ты раньше это уже делал? – осторожно спрашивает она, когда я берусь за бритвенный станок.

– Нет.

– А-а. Хорошо. – Она улыбается.

– Еще одна новинка, миссис Грей.

– М-м-м. Мне нравятся новинки.

– Мне тоже. Ну, поехали. – Я аккуратно веду бритвой по ее чувствительной плоти. Она снова дернулась. Черт. – Лежи спокойно, – бормочу я, пытаясь сосредоточиться.

Несколько минут – вот и всё, я взял полотенце и снял излишки пены.

– Ну вот… как-то так, – сказал я, с удовольствием рассматривая свою работу. Ана убрала от лица свою руку и с улыбкой смотрит на меня.

– Доволен? – спрашивает она севшим вдруг голосом.

– Очень. – Я выиграл детка. Я дерзко улыбаюсь, глядя в ее потемневшие глаза. Определенно ей нравится эта игра. Когда-нибудь она все-таки признается, что такая же извращенка, как я. Ее это дико возбуждает, и меня тоже.

Нас накрыло волной возбуждения. Как будто искра сверкнула между нами, и мы мгновенно загорелись. Мы не спали до самого утра, сжигая тела свои дотла. Это была небесная ночь.

***

Вечером мы пошли в Королевский Оперный театр на классическую постановку «Тоски» Джонатана Кента от 2006 года, которая по-прежнему впечатляет, хотя в интерпретации Андре Синклера оно получилось более лирическим и менее пафосным.

Я как завороженный смотрю на реакцию Аны, ей безумно нравится здесь. Она никогда прежде не была в оперном театре.

– Я чувствую себя, как героиня из фильма «Красотка», – говорит Ана с глупой ухмылкой.

– Серьезно? Если мне изменяет память, она была проституткой, – сказал я в удивлении. – Ты, совсем другое дело, моя милая и невинная супруга.

– Невинной я была до того, как встретила тебя. И уж точно меня так не назовешь после прошлой ночи, – сказала она с усмешкой.

– Ты как всегда права, миссис Грей, – да уж, прошлая ночь совсем не была невинной. Мы просто не могли остановиться. Меня очень сильно возбудило то, что она побрилась для меня. Это были новые ощущения для меня и для нее тоже. В который раз думаю, что мне очень повезло, что до нашей встречи она ни с кем не была.

***

Франция. Париж.

Мы гуляем по Версальскому дворцу – роскошному, пышному, золоченому великолепию восемнадцатого века. Эту некогда скромную охотничью сторожку «короля-солнце» превратил в прекрасную монаршую резиденцию, пережившую в том же столетии последнего самодержца.

Ане больше всего понравился Зеркальный зал, она сказала, что он самый потрясающий. В западные окна вливается мягкий послеполуденный свет, и зеркала вдоль восточной стены как будто пылают, освещая позолоченное убранство и громадные хрустальные люстры. Ана не могла скрыть своего восхищения. Мне так нравится за ней наблюдать.

– Интересно. Вот что случается с деспотичным мегаломаном, добровольно заточающим себя в такой роскоши, – сказала она, смотря на меня в зеркало.

– Вы это к чему, миссис Грей?

– Ни к чему, мистер Грей. Просто делюсь наблюдением. – Она делает широкий жест рукой.

Тихонько посмеиваясь, она выходит на середину зала, а я иду вслед за ней. Я обнимаю ее сзади. Перед нами открывается шикарный вид с великолепными садами, отражающимися в зеркалах. Я наблюдаю за ней в отражении зеркала. Ее глаза горят от восторга.

– Я бы построил такой же для тебя, – шепчу я. – Хотя бы ради того, чтобы увидеть, как солнце полирует твои волосы. – Я убираю ей за ухо выбившуюся прядку. – Ты словно ангел. – Я целую ее в шею пониже уха и тихо шепчу: – Мы, деспоты, делаем это все ради любимых женщин.

Ана, застенчиво мне улыбнулась, и мы пошли дальше по огромному залу.

Следующее место, в котором мы побывали – Лувр – один из старейших музеев с богатой историей коллекционирования художественных и исторических реликвий Франции, начиная со времён династии Капетингов и до наших дней. Особое внимание Аны заслужила скульптура Венеры Милосской.

– Я всегда задавалась вопросом, почему изображение голой женщины считается искусством? – Спросила Ана.

– Мы все можем оценить женские формы. Мы любуемся ими в мраморе и масле, атласе и на пленке.

Она рассматривает древнегреческую богиню любви, я не могу оторвать глаз от своей богини любви. Она необыкновенная.

На следующий день мы забрались на вершину Эйфелевой Башни, там был заказан столик на двоих. После ужина, в Шампань-баре мы взяли по бокалу игристого вина и наслаждались потрясающим видом. Там же располагаются астрономическая и метеорологическая обсерватории. Венчает башню маяк с куполом, свет которого достигает 10 км. На самом верху есть еще одно помещение – квартира, которую построили специально для Эйфеля. Хотя площадь достаточно просторная, обставлена она просто, но со вкусом человека XIX столетия. В ней есть отдельные комнаты, мебель, ковры, и даже рояль – обязательный предмет элиты того времени. Это был удивительный вечер. Миа много мне рассказывала о Париже, но когда я все увидел своими глазами, я полностью с ней согласен, что здесь очень красиво. Главное, что Ане все нравится. Я никогда еще не видел, чтобы она столько улыбалась.

На следующий день мы отправились в увлекательный круиз по реке Сене на корабле Бато-Муш. Для нас организовали эксклюзивный ужин в ресторане на Елисейских полях. Неделя в Париже пронеслась очень быстро. Нам пора на юг Франции.

***

Мы поселились на «Прекрасной Леди», эту роскошную яхту я взял в аренду на оставшиеся две недели нашего медового месяца. Я просто не мог удержаться. Я очень хотел провести две недели на воде.

Все было так хорошо, это был идеальный медовый месяц. До того момента, как я не увидел Ану, лежащую на шезлонге на общем пляже в Монте-Карло без лифчика.

– Ты что, черт возьми делаешь? – кричу я не в силах скрыть свою внезапную ярость.

========== Глава 2. Монте-Карло. ==========

Ана пыталась как-то нелепо оправдаться, что она уснула и случайно перевернулась, но меня эти подробности мало интересуют. Мне все равно как это произошло, этого вообще не должно было случиться! Мы же с ней только двадцать минут назад проговорили о том, что я против того, чтобы она загорала топлес. Она и так была слишком раздета. И я ее предупреждал, чтобы она не испытывала судьбу. И вот, пожалуйста, она бросила мне вызов в виде лежащего верха бикини на моем шезлонге. Я услышал разговор Филиппа и Гастона, наших охранников французов. Видимо они не в курсе, что я свободно говорю по-французски и понимаю, о чем они перешептываются. Они явно оценили все это шоу от моей бесстыдной жены, пока меня не было. И в полной мере насладились этим зрелищем. Я убью их, если они кому-то позволят близко подойти к моей жене с целью расправы, пока они в своих мыслях по очереди ее трахают.

Я зол как черт. Ана виновато смотрит на меня, а чего она ожидала?

Я подбираю ее бикини и бросаю ей.

– Надень! – шиплю я.

– Но никто же не смотрит.

– Смотрят, ты уж мне поверь. А уж Тейлор и секьюрити наверняка наслаждаются зрелищем! – В панике она быстро прикрывает грудь ладонями.

– Да, – рычу я. – А еще тебя мог щелкнуть какой-нибудь мерзавец-папарацци. Хочешь появиться на обложке «Стар»? Теперь уже голая?

Пока она собиралась, я сказал официантке, чтобы она нас рассчитала, и отдал ей свою кредитку. Затем сказал Ане, что мы уходим.

– Сейчас?

– Да. Сейчас. – Мое настроение окончательно испорчено и все, что я сейчас хочу, покинуть место представления. Я быстро натянул шорты на мокрые плавки и надел футболку. Официантка вернулась с моей кредиткой. Все, мы можем идти. Я хватаю свою книжку, «блекберри» и надеваю солнечные очки. Меня трясет от злости.

– Пожалуйста, не злись, – шепчет Ана, забирая у меня книгу и «блэкберри», пряча их в рюкзак.

– Теперь уже поздно, – сказал я. Сейчас у меня только одно желание, проучить ее как следует, чтобы она больше не смела так себя вести. – Идем.

Я взял ее за руку и дал знак Тейлору и этим двоим из ларца, что мы уходим. Тейлор с командой последовали за нами.

– Куда мы идем? – осторожно спрашивает Ана.

– На яхту, – не глядя на нее, бросаю я.

Мы пришли к пристани, где были пришвартованы моторная лодка и гидроцикл. Всю дорогу я старался сохранять спокойствие, мысленно разрабатывая в голове план наказания. Я быстро отвязываю гидроцикл и проверяю, надежно ли Ана надела жилет, который ей любезно передал Тейлор, черт бы его побрал. Да и всех остальных тоже, кто успел увидеть мою жену практически голой.

– Пойдет, – сказал я. Затем перебрался на гидроцикл и помог Ане сесть позади меня.

Тейлор с французами быстро забрались в лодку, и мы отчалили от берега.

Меня бесит, что Ана разрешила посторонним людям посмотреть на то, что принадлежит мне. На то, что должно быть открыто только для моих глаз. Только для меня. Как она посмела это сделать? По-моему я кристально ясно дал ей понять, что я против таких выходок, а она нагло меня ослушалась. Анастейша в этот раз действительно перегнула палку.

– Держись, – командую я, и она крепко обхватывает меня обеими руками. Прижимается ко мне всем телом и утыкается носом в мою спину. Ее движение было извинительным. И правильно, пусть почувствует за собой вину. Ее движения меня немного обезоружили.

– Держись. – Сказал я уже мягче. Она поцеловала меня в спину и прижалась щекой. Я повернул ключ зажигания, и мотор ответил низким ревом. Дал газу, и мы уже несемся по темной прохладной воде в сторону «Прекрасной леди». В моей голове мелькают варианты ее наказания. Я так сильно злюсь на нее, что на ум приходят самые страшные варианты. Мне нужно немного отвлечься от всего этого дерьма, пока я не наделал глупостей.

Она просто сводит меня с ума.

Я добавляю газу, и мы вырываемся вперед, оставляя секьюрити одних. Мы скачем по гребням волн в сторону открытого моря. Ветер бьет в лицо, брызги летят в разные стороны. Это непередаваемое ощущение свободы. Сейчас я чувствую себя в своей тарелке. И на время мои коварные мысли меня отпустили.

Мы описываем широкий полукруг, и я разглядываю берег – замершие в марине лодки, желто-бело-песчаную мозаику офисов и домов и крутую скалистую стену за ними. Картина совершенно неорганизованная – никаких привычных, аккуратных кварталов, – но живописная. Я оглядываюсь через плечо и вижу восторженный взгляд Аны.

– Еще? – кричу я, перекрывая рев мотора.

Она согласно кивает. И я с усмешкой, даю полный газ. Мы проносимся вокруг «Прекрасной леди» и снова устремляемся в море.

Мне удалось выплеснуть немного своей злости, по крайней мере, я сейчас могу мыслить рационально. Однозначно она заслуживает наказания, но теперь я могу разработать нормальный план. Я развернулся, и мы поехали в сторону нашей яхты. Я знаю, что хочу с ней сделать. Теперь моя очередь свести ее с ума. И для нее это будет уроком.

– А ты загорела. – Сказал я, снимая с Аны спасательный жилет. Мы на палубе яхты, и один из стюардов уже стоит рядом, я передал ему жилет.

– Это все, сэр? – спрашивает стюард. Я смотрю на него, снимаю очки и сую их за ворот футболки.

– Выпьешь чего-нибудь? – спрашиваю я.

– А надо?

Я склоняю голову набок. Она что, прочитала мои мысли?

– Почему ты так говоришь?

– Ты и сам знаешь.

Есть ощущение, что она догадывается, что я хочу ее наказать, и я действительно этого хочу, только не так, как она возможно подумала. Я хочу реализовать свой план.

– Два джина с тоником, пожалуйста. И немного орешков и оливок, – сказал я стюарду. Тот кивает и быстро исчезает.

– Ждешь, что я тебя накажу? – мягко спрашиваю я.

– Хочешь?

– Да.

– Как?

– Что-нибудь придумаю. Может, когда ты выпьешь.

Угрожающе сказал я, сейчас мне незнаком мой собственный голос. Возможно, я ее пугаю. Ана долго пристально смотрит на меня. Мне нужно знать, хочет ли она, я не должен забывать, какие у нас отношения. Но мне кажется, что она тоже этого хочет.

– Так ты хочешь?

– Ну, смотря по обстоятельствам, – уклончиво бормочет она.

– Каким? – Я прячу улыбку.

– Хочешь ли ты сделать мне больно или нет.

Так я и знал. Она боится меня. Боится, что я снова причиню ей боль. Она моя жена, и должна понимать, что я этого с ней ни за что не сделаю, даже если она меня будет умолять. Мы уже через это проходили, но тогда я хотел совершенно других отношений. Я наклоняюсь и целую ее в лоб.

– Анастейша, ты моя жена, а не саба. Я не хочу делать тебе больно. Тебе бы уже пора это знать. Ты только… не раздевайся больше на публике. Не хочу видеть тебя голой во всех таблоидах. И ты тоже этого не хочешь, и мама твоя не хочет, и Рэй не хочет.

Стюард ставит поднос с напитками и закуской на тиковый столик.

– Садись, – говорю я. Она послушно устраивается в складном парусиновом кресле. Я присаживаюсь рядом и подаю ей джин с тоником. – Ваше здоровье, миссис Грей.

– Ваше здоровье, мистер Грей.

Мы делаем глоток. Холодный напиток прекрасно утоляет жажду. Ана поднимает голову и внимательно смотрит на меня. Я мысленно начал перебирать, что у меня есть. Вспомнил, что с собой взял наручники, думаю, что самое время ими воспользоваться.

– А чья это яхта? – неожиданно спросила Ана.

– Одного английского рыцаря. Какого-то сэра. Его прадедушка начинал с бакалейной лавки, а дочь вышла за одного из европейских наследных принцев.

– Супербогач?

Я вдруг напрягся.

– Да.

– Как ты.

– Да.

– И как ты, – негромко добавляю я и бросаю в рот оливку. – Ана шокировано моргает. Не привыкла еще.

– Странно. Подняться так высоко… от ничего… – Она делает широкий жест, включающий в себе и яхту, и бухту, и берег: – Ко всему.

– Привыкнешь.

– Не думаю, что привыкну.

На палубе появляется Тейлор.

– Сэр, вам звонят.

Кому я понадобился, на ночь глядя? Я беру протянутый телефон.

– Грей, – бросаю я и, поднявшись, отхожу к носу яхты.

– Кристиан, я звоню, чтобы сказать, что соглашение с партнерами подписано, – говорит Рос, – твое время на медовом месяце было потрачено не зря.

– Рад это слышать, Рос.

– Как проходит ваш отпуск? Не устал отдыхать?

– Не устал. Хотя у нас осталось не так много времени для отдыха.

– Хорошо, не буду тебя отвлекать от романтической поездки, Грей. – Сказала Рос и отключилась.

Когда я вернулся к Ане, она сидела и задумчиво глядела вдаль. Наверно переваривает информацию о том, что у нее теперь есть деньги.

– Ты привыкнешь. – Сказал я, присаживаясь обратно за стол.

– Привыкну к чему?

– К деньгам. – Сказал я, закатывая глаза. Она просто невыносима.

Она ничего не ответила, только пожала плечами и пододвинула ко мне блюдо с соленым миндалем и кешью.

– Ваши орешки, сэр, – с невозмутимым видом сообщает она. Меня веселит ее способность разряжать обстановку. Придется ей часто напоминать, что все это наше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю