332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Эдуард Дроссель » Ад существует (СИ) » Текст книги (страница 2)
Ад существует (СИ)
  • Текст добавлен: 10 июня 2021, 19:30

Текст книги "Ад существует (СИ)"


Автор книги: Эдуард Дроссель






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 2 страниц)

  Когда человеку очень страшно, включается инстинкт самосохранения и тело само срывается с места, чтобы спастись. Но бывает и так, что страх слишком силён и ноги перестают повиноваться. Так было со мной. Я повернулся, сделал первый шаг, шага не получилось, нога зацепилась за ковёр и я растянулся на полу. Паническая атака была настолько сильной, что я на несколько мгновений потерял способность дышать. В сознании мельтешила какая-то свистопляска. Я дёргался на полу, открывал и закрывал рот и думал, что умираю.


  Игорь, к счастью, не растерялся, подскочил ко мне, рывком поставил на ноги и отвесил такую затрещину, от которой я мигом пришёл в себя.


  – Ч... ч... ч... что... что это было? – жалобно пролепетал я.


  Вместо слов друг сжал моё плечо.


  – Теперь ты мне веришь? – спросил он.


  Что было дальше, я плохо помню. До утра мы сидели на кухне, пили кофе. Потом я как-то добрался до дома и взглянул на себя в зеркало. Лицо горело. Похоже, у меня был жар, меня всего лихорадило. То ли это была психосоматическая реакция на увиденное, то ли меня продуло на холодном ветру, но я слёг надолго. Температура поднялась до сорока, меня трясло, я метался в бреду.


  Выздоровление пришло не сразу, организм словно сопротивлялся, упрямо не желал идти на поправку. Я провалялся в постели до Вербной недели и чувствовал такую слабость, что еле передвигался по квартире.


  Долг дружбы обязывал меня созвониться с Игорем, узнать, как он, но мне было страшно, а сам он не звонил. Так я дотянул до Пасхи, когда случился тот пожар, а Игорь исчез.


  Через несколько дней я получил увесистую бандероль. Когда я увидел имя отправителя, меня охватило нехорошее предчувствие. Толщина бандероли намекала на то, что могло быть внутри.


  Я вскрыл коробку. Подозрения меня не обманули. Там лежали обе дьявольские книги и к ним прилагалось письмо.


  "Дружище! – писал мне Игорь. – Я сожалею о том, что всё так вышло. Мне становится хуже с каждым днём. Демоны продолжают меня терзать, этим тварям не ведома жалость. Но кроме этого происходит ещё кое-что. Я начинаю видеть фрагменты их мира средь бела дня. Пока это лишь смутные видения, которые рассеиваются, если хорошенько тряхнуть головой. Тем не менее, это тревожный звоночек. Ситуация меняется так, как я не мог себе представить. Это не значит, что мир демонов проникает в наш мир, это значит, что моё сознание накрепко срастается с их миром. Однажды проснувшись, я продолжу пребывать одновременно в обоих мирах. Тогда демоны получат возможность воздействовать на меня в бодрствующем состоянии и мои муки умножатся многократно. Твари не дадут мне ни минуты покоя.


  И вот что я ещё заметил. Чем дольше я оттягиваю уничтожение книг, тем меньше мне хочется это делать. В глубине души я понимаю, что это необходимо, но заставить себя не могу. В моём сознании копошится не червячок сомнения, а целый выводок червей. Действительно ли книги будут уничтожены, или они неуязвимы, как Некрономикон из фильма «Зловещие мертвецы»? Хватит ли мне после этого духу наложить на себя руки? Я уже ни в чём не уверен! Вдруг, когда я начну уничтожать книги, демоны овладеют моим рассудком и заставят меня вернуть им святыни? Тогда моя месть не свершится, а это по-прежнему то единственное, что меня заботит.


  Прости, но мне ничего другого не остаётся, как рассчитывать на твою помощь. Тобой демоны точно не завладеют. У тебя нет причин ни в чём сомневаться. Ты достаточно умён и я уверен, что ты найдёшь способ избавиться от книг. Прошу только об одном: сделай всё наверняка!


  Последнее время угрозы демонов звучат иначе. Они не сомневаются в том, что сумеют заполучить книги обратно. После этого они грозят отдать меня тому, кто выше них.


  У меня лишь один выход – поспешить с самоубийством. Я продумал несколько вариантов, пока ещё не выбрал, на каком остановиться. Но если что-нибудь предприму, ты сразу об этом узнаешь, обещаю.


  Оно, это далёкое и неведомое нечто, перед которым благоговеют демоны, с каждой ночью подступает всё ближе. Я чувствую это, лёжа на алтаре. Если демонов я могу перехитрить, если их пытки я могу вытерпеть, хоть и с трудом, то этому непостижимому ужасу я противиться не в силах. Никто не в силах, даже сами демоны. Это нечто превыше всех, оно суть абсолютное зло.


  Скорее всего, когда ты прочтёшь это письмо, всё уже будет кончено. Не переживай обо мне и не суди строго. В этой жизни я познал наивысшее счастье рядом с Людмилой. Да, оно было недолгим, но оно всё-таки было. Многие ли могут похвастаться тем же?


  Я верю тебе, дружище, и потому передаю тебе книги со спокойной душой. Знаю, ты не оставишь нас с Людой и миллионы других разумных созданий неотмщёнными. Ещё раз прости за то, что приходится вот так тебя использовать. Прощай. Игорь."


  Перечитав письмо несколько раз, я почувствовал злость на друга, а потом задумался. Что-то тут не сходилось. Игорь захотел уйти из жизни, погибнув при пожаре? Человек, задумавший покончить с собой быстро и безболезненно, решил сгореть в огне и для этого поджёг свой дом? Тогда куда делись его останки? Даже мощный пожар – это не крематорская печь, человеческое тело не сгорит в нём дотла, что-то обязательно останется.


  Сплошные нестыковки в этой истории мне не нравились. Я подозревал, что с Игорем что-то случилось. В то, что друг сбежал, взвалив всю ответственность на меня, я не верил. Он всегда был идеалистом и оставался верен себе и своим принципам при любых обстоятельствах.


  Мне неприятно в этом признаваться, но я больше не сомневался в истории Игоря. Не после увиденного в демонических книгах. Меня бы не удивило, если бы оказалось, что он что-то задумал. Я просто заглянул в книги и то чуть с ума не сошёл, а Игоря демоны долгое время пытали. Возможно, его рассудок действительно пошатнулся. В таком случае, его поступки и мотивация не поддаются разумному анализу, они априори иррациональны. Ни один гений не смог бы сказать, что задумал мой друг.


  Эх, Игорь, Игорь, угораздило же вас с Людкой настроиться не на тот мир...


  Проблема уязвимости книг тоже вызывала беспокойство. Жечь их, скорее всего, бесполезно, потому что камни не горят. Разве что в мартеновской печи... Только где я её найду? И что ещё можно с ними сделать – облить кислотой, раздавить прессом? У меня не было ни того, ни другого.


  То ли я не до конца выздоровел, то ли слишком сильно напряг ослабевший рассудок, у меня вдруг разболелась голова. Я бросил книги на журнальный столик, улёгся на диван, накрылся пледом и попытался заснуть. В ушах стучала кровь, я слышал и ощущал гулкие удары собственного сердца, выбивавшего однообразный ритм. Под этот ритм я, очевидно, задремал и вдруг меня что-то разбудило. Я открыл глаза, но не увидел своей квартиры...


  Нет, не так. Комнату я успел увидеть в последний момент, перед тем, как она исчезла. Мир вокруг меня пошатнулся. Так бывает, когда наклоняешься за чем-нибудь, потом резко выпрямляешься и чувствуешь головокружение. Только я никуда не наклонялся, я на диване лежал.


  Вместо привычной квартиры вокруг меня простирался мир демонов – каким описывал его Игорь и каким я видел его в книгах. Его черты проступили не сразу. Постепенное замещение им моего жилища напоминало добротную компьютерную графику, как в кино или видеоиграх.


  Мрачное, безжизненное место было освещено чем-то багрово-алым, но явно не солнцем, потому что солнца на небе не наблюдалось. Казалось, что светится само небо.


  Меня со всех сторон окружали демоны, бесформенные фигуры с горящими глазами. Их были сотни, тысячи. То ли они были бесплотными, то ли из-за обмана зрения мне показалось, что фигуры будто бы наслаивались друг на друга, так тесно они стояли. Вдалеке, позади них, возвышались какие-то тёмные массивы – то ли сопки, то ли замки, то ли муравейники, изрытые множеством пещер. Это могли быть и демоны иной природы, с пористой шкурой. Главное, что в этих пещерах обитали тени с горящими глазами. Не спрашивайте, как я это узнал. Знание вошло в меня каким-то образом само.


  А где-то совсем далеко угадывалось нечто неописуемое. Игорь правильно сказал, это нельзя было увидеть, можно было лишь ощутить. В первую очередь ощущалась невероятная мощь, способная манипулировать целыми мирами, и с ней эманации чистейшего ужаса. Если книги пробуждали сильнейшую панику, то неведомое нечто было намного хуже.


  Я порадовался тому, что не вижу этого создания. Мне и без того было так страшно, что я чуть в штаны не наложил. Если бы чистейшее зло явилось мне, я бы скончался на месте или тронулся умом.


  Демоны хорошо чувствовали моё состояние. Они заговорили со мной – не вербально, я слышал их голоса в своей голове. Их толпа с одной стороны надвинулась на меня, подхватила и понесла куда-то, а с противоположной стороны расступилась. Я увидел святилище, о котором говорил Игорь. Он не описывал подробности, их я увидел в книгах. По рассказам друга можно было решить, что это нечто вроде храма, но на самом деле это была всего лишь ровная площадка, окружённая чем-то, похожим на тотемные столбы. Так же, как письмена на страницах книг, на столбах были выжжены зловещие орнаменты и рисунки, скорее даже не рисунки, а пиктограммы.


  Посреди площадки возвышался алтарь – уродливая чёрная глыба с плоским верхом и грубыми, неровными краями. Со всех сторон глыбу украшали будто бы вкрапления жидкой раскалённой лавы. На алтаре лежал мой друг, вернее, то, что от него осталось. Если из надувной секс-куклы выпустить воздух, останется пустая, смятая оболочка. Нечто подобное, только из человеческой плоти, осталось от Игоря. Голая оболочка таращила безумно выпученные глаза, широко раззявив искривлённый и перекошенный рот, на манер знаменитых часов Сальвадора Дали.


  Я догадался, почему пожарные не нашли останков Игоря на пепелище. Демоны воспользовались тем, что его сознание намертво «припаялось» к их миру и утянули его к себе, не дали совершить самоубийство. Также я догадался, что раз у книг нет сознания, демоны не могут провернуть с ними то же самое. Им нужен кто-то, кто передал бы им святыню, а значит моя судьба висит на волоске.


  Не вызывало сомнений и то, как они нашли меня. Раз они вытащили из памяти Игоря сигнатуры Людмилы, значит и мои сигнатуры извлечь было столь же просто. Удивляло другое: как они заставили мой мозг дистанционно настроиться на ритмы их мира?


  Голоса демонов в моей голове – нестройный хор, повторяющий то ли мантру, то ли заклинание, – сделались чуть тише. Какая-то из фигур с горящими глазами (различить их было невозможно, они постоянно перемещались относительно друг друга, как цветовые пятна в калейдоскопе) любезно пришла мне на помощь и пояснила, что не мой мозг настроился на этот мир, а они, проявив коллективное усилие и слившись в общем трансе, настроились на ритмы моего мозга. Должно быть, это пение мантры-заклинания помогало демонам поддерживать транс и сохранять связь со мной.


  Как ни странно, эта информация принесла мне некоторое облегчение. Значит, я всё ещё у себя дома, а в мире демонов присутствует лишь моё спящее сознание. Демоны не собираются бросать меня на алтарь, к Игорю... Или собираются? Что им от меня нужно, я не спрашивал, это и так было ясно.


  Они не обманули моих ожиданий и потребовали вернуть им священные книги. Мой друг, говорили они, прикоснулся к запретному и поплатился за это. Демоны заставили его поджечь свой дом, а его самого отдали своему повелителю, и вот что осталось от дерзкого человечка. Хочу ли я разделить его судьбу?


  Я, разумеется, не хотел. Игорь дал мне понять, что демоны безжалостны, но неведомое нечто было ещё страшнее. Демоны сказали, что если их повелитель разгневается, он может наказать весь наш мир. От их кормушки не убудет, миров ведь бесконечное множество – одним станет меньше, никто и не заметит.


  Каким-то образом они спроецировали в моё сознание картины того, как будет выглядеть Земля, когда неведомый и непостижимый владыка зла обрушит свой гнев на человечество. Скажу честно, такого вы не увидите ни в одном апокалиптическом фильме о конце света. Никакие спецэффекты не передадут вам всего, что я узрел. Возможно, Иероним Босх смог бы изобразить нечто похожее, если бы вложил в полотно всю душу и всё мастерство. Я узрел мрак, смерть, боль, страдания, беспомощность и обречённость. Тот, кто нам неподвластен и неуязвим для всех наших ракет и политических уловок, превратил целый мир в сущий ад.


  Веками и тысячелетиями все религии рассказывали людям про ад, хотя никто и никогда его воочию не видел. И вот я оказался единственным, кто узрел его, причём не где-то в иной плоскости бытия, а на самой Земле. Кромешный ад, безнадёгу, где царят ужас, смерть и отчаяние. Всё это ждало мой мир, если я не отдам книги.


  Взвалив на меня почётную миссию их уничтожения, Игорь, оказывается, не располагал всей информацией и не до конца представлял последствия. Он допускал, что демоны покончат с ним, как с Людой, но не представлял, какой угрозе подвергнется всё человечество. Будь иначе, я бы исполнил его последнюю волю без колебаний, однако, теперь ситуация выглядела по-другом. Риск уже не был оправдан.


  Да, безусловно, мне было жаль друга и его жену, я скорбел о них и скорблю по сей день, но должен ли я был вовлекаться во вражду с демонами? Моя ли это была кровная месть? Игорь геройствовал, потому что думал, что рискует только собой. С тех пор обстоятельства изменились. Я рисковать всем нашим миром не мог. Возможно, демоны блефовали – они же демоны, в конце концов. А если нет? Как-то не хотелось проверять вероятность этого на практике.


  Кто-то уже давно считает наш мир адом. Поверьте, эти люди просто не видели настоящего ада. А вот я видел и не поседел лишь потому что у спящего сознания нет волос.


  Когда кто-то хочет, чтобы его предсмертная воля была исполнена, он в шутку или всерьёз обещает являться душеприказчику в случае его нерадения. Глядя на пустую оболочку на алтаре, я точно знал, что ни Игорь, ни Людмила ко мне не явятся и не будут попрекать тем, что не отомстил за них демонам. На всякий случай я мысленно попросил у них прощения, после чего обратился к тому демону, что говорил со мной от лица всех:


  – Давайте договоримся. Вам нужны книги, а мне от вас нужно кое-что взамен.


  Возможно, это было наглостью с моей стороны, но я твёрдо решил извлечь для себя выгоду из сложившейся ситуации. В том, что я задумал, мне могли помочь только демоны.


  – Раз вы можете достать кого угодно, – я указал на Игоря, – я верну вам книги, а вы за это кое-кого достанете. Нескольких человек, которые думают, что испортили мне жизнь...


  Да, я не такой идеалист, как Игорь. Я этого никогда и не скрывал. Если нужно, я могу быть холодным и расчётливым прагматиком, не очень-то раздумывающим над моральной стороной дела. Особенно, когда налицо мощный внешний стимул, вроде грядущего ада на Земле. В отличие от Игоря, Люда тоже была прагматиком. Она воздушных замков не строила, старалась твёрдо стоять на земле. Я уверен, она бы меня поняла и поддержала...


  – Только давайте так, чтобы без обмана. Подпишем что-то вроде контракта – я не знаю как это у вас делается, кровью или как? И ещё я хочу, чтобы мой мозг никогда не настраивался на ритмы вашего мира, а когда всё же настроится, случайно, сбросьте эту настройку. Не желаю, чтобы вы мною питались. Хочу прожить долго и умереть своей смертью. Вам и без меня еды хватит.


  «Ты получишь то, о чём просишь», – услышал я в своей голове.


  Во мне проснулся юрист-недоучка.


  – Текст договора составьте на двух языках: на своём и на русском, – потребовал я.


  Демоны продолжали петь мантру. Спустя какое-то время ко мне подплыл большой лист каменной бумаги формата А3. Ради экономии места, я не стану цитировать весь документ. Демоны обязались исполнить все мои пожелания. Кровью никто не расписывался и вообще не ясно, была ли у фигур с горящими глазами кровь. Под текстом сияла огненная печать – клякса сложной формы из той же субстанции, похожей на огненную лаву.


  «Это знак нашего владыки, – сообщил мне демон-переговорщик. – Никто из нас не посмеет его нарушить. Но он будет защищать лишь тебя одного. На других людей наш договор не распространяется.»


  – Как мне передать вам книги? – спросил я, потому что действительно не представлял, как это сделать. Тело-то спит, а у сознания нет рук.


  «Обернись», – велел мне демон.


  Я повернулся и увидел самого себя, спящего на диване. Мир демонов как-будто наслаивался на мой мир. Очевидно, об этом и писал Игорь в письме.


  Монотонное чтение мантры усилилось.


  «Вернись в тело, но не теряй ментального контакта с нами, – руководил мною демон. – Слушай наши голоса, они помогут тебе сосредоточиться. Пусть сознание войдёт в тело. Ощути его, ощути диван. Осознай, что лежишь у себя дома. После этого открой глаза и взгляни на нас.»


  Я делал всё, как он говорил. Признаюсь, оставаться сосредоточенным было непросто. В сознании всё как бы расплывалось, я едва не терял связь с происходящим и лишь голоса помогали мне удержаться и не провалиться в небытие.


  Это было почти как пробуждение, но не до конца. Я чувствовал тело, чувствовал диван. Открыв глаза, увидел журнальный столик и на нём книги. Но ощущение было такое, словно я ещё сплю, потому что я и в самом деле спал. На протяжении всего контакта с демонами я осознавал себя во сне.


  А потом я понял, что вижу только диван и журнальный столик. Остальной комнаты вокруг меня не было, вместо неё я по-прежнему видел мир демонов и поющий калейдоскоп огненных глаз.


  «Теперь возьми книги и передай их нам», – потребовал демон.


  Встав с дивана, я взял в руки обе книги и протянул демонам. Плед одним концом съехал на пол. Я посмотрел на него и не успел заметить, что произошло. Передо мной что-то мелькнуло, книги вырвало из моих рук и они исчезли в тесной массе бесформенных фигур.


  «Теперь представь своих врагов. Не просто их внешность, а как живых людей, в действии. Как они двигаются, как говорят, какие мысли излагают. Общайся с ними, говори им что угодно и пусть отвечают тебе.»


  Демонам нужны были ментальные сигнатуры и я постарался. Я припомнил всех: своих партнёров по бизнесу, их высокопоставленных подельников, шестёрок, работавших на высокопоставленных подельников, их друзей, родню... В общем, всю шайку-лейку. Это было несложно, ведь я почти всех знал лично. Когда-то я думал, что они на моей стороне, но я ошибался. Я оказался не их поля ягодой и ничего для них не значил.


  Чем больше я думал, тем яснее просматривалась комната и тем прозрачнее становился мир демонов. В какой-то момент он просто исчез. Тени с огненными глазами даже не попрощались. Абсолютно безэмоциональные, бесстрастные твари. Они внушали ужас и являлись безусловным злом, но при этом не испытывали к жертвам ни ненависти, ни каких-либо других чувств. Не было в них и благодарности ко мне за мою сговорчивость. Они совершили сделку и исчезли.


  Я резко проснулся, в стоячем положении. От неожиданности ноги подогнулись, я ударился коленями о журнальный столик и взвыл от боли. Лист каменной бумаги так и лежал на столе. Чтобы убедиться, я потрогал его. Он мне не мерещился. Получается, я действительно заключил контракт с демонами.


  Смалодушничал ли я? Повёл ли себя по-свински? Предал ли доверие друга? Подозреваю, что Игорь именно так бы и решил. Разозлился бы на меня, это уж точно. Перестал бы со мной общаться и здороваться за руку. Но, как я уже сказал, он плохо представлял ситуацию. Я считаю, что поступил разумно. Обезопасил себя, спас мир, поквитался с теми, кто меня, по сути, ограбил. Экономическая ситуация и так ни к чёрту, а меня оставили без средств к существованию в самый разгар эпидемии...


  Игоря и Люду, увы, уже не вернёшь, а мне надо как-то жить дальше. Так что угрызений я не чувствую. Моя совесть спокойна. Ну, может, мне самую малость не по себе...


  Почему я уверен, что демоны исполнят свою часть договора? Потому что они уже начали действовать. Все мои враги за считанные дни отправились на тот свет. Один уснул за рулём, влетел на машине в овраг и его грудная клетка поменялась местами с рулевым колесом. Другой рано утром шагнул с балкона прямо на острые пики кованой ограды своего таунхауса... Демоны не пропустили никого, причём каждая смерть выглядела естественной, хоть и необъяснимой. Впрочем, над причинами никто голову не ломал. Раз признаков насильственной смерти не обнаружено, дело закрывают и сдают в архив. Полиция и прокуратура нынче и так перегружены...


  В суде я без труда докажу факт отжима моего бизнеса. Выступать против меня будет некому и мне всё вернут. Я снова буду на коне.


  Раз демоны выполнили одну часть договора, хочется верить, что выполнят и остальное. Какой им смысл обманывать? Что я для них и для их владыки? Хотя... Они же всё-таки демоны. Думаю, я до конца жизни не буду уверен в их честности, постоянно буду ждать какого-нибудь подвоха. Но пока, вроде, всё тихо и спокойно. Я каждую ночь вижу сны, значит никто не сосёт из меня жизнь.


  Понимание ситуации всегда приходит задним числом. Договор-то я заключил, но демоны ведь неспроста уточнили, что он касается одного меня. Это значит, если я заведу семью, моя жена и дети не будут застрахованы от паразитов, приходящих во сне. Вдруг окажется, что демоны точат на меня зуб? Я изо всех сил старался не давать им повода, но кто их знает, они же демоны. Тогда они отыграются на моих близких и я ничего не смогу с этим поделать.


  Пожалуй, я погорячился, сказав, что всё спокойно. Никаким спокойствием даже не пахнет. Меня не покидает чувство тревоги, от которого меня не сможет избавить никакая психотерапия. Тревога не за себя, а за тех, кто мне дорог сейчас или станет дорог в будущем.


  Что ж, винить мне некого, я сам сделал свой выбор. В какой-то степени меня утешает лишь то, что не случится худшего и непостижимый ужас не устроит на Земле ад.


  Однако, последнее время я уже и в этом не уверен. Если неведомый повелитель демонов непостижим, откуда нам знать, чего он может, а чего нет? Кто ему помешает превратить Землю в ад по какой-то совершенно иной, неизвестной и даже не обязательно рациональной причине? Что для него рационально, а что нет? Мы же не знаем.


  Если каждый за свои прегрешения получает заслуженное воздаяние, значит я своё уже получил. Моим проступком можно считать предательство друга, сговор с демонами и умышленную организацию нескольких убийств. А моим наказанием... Вы, наверно, уже поняли, что им является. Я навсегда потерял покой. Постоянно страшусь того, что демоны убьют кого-то из моих близких или что на Землю явится непостижимый ужас из неведомых вселенских бездн...


  Это мой персональный ад. Он только начался, а я уже не рад. Что будет дальше, представить не сложно. Будет тяжкое, безрадостное существование с бесконечным саморефлексированием. Получается, и мир я не совсем спас, и себя всё-таки погубил. Исполнили бы демоны свои угрозы или нет, ещё не известно, это я теперь понимаю, они же всё-таки демоны. А вот моя жизнь определённо загублена. Я никогда не смогу избавиться от сомнений.


  Или всё же смогу? Какую силу воли нужно иметь, чтобы отбросить все страхи и сомнения и просто жить? Есть ли у меня такая сила? Пока что я не ощущаю ничего, кроме сомнений. А ещё время от времени наружу прорывается злость на Игоря. Вот нужно ему было мстить, нужно было связываться с демонами и втягивать в это меня! Вообще-то я сам себя втянул, но когда злишься, всегда ищешь виноватых. Получается, что виноваты мы оба.


  Да... Заварили мы с Игорем кашу. Он уже хлебнул с лихвой, а мне дальше предстоит расхлёбывать. Если не смогу убедить себя в том, что персональный ад является продуктом моего собственного сознания, если не смогу перестроить мышление, жизнь станет сплошной мукой. Игорь сумел перестроить сознание трижды, причём во сне. Неужели я не смогу наяву и всего один раз? Знать бы только, как это сделать...


  Ну а пока, welcome to hell, друзья, welcome to hell!


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю