355 500 произведений, 25 200 авторов.

Электронная библиотека книг » Джули Кагава » Железная королева » Текст книги (страница 9)
Железная королева
  • Текст добавлен: 17 сентября 2016, 19:51

Текст книги "Железная королева"


Автор книги: Джули Кагава



сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 20 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

11. Эльфийский военный совет

В ту ночь над лагерем повисла расплывшаяся луна, малиновая, ржаво-красная, зловещая, залившая все под собою жуткими кровавыми отсветами. В почти безоблачном небе кружилась ржавая снежная крошка, и казалось, что сама луна запятнана ржавчиной…

Я выбралась из тесной и душной палатки, в которой никто и не пытался воссоздать иллюзию лесной поляны. Снаружи поджидали Ясень с Паком. Неестественные алые блики резко выхватывали из тьмы их угловатые черты; лица выглядели еще менее человеческими, чем обычно, глаза в полумраке мерцали. В лагере было тихо, ничто не шевелилось под злобно-багровой луной, палаточный городок застыл городом-призраком.

– Тебя позвали, – торжественно объявил мне Ясень.

Я кивнула.

– Тогда не будем заставлять их ждать.

Шатер Оберона нависал над всеми остальными, сдвоенные знамена Дворов трепетали по ветру. Землю припорошил тонкий слой снега, испещренный отпечатками сапог, когтистых лап и копыт; следы сходились от периметра к центру лагеря.

Я скользнула за желтый полог и вновь попала на лесную поляну, только на этот раз по центру обнаружился массивный каменный стол, а вокруг – фейри в боевых доспехах. Оберон и Маб председательствовали, величественные и хмурые в окружении высокородных ши. Огромный тролль в череповидном шлеме, украшенном бараньими рогами, стоял, скрестив руки, и молча наблюдал за происходящим: кентавр спорил с гоблинским вождем, и оба тыкали пальцами в разложенную на столе карту. Высоченный леший, корявый и скрюченный, точно древний дуб, присел на корточки, чтобы лучше слышать прения советников.

– Предупреждаю, – возмущался кентавр, и его мышцы бугрились от ярости, – если ваши лазутчики собираются устраивать ловушки на краю пустоши, говорите заранее, чтобы моиразведчики в них не попадались! У меня уже двое ноги переломали из-за ваших ям, а еще один чуть не умер от отравленного дротика!

Предводитель гоблинов оскалил искривленные клыки и огрызнулся:

– А я при чем, когда твои лазутчики не смотрят под ноги? И вообще, чего твои лазутчики забыли возле нашего лагеря, а? Подсматривают и вынюхивают? Понятно, завидуют, что уж мы-то след никогда не теряем!

– Довольно, – вмешался Оберон, когда кентавр был готов вскочить на стол и затоптать гоблина. – Мы собрались не ради ссор. Я спрашивал всего лишь о докладах ваших разведчиков, а не о том, как они враждуют друг с другом.

Тяжело дыша, кентавр метал убийственные взгляды на гоблина.

– Все так, как сказали гоблины, мой господин, – откликнулся он, оборачиваясь к Оберону. – У нас было несколько стычек с Железными тварями – видимо, с передовыми отрядами. Они нас испытывают, проверяют, в чем наши слабости, знают, что мы не в силах последовать за ними в Железное королевство. Мы еще не видели их настоящей армии. И их Железного короля.

– Сир! – один из генералов-ши воззвал к Оберону. – А вдруг все это обманный маневр? Что, если Железный король собирается напасть с другой стороны? Может, нам следует получше защитить Аркадию и Летний двор, а не дожидаться на опушке Дикого леса…

– Нет, – раздался холодный голос Маб. – Если вы уйдете, если возвратитесь к своему Двору, мы проиграем. Стоит Железному королю поразить Дикий лес, зараза перекинется и на Лето, и на Зиму. Нельзя расходиться по домам. Держать оборону нужно именно здесь.

– Согласен. – Тон Оберона не допускал никаких возражений. – Лето не устранится. Единственный способ защитить Аркадию – и все Небывалое – остановить наступление здесь. Секира, – окликнул он огромного тролля, – где твои силы? На подходе?

– Да, ваше величество, – прорычал тролль. – Будут через три дня, если ничего не случится.

– А что же Древние? – Маб повернулась к одному из генералов. – Это их мир, даже если они впали в спячку. Услышали ли драконы наш призыв к оружию?

– Нам неизвестно, в каком состоянии пребывают немногие оставшиеся Древние, ваше величество. – Генерал склонил голову. – Пока что мы смогли найти лишь одного и не уверены, что он станет нам помогать. Что до остальных – все либо спят глубоким сном, либо скрылись под землей и намерены переждать.

Оберон кивнул.

– Тогда обойдемся без них.

– Прошу прощения, ваше величество, – снова осторожно встрял кентавр. – Но как же мы остановим Железного короля, если он не принимает бой? Ведь он по-прежнему скрывается в своих отравленных землях, а мы теряем жизни и силы, дожидаясь его здесь. Нельзя же сидеть тут бесконечно, пока Железные твари выбивают нас поодиночке?

– Нет. – Оберон посмотрел прямо на меня. – Нельзя.

Все взоры обратились в мою сторону. Мне хотелось провалиться сквозь землю, но Пак только присвистнул и лукаво подмигнул.

– Ну что, наш выход.

– Меган Чейз согласилась войти в бесплодные земли и отыскать Железного короля, – объявил Оберон, и я несмело подошла к столу, сопровождаемая Ясенем и Паком.

Все взоры обратились ко мне: любопытные, недоверчивые, пренебрежительные.

– В ней – половина человечьей крови, которая убережет ее от воздействия яда; к тому же в одиночку, без огромной армии, она могла бы проскользнуть незаметно. – Оберон прищурился и указал точку на карте. – Пока она будет там, мы должны любой ценой удержаться здесь. Нужно дать ей время обнаружить местонахождение Железного короля и убить его.

Меня трясло, в горле пересохло. Ужас, как не хотелось больше никого убивать. До сих пор снились кошмары о том, как я стрелой пронзаю грудь предыдущего Железного короля. Но я дала слово, и все на меня рассчитывают.

– Ваше величество. – На этот раз заговорил Зимний ши, высокий воин в ледяной кольчуге и заплетенными в косу белыми волосами. – Простите, сир, неужели мы и в самом деле доверяем безопасность нашего мира, всего Небывалого, этой… полукровке? Этой ссыльной, поправшей законы обоих Дворов? – Синие глаза злобно покосились в мою сторону. – Она – не такая, как мы. Она никогда не станет одной из нас. Какое ей дело до судьбы Небывалого? Как же вообще можно ей доверять?

– Она – моя дочь. – Голос Оберона был спокоен, однако чувствовался в нем рокот надвигающегося землетрясения. – И вам не нужно доверять ей. От вас требуется лишь повиновение.

– А между тем вопрос не лишен оснований, Лесной владыка, – возразила Маб и улыбнулась так, что меня передернуло. – Что ты задумала, полукровка? Как собираешься отыскать Железного короля, а если найдешь – как будешь его останавливать?

– Не знаю, – тихонько призналась я, вызвав негодующее ворчание присутствующих за столом. – Я не знаю, где он. Но я найду его, обещаю. Я уже одолела одного Железного короля, поверьте, что справлюсь и с этим.

– Ты немало просишь, полукровка, – встрял еще один фейри, на этот раз Летний рыцарь. Пронзительно-зеленые глаза рассматривали меня с сомнением. – Не могу сказать, что одобряю этот план.

– Вам и не нужно ничего одобрять, – ответила я всем сразу. – И вы вовсе не должны мне доверять. Похоже, я – ваш последний шанс остановить лжекороля. Что-то не вижу среди васдобровольцев, желающих отправиться в Железное королевство. Если у кого-нибудь есть план получше, с радостью выслушаю.

Повисла долгая тишина, прерываемая только сдавленным хихиканьем Пака. Все бросали на меня сердитые и недовольные взгляды, но никто не осмелился возразить.

Лицо Оберона было непроницаемо, Маб смотрела холодно и страшно.

– Ты прав, Лесной владыка, – наконец повернулась она к Оберону. – Медлить нельзя. Мы отправим полукровку в бесплодные земли поразить отвратительную тварь, прозванную Железным королем. Если она справится – победа наша. Если умрет… – Маб коротко взглянула на меня, и прекрасные алые губы изогнулись в улыбке, – мы ничего не теряем.

Оберон кивнул с прежней бесстрастностью.

– Я бы не стал посылать тебя одну, если бы не исключительные обстоятельства, дочь, – заявил он. – Знаю, что многого от тебя прошу, но ты уже и прежде удивляла меня. Молюсь лишь о том, чтобы снова удивиться.

– Она пойдет не одна, – к всеобщему удивлению, негромко вставил Ясень. Принц шагнул ко мне и обернулся к военному совету. Вид и голос у него были решительные. – С ней будут Плут и я.

Лесной владыка смерил Ясеня изучающим взглядом.

– Так я и думал, рыцарь… Я восхищаюсь твоей верностью, хоть и боюсь, что она же тебя и погубит. Но… поступай как должно. Мы не будем препятствовать.

– Я по-прежнему считаю тебя глупым мальчишкой, – заявила Маб, обратив холодный взгляд на своего младшего сына. – Будь моя воля, я бы вырвала тебе горло, лишь бы ты не произнес той клятвы. Но если ты намерен сопровождать девчонку, у Неблагого двора найдется чем помочь.

Оберон вопросительно выгнул бровь. Очевидно, для него это было так же неожиданно, как для меня. Однако Зимняя королева, не удостоив супруга ни малейшим вниманием, обратила черный и хищный взор на меня.

– Удивлена, полукровка? – Она презрительно фыркнула. – Хочешь верь, хочешь нет, но я не собираюсь спокойно наблюдать, как погибнет мой последний сын. Если Ясень намерен снова отправиться за тобой в Железное королевство, ему понадобится защита от тамошней отравы. Мои умельцы трудились над магическим талисманом, который сумел бы защитить своего обладателя от Железных чар. Говорят, что все почти готово.

Сверкнула надежда!

– Что же это?

С холодной мимолетной улыбкой Маб повернулась к выжидающим фейри.

– Вон, – прошипела она. – Убирайтесь все, кроме девчонки и ее защитников.

Зимние фейри тут же вскочили и без единого слова бросились прочь. Летние рыцари вопросительно посмотрели на Оберона, и тот отпустил всех коротким кивком. Эльфы поклонились своему королю и вышли вслед за Зимними существами из палатки, оставив нас наедине с правителями Небывалого.

Оберон бесстрастно посмотрел на Маб.

– Тайны от Летнего двора, леди Маб?

– Оставь этот тон, господин Оберон. – Маб сузила глаза. – Ты поступил бы точно так же. Я пекусь лишь о своих, не о чужих.

Она коротко хлопнула в ладоши.

– Хайнцльманн, несите мерзость.

Трава зашуршала, из теней явились и прошлепали к столу три миниатюрных, похожих на ящерок человечка. Ростом они были пониже гномов, едва доставали мне до коленок, но при этом не походили ни на карликов, ни на брауни, ни на гоблинов. Я вопросительно покосилась на Ясеня, и тот скривился.

– Кобольды. Кузнецы при Неблагом дворе.

Кобольды тащили клетку, сделанную из переплетенных ветвей, лучащихся Летними чарами.

А в клетке метался, шипел и рычал гремлин.

Я непроизвольно вздрогнула при виде этой твари. Гремлины тоже были разновидностью Железных фейри, но настолько буйными и неуправляемыми, что даже остальные Железки не хотели иметь с ними дела. Эти создания жили в машинах и компьютерах и частенько сбивались в огромные стаи, дабы нанести наибольшие повреждения. Внешне эта мелюзга была костлява и уродлива, нечто среднее между голой обезьяной и бескрылой летучей мышью – длиннорукие, лопоухие, с острыми, как бритвенное лезвие, зубами, которые при оскале отсвечивали голубым неоном.

Я догадалась, зачем Маб всех выгнала. Гремлин не пережил бы короткий путь к столу – кто-то из рыцарей наверняка бы зарубил его на месте. Оберон разглядывал плюющегося фейри, как особенно отвратительное насекомое, но молчал.

Кобольды водрузили клетку на стол, и мечущийся внутри гремлин зарычал на нас. Тот кобольд, что покрупнее, косматый и желтоглазый, осклабился и быстро, точно ящерица, облизнулся.

– Всссё готово, Королева Маб, – просвистел он. – Желаете исполнить ритуал?

Маб жутко улыбнулась.

– Дай мне амулет, Хайнцльманн.

Кобольд вручил ей некую вещицу, вспыхнувшую в неярком свете. По-прежнему с улыбкой Зимняя королева снова повернулась к гремлину, хищно сверкнув глазами, и принялась выпевать непонятные мне слова, слова, источавшие силу, могущество, заклубившееся вокруг нас, точно водоворот. Я ощутила какое-то внутреннее натяжение, мне почудилось, будто моя душа рвется прочь из тела, стремясь унестись в этот водоворот. Мне стало нечем дышать, я лишь почувствовала, что Ясень крепко взял меня за руку, как будто боялся, что я и впрямь улечу.

Гремлин выгнулся, разинул пасть и тонко завизжал. Я заметила, как изо рта его вырвалось нечто темное, скомканное, нечто вроде грязноватого облачка, и это облачко тут же затянуло в водоворот. Маб продолжала свой напев, и вот уже водоворот могущества всосало, точно торнадо, в эту вещицу, которую королева так и сжимала в кулаке. Гремлин рухнул на дно клетки, чуть подергиваясь и разбрасывая шипящие на камнях искры, в последний раз содрогнулся и окончательно замер.

У меня пересохло во рту, Маб торжествующе уставилась на нас.

– Что вы с ним сделали? – просипела я.

Королева разомкнула пальцы. Амулет качался на тонкой серебряной цепочке, сверкая капелькой воды. Вещица была крошечная, в форме слезинки, окованной льдом, и прозрачной, как стекло, однако внутри мне почудился некий курящийся дымок.

– Мы придумали способ улавливать жизненную силу Железных тварей, – промурлыкала Маб, довольная собой настолько, что это даже пугало. – Амулет оттягивает Железные чары со своего обладателя на себя, очищая и оберегая носителя от отравы. Можно даже потрогатьжелезо и не обжечься. По крайней мере, не сильно. – Она пожала плечами. – Во всяком случае, так утверждают мои кузнецы. Мы пока еще не пробовали.

– А это единственный?.. – Ясень с сомнением кивнул на безжизненного гремлина.

В смерти создание казалось еще мельче, чем при жизни, и выглядело хрупким, как сухая веточка.

Маб с жутким смехом покачала головой.

– О нет, мой милый! Много, много мерзости потребовалось на создание талисмана. Вот почему мы не можем раздавать амулеты всем подряд. Изловить этих тварей живьем оказалось довольно… сложно.

Меня мутило при взгляде на клубившуюся внутри хрустальной капли дымку.

– Их необходимо убивать,чтобы эта штука действовала?

– Мы на войне,человек! – Голос Маб был холоден и безжалостен. – Здесь либо убивают, либо погибают сами.

Королева с презрением посмотрела на скрючившееся тельце гремлина.

– Железные твари уничтожают наш дом и отравляют наших людей. По-моему, все справедливо, разве нет?

Я, честно говоря, сомневалась, но тут Пак кашлянул и отвлек внимание на себя.

– Не хочу, чтоб вы считали меня жадным и все такое, – заявил он. – Но как же так, неужто вещицу получит только снежный мальчик? Ведь в Железное королевство-то мы отправляемся все втроем!

Маб смерила его ледяным взглядом.

– Нет, Плутишка Робин. – Она выплюнула имя Пака, как ругательство. – Тот, кто научил нас это делать, настоял, чтобы и ты получил свой амулет.

Она сделала знак рукой, и кобольд Хайнцльманн, скалясь, протянул Паку еще одну цепочку. Амулет на ней был оплетен лозой, а не закован в ледышки, в остальном же был совершенно такой, как и первый. Пак ухмыльнулся и с шутливым поклоном в сторону Маб надел цепочку себе на шею.

Королева поманила Ясеня поближе и надела ему на шею второй амулет. Принц поклонился.

– Это – лучшее, что мы в силах для тебя сделать. – Зимняя королева взглянула на своего сына едва ли не с сожалением. – Если вы не победите Железного короля, всем нам конец.

– Мы не проиграем, – тихо откликнулся Ясень, и Маб, точно в последний раз, погладила его по щеке.

– И наконец, – добавила она, отпуская Ясеня, – магия амулета не постоянна. Со временем чары будут слабеть и таять, пока совсем не истончатся. Кроме того, кузнецы утверждают, что любое использование чар ускорит разрушение амулета, так же как и непосредственное соприкосновение с железом. Когда вы проникнете в Железное королевство, у вас будет ограниченное время на поиски и убийство вашей жертвы. Так что я бы на твоем месте не мешкала, Меган Чейз.

«Ах, ну разумеется! – подумала я про себя, хотя сердце ушло в пятки. – Мало того, что задача невыполнимая, так еще и время ограниченно. Ничего страшного».

– Королева Маб!

Снаружи раздался пронзительный крик, и в шатер ворвался какой-то разлапистый куст, который заметался подле Маб. Я даже не сразу различила, что это гоблин, облепленный ветками и листиками и в этаком наряде полностью сливающийся с лесным окружением.

– Королева Маб! – выпалил он. – Железные фейри! Нюхх заметил кучу Железяк, они разбили лагерь на краю пустоши! Трубите тревогу! Хватайте оружие! Бежим, бежим!

Одним стремительным движением Маб ухватила бешеного гоблина за горло и приподняла создание в воздух.

– Сколько их там? – негромко спросила она.

Полузадушенный гоблин слабо подергивался, шурша своей лиственной маскировкой.

– Уф… – Лазутчик еще немного потрепыхался и замер. – Несколько сотен? – прохрипел он. – Много огней, много тварей. Нюхх плохо разглядел, простите…

– Они стоят или идут? – продолжала допрашивать Маб голосом почти спокойным и рассудительным, однако остеклевшие глаза смотрели страшно. – Мы успеем подготовиться, или враг уже у ворот?

– В нескольких милях отсюда, ваше величество. Они разбили лагерь, лагерь на ночь! Нюхх думает, что нападут с рассветом!

– Значит, время у нас еще есть. – Маб отшвырнула гоблина, как будто тот был лишь пустой бутылкой из-под колы. – Предупреди войска, что будет битва. Пришли ко мне генералов, нужно обсудить стратегию на утро. Скорей!

Гоблин умчался прочь, как внезапно оживший куст. Маб налетела на Оберона.

– Подумать только! – злобно прошипела она. – Стоит появиться твоей дочери, как на нас немедленно нападают! Как будто специально явились за ней!

Меня охватил темный ужас. С одним или двумя противниками я могла бы справиться, но с целой армией…

– Что же мне делать? – пролепетала я, пытаясь скрыть дрожь в голосе. – Немедленно уходить?

Оберон покачал головой.

– Не в эту ночь, – твердо ответил он. – Враг уже у ворот, ты попадешь к ним прямо в зубы.

– Я могла бы проскользнуть…

– Нет, Меган Чейз. Я не стану рисковать. Слишком многое поставлено на карту, нельзя допустить, чтобы тебя поймали и убили. Мы сразимся с ними завтра, а когда победим, путь в Железное королевство станет свободен.

– Но…

– Никаких препирательств, дочь. – Оберон обернулся и пригвоздил меня к месту суровым взором изумрудных глаз; голос его прозвучал низко и жутко. – Ты останешься здесь, у нас под защитой, до победы в этой битве. Я все еще король, и я сказал свое последнее слово.

Я притихла. Он ведь и впрямь Владыка Летних эльфов, слишком опасно настаивать на своем.

Маб недовольно покачала головой.

– Очень хорошо, Лесной владыка, – заявила она, поднимаясь в полный рост. – Нужно подготовить войско к бою. Прошу меня извинить.

Смерив меня на прощание очередной ледяной улыбкой, Королева Зимних эльфов покинула поляну. Я проводила ее взглядом и обернулась к Оберону.

– И что теперь?

– Теперь, – ответил Оберон, – готовимся к войне.

12. Предатель

В ту ночь гудел весь лагерь. Как только просочился слух о скором нападении, нетерпеливое предвкушение охватило войска, подобно лесному пожару, и выплеснулось из битком забитых палаток наружу. Фейри сновали по улицам, как хоккейные фанаты после матча, в поисках еды, выпивки и других, более сомнительных удовольствий. Трубы и барабаны вторили завываниям ветра, хищные ритмы звучали пещерно и грозно. По всему лагерю горели высоченные костры, огонь ревел и рвался во тьму, подобно птице феникс, а воины Лета и Зимы плясали, пили и пели всю ночь напролет.

Я старалась не подходить к самым ярким кострам, сторонилась танцев, вина и всего остального, что творилось в ту ночь в укромных закоулках меж палаток. Стояла себе на одном месте и грела ладони о кружку с черным чаем, а по всему лагерю вокруг Летних и Зимних костров метались темные тени. В ставке Неблагих гоблины и красные колпаки распевали похабные боевые песни, в которых то и дело поминали мясо, кровь и расчлененные тела, а в лагере Светлых в завораживающем ритме кружились дриады и древесные нимфы, покачиваясь, подобно ветвям на ветру. Из-за куста вспорхнул напуганный сатиром сильф; огр опрокинул в рот целый бочонок эля и жадно пил, обливаясь темной жидкостью.

– И не скажешь, что завтра битва, – поделилась я с Ясенем.

Принц стоял, облокотившись о дерево, и небрежно помахивал зеленой бутылкой, из которой время от времени отпивал. Я даже не просила попробовать. Эльфийское вино – мощная штука, а мне совсем не улыбалось превратиться на остаток ночи в ежика или познакомиться с огромными розовыми кроликами.

– Разве празднуют обычно не послепобеды?

– А если завтра не наступит? – Ясень уставился на костер Неблагих, туда, где гоблины вопили что-то про пальцы и поварские тесаки. – Многие не доживут до следующего дня. Когда мы умираем, это окончательно, там дальше ничего нет. – Хотя говорил он равнодушно, как о чем-то само собой разумеющемся, его взгляд потемнел. Принц сделал еще глоток из горлышка и вдруг подмигнул мне. – Кажется, у вас, у смертных, есть такое выражение: пей-гуляй-веселись, пока на голову не упал кирпич?

– Ясень, это вовсе не смешно!..

Неожиданно кто-то рухнул прямо нам под ноги – Пак, растрепанный, без рубашки, в венке из маргариток в рыжих волосах… Он ухмыльнулся мне, но не успела я отреагировать, как на него с хохотом набросилась стайка нимф.

– А, здорово, принцесса! – Нимфы, заливаясь смехом, потащили его за собой, пытаясь поднять, а Пак, отбиваясь, нелепо махал руками. Рыжие волосы негодника пламенели, глаза сверкали, моего давнего друга было не узнать. – Хочешь с нами, покатаемся на фуке?

– Э… нет, Пак, спасибо.

– Дело твое, принцесса. Живем-то только раз! – И Пак позволил нимфам утащить себя в толпу, кружащую вокруг костра.

Ясень покачал головой и сделал еще один глоток из бутылки. Я растерянно смотрела вслед переменившемуся другу.

– С такой стороны я его прежде не знала… – наконец пробормотала я, поежившись от ветра.

Ясень хмыкнул.

– Значит, ты с Плутишкой вовсе не знакома. – Темный эльф отлепился от дерева, подошел ко мне и чуть приобнял за плечи. – Постарайся отдохнуть. Буйство к ночи только разойдется, вряд ли тебе будет приятно смотреть на перепивших фейри. К тому же надо хоть пару часов поспать перед завтрашней битвой.

Я поежилась при мысли о надвигающейся войне.

– А мне тоже надо будет драться?

Мы направились к моей палатке. Ясень вздохнул.

– Нет, если мое слово что-то значит, – проговорил он скорее себе под нос, чем обращаясь ко мне. – Да и Оберон вряд ли позволит тебе впутываться. Ты слишком важна, нельзя рисковать твоей жизнью.

Я почувствовала некоторое облегчение, но вместе с тем и жгучую вину. Устала от своей беспомощности, от того, что все вокруг меня погибают. Может, пора самой начать сражаться за себя?

Вот и палатка. Сердце вдруг заколотилось быстро-быстро, спиной я буквально чувствовала его близость, его спокойную уверенность; кожу покалывало. Темная палатка манила внутрь, слова вертелись у меня на языке, удерживаемые только страхом.

«Давай же, Меган! Попроси его остаться. Что ужасного может произойти? Он откажется?»Я вздрогнула от смущения. «Ладно, это будет глупо. Но откажется ли он и в самом деле? Ты же знаешь, он тебя любит. Чего ты ждешь?»

Я набрала в грудь воздуха:

– Ясень… э…

– Принц Ясень! – Зимний рыцарь спешил к нам со стороны дальних палаток, а добежав, поклонился. Мне хотелось пнуть незваного пришельца под зад, но Ясень как будто развеселился.

– Ого, я, значит, снова принц? Очень хорошо. Что тебе нужно, Дейлин?

– Королева Маб приглашает вас к себе, ваше высочество, – продолжил рыцарь, совершенно не обращая внимания на меня. – Зовет присоединиться к ней в ее палатке в Зимней части лагеря. Я останусь здесь и буду охранять Летнюю принцессу до тех пор…

– Я более не подчиняюсь Королеве Маб, – ответил Ясень. Рыцарь разинул рот. – Если моя дама попросит меня уйти, я выполню ее просьбу. В противном случае, попрошу тебя передать королеве мои извинения.

Зимний рыцарь по-прежнему ничего не понимал, но Ясень серьезно и торжественно повернулся ко мне (впрочем, глубоко внутри его ауры вспыхнуло затаенное торжество).

– Если хочешь, чтобы я остался, только скажи, – негромко произнес он. – Или я мог бы сходить разузнать, что понадобилось Маб. Твои желания для меня закон.

Какое искушение, ужасное искушение – попросить его остаться! Мне хотелось затащить принца в свою палатку, чтобы мы вдвоем позабыли и о войне, и о Дворах, и о грядущей битве, хотя бы на одну только ночь. Но Маб это только еще сильней выведет из себя – ни к чему лишний раз злить Зимнюю королеву.

– Нет, – вздохнула я. – Сходи узнай, что нужно Маб.

– Ты уверена?

Я кивнула, и принц решился.

– Я тут, недалеко, – сказал он. – А Дейлин постоит снаружи. Можешь ему доверять. Но если я понадоблюсь, просто крикни.

– Хорошо, – ответила я и проводила его взглядом, пока принц не скрылся в темноте. Я вся дрожала от сдерживаемого желания. Дейлин неловко поклонился мне и занял позицию у входа в палатку. Я со вздохом нырнула внутрь, плюхнулась на постель и уткнулась в подушку разгоряченным лбом.

Пылая от запретных мыслей и чувств, я была не в силах успокоиться и долгое время не могла думать ни о чем, кроме темного рыцаря, который даже во сне заполнял собою все мои мечты.

Что-то зажало мне рот в темноте, заглушило испуганный вскрик. Я дернулась, но не сумела ни пошевелиться, ни двинуть рукой под весом неизвестного противника. Надо мной навис вооруженный рыцарь, лицо его было скрыто под шлемом с полным забралом.

– Шш-шшшш! – Рыцарь прижал палец к губам. Я чувствовала скрытую забралом улыбку. – Тише, ваше высочество. Все будет гораздо проще, если вы не станете сопротивляться.

Я отчаянно задергалась, но рука в перчатке надавила сильнее, до слез. Рыцарь вздохнул:

– Хотите по-плохому?

Перчатка сделалась холодной, ледяной, прикосновение жгло кожу огнем. Я рвалась и брыкалась, но не могла освободиться или хотя бы отшвырнуть зажимающую мне рот руку. Мои щеки подернулись инеем, подбородок заледенел, губы накрепко смерзлись. Рыцарь усмехнулся и убрал руку, и я с трудом вздохнула обмороженным носом. Лицо горело, как от кислоты, злой холод пробирал до костей.

– Так-то лучше. – Рыцарь уставился на меня. – Ни к чему нам тут сейчас красавчик Ясень, да?

Я вздрогнула, узнав самодовольный и высокомерный тон. Рыцаря моя реакция позабавила.

Он поднял забрало с лица, подтверждая мои подозрения. Сердце ушло в пятки, я задрожала, силясь справиться со страхом.

– Соскучилась, принцесса? – Синие глаза-брильянты Рябины вспыхнули в темноте, если бы нос не замерз, я бы задохнулась от отвращения. Старший брат Ясеня теперь выглядел иначе; некогда прекрасное лицо с угловатыми чертами покрылось кошмарными ожогами, превратилось в маску из обнаженной плоти. Сукровица сочилась из зияющих на щеках ссадин, нос ввалился, оставив на своем месте жуткую дыру. Лицо казалось ухмыляющимся черепом, пылающие болью и безумием остекленевшие глаза глубоко запали.

– Тебе противно? – прошептал он мне. – Это испытание, мой обряд посвящения. Железо выжигает слабую и бесполезную плоть, чтобы я смог возродиться одним из них. Нужно просто перетерпеть боль, пока не закончится перерождение. Когда Железный король захватит все Небывалое, я единственный из старокровок переживу перемены.

Я затрясла головой, хотела объяснить, что он не прав, что нет никакого обряда посвящения, что фальшивый король попросту использует его, как всех остальных…

Но конечно, через лед я говорить не могла. А Рябина вдруг выхватил кинжал – клинок из оникса, тонкий и зазубренный, похожий на акулий зуб.

– Железный король хочет сам с тобой поквитаться, – прошептал он. – Но будет достаточно, если ты попадешь к нему едва живой. Пожалуй, отрежу-ка я тебе пару пальчиков, оставлю для Ясеня. Что скажете, ваше высочество?

Он освободил мне одну руку, схватил меня за запястье и пригвоздил к земле, не обращая внимания на мои дикие взбрыкивания.

– Ах, принцесса, дергайся еще! Это так эротично!

А потом схватил нож покрепче и занес надо мной, выбирая, по какому пальцу нанести удар.

Я глубоко вздохнула, силясь унять панику, и постаралась думать связно. Меч – вот он, близко, но пошевелиться я не могу. Попытка воспользоваться чарами меня обессилит или вовсе иссушит, однако выбора не осталось. Рябина уже примеривался кончиком клинка к моему пальцу, но растягивал удовольствие; показались первые капельки крови. Я же сосредоточилась на рукоятке.

«Дерево есть дерево, – раздался у меня в голове голос Пака. – Простая деревяшка, корабельная корма, деревянный лук или обычная швабра – Летняя магия может все оживить, хотя бы на мгновение. Ты владеешь этой силой по праву рождения. Сосредоточься».

Вспыхнули чары, и рукоять ножа ощетинилась блестящими шипами, пронзающими и перчатку, и саму плоть Рябины. Почти тут же нахлынула тошнота, комната поплыла у меня перед глазами, и я разорвала связь. Рябина взвыл, отпрянул и выпустил мою руку. Как я и надеялась! Внутренне ликуя и стараясь не поддаваться тошнотворной слабости, я запустила свободную руку под забрало врага и вцепилась в изуродованное, обожженное лицо.

От вопля Рябины палатка содрогнулась. Он выронил клинок и схватился за лицо, а я со всей силы его оттолкнула, вскочила на ноги и схватила меч. Другой рукой я растирала обмороженное лицо – лед потрескался, ледышки сходили прямо с лоскутами кожи; я едва сдерживала слезы. Рябина навис надо мной.

– Ты и вправду надеялась меня победить? – Он выхватил свой меч, льдисто-голубой и такой же зазубренный, как кинжал, и шагнул ко мне. Его лицо кровоточило, один глаз был зажмурен. – Почему ты не убежала, принцесса? Беги к Ясеню и папочке – я не смогу гнаться за тобой по лагерю.

Я отковыряла последнюю льдинку с губы и сплюнула на землю между нами. На губах осталась кровь.

– Больше я не убегаю, – заявила я. Его уцелевший глаз сузился. – И спиной к тебе не повернусь. Я хочу, чтобы ты передал послание фальшивому королю.

Рябина оскалил клыки и шагнул вперед. Я не отступила, только приняла оборонительную стойку, как показывал мне Ясень.

Судя по той схватке Рябины с Ясенем, которую мне довелось наблюдать, противник был гораздо сильнее меня. Но теперь злость пересиливала страх, и я наставила на врага меч.

– Передай фальшивому королю, что не нужно никого за мной подсылать, – заявила я твердым, насколько сумела, голосом. – Я иду к нему. Я иду, а когда найду его, то убью.

И с ужасом поняла, что действительно так думаю. Теперь либо он, либо мои родные – и смертные, и фейри. Фальшивый король должен умереть, чтобы остальные жили. Как напророчил Грим, я сделалась орудием Дворов, убийцей.

Рябина презрительно фыркнул.

– Я непременно передам ему, принцесса, – насмешливо бросил он. – Но и ты не уйдешь от меня невредимой.

Он опять шагнул вперед, а я попятилась к стене палатки.

– Пожалуй, в качестве трофея отрежу ухо – просто, чтобы доказать королю, что я справился.

Рябина прыгнул, захватив меня врасплох стремительным движением. Я отпрянула, взмахнула мечом, сумела отвести удар, однако кончик чиркнул по моей щеке, ожег кожу. Я споткнулась и, падая, вывалилась из палатки наружу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю