332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джордан Силвер » Хорошая девочка (ЛП) » Текст книги (страница 1)
Хорошая девочка (ЛП)
  • Текст добавлен: 25 августа 2017, 20:30

Текст книги "Хорошая девочка (ЛП)"


Автор книги: Джордан Силвер






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 6 страниц)

Книга предназначена только для ознакомительного чтения. Любая публикация данного материала без ссылки на группу и указания переводчика строго запрещена. Любое коммерческое и иное использование материала, кроме предварительного ознакомления, запрещено.

Книга: Хорошая девочка

Автор: Джордан Силвер

Серия: Вне серий

Количество глав: 11 глав +эпилог

Рейтинг: 18+

Переводчик: Наталья Щербакова

Альтернативная обложка: Вета Светлова

Редактор:Султана

Вычитка: Иман Исаева

Перевод группы: https://vk.com/lovestories2017

Аннотация:

Она подписала контракт, теперь она полностью принадлежит ему. Правила были ясны. Полная секретность, никаких детей и всегда быть там, когда он хочет её. Но она нарушила самое главное правило…

Последствия и расплата за это не заставят себя долго ждать.

Береги своё сердце, ХОРОШАЯ ДЕВОЧКА!

Глава 1

Я крепко прижала свои руки к багажнику автомобиля и позволила ему сделать со мной то, что он хотел. Автоматическая дверь в гараж застряла на полпути вниз, но меня это уже не волновало. Была поздняя ночь, и на моей тихой улице никого не было. Я надеялась, что никто не решит вывести собаку на позднюю прогулку.

Я вцепилась зубами в свою нижнюю губу, чтобы заглушить свои громкие звуки. Я старалась оставаться в вертикальном положении и не позволить своим коленям опуститься на пол. В этой позиции его ствол поражал меня так сильно, что я боялась, он разорвёт меня на части. Боль внутри меня была слишком сладкой, поэтому я не просила его остановиться.

Единственными звуками в гараже было наше тяжёлое дыхание и шлепки плоти о плоть, когда он сильно входил в меня сзади. Я знала, что была у всех на виду, но меня это совершенно не волновало. Мои трусики упали на пол, скрученные вокруг моих лодыжек. Юбка была поднята до талии, а порванная блузка болталась на груди.

Его руки потянули вниз чашки моего бюстгальтера, обнажая пышные груди. Он сильно сжал их, продолжая глубже входить в меня. Я выгнула немного спину и давление увеличилось.

Я откинула голову назад и положила её ему на плечо. Приподняв немного попку, я полностью растворилась в его желании. Мои соки стекали по внутренней стороне бедер. Боль и наслаждение от грубых пощипываний моих возбуждённых сосков буквально сводили меня с ума.

Я хотела кричать от удовольствия, но знала, что он оставит меня, если я сделаю это. Так было всегда. Он появлялся где угодно и когда ему было угодно, без предварительного уведомления. Это добавляло мерзости в наши отношения. Я никогда не могла предугадать, где он возьмёт меня в следующий раз. Девушку, которая всегда гордилась тем, что она хорошая девочка, насиловал член, который выбрал её временно для своего рода освобождения.

Теперь его лицо было у меня на шее, и он ласкал языком и кусал мою кожу, атакуя сразу все мои чувства. Он был так хорош, так хорош в этом… Мне хотелось громко кричать от наслаждения,…но мне было запрещено.

Между нами слова всегда были под запретом. За все это время мы разговаривали только на работе и строго на рабочие темы. Он считал, что слова во время секса и после него способствовали сближению с моей стороны. Для него я была просто куклой. Со временем я к этому привыкла. Все незаданные вопросы и ответы на них крутились лишь в моей голове. Но самое страшное было то, что я всей душой полюбила этого человека. Я тщательно скрывала своё настоящее отношение к нему за маской холода и безразличия. Если бы я, хоть на миг, прокололась, он сразу бы ушёл.

Я молча показала ему, чего хотела. Переместив своё тело, я кинула его через край. Но вместо этого я первая упала с обрыва.

Мои ноги резко подкосились, а внутренние мышцы сильно сжались. Моё тело трепетало от сладкого удовольствия. Мысленно я снова и снова кричала слова любви и нежности, которые мне так хотелось ему сказать. Он застонал от удовольствия, и по моей спине пробежали мурашки. Звуки наслаждения всё чаще стали слетать с его губ.

Они были как знаки отличия для меня. Я гордилась тем, что могла вытащить их из него, когда точно знала, что он упорно боролся с собой, чтобы не дать мне даже этого. Он всегда доказывал мне, что для него я всего лишь вместилище его похоти, как и многие другие до меня.

Он оставался похороненным внутри меня, даже после того как подёргивание его ствола прекратилось. Его руки по-прежнему сильно сжимали мою грудь, а губы ласкали мою шею. Секунды спустя, он вытащил свой полусогнутый ствол из моего горячего тела, и я остро почувствовала потерю. Он нагнулся и потянул трусики вверх по моим ногам. Слегка шлёпнув меня по воспалённому клитору, он с ловкостью одел на меня трусики.

Когда он закончил, то повернул моё лицо к себе для поцелуя. Это была самая лучшая часть нашей интермедии, поцелуй в конце. Это было так же интимно, как и он внутри меня. Это последнее, что я лелеяла перед сном одна в своей холодной постели.

– Будь моей хорошей девочкой, – прошептал он в мои губы и быстро ушёл в ночь через открытую дверь. Мои ноги ещё сильнее задрожали от его таких сладких долгожданных слов. Я собрала всю волю в кулак и на шатких ногах зашла в дом.

Внутри дома я снова почувствовала холодную пустоту одиночества. Я уже не хотела есть, и не собиралась готовить стейк, который оставила мариновать перед уходом на работу.

Я ненавидела эти американские горки из взлётов и падений в наших отношениях. В особенности ненавидела все оставшиеся без ответа вопросы, особенно сейчас. Моя рука опустилась на ещё плоский живот, и страх ворвался в мою душу. Я боролась с ним последние несколько дней. С тех самых пор, как я узнала.

На смену страху пришёл гнев. Почему я продолжаю делать это с собой? Разве я не заслуживаю лучшего? Разве я не заслуживаю, чтобы кто-то обнимал меня ночью, чтобы проснуться утром рядом со мной? Разве я не заслуживаю кого-то, кто хотел бы только меня?

Что я наделала? Я совершила огромную глупость, влюбившись в человека, с которым у меня не могло быть будущего. Я кинула игральные кости и проиграла. Надежды больше нет. Он скоро покинет меня.

Я не сомневалась в результате. По справедливости, я, конечно, должна была рассказать ему. Он имел полное право знать. Но я просто хочу украсть ещё немного времени для себя. Я знаю, что это ненормально.

Мне было плохо от того, что маленький мальчик или девочка никогда не узнает своего отца. Не узнает, какой красивый и сложный человек породил его.

Я чувствовала расползавшуюся в душе жалость к себе, поскольку знала, что проиграю в ближайшее время.

Присев на диван, я сняла туфли и опустила сумку на столик. Немного успокоившись, я отправилась в спальню. Мои глаза остановились на большой кровати, которую мы очень редко разделяли. Наши встречи всегда  были не традиционными. Мы никогда их не планировали, и они могли произойти в любом месте.

Он всегда был честен со мной. С самого начала он дал мне понять, что его чувства под запретом. Мысли о романтических отношениях с ним были исключительно в моей голове. Я знала, что после смерти его жены и ребёнка, он избегает каких-либо реальных обязательств. Но это было более двух лет назад. Неужели прошло слишком мало времени для него, чтобы начать собирать своё сердце по кусочкам?

Я прекрасно понимала, что я не первая девушка, которой он пользовался в последние полтора года. Но, как и все глупышки, я надеялась, что он выбрал именно меня, чтобы излечить его раненое сердце и завоевать его любовь навсегда.

Я знала, что он не встречался с другими женщинами на данный момент. За последние три месяца как мы начали встречаться, я была единственной, с кем он занимался сексом. До меня у него было много любовниц, с которыми он встречался одновременно. Неужели я была другой для него, чем все остальные, которые были раньше меня?

Этот вопрос и множество других крутились в моей голове. Они всегда одолевали меня перед сном. Эту часть вечера я боялся больше всего. Я мучилась бессонницей, взвешивая плюсы и минусы наших отношений. Но сейчас главным вопросом было то, когда я признаюсь ему? Мой живот скоро вырастет и расставания уже не избежать.

Эти мысли вызвали во мне тошноту, но я заснула прежде, чем пришла к ответу.

Утром я проснулась с бабочками в животе от предвкушения скорой встречи с любимым. Я поспешила проделать свой утренний ритуал. Быстро перекусив бейглом и выпив чашку травяного чая, поспешила за дверь.

Я не опаздывала на работу, просто утренняя встреча с ним обещала идеальный день для меня. Не говоря уже о том, как один раз, когда мы оба были в офисе раньше других, он взял меня у стены в своём кабинете. Это было ещё одно из моих любимых воспоминаний.

Мне нравилось, когда он терял над собой контроль. Когда он шёл против одного из своих правил. Как будто он ничего не мог с собой поделать. Как будто его притяжение ко мне было так же сильно, как и моё к нему. В последние две недели таких моментов было особенно много. К тому же вчера он заговорил со мной. Но теперь, как только я начинаю думать, что у нас появился шанс на своё «долго и счастливо», моё тело предало меня.

Сегодня, к сожалению, не будет идеального дня. Как только я вошла в здание то была встречена Рейчел, своим личным ассистентом с чашкой кофе в руках.

Приступ ревности прошёл по моим венам. Я постаралась успокоиться и нацепить на себя дружелюбную улыбку.

– Привет, Талия. Ты что-то сегодня слишком рано,– прощебетала Рейчел.

Этот факт по отношению к ней крутился на кончике моего языка, но я сдержалась.

– Да, у меня остались дела со вчерашнего дня. Я решила доделать их, пока рабочий день не начался, – ответила я.

Я ненавижу то, как она улыбнулась, ничего мне не сказав. Работая рядом с ней, я заметила много маленьких причуд за ней, но никогда не могла понять, была ли она немного рассеяна, или сознательно пренебрегала мной.

Работая с документами в своём кабинете, я заметила, как РЕЙЧЕЛ ОПЯТЬ ПРОШЛА в кабинет Джонаса. Она была в нём уже 3 раза за это утро. Что они могли обсуждать рано утром? Она была нанята в качестве помощника для меня, а я была личным ассистентом Джонаса. Мне не нужен был помощник, и я никогда о нём не просила. Но я не имела права голоса в этом вопросе.

Для Рейчел не было абсолютно никаких причин, чтобы быть так рано на работе. Неужели Джонас – главная причина?

Может быть, она была моей заменой? Эта мысль заставила мои внутренности сжаться.

Она была той, с которой по слухам, раньше встречался Джонас. Длинноногая стройная блондинка, молодая, но она не могла быть намного моложе моих двадцати пяти. Она была очень красивой, и теперь я понимаю, почему он влюбился в неё.

Глава 2

Я загрузила компьютер и попыталась выглядеть занятой, но  никак не могла сосредоточиться. Мне безумно хотелось ворваться в его кабинет и узнать правду. В голове крутился вопрос, как он посмел прийти ко мне прошлой ночью, если уже сегодня планировал двигаться дальше? Или он пока раздумывал и лишь тренировал её для себя?

Эти вопросы сводили меня с ума, и моя душа горела от ревности и обиды.

Я наблюдала за каждым её шагом, когда она входила и выходила из его кабинета. С каждым разом боль усиливалась и я чувствовала, что скоро не смогу сдержать гнев. Я была абсолютно неконфликтным человеком и предпочитала всегда отступать и уходить. Но сейчас я готова была бороться и сделать хоть что-нибудь, чтобы убрать соперницу со своего пути. Голос из Интеркома на моём столе заставил меня вздрогнуть.

– Госпожа Кармайкл, зайдите, пожалуйста, ко мне.

Его голос встряхнул меня, и я встала со своего места, чтобы отправиться к нему в кабинет.

–Да, сэр?

Я опустила голову вниз, отказываясь смотреть на него. Он знает меня слишком хорошо и точно заметит моё подавленное состояние. К тому же я знала, как он отреагирует на любые шоу, особенно на рабочем месте.

Я взяла документы, которые он протянул мне, и повернулась, чтобы покинуть кабинет. Он был настолько безразличным ко мне, что я почувствовала, как внутренне сжалась от его холодности. Между нами всё кончено, я была в этом уверенна.

Я поспешила к своему рабочему столу и принялась проверять присланную корреспонденцию, пока не пришло время идти на обед. У меня не было аппетита, но мне надо было выбраться отсюда. Мой телефон загудел, пока я доставала сумочку из ящика стола.

–Да, сэр?

– Иди домой, – резким голосом приказал он.

Моё сердце гулко застучало и глаза заволокло пеленой слёз. Неужели он уволил меня? Я не могла в это поверить. В трансе я взяла сумочку и вышла из кабинета и здания. Я не помню, как вернулась домой. Не помню, как сняла с себя одежду и в слезах упала на кровать.

Я оплакивала своё разбитое сердце за то, что могло быть, если бы только он дал нам шанс. Гнев ушёл, и я осталась в глубокой, тёмной пустоте.

Я не услышала, как открылась дверь и тихие шаги к моей постели, но почувствовала, что кто-то лёг рядом со мной и мои глаза распахнулись от испуга.

Моё сердце ушло в овердрайв, когда я увидела, что это был он. Гнев вернулся в мгновение ока, и я сорвалась. Молча, я стала наносить ему яростные удары по голове, груди и везде, куда могла дотянуться.

Он засмеялся, и это было первый раз, когда я услышала его смех. Его лицо, тронутое улыбкой, казалось беззаботным. Он ничего не сказал мне и лишь уткнулся носом в мою шею и двинулся вниз к моей груди.

Его рука оказалась между моими бёдрами, и я инстинктивно раздвинула их. Умелые пальцы дразнили мой уже сильно набухший клитор, перед тем как погрузиться в меня.

В голове возникло два вопроса, ответ на которые мне очень хотелось найти. Как он смог подавить все мои страхи одним прикосновением? Почему я не сопротивляюсь ему? Даже когда я была достаточно зла, чтобы убить его.

Его зубы окружили мой сосок, и я чуть не застонала. Он отнял голову от моей груди и припал к моим губам голодным влажным поцелуем. Его пальцы всё сильнее таранили моё тело, и я не могла дождаться, когда он уже придавит меня своим телом.

Он всегда брал меня, когда я стояла на локтях и коленях, но в своих мечтах по ночам, он накрывал меня своим телом.

Сейчас впервые с начала наших отношений, он давал мне то, чего я хотела. Он передвинул мою ногу с его бедра, и приготовился войти.

Я закрыла глаза от экстаза, когда он скользнул в меня своим красивым огромным членом и сделал первый толчок.

Я открыла их снова, чтобы взглянуть на него. Его затуманенный похотью взгляд подтолкнул меня взять его за голову и притянуть к себе. Я бы никогда не взяла на себя инициативу, прежде мне приходилось ждать, когда он сделает первый шаг. Но после того, что произошло утром, я нуждалась в этом как никогда.

Он укусил мою губу, и я взлетела на орбиту. Он впервые позволил мне кончить первой!

Его большие руки ласкали мою грудь нежно и медленно. Я завернула свои ноги вокруг его задницы и позволила трахнуть меня, как он хотел. Мои руки бродили по его спине вверх и вниз, и я, совсем обезумев, схватила его за упругую задницу и притянула к себе покрепче.

Я нарушила сейчас так много правил, но мне хотелось, чтобы он понял, что потеряет, когда уйдёт к этой малолетней красавице.

Я безумно хотела умолять его трахнуть меня сильнее, хотела сказать одну из многих непристойностей, круживших в моей голове. Только вместо этого я позволила делать то, что ему хотелось, и потерялась в своём удовольствии.

Мои ноги были оттеснены к моим ушам, он раскрыл меня пошире для своих яростных толчков и я попала в рай. Он стал диким и неуправляемым, и я в душе возликовала, что смогла лишить его контроля.

Его член в такой позе буквально разрывал меня, и я тонула в сладостной боли. Я видела, как он упивался мной, сквозь свои пушистые ресницы. И почему мы не могли сохранить это сладкое для нас время навсегда? На это я не знала ответа.

Я почувствовал мягкое прикосновение его пальцев к моей щеке. Это было как-то очень интимно. Мои глаза распахнулись, и я почувствовала ручейки слёз от обиды. Он совсем не изменился, его холодный взгляд, после такой безудержной страсти, разрывал моё сердце на мелкие кусочки.

Лёгкий поцелуй на моих губах был тоже новым элементом в наших отношениях, но он не радовал меня. Я знала, что так он выражал жалость ко мне от скорого расставания.

Я хотела прикоснуться к нему, но уже использовала свою квоту в течение дня.

Мне не хотелось портить наш последний вечер, и я усилила движения своих бёдер и задницы, когда он мощно входил и выходил из меня.

Я заметила, что он уже был на грани. Его зрачки расширились, голова откинулась назад, и он крепко стиснул зубы, чтобы удержать любой звук, пытавшийся вырваться из его горла. Некоторые женщины говорят, что невозможно почувствовать выстрел семени своего мужчины внутри тела; это была ложь.

Я чувствовала тепло, когда он подарил мне самый ценный подарок. Он снова не надел презерватив. Он их просто люто ненавидел, так что оставил решение вопроса с контрацепцией для меня. В самом начале наших отношений, мы прошли проверку на заболевания у врача и мне были назначены противозачаточные таблетки.

Он верил в силу таблеток и не переживал о том, что я забеременею. Мои глаза распахнулись от этой мысли. Сможет ли он поверить мне, когда придёт время? Или будет настаивать на обратном? Он должен поверить мне, что я не намеревалась заманить его в ловушку.

Несколько недель назад, у меня был в тяжёлой форме гайморит. Доктор дал мне новый антибиотик, который был гораздо сильнее остальных, и я принимала его, чтобы быстро выздороветь.

В разгар болезни, я несколько раз пропустила приём противозачаточных таблеток и решила начать принимать их заново в следующем месяце. Я не знаю, почему сделала это. Это получилось совершенно несознательно с моей стороны. Но неизбежное случилось, и теперь я чувствовала себя в ловушке. Решение пришлось принимать мне, а не ему.

Страх сковал меня, пока я не успокоила себя тем, что всё будет хорошо. Я не сделала это нарочно. Конечно, он бы понял это.

Моя киска крепко сжимала его, выдаивая его драгоценность и неожиданно меня снова накрыло волной оргазма.

Несколько секунд спустя он покинул моё тело, и мне захотелось кричать в пустоту, которую он оставил позади. Вместо этого я сомкнула ноги, чтобы удержать внутри себя наши соки и не позволить им пролиться на постель. Всё это было глубоко внутри меня и мне хотелось удержать его навсегда.

Он пошёл в ванную комнату. Он прекрасно знал, где она находится, ведь это был его дом. Дом, который он выбрал для меня и наших интимных встреч. Мы не могли встречаться в его пентхаусе из-за огромного количества посторонних глаз.

Вместо этого, он купил маленький домик в тихом районе, и если я хотела быть с ним, то мне пришлось играть по его правилам.

Я никогда не жаловалась на них, пока он был со мною рядом. Всё изменилось для меня совсем недавно, но только не для него. Я была не довольна быстрым животным трахом и поспешным бегством Джонаса от меня после этого. Я не понимала, почему он не мог оставаться со мной, ведь никто из соседей не знал его. Я хотела большего, но получить большее, означало потерять его.

Один факт, известный мне о Джонасе Харпе, он очень прямолинейный и чтобы избежать ненужных для него вопросов и просьб с моей стороны, он прописал всё подробно в нашем заключённом с ним контракте.

Он вернулся в комнату, оделся, и пригладил свои влажные после душа волосы. Он посмотрел на меня, лежащую в постели, с таким выражением лица, будто изучал меня. Я до сих пор лежала и боялась даже дышать. Когда же он начнёт снова кромсать моё сердце на куски? Я ждала от него ужасных слов, которые бы перевернули весь мой мир вверх ногами, но они так и не покинули его уст.

Он проверил время на своих часах, прежде чем обратиться ко мне.

– Ты опоздаешь, если не пошевелишься. У меня сегодня встреча с Соренсеном, и ты мне нужна там.

Для меня сейчас не было слаще этих слов. Моё сердце свободно взлетело, как птица, и тело расслабилось. Он покинул комнату и дом, только тогда я встала с кровати, и пошла в душ, чтобы вымыться.

Мыло было ещё влажным от принятого им душа, полотенце, которое он отбросил, тоже. Я пробежала этим полотенцем через свои бёдра, касаясь своих самых интимных мест, чтобы ещё раз почувствовать его.

Глава 3

Я поспешно оделась и схватила яблоко на пути к выходу из дома. Я знаю, что должна лучше питаться, но аппетита в последнее время не было. Я села в автомобиль, который он купил мне, как часть пакета по нашему договору. Он не был спортивным, не был броским, но проведя исследования, я поняла, что он был самой безопасной моделью на рынке.

Ценник на авто был заоблачный для меня и не только, но это лишь свидетельствовало о его заботе обо мне. Вначале, как только я начала ездить на этой машине, по фирме поползли злые и завистливые высказывания в мой адрес, но он позаботился об этом. Для всех было сказано, что это служебный автомобиль, пригодный для помощника одного из ведущих бизнесменов города.

Напоминание об этом поспособствовало тому, что мой мыльный пузырь лопнул. У меня был договор купли-продажи на моё имя, авто действительно было моим, но мне не с кем было поделиться этим. Этот контракт, который когда-то заставил чувствовать меня себя под опекой и защитой, теперь был удавкой на шее.

Я пыталась раздобыть сведения о тех женщинах, которые были до меня. Он никогда не говорил, как он расправлялся с ними, и на фирме слухов об этом не было. В одном я была точно уверенна, что их было много после смерти его семьи, и эти отношения, если их можно так назвать, никогда не длились дольше нескольких недель.

Мне было страшно потерять его после того, как познала. Я понимала, что многие женщины, наверное, всё ещё работают на него, и я вижу их каждый день. Но никто не смел распускать сплетни о великом Джонасе Харпе, поэтому молчали все, и я всегда удивлялась, как ему удавалось закрыть рты, без договора о неразглашении.

Это было нечто, на что я никогда не узнаю ответа.

Как только я зашла в офис, то увидела Рейчел. Она выходила из его кабинета с сияющим и довольным лицом. Неужели он посмел сделать это, после того как покинул мою постель?

– О, Талия, ты вернулась? Я думала, ты ушла на весь день.

Я что-то промычала в ответ и притворилась, что внимательно слежу за загрузкой своего компьютера.

Джонас вышел из своего кабинета и с минуту пристально следил за нами. Меня стала бить мелкая дрожь от ощущения, что он сравнивает нас.

– Госпожа Кармайкл, поехали, – приказал он.

Я вскочила из-за своего стола и направилась к лифту.

Всю дорогу в лифте наверх, он не смотрел на меня и держал голову прямо. Он даже не шевелился, как будто застыл. Я всё ещё могла чувствовать его внутри меня, но мы оба уже могли заметить, как становились чужими друг другу.

Я случайно взглянула вверх и прямо в отражении двери лифта, наши глаза встретились. Моё лицо вспыхнуло от жара. Оказывается, он всё это время смотрел наменя.

Мои ноги стали как желе и когда двери лифта открылись, я еле-еле смогла выйти из него. Джонас как будто не заметил этого.

Что он искал во мне? Он рассматривал мои недостатки? Взвешивал все «за» и «против» в пользу более привлекательной Рейчел? Я не узнавала сама себя. Я стала нервной, раздражительной и очень обидчивой. Возможно, беременность и гормоны поспособствовали этому? У меня не было на это ответа.

Мы добрались до конференц-зала, где должна была состояться встреча. Мне потребовалось несколько минут, чтобы прийти в себя, пока мы ждали господина Соренсена.

Я проверила свои записи и лишний раз убедилась, что всё было в порядке. Я чувствовала его взгляд на мне, и от него меня бросало в жар. Я уже начала чувствовать дискомфорт от этой ситуации, когда молчание в зале было нарушено.

– Джонас, друг мой! Как я рад увидеться с тобой.

Молодой человек, который вёл себя слишком возбуждённо, вошёл в зал. Он выглядел довольно привлекательным, но не был так хорош, как Джонас Харп. Он протянул руку к Джонасу для приветствия, но его опередили двое  сопровождающих его мужчин.

Джонас никогда не говорил об этом, но я думаю, Соренсен пришёл к нему опять просить денег. Он хотел удержать свою фирму, которая досталась ему от отца, на плаву и не дать ей совсем разориться.

За последние несколько недель, мы тщательно проверяли данные фирмы Соренсена. Я собирала информацию о фирме и передавала её Джонасу.

Я не знаю, какой вывод сделал Джонас, но я бы не дала и ломаного гроша этому великовозрастному ребёнку, даже чтобы купить хот-дог. Он был легкомысленным и незрелым, когда дело дошло до бизнеса.

Отец Соренсена управлял компанией почти 30 лет и делал это весьма успешно. Но когда после его смерти пришёл его сын, компания начала разваливаться. Соренсена не интересовала фирма. Он постоянно развлекался с новыми красотками и вёл жизнь плейбоя.

Конечно, я была далека, чтобы высказать своё мнение великому Джонасу Харпу, поэтому держала его при себе.

Соренсен вальяжно раскинулся в кресле и решил блеснуть своим умением флиртовать.

– Талия, Вы сегодня особенно прекрасны. Когда же Вы примете моё предложение поужинать вместе?

Мои глаза быстро стрельнули в сторону Джонаса, и я густо покраснела.

– Вам не нужно его разрешение, он просто ваш босс, а не хозяин, – продолжил свои шутки Эндрю, и подкатил на кресле поближе ко мне.

Джонас ничего не сказал, а просто сидел и смотрел на экран своего ноутбука.

– Вы готовы Соренсен? – спокойно спросил он.

Эндрю откашлялся и с усмешкой сказал:

– Для Вас, Джонас, дела всегда важнее красивой женщины. Ну что ж, давайте перейдём к делам.

Я почувствовала жалость к Эндрю. Если бы он только знал, что у Джонаса были строгие правила ведения бизнеса, и он неукоснительно придерживался их. И если бы Эндрю хоть немного работал так, как Джонас, компания бы не стояла на пороге банкротства.

Джонас откинулся на спинку кресла и постучал пальцем по гладкой отполированной поверхности стола из красного дерева.

– Ну, Соренсен, посмотрев на цифры последнего квартала, я не могу понять, почему я или кто-нибудь ещё должны вложить деньги в бесконечную долговую воронку вашей компании.

Я могла прочитать по выражению лица Эндрю, что такого он не ожидал.

– О чем ты говоришь, Джонас? Мы хорошо сработали в прошлом квартале, даже очень хорошо.

О нет, никогда не иди в глухую оборону с Джонасом, он съест тебя заживо.

– Да, документы, что Вы мне переслали, показывают рост, но покопавшись глубже, я нашёл реальные цифры и они ничего подобного тому, что Вы предоставили мне, не имеют.

– Ты, как...ты посмел действовать за моей спиной? – вскочил Эндрю со своего места.

– Да, я также посмел созвать совет директоров и они все согласились с моим планом реабилитации компании и моей кандидатурой встать во главе её. Вы можете не переживать, так как получите внушительное выходное пособие и сможете также бездарно продолжить прожигать свою жизнь.

– Что? Ты не можешь сделать это. Моя семья построила эту компанию с нуля.

– Да, но именно ты растранжирил большую её часть, меньше чем за год.

– Я буду бороться с тобой... – задыхался от ярости Эндрю.

– Ты можешь, конечно, попробовать, но дело уже сделано. Совет проголосовал в мою пользу ещё на прошлой неделе. Если бы ты был там, то уже знал об этом. Не волнуйся, как я уже и сказал, у меня не было целью обмануть тебя, поэтому ты и получишь огромные отступные и сможешь разбазаривать их в течение очень долгого времени. Теперь, если ты извинишь меня, мне нужно заниматься делом.

Джонас встал на ноги, и я вскочила со своего места следом за ним. Я была немного в шоке оттого, что сейчас произошло. В моих заметках этого не было. Эндрю был явно расстроен, когда он встал из-за стола и посмотрел на меня.

– Ты должна уйти от этой акулы, маленькая Талия. Я не знаю, как кто-то столь нежный и сладкий, как ты, ещё не успел попасть в его безразмерный желудок.

«О нет, не втягивайте меня в это» – хотелось крикнуть мне.

Я хотела провалиться сквозь землю, когда Эндрю протянул мне руку для прощания.

– Не трогай её, – прорычал Джонас.

Эндрю отдёрнул руку, как ужаленный, прежде чем, снова столкнувшись с Джонасом взглядом, произнёс.

– Ты не владеешь ею, Харп. А ты не забудь мои слова, маленькая Талия. И моё предложение всё ещё в силе.

Я не подняла головы, даже когда он подошёл к двери и ушёл.

Я наблюдала, как Джонас, проводив Эндрю, закрыл двери на замок и вернулся ко мне.

Теперь я ясно видела, как полыхал гнев на его лице.

Я сделала шаг назад, готовясь объяснить слегка завуалированные намёки Эндрю, но он не дал мне такой возможности. Вместо этого, Джонас положил меня на стол и придавил своим телом.

Без слов, он скользнул своей рукой мне под юбку и разорвал мои новые шёлковые трусики. Мои глаза широко распахнулись. Я ощутила движение его руки, когда он возился со своим ремнём и молнией на брюках.

У меня не было времени протестовать или соглашаться, прежде чем я почувствовала его твёрдый член в своём лоне. У меня не было выбора, только как подчиниться ему.

Он никогда не любил меня так, как имел сейчас. У нас было много диких встреч, но это было совсем другое. Его сильные толчки, казалось, отправляют мне сообщение. Я посмотрела в его глаза, но, как и раньше в них не было света. Там было что-то дикое и почти смертельно опасное.

Моё тело сдалось, и я бурно кончила. Мне хотелось кричать, но я молчала, как рыба и только быстро дышала. Он кончил следом за мной и тихо прошептал мне на ухо;

– Моё.

Он вышел из меня, протянул руку и снял с меня мои порванные трусики. Он быстро засунул их себе в карман. Я поправила свою одежду, а он пригладил мои волосы. Джонас никогда этого не делал.

Я последовала за ним из конференц-зала и вошла в лифт. Пока мы ехали вниз, я не решалась посмотреть на него и просто смотрела в пол.

Когда лифт остановился на нашем этаже и двери открылись, я выскочила из него и бросилась в дамскую комнату, чтобы умыться.

Мне пришлось несколько минут простоять, чтобы успокоиться, прежде чем вернуться на рабочее место.

Последняя вещь, которая меня интересовала, это Рейчел и что она делает сейчас. Джонас никогда не проявлял каких-либо признаков собственничества, не показывал даже капли ревности, так что то, что случилось в конференц-зале, было абсолютно не в его стиле.

Вернувшись к своему столу, я заставила себя работать, но мой мозг всё равно пытался разгадать, что означали слова Джонаса «моё»? Неужели у него были претензии ко мне по поводу Эндрю? Или он готов был признать, что я значила для него больше, чем просто ещё один офисный роман.

За остаток дня я обдумывала всё это сотню раз, и так и не приблизилась к ответу.

Рабочий день наконец-то закончился, и я покинула свой кабинет.

Всю дорогу домой, я вновь проигрывала сцену в конференц-зале в своей голове и легче мне от этого не становилось.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю