332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джон Бойнтон Пристли » 31 июня (с иллюстрациями Джона Купера) » Текст книги (страница 6)
31 июня (с иллюстрациями Джона Купера)
  • Текст добавлен: 6 июня 2021, 18:31

Текст книги "31 июня (с иллюстрациями Джона Купера)"


Автор книги: Джон Бойнтон Пристли






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 9 страниц)

Глава 11. ВСТРЕЧА В ТЕМНИЦЕ

В подземелье было теперь так темно, что два солдата, Джек и Фред, неся Сэму ужин, захватили с собой факелы.

Джек поставил миску около Сэма.

– На этот раз мы принесли тебе похлёбку для подкрепления сил.

– И ещё хлеба, – сказал Фред.

– С этим хлебом ты хлебнёшь горя, – сострил Джек. – Каково, Фред?

– Ой, Джек, ты меня уморишь!

– Где сэр Шкипер, ваш капитан? – спросил Сэм.

– Этому сукину сэру солоно пришлось, – ответил Джек. – Сперва мы его арестовали, взяли под стражу, а потом он вместе со вторым молодчиком попал в лапы к волшебнику.

– Так что он, может, уже превратил их в пару такс, – сказал Фред.

– Собачья жизнь, приятель! – подхватил Джек со смехом. – Слышь, Фред, шуточки-то у меня сами собой так и сыплются.

– Ты голова, Джек!

– А ты как думал, Фред! Ну, где же кандалы и цепи?

– Кандалы? – заволновался Сэм. – Это ещё зачем?

– Так положено, браток, понял? – сказал Фред. – Это мы вроде бы укрываем тебя на ночь одеяльцем.

– Да ты их и не почувствуешь, приятель, – сказал Джек, заковывая его в цепи. – Ну, как похлёбка?

– Жуть! – сказал Сэм. – Из чего её у вас варят – из наконечников для стрел, что ли?

– Больно уж ты привередлив, браток, в этом твоя беда, – сказал Фред, помогая товарищу. – Мы для тебя стараемся, из кожи вон лезем – и вот благодарность.

– Да, брат, живём-то ведь только раз, – сказал Джек, проверяя, надёжно ли закован узник. – А глядишь, немножко доброты – и человек чувствует себя по-другому. Мы с Фредом золотые парни, запомни это, приятель! Ну вот! Я ж тебе говорил – ты и не почувствуешь.

– Да тут добрых четыреста фунтов железа! – завопил Сэм.

– И вовсе не четыреста, приятель. Ты преувеличиваешь. Я так думаю, тут всего фунтов триста.

– Самое большее – двести пятьдесят, – сказал Фред. – А тебе не доводилось бывать в Карлеонской темнице? Поглядел бы, какие там кандалы! Помнишь, Джек, как мы с тобой служили в конвое? Мы ещё тогда сцепились с двумя оружейниками.

– А потом вместе пошли в кабачок мёд пить! – подхватил Джек. – И по дороге я вышиб мозги двум стражникам. Тебе доводилось когда-нибудь надрызгаться мёдом, приятель? Крепкое зелье! Ну, теперь, кажется, всё в порядке. И чтоб ты не подумал, будто мы на тебя сердимся, приятель, оставляю тебе этот факел. Я воткну его вот сюда, в гнездо. Спокойной ночи.

– Приятных снов, – сказал Фред.

Они стали подниматься по лестнице.

– А вы не дадите мне одеяла или ещё чего-нибудь укрыться? – крикнул Сэм им вдогонку.

– Как? В такую тёплую ночь? Ну, это ты, браток, хватил.

Сэм проглотил ещё ложку похлёбки. Ужас да и только! Сплошной перец. Во рту у него горело, и кусок не лез в горло. Через несколько минут он услышал, как дверь наверху снова отворилась и по лестнице бегом спустился старый Марлаграм.

– Вот я и вернулся, мой мальчик. Хи-хи-хи! А вот настоящий ужин.

– Как мне благодарить вас, магистр Марлаграм!

– Лучшее вино из подвалов короля Мелиота и его любимый паштет. Хи-хи-хи!

– Если он об этом пронюхает, нам несдобровать, – сказал Сэм. – Знаете, что было, когда я отведал его за завтраком? – И он принялся уплетать паштет, сделав перед тем добрый глоток вина. – Вы, конечно, вернулись вместе с принцессой Мелисентой?

– Да, да, она здесь. Мы с ней уже обо всём столковались. Она получает то, чего хочет. И я тоже получаю то, чего хочу. Всё так хорошо устроилось – лучше не надо.

– Для вас – может быть. Но мне это никак не по вкусу.

– Ах, не по вкусу, мой мальчик?..

– Простите… это я про паштет… Но что же будет со мной?

– А чего бы ты хотел? – И, не дав Сэму ответить, Марлаграм продолжал: – Ну, ладно, послушай меня. Не забывай, что вот уже больше пятидесяти лет основное моё занятие – исполнение желаний. Большинство людей не получает того, чего хочет, а всё потому, что сами не знают, чего хотят. Как исполнять желания, если их нет? Ну а ты, дружок, знаешь, чего хочешь?

– Да, – ответил Сэм, отрываясь от огромной чаши.

– Вот счастливчик! Хи-хи-хи! Хочешь стать королём Перадора?

– Боже сохрани! – ужаснулся Сэм. – Само собой, первым делом я хочу выбраться из этой проклятой темницы. Потом хочу жениться на Мелисенте, послать ко всем чертям Уоллеби, Диммока, Пейли и Тукса и писать акварельные пейзажи, в том мире или в этом – всё равно, а на досуге удить рыбу.

– И ты не жаждешь власти?

– Нет. Хочу только писать акварели и ловить форель.

– И богатства не жаждешь?

– А куда мне его девать?

– Да ты просто рождён, чтобы сидеть в темнице. Хи-хи-хи! Но почему ты хочешь жениться на принцессе Мелисенте? Разве мало у вас там девушек, хорошеньких, умненьких, честных, интересных, прелестных, самых что ни на есть расчудесных! Хи-хи-хи! Зачем же было забираться в такую даль, в самый Перадор?

– Минутку, – промычал Сэм с полным ртом. – Прежде чем ответить, надо выпить. – Он взял чашу обеими руками. – Ф-фу! Этак я в два счёта захмелею. Я хочу жениться на Мелисенте, потому что, мне кажется, я нашёл в ней два поразительных достоинства, каких прежде не встречал ни в ком: она совсем особенная и удивительно милая. Улыбающаяся принцесса – вот о чём мечтает всякий мужчина. Но один Бог знает, что Мелисента нашла во мне.

– Да, Бог это знает, – сказала Мелисента, спускаясь по лестнице. – И я тоже, Сэм, милый, но ни он, ни я никогда тебе не скажем.

– Она слышала каждое твоё слово, мой мальчик. Хи-хи-хи!

– Ах, бедняжка ты мой!.. Какие страшные цепи… и эта темница…

– Хи-хи-хи!

Мелисента в бешенстве повернулась к Марлаграму.

– Извольте сейчас же прекратить это дурацкое кудахтанье, освободите бедного Сэма от цепей и выведите его отсюда. Надеюсь, вы это можете? Иначе я сейчас же побегу наверх за напильником.

– Бесполезно, – сказал Сэм. – Чтобы распилить цепи, понадобится пропасть времени.

– Ну? – Она бросила на волшебника вызывающий взгляд.

– Вообще-то могу, – сказал он. – Хотя цепи – штука довольно хитрая, а я давно не практиковался. Ну, ладно, тихо! – Он задумался. – Это должно подействовать. Эне бене рес, квинтер минтер жес! Готово.

И в самом деле цепи с лязгом упали на пол. Сэм был свободен, он обнял и поцеловал Мелисенту, потом пожал руку Марлаграму.

– Замечательно, магистр Марлаграм! – сказала Мелисента. – Нужно будет запомнить: эне бене рес, квинтер минтер жес!

– Я знаю это с детства,[5]5
  Детская считалка середины ХХ века: Эне бене рес, квинтер минтер жес. Эне бене раба, квинтер минтер жаба.


[Закрыть]
– сказал Сэм, – но никогда не подозревал, что так можно освободиться от цепей.

– Понравился тебе ужин, милый?

– Да, любимая. Но что же дальше?

– Вот уж тут магистр Марлаграм доказал, что он очень, очень умный! – горячо воскликнула Мелисента.

– Учтите к тому же, что мой племянник – малый не промах, он поспел сюда раньше меня, и у него было преимущество в целый ход.

– Понимаешь, милый, – продолжала Мелисента. – Мой отец заявил, что я во что бы то ни стало должна выйти замуж. Он ведь такой непреклонный. А магистр Марлаграм предсказал, что на завтрашний турнир прибудет грозный Красный рыцарь и бросит вызов всем-всем.

– А ещё здесь объявится лютый дракон, – сообщил Марлаграм, облизываясь от удовольствия. – Он, наверно, уже где-нибудь здесь, хи-хи-хи!

Мелисента поглядела на Сэма.

– Так вот, отец согласен, чтобы тот, кто победит их обоих, стал моим мужем. И конечно, это будешь ты, милый.

– Храни тебя Бог, радость моя.

– Ведь правда, магистр Марлаграм устроил всё очень ловко и умно?

– Вы ещё и половины не знаете, – сказал старый волшебник. – Теперь уж я в выигрыше против племянничка, и будьте спокойны, я этим воспользовался, хи-хи-хи! Заставил его работать на меня, а он ничего и не подозревает.

– Клянусь Богом, шикарно! Вы великий волшебник! – Сэм рассмеялся, сам не зная почему. Он чувствовал приятную лёгкость в голове. – Значит, завтра я появлюсь с таким видом, будто победил грозного Красного рыцаря и свирепого дракона. Блеск! – Он снова засмеялся. – Что ж, если вы поднатаскаете меня – объясните, что говорить и как держаться, – я сумею прикинуться не хуже всякого другого.

– Постой, милый…

– Прости, я, кажется, разошёлся не в меру. Легко на сердце!

И он поднял чашу.

– Понимаешь, милый, прикидываться тебе не придётся.

Сэм подошёл к ней поближе, расплескивая вино.

– Как? Ты хочешь сказать, что Красный рыцарь и дракон существуют на самом деле?

– Ну конечно, милый.

– Тебе только нужно их победить, вот и всё, – сказал Марлаграм. – Бац, хлоп, бах, трах-тарарах, хи-хи-хи!

Сэм поглядел на него, потом на Мелисенту.

– Но… послушайте… есть же у вас сердце…

– В том-то и дело, дорогой. У меня есть сердце. Ты очень мило сказал, что каждый мужчина мечтает об улыбающейся принцессе, мне так приятно было это слышать, и я не сомневаюсь, что это правда, но тот, кто женится на принцессе, непременно должен доказать, что он герой.

– А если он не герой?

– К чему говорить об этом? Ты-то ведь герой. Иначе тебя здесь бы не было, милый.

Сэм сказал неуверенно:

– Может быть, оно и верно… в известной степени… Но не забывай, мне здесь у вас всё так непривычно. У меня нет никакого опыта борьбы с Красными рыцарями и драконами.

– Тем больше мужества от тебя потребуется, мой милый.

– Возможно, – сказал Сэм с тоской. – Но… э-э… нельзя ли раздобыть… ну, скажем, плащ-невидимку… или заколдованное копьё, или какой-нибудь волшебный меч из тех, что разят без промаха, словом, как-нибудь помочь герою?

– Это ты хорошо придумал, Сэм, милый. Как вы полагаете, магистр Марлаграм?

– Боюсь, что ничего не выйдет, хи-хи-хи! Мы поздно спохватились. А в наши дни всё это стоит больших денег.

– Ну, ладно, – сказал Сэм, стараясь скрыть своё разочарование. – А как насчёт какого-нибудь массового колдовства, чтоб никто толком не знал, что происходит?

– Но ведь тогда никто не будет знать, что ты герой, – сказал Марлаграм.

– А если ты не герой, Сэм, милый, то не сможешь на мне жениться.

– Да, не смогу, – сказал Сэм мрачно. – Но ведь я не смогу на тебе жениться и в том случае, если меня проткнёт копьём Красный рыцарь или сожрёт дракон, правда?

– Что-то я не вижу в тебе боевого духа, дружок, – с упрёком промолвил Марлаграм.

– Да нет же, он совсем не то хотел сказать! – воскликнула Мелисента. – А всё эта ужасная темница! Ты больше не останешься здесь ни минуты, милый. Мы поместим тебя у помощника главного оружейника.

– Он и сам там будет – хи-хи-хи! – но только простоит всю ночь в углу. Я внушил ему, что он булава.

– Ты сегодня хорошо выспишься, милый.

– Я бы спал куда лучше, если б мне тоже внушили, что я булава. – И следом за Марлаграмом и Мелисентой он стал подниматься по лестнице. – Когда начало турнира?

– В шесть, – сказала Мелисента, обернувшись.

Сэм пришёл в ужас.

– В шесть утра поединок с Красным рыцарем! Да в такую рань я не могу сразиться даже с яичницей.

Он вышел из темницы, одолеваемый мрачными предчувствиями, которые отравили ему всю радость освобождения.




Глава 12. СЭМ И КРАСНЫЙ РЫЦАРЬ

Сэм сидел один в шатре, раскинутом у самого турнирного поля. Шатёр был великолепен, богато разукрашен и пестрел геральдическими щитами, но Сэму было не до всей этой роскоши. Он сидел на скамье, надев на себя только поножи. Остальные части латного убора, шлем, щит и меч валялись на земле у его ног. В шатре было два входа, завешенных пологами, свободно ниспадавшими до земли. Вместе со сверкающими солнечными стрелами в шатёр с турнирного поля врывался разноголосый шум – звуки труб, голоса герольдов, бряцание оружия, крики, смех и рёв зрителей, и Сэм так и видел перед собой кровожадную, падкую до сенсаций толпу. Вдруг рёв стал громче, Сэм поднял голову: четверо слуг, войдя с залитого солнцем поля, пронесли через шатёр огромного и сильно помятого рыцаря – безгласного и, видимо, уже бездыханного. Они несли его на пункт первой помощи, расположенный под королевской ложей. Это была уже четвёртая жертва Красного рыцаря. Снова затрубили трубы, но прежде чем герольды, которые вполне могли бы провозглашать тосты на обедах в Сити, успели открыть рты, Сэм поспешно задёрнул полог. Вернувшись к своей скамье, он увидел, что у противоположного входа стоит Лэмисон с лютней.

– Её высочество принцесса Мелисента, – сказал Лэмисон, – желает молвить тебе… слово.

– Что ж, – мрачно сказал Сэм, подходя к нему вплотную. – Я тоже желаю молвить ей слово, и возможно, это будет последнее слово в моей жизни.

Лэмисон приподнял полог, пропуская Сэма, но сам остался в шатре.

– Ступай, болван, – ехидно прошипел он вслед Сэму. – «Чёрный рыцарь взял моё сердце в полон» – на-ка вот, выкуси! Сдаётся мне, что сегодня Красный рыцарь вырвет из тебя печёнку и возьмёт её в полон!

Покуда он тешился этой мыслью, появились Мальгрим и Нинет. Они несли узел с оружием и доспехами, с виду похожими на те, что Сэм оставил на полу.

– Вот спасибо, Лэмисон, – сказала Нинет. – Это-то нам и нужно.

Лэмисон, который был не в духе, иронически поклонился ей и вышел.

– Ну-с, дорогая Нинет, – сказал Мальгрим, очень довольный собой, – сейчас мы заменим превосходные латы, щит и шлем, которые принцесса раздобыла для Сэма, – и он указал на груду доспехов на земле, – вот этим стандартным хламом, в своё время апробированным камелотской Королевской комиссией по проверке лат и оружия. Ха-ха!

– Чудесно, милый, – сказала Нинет, и они принялись перекладывать весь этот скобяной товар.

– Это только одна из моих безобидных шуток, дорогая Нинет. Давайте свалим это оборудование вон там, в углу, и чем-нибудь накроем – слишком оно тяжёлое, чтоб с ним таскаться.

– Вот я помогаю вам и всё восхищаюсь, – пылко сказала Нинет. – Вы так брызжете блестящими, оригинальными идеями… всё время плетутся восхитительные козни, а именно этого всегда жаждала моя душа. Ещё что-нибудь нужно, милый?

– Да, – сказал Мальгрим. – Останьтесь здесь и уговорите его выпить кружку «особого турнирного» – оно, дескать, придаст ему мужества.

Нинет была в восторге.

– А вы пришлёте ему какое-нибудь ужасное пойло?

– Да, у него появится слабость в коленях и головокружение, – сказал Мальгрим уходя. – Ха-ха!

Нинет скромно присела на скамью, где её и застал Сэм, вернувшийся в шатёр ещё мрачнее прежнего.

– Ах, Сэм, отчего вы так печальны?

– Лэмисон сказал, что Мелисента хочет поговорить со мной, – ответил Сэм. – Но меня даже не пустили в королевскую ложу – говорят, я одет чёрт-те как. Видно, Лэмисон меня морочил.

– Я никогда ему не доверяла, Сэм. Кстати, не помочь ли вам надеть доспехи?

– Признаться, я хотел бы, чтоб кто-нибудь мне помог, но только не вы.

– Сэм, дорогой, вы мне не доверяете?

– Конечно нет, дорогая. Не такой уж я всё-таки осёл.

– Ах, как вы несправедливы. У меня теперь пропала всякая охота рассказывать вам об особом турнирном пиве.

– О турнирном пиве? – В голосе Сэма зазвучала слабая надежда.

– Да, его варят специально для участников турнира. Впрочем, мне незачем вам его и предлагать…

– Безусловно…

– А может быть, всё-таки попросить буфетчицу подать…

– Буфетчицу? Нет здесь никакой буфетчицы.

– Есть, уверяю вас, – сказала Нинет, выходя из шатра. – Я сейчас её пришлю.

Оставшись один, Сэм принялся осматривать свои доспехи и оружие. Он легонько пнул шлем ногой и, к своему удивлению, оставил на нём вмятину. Тогда он решил испробовать меч, но тут через шатёр пронесли ещё одного окровавленного и бесчувственного рыцаря. Оправившись от нового потрясения, Сэм согнул меч – вместо того чтобы распрямиться, меч так и остался согнутым. В отчаянье он опёрся на копьё и тотчас же услышал громкий треск. Подпрыгнув, он вскочил на панцирь и чуть было не расколол его надвое. Тогда он вернулся на свою скамью, прихрамывая и проклиная всю эту идиотскую затею.

Так он и сидел, стиснув ладонями виски, когда вошла буфетчица из «Вороного коня», неся оловянную кружку.

– Одна кружка турнирного пива, – сказала она своим обычным безжизненным голосом.

– Спасибо, – сказал Сэм, беря кружку. – А, это вы?

– Что правда, то правда. И погодка опять разгулялась.

– Уж лучше бы пошёл дождь. Ну ладно, надеюсь, пиво мне поможет. – И он единым духом осушил кружку. – Забористое пивцо. Бутылочное или бочковое?

– Ах, не спрашивайте меня, мистер Пенти. Мне дал его этот чернобородый фокусник и велел отнести вам.

– Мальгрим?

Сэм в ужасе уставился на неё.

– Он самый. Да что с вами? Вам плохо?

– Пока не знаю, – сказал Сэм со страхом. – Кстати, вы не видели капитана Планкета, старого шкипера, помните, того самого, что всегда брал двойные порции шотландского виски?

– Нет. А разве он здесь?

– Во всяком случае, был здесь.

– Я видела мистера Сандерсона, – таинственно сказала буфетчица. – Он ставит на Красного рыцаря десять против одного. Говорят, от этого Красного рыцаря нет спасения.

В шатёр заглянул солдат Джек.

– Приготовься, приятель. Сейчас твой выход.

Когда ухмыляющееся лицо Джека исчезло, Сэм застонал.

– Пожалуйста, помогите мне надеть доспехи, – попросил он буфетчицу.

Она удивлённо уставилась на него.

– Неужели вы хотите драться с этим рыцарем?

– Приходится.

– Боже мой! Я понятия не имею, что куда надевается, но постараюсь, как смогу. Боюсь только, мне никак не справиться. – Помогая ему застёгивать пряжки и крючки, она продолжала: – Не больно-то они толстые и тяжёлые, эти ваши доспехи, правда? И очень даже тонкие, я так скажу. Могли бы приготовить вам что-нибудь получше, ежели хотите знать моё мнение. Вы ведь здесь всё-таки редкий гость, не из завсегдатаев. А я-то думала, эти доспехи весят целые тонны.

– Так и было, когда я их сюда принёс.

– Может, их кто подменил? Как вы себя чувствуете?

– Ужасно.

– Бледный вы какой. На вашем месте я бы не стала там задерживаться.

– Да я и не собираюсь. Скажите, не найдётся у вас таблетки-другой аспирина?

– Вот беда, ни одной не осталось. – Она сочувственно поглядела на него и вдруг закудахтала: – Ах ты, ах ты, вам бы лечь надо и не ходить никуда.

– Ничего, я скоро лягу.

Джек снова заглянул в шатёр.

– Ты как предпочитаешь сражаться, приятель, конный или пеший?

– Пеший, – мрачно сказал Сэм.

– Правильно. Падать не так страшно будет. Ну, друг, осталась одна минута, а там – марш! И не вешай носа!

Сэм попробовал пройтись в своих доспехах и несколько раз взмахнул согнутым мечом.

– Видала я такое на картинках, – сказала буфетчица. – А только не по душе мне это. То ли дело ковбои или индейцы… или, скажем, гангстеры в ночных клубах. Правда, тут есть на что поглядеть, и если вам нравится…

– Какое там нравится, – сказал Сэм, пытаясь выпрямить меч.

Снаружи донёсся громовой призыв:

– Сэр Сэм!

– Иду, – откликнулся Сэм жалким голосом.

– Зато потом вас посвятят в рыцари, верно? Ну, желаю удачи, милок, да не забудьте: Англия пребудет вовеки – не пропадёт, значит.

– Спасибо, – сказал Сэм. Он хотел было гордо выпятить грудь, но накололся на какую-то пряжку и, застонав, вышел из шатра. Его встретили возгласами одобрения, улюлюканьем, смехом. Буфетчица, глядевшая в щелку, вдруг услышала позади быстрые шаги. Это была принцесса Мелисента, вне себя от волнения, она со всех ног вбежала в шатёр.

– Скажи, уже начали? Я думала, ни капельки не буду волноваться, а теперь взглянуть и то страшно. Ты будешь мне всё рассказывать. Что там происходит?

Буфетчица снова поглядела в щелку.

– Они всё кружат друг около дружки, милочка. Ого, да этот Красный рыцарь здоровенный дядька. Раза в два покрупнее бедняги Сэма. Связался чёрт с младенцем! Ого, началось! Господи!

Мелисента, услышав бряцанье мечей и доспехов, быстро проговорила:

– Магистр Марлаграм сказал мне, что они не будут биться насмерть. Он обещал придумать какое-нибудь колдовство.

– Тогда ему не мешало бы поторопиться, – сказала буфетица, глядя в щелку.

– Кто побеждает?

– А то вы не знаете, милочка! Наш приятель, почитай, уже на том свете. Судья должен бы их разнять. Красный рыцарь всё наседает, наседает. Ого, вот так удар!

– Ах, я этого не вынесу! Я должна найти Марлаграма!

Теперь даже буфетчица пришла в волнение.

– Они всё ближе, всё ближе к шатру! Ай, Сэм поскользнулся! Нет, он не упал! Красный рыцарь опять наседает. Они всё ближе…

Мелисента бросилась к другому выходу с криком:

– Магистр Марлаграм, где вы? Магистр Марлаграм!

Не переставая кричать, она выбежала из шатра.

Бряцанье становилось всё громче, и буфетчица отпрянула. Первым появился Сэм, он пятился шаг за шагом, отчаянно отражая сокрушительные удары Красного рыцаря, который наступал на него, огромный и страшный, в огненно-красных доспехах, с огненно-рыжей бородой и волосами, выбившимися из-под шлема. Но как только Красный рыцарь очутился в шатре и увидел буфетчицу, он сразу остановился.

– Две кружки турнирного, – сказал он.

– Сию минуту, сэр, две кружки турнирного, – повторила буфетчица и побежала в другой конец шатра.

В шатер заглянули было солдаты Джек и Фред, но Красный рыцарь ринулся на них, размахивая мечом.

– Вон отсюда! – заревел он. – Вон, мошенники, распросукины дети, или я из ваших кишок колбас наделаю!

Он плотно задёрнул полог, сел на скамью и, отстегнув верхние пряжки, снял, к удивлению Сэма, не только шлем, но вместе с ним и голову. Из воротника рубашки, словно восходящее солнце, выглянуло лицо капитана Планкета, старого шкипера.

– Садись, старик, – сказал Планкет. – Только нужно всё время бряцать оружием, а то они могут поинтересоваться, что тут происходит. Знай колоти мечом по доспехам. Вот так!

И он принялся бить по латам.

Сэм ещё не оправился от удивления.

– Но послушай, шкипер, как это… ты… и вдруг Красный рыцарь?

– Колдовство, старик. Вчера вечером меня превратил в рыцаря этот малыш Мальгрим. Чистая работка. С минуту назад я и впрямь чувствовал себя Красным рыцарем – готов был вышибить дух из кого угодно. А потом что-то произошло: не то прибавилось колдовства, не то убавилось… Хочешь верь, хочешь нет, а голова, которую я только что снял, была моей собственной, покуда мы не вошли в шатёр. А потом я понял, что могу снять её, и снова стал старым шкипером – как нельзя более кстати.

– Да, но как же, ведь я должен тебя убить!

Сэм всё ещё не мог опомниться.

– Ну, это мы устроим. Я так думаю, эта голова для того и предназначена. Предоставь всё мне, старик. Только не забывай бряцать мечом.

– А меня тут, как назло, опоили каким-то зельем, до того голова кружится…

– То-то, я смотрю, ты так скверно выглядишь, старик. А тебя никогда не пытались опоить на Золотом Берегу? Со мной раз было дело. Три недели не мог на ноги подняться, а две недели мне всё казалось, будто у меня из пяток сосёт кровь здоровенный паук. Они там, конечно, все колдуны. Не хуже здешних. А, вот и ты, детка.

– Погодка-то снова разгулялась, – сказала буфетчица, подходя с двумя кружками.

– Спасибо, детка.

– Мне не надо, – сказал Сэм.

– Поставь вторую кружку вон там, детка, – сказал Планкет. – А если хочешь, выпей сама.

– Нет уж, увольте, – сказала она чопорно. – В рот не беру спиртного, кроме джина с перцем – иной раз, от живота.

– Лучшее средство от живота «Вальпараисо Маньяна», – сообщил ей Планкет. – Три порции – целую лошадь переваришь. Ставлю десять против одного, после этого и сам станешь здоровее лошади. Ну что ж, хватанём?

– На здоровье, – сказала буфетчица, глядя, как старый шкипер допивает кружку. Она не сводила с него глаз. – Да, на вас не напасёшься.

Планкет не обратил на её слова никакого внимания.

– А теперь, детка, придётся тебе нам помочь. Сэм-то на ногах не стоит. Сэм, старик, постарайся, продержись ещё хоть пару минут. А ты помоги мне снять доспехи. Вот умница. – Оба они взялись за дело, но тут Планкет сказал: – А бой-то ведь надо продолжать. Придётся опять завести эту волынку с Красным рыцарем. – И он взревел голосом Красного рыцаря: – Сдавайся, пигмей несчастный! Сдавайся!

Сэм крикнул, собрав все силы:

– Ни за что! Ни за что!

– Громче, старик, этак они тебя не услышат. – И он снова взревел голосом Красного рыцаря: – Сдавайся, тебе говорят!

Сэм слабо откликнулся:

– Нет, ни за что! – И тут же застонал: – А, дьявол, у меня голова раскалывается!

– А теперь вот что, детка, – сказал Планкет, – возьми-ка этот меч и лупи им по доспехам, а я покуда малость передохну и что-нибудь придумаю. – Сбросив латы и взяв в каждую руку по кружке, он подошёл к выходу из шатра и рявкнул голосом Красного рыцаря: – Не сметь сюда соваться, не то башку оторву!

Сэм, немного придя в себя, спросил:

– А что с Диммоком, шкипер?

– Понятия не имею, старик. Мальгрим сперва превратил меня в Красного рыцаря, а уж потом взялся за Диммока. – Он взглянул на буфетчицу, которая усердно колотила мечом по панцирю. – Не устала, детка?

– Самую малость. Зато развлечение. – Она вдруг стала озираться по сторонам, заслышав знакомое «хи-хи-хи!». – Это тот фокусник, что постарше. Здорово действует на нервы, правда?

– Ну, Сэм, старик, возьми себя в руки – хоть на полминуты.

Сэм, пошатываясь, с трудом встал со скамьи.

– Постараюсь. Что нужно делать?

– Сейчас ты покажешь им эту голову. А ты, Вайолет, как только они на неё полюбуются, хватай её и беги со всех ног.

– Меня зовут Куини.

– Ну да, Куини, верно. Так вот, Куини, детка, ты убежишь с этой головой.

– Да куда же?

– А куда хочешь. Хотя бы в дамскую уборную.

– Меня туда с ней не пустят.

– Не спорь, Куини, детка. Времени нет. А теперь, Сэм, старик, вот тебе меч и голова. Когда я отдёрну полог, подними её повыше и потрясай мечом. Итак, сцена смерти Красного рыцаря. Приготовились! – Он взял у Куини свой меч, грохнул им по панцирю и закричал голосом Красного рыцаря:

– Пощади! Пощади меня, сэр Сэм! О-о-о-о! И швырнул меч на землю.

– А теперь валяйте, друзья! Он подтолкнул Куини к выходу, отдёрнул полог и закричал:

– Он сразил меня! Сразил!

– Сэм победил! – завизжала Куини. – Сэм победил!

Сэм, высоко подняв голову Красного рыцаря, размахивал мечом. Ликующая толпа хлынула в шатёр. Планкет подхватил покачнувшегося Сэма, а голову перебросил Куини, которая пустилась бежать с ней, словно на баскетбольной площадке.

– Сэр Сэм невредим, – возвестил Планкет. – Пустяковая царапина. Но отойдите же, не теснитесь, ему нечем дышать.

Прибежала Мелисента.

– Ах, Сэм, милый! – вскричала она, обнимая его. – Это было изумительно… Ты не ранен, скажи?

– Нет, дорогая, – ответил он, еле ворочая языком. – Просто кружится голова, вот и всё.

– Ты крепкий парень! – сказал король Мелиот. – А теперь можешь передохнуть часок-другой. Дракон в лесу, под стенами замка, но он спит. Лучше его пока не будить.

Сэм судорожно глотнул воздух и, теряя сознание, рухнул на колени.

– Ах да, тебя ведь надо посвятить в рыцари, – сказал король, не отличавшийся сообразительностью. Он коснулся своим мечом плеча Сэма, и Сэм, потеряв равновесие, растянулся плашмя.

– Встань, сэр Сэм. – Но Сэм остался неподвижен. – Встань, сэр Сэм, тебе говорят!

– Ах, отец, бросьте свои глупости! – воскликнула Мелисента, опускаясь на колени около Сэма. – А вы, мужчины, помогите поднять его.

Четверо мужчин по приказу Мелисенты вынесли Сэма из шатра. Король Мелиот, капитан Планкет и разные перадорские сановники, боясь пропустить что-нибудь интересное, последовали за ними, но толпа осталась у шатра.

– Ну, друзья! – крикнул мистер Сандерсон. – Фаворит проиграл, и я выплачиваю вдесятеро за сэра Сэма. Кому же привалило счастье?

– Мне, мистер Сандерсон, – сказала буфетчица, подавая свой билетик.

– Правильно, Куини, твоё счастье, – и он протянул ей мешок денег. – А теперь, друзья, вот вам прекрасный случай вернуть проигрыш. Одиннадцать против двух на дракона! Ставлю одиннадцать против двух, что сэр Сэм будет побеждён! Прекрасный случай поддержать героя, не упускайте же его на этот раз! Одиннадцать против двух на дракона!

И дело пошло бойко.



    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю