332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Джек Эверетт » Дорогой обреченных » Текст книги (страница 5)
Дорогой обреченных
  • Текст добавлен: 21 сентября 2016, 20:58

Текст книги "Дорогой обреченных"


Автор книги: Джек Эверетт




Жанр:

   

Вестерны



сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 8 страниц)

16

Три всадника добрались вместе со своим пленником до той долины, которую Рори Калхаун назвал «Долиной Кугуаров», потому что здесь он и Ченго пристрелили двух опасных хищников.

Ченго показал на зияющий темнотой вход в пещеру, как раз посреди скалистого склона.

«Здесь я спрятал Дугласа Мюррея, – сказал он своими пальцами. – Нужно пойти посмотреть».

Он подъехал к подножию каменистого склона, спешился и начал медленно подниматься вверх. Этот небольшой отрезок пути он мог свободно тоже проделать на лошади – его мустанг легко преодолел бы этот подъем.

Но у Ченго были свои основания подойти ко входу в пещеру пешим. Он словно предчувствовал, что ему тут может грозить какая-либо опасность. А точнее был почти в этом уверен.

Но на сей раз интуиция его подвела.

Пещера была пуста.

И единственными следами, которые ему удалось обнаружить, были засохшие пятна крови на твердой и пыльной скале.

Ченго не знал, что и подумать.

Что же здесь могло произойти?

Он вышел из пещеры и рассказал Тексу о том, что он там обнаружил.

Текс принял быстрое и суровое решение.

– Теперь уже нет смысла беспокоиться о нем. А если он мертв, мы все равно не сможем уже ничем ему помочь. Едем дальше!

И когда они пришпорили своих лошадей, позади них снова возник тот странный человек, который следовал за ними словно тень.

17

Они покинули «Долину Кугуаров» ранним утром. Теперь же солнце палило вовсю, и жара постепенно становилась невыносимой.

Через час путники сделали первый привал. Они остановились у крошечного горного ручья и напоили лошадей.

Текс буквально не сводил глаз с Альвареса. Иногда на горизонте появлялись силуэты всадников. Несомненно, это были люди Альвареса. Они были подобны коршунам или койотам, которые идут по следу раненого животного и терпеливо ждут, пока силы не оставят его окончательно, чтобы уже тогда с наслаждением вонзить свои зубы в сочную плоть.

Текс и его друзья хорошо это понимали.

Они отлично осознавали, что достаточно им хотя бы на мгновение ослабить бдительность – и им это сразу может стоить жизни.

И они не тешили себя никакими надеждами. Бандиты наверняка используют любую возможность, чтобы освободить своего босса. И все зависело от того, удастся ли Тексу добраться с Альваресом до «Джаспера» или нет.

– Если хоть у одного человека из банды Альвареса есть голова на плечах, то нам никогда не добраться до этого города, – прошептал Текс, обращаясь к шерифу.

Тот кивнул, поскольку сам хорошо сознавал это.

– Ты прав. В противном случае все в округе узнают о существовании города бандитов. Если же бандиты пожертвуют своим главарем, то они будут спасены. По крайней мере, на первых порах.

Альварес тоже услышал эти слова.

Он презрительно рассмеялся и буркнул:

– Мои люди мне верны. Они никогда не бросят меня на произвол судьбы. И я убежден, что они найдут выход из сложившегося положения.

– Будем надеяться, – ответил Текс. – Дело в том, что это и в наших интересах.

Они продолжали двигаться по пустынному горному району, где практически не было дорог. Жара становилась все невыносимее.

Все чаще приходилось делать остановки, а потом силы окончательно покинули шерифа.

К вечеру путники проехали только двадцать миль. Ночью они передохнули в каньоне, а с самого раннего утра снова тронулись в путь.

Около полудня они остановили своих лошадей на краю высокогорного плато. Они посмотрели вниз, на долину, всю покрытую зеленью, в центре которой, на берегу озерца, находилось небольшое ранчо. Из трубы главного дома вилась к нему струйка дыма. По всей долине бродили коровы и бизоны.

Вскоре всадники отыскали дорогу, которая вела вниз, и когда огненный шар солнца коснулся вершины горы на западе, Текс и его попутчики наконец достигли ранчо.

Все строения на ранчо имели какой-то запущенный и заброшенный вид и как-то странно контрастировали с пышной и цветущей природой долины.

Ни один человек не вышел им навстречу, когда они уже почти подъехали к ранчо. Лошади сразу потянулись к водопою, всадники не стали их задерживать, и усталые спешились.

Текс развязал шерифа и тоже снял его с лошади. Последние часы оказались слишком тяжелыми для мужественного и сурового человека. Он потерял сознание. Текс осторожно положил его на землю.

Ченго развязал веревки на ногах Альвареса, и бандит тоже смог сесть на землю.

В этот момент со скрипом растворилась дверь дома.

– Добро пожаловать на Бар-Икс, – послышался ломкий старческий голос.

Текс, Ченго и Альварес медленно повернулись в сторону говорившего и увидели бородатого старика с обветренным лицом. Казалось, бремя прожитых лет совсем согнуло его спину.

Опираясь на свою сучковатую и кривую палку, старик приблизился к ним. Его спина стала еще более согбенной, когда он остановился перед шерифом. А потом неодобрительно покачал головой.

– С ним вы не проедете и пяти миль, – хриплым голосом сказал он. – Вы едете в «Джаспер», не так ли? Но лучше выкиньте это из головы. Город находится отсюда в пятидесяти милях. Этому человеку никогда не осилить такое расстояние.

Текс искоса и недоверчиво наблюдал за стариком. Что-то ему тут не нравилось, что-то его здесь тревожило. Но в конечном итоге он сам себя назвал дураком.

– Ты один здесь живешь? – спросил он у старика.

Тот хмуро кивнул головой.

Потом вытянул правую руку и показал на маленький холмик, который находился в тени двух могучих дубов. Его длинные костлявые пальцы дрожали.

– Да, я последний здесь остался, – произнес он с горечью. – А еще месяц назад со мной были три верных парня. И все трое были убиты… Из засады…

– Кто это сделал? – спросил Текс.

Старик как-то неопределенно провел по воздуху рукой.

– Всякий сброд, – хмуро сказал он. – Тут, в горах, шатается много всякой нечисти. И теперь они довели меня до такого состояния, до какого хотели довести.

– А ты не боишься за свою собственную жизнь, мистер?..

Старик подхватил на лету неоконченную фразу и быстро добавил:

– Кинг… Меня зовут Эрл Кинг. И не беспокойтесь. Вам нечего опасаться за мою жизнь. Этот сброд мечтает только заполучить мои стада. Они знают, что я – старая беззубая собака, которая уже не сможет причинить им никакого вреда. Но если они захотят, они смогут выгнать меня отсюда ко всем чертям… Но мне уже все равно…

– Они смогут здесь снова появиться? – спросил Текс.

Эрл Кинг отрицательно покачал головой.

– Им нужен был только мой скот.

– Я хотел бы сделать тебе предложение, старик, – сказал Текс. – Вот этот человек, – он показал на шерифа. – Он мой старый друг. Зовут его… Джим Долан. Прошу тебя, спрячь его где-нибудь здесь. Тебе это не доставит никаких неприятностей, и я тебе заплачу.

– Деньги мне больше не нужны. То, что мне нужно для жизни, мне дает мое ранчо.

– Мы бы смогли тебе помочь восстановить твое ранчо, так что оно будет таким же, как прежде.

– А к чему это все. Ваш друг и так может остаться.

Текс благодарно кивнул.

– Меня зовут Хондо, – сказал он. -Текс Хондо. А это мой брат по крови – Ченго. Как только наши лошади немного передохнут, мы продолжим наш путь в «Джаспер», вместе со своим пленником. Возможно, что нами будут интересоваться какие-нибудь люди, мистер Кинг. Но ты не говори им ни в коем случае, что приютил у себя раненого.

– О'кей! – пробурчал старик, а потом заговорил еще более недовольным тоном: – доверие за доверие, мистер Хондо. Почему бы тебе не назвать мне настоящего имени раненого.

Несмотря на свой возраст, у Эрла Кинга был, должно быть, еще хороший слух, и он уловил мгновенную паузу, когда Текс называл вымышленное имя шерифа Олсена.

– Не принимай это близко к сердцу, Кинг, – ответил Текс. – Ты же и сам отлично знаешь, что в этих краях нужно быть чертовски осторожным. Ты прав, этого человека зовут не Джим Долан. Его зовут Фрэнк Олсен…

– Всадник Смерти?

– Да, он самый…

– Несите его в дом.

18

В полночь путники вновь вскочили в седла. Теперь их уже ничто не задерживало в пути, и появилась реальная возможность оторваться от людей Альвареса.

Всю ночь они скакали довольно быстро, и когда занялся рассвет, до Джаспера оставалось всего десять миль.

Как раз в это время на ранчо шериф наконец пришел в себя.

– Что это… Где я нахожусь?

Перед его глазами было лицо, которого он раньше никогда не видел. Лицо это было искажено дьявольской гримасой.

– Кто ты?.. Кто ты такой? – выдавил шериф.

Тот рассмеялся. Смех был глухой, словно доносился из могилы.

– Фрэнк Олсен… Ха-ха-хаааа! Твои друзья меня не узнали. Они приняли меня действительно за честного скотовода. Даже мой брат меня не узнал…

– Не понимаю ни слова.

Тот постучал по своему лбу.

– Ты прав, шериф. Ты не можешь меня узнать, потому что никогда раньше не видел. Я – Эль Лобо, брат Дьянго Альвареса.

Человек, назвавший себя Эль Лобо, сильным рывком сорвал с себя бороду, которая скрывала его лицо, и выпрямил спину.

Фрэнк Олсен непонимающе покачал головой.

– Я слышал о тебе, – сказал он. – Но я не знал, что ты находишься здесь, в Колорадо. И я не знал, что у Дьянго Альвареса есть брат.

Эль Лобо ухмыльнулся.

– Теперь ты это знаешь, амиго. Правда, это мало тебе поможет.

– Что ты собираешься делать?

– Ты умрешь, Всадник Смерти!

– Почему? Что я тебе сделал плохого?

– Ты мне ничего не сделал. Ноты стоишь у меня на пути.

– Я тебя не понимаю, – пробормотал Олсен.

В окна дома упали первые лучи восходящего солнца.

Эль Лобо отошел от кровати, на которой лежал шериф, и уселся на стул стоящий у окна.

Потом он сунул в рот сигару и с наслаждением затянулся.

Через какое-то время он с задумчивым видом принялся рассказывать:

– Эта история началась много лет назад, – начал он. – В те времена я был влюблен в самую красивую девушку, которая когда-либо жила на Рио-Гранде. Ее звали Эттель Кейн. Мой брат Дьянго тоже заглядывался на Эттель, но она и я хорошо знали, кто будет ее избранником. Все было бы хорошо, если бы отец Эттель категорически не возражал против нашего брака. И этот человек имел для этого основания – и я, и Дьянго были бандитами. Мы жили контрабандой, угоном скота и торговлей с команчами. Правда, никто не мог этого доказать. Тем не менее, отец Эттель имел много против меня и моего брата, и он не скрывал этого. А потом его убили в Мексике. Он продавал там свой скот, а потом направился обратно домой с деньгами и двумя провожатыми. Все трое были убиты, а деньги украдены. К несчастью, я был поблизости от места преступления. Поэтому власти, не долго думая, и пришили мне это дело. Они были рады, что смогли наконец как-то зацепить меня. Меня осудили на двадцать лет каторги…

Эль Лобо откинулся на стуле и крепко затянулся своей сигарой. Сейчас он производил впечатление человека, который с довольным видом оглядывается на свои праведно прожитые годы.

– А почему же не прозвучал смертный приговор? – поинтересовался шериф.

Бандит пожал плечами.

– Я и сам этого не знаю. Может быть, потому что суд все-таки не был полностью уверен в моей вине. Но все это совсем не важно для той истории, которую я хочу рассказать, шериф. Именно с этого момента она начинает становиться интересной.

Он немного нагнулся вперед. Его серые глаза заблестели.

– Вскоре после того, как я был осужден, – продолжал он, – Эттель Кейн вышла замуж. Ей необходимо было выйти замуж, так как незамужней матери плохо приходилось в те годы. Этель нужен был отец для… для моего ребенка. Я узнал об этом лишь тогда, когда был выпущен из тюрьмы Чихуахуа, – то есть о том, что у меня есть дочь.

– И ты нашел ее? – поинтересовался шериф.

Эль Лобо кивнул.

– Нашел… Ее зовут… Вирджиния Мюррей.

Фрэнк Олсен внезапно выпрямился.

– Джинни! – воскликнул он. – Моя Джинни… Я искал ее… Она…

– Ты никогда ее больше не увидишь, – грубо перебил его Эль Лобо.

– Она… Она что…

Бандит покачал головой.

– Об этом можешь не беспокоиться, шериф. Она не умерла. И дела у нее идут отлично.

– И она знает, что ее отец – Эль Лобо?

– Пока нет. Но скоро узнает. Сообщу ей при первой благоприятной возможности.

Олсен в изнеможении снова откинулся на ложе. Пот ручьями стекал по его изможденному лицу. Он закрыл глаза.

– О, Господи! – прошептал он. – Господи! Почему, Альварес, ты хочешь лишить ее душевного покоя. Ведь если ты это скажешь ей, для нее это будет ударом. Она, может быть, не переживет этого известия. И как только отец может быть таким жестоким! Если Вирджиния действительно твоя дочь, – пощади ее и не сообщай ей эту страшную весть.

Эль Лобо оскалил зубы в волчьей усмешке.

– Здесь не может идти речь о чувствах и сантиментах. Здесь замешаны деньги. И крупные деньги. Ты это отлично знаешь, Олсен. Именно по этой причине ты так упорно и разыскивал ее в последние несколько месяцев.

– Клянусь тебе, я не имел ни малейшего понятия…

– Ха-ха-хаааа! – рассмеялся бандит. – Не имел ни малейшего понятия! Помолчи лучше, Олсен! Или ты хочешь уверить меня в том, что любишь Вирджинию? Если это действительно так, то ты лжешь! Ты и сам думаешь только о деньгах! Ты не лучше меня!

– О каких деньгах ты все время говоришь черт бы тебя побрал? – не выдержал шериф.

– Ты отлично знаешь, о каких! – прошипел Эль Лобо. – Эттель Кейн получила наследство. Кто-то завещал ей сто тысяч долларов. В качестве возмещения за то, что ее отец якобы потерял по моей вине.

– И кто же является этим щедрым завещателем? – насмешливо спросил Олсен. – Хотел бы я посмотреть на человека, который захотел бы добровольно расплатиться за подлость другого…

Эль Лобо нагнулся вперед.

Голос хрипло и едва слышно сопровождал жестикуляцию его рук.

– Хорошо, я скажу тебе, кто этот человек. Это Антонио Альверес, богатый владелец асиенды из провинции Соноры. Мой отец…

– Твой отец?

– Совершенно верно! Мой отец! Ты не ослышался, амиго. Антонио Альварес лишил наследства обоих своих неудавшихся сыновей. Незадолго до своей смерти он продал асиенду и написал в своем завещании, что все деньги, которые останутся после его смерти, должна получить Эттель Кейн. Сейчас уже по стране разосланы сыщики, чтобы найти ее. Но Эттель Кейн уже больше нет в живых. Она и ее муж были убиты моим братом Дьянго.

– Он что, хотел отомстить женщине, которая его отвергла? И мужчине, которому эта женщина досталась в жены?

– Нет, просто случайность свела его именно с Оуэнном Мюрреем. Дьянго сделал это из-за своей жадности. А Вирджинию он оставил в живых, чтобы сделать из нее свою жену. По случайности также избежал смерти и ее брат Дуглас. Киова захотел иметь белого раба.

Шериф Фрэнк Олсен закрыл глаза. За последние несколько минут на него навалилось так много новостей, и причем, таких, от которых рушился весь мир.

Он долго молчал, а потом тихо спросил:

– Еще один вопрос, Альварес. С каких пор это ранчо принадлежит тебе?

– Я просто захватил его и все, – ответил Эль Лобо. – Здесь жил какой-то старый чудак со своими ковбоями. Всего их было четверо. Я послал их наслаждаться вечным блаженством – дело с концом.

Он сказал это таким небрежным тоном, что у шерифа по спине пробежали мурашки.

– Ты – настоящий дьявол, Эль Лобо! – выдавил он. – Скажи мне еще, где находятся сейчас брат и сестра? И что ты сделал с ними? Я имею в виду Дуга и Джинни.

– Я же говорил тебе, что они живы, – ответил Эль Лобо. – А больше тебе пока знать и не полагается.

– А что… что ты намереваешься делать со мной?

– Это я тоже тебе говорил. Я тебя убью.

– Прямо сейчас?

– Я не трусливый койот, шериф Олсен. Я подожду, пока ты поправишься. А потом мы с тобой сразимся.

Фрэнк Олсен с довольным видом кивнул. Выходит, его будущее было не таким уж безнадежным. Эль Лобо предоставлял ему шанс. А это было уже очень много.

19

Вечером Текс Хондо и Ченго добрались до «Джаспера».

Городок лежал на левом берегу реки Аламозы и был типичным поселением того времени, которые росли как грибы в этом пустынном и еще необжитом краю.

Последние мили они проехали по дороге, которая вилась в горах с юга на север.

Дьянго Альварес сидел в седле с застывшим словно маска лицом. Но в глазах его тлел мрачный огонь. Этот огонь стал разгораться, когда они добрались до первых домов городка.

С дощатых тротуаров за ними наблюдали мужчины. Они смотрели на троих всадников с явным подозрением.

Солнце уже стояло низко над горизонтом и казалось огромным и раскаленным шаром.

Текс остановил своего коня возле двух ковбоев, которые небрежно стояли возле коновязи у какой-то пристройки.

– Хэлло! – дружелюбно приветствовал он их. В вашем городке имеется шериф?

Оба в ответ лишь молча кивнули, а один из них показал пальцем вправо.

– Вон там, третий дом на левой стороне улицы. Он наверняка сейчас у себя.

Ковбой ухмыльнулся, отбросил окурок самокрутки и подтолкнул своего приятеля в бок.

– Пошли, Джонни!..

Текс и Ченго поскакали дальше вместе со своим пленным и вскоре остановились перед домом, на фасаде которого висела вывеска с выцветшими буквами:

«КОНТОРА ШЕРИФА»

Эта вывеска была просто изрешечена револьверными пулями.

Текс соскользнул с седла.

– Пошли, Альварес, – спокойно сказал он. – Шериф обрадуется, когда увидит тебя.

Ченго развязал ноги бандита. Дьянго Альварес сошел с коня. Друзья встали с обеих сторон от него, и все трое вошли в контору.

Их встретила какая-то странная и затхлая тишина.

– Хэлло, шериф! – негромко окликнул его Текс.

Человек, сидевший за огромным письменным столом, не шевельнулся. Он сидел, слегка наклонившись вперед, в большом кресле, и со стороны казалось, был погружен в документы, которые лежали перед ним на столе.

В комнате было сумрачно, и Текс не мог сразу различить все детали.

Он подошел к письменному столу и слегка нагнулся вперед. Он хотел было окликнуть шерифа второй раз, но в этот момент понял, что его ожидает очень неприятный сюрприз.

В спине шерифа торчал нож. Мексиканская наваха.

Шериф был мертв.

Альварес ухмыльнулся.

– Вот уж называется не повезло, – сказал он с явной усмешкой. – В городке даже не оказалось человека, который мог бы запрятать меня за решетку.

– Если кому не повезло, то только тебе, – равнодушно ответил Текс. – Неужели ты уже забыл, что я и мой друг – помощники шерифа. Поэтому мы сразу же займем место этого несчастного и сразу же начнем розыск его убийцы.

Альварес в ответ лишь презрительно сплюнул.

– Это не последний сюрприз, приготовленный вам моими людьми. Вас ждут и более приятные неожиданности.

– Ты говоришь как старая баба, – недовольно буркнул Текс, а потом повернулся к своему приятеля: – Отведи его в одну из камер, Ченго.

Апач кивнул. Он быстро разобрался, что где лежит в конторе, взял висевшие на стене ключи от тюремных камер, и подтолкнул арестованного к средней камере.

Альварес молча вошел в нее, не оказав никакого сопротивления.

Он был полностью уверен в себе и в своих людях.

Кроме того, за решеткой бандит чувствовал себя более спокойно – он знал, что когда его люди сделают попытку освободить его, то Текс и Ченго не смогут его здесь пристрелить, в каком бы отчаянном положении они ни были.

Здесь они должны поступать строго в соответствии с законом – иначе можно вызвать неудовольствие уважаемых людей города.

Так думал Альварес. Он судил о других людях по себе. Альварес не верил, что есть люди, которые поступали в подобных обстоятельствах не так, как он.

Он был также убежден, что Текс и Ченго – не долго думая – применили бы оружие, если бы возникла необходимость.

Но это было его ошибкой.

Его противники никогда бы не решились привести в исполнение свои угрозы, даже если бы они попали в критическое положение.

Между тем Текс осмотрел шерифа и понял, что представитель закона этого городка действительно мертв.

Он оставил его сидеть в таком же положении, в каком он его нашел, и сказал Ченго:

– Я сейчас приведу сюда доктора, чтобы он оформил свидетельство о смерти, а также доведу до сведения других горожан города о случившемся. А ты держи ухо востро.

Апач лишь спокойно кивнул и с многозначительным видом похлопал рукой по своему верному другу, винчестеру с серебряными украшениями на прикладе.

Текс вышел из конторы.

Городок, казалось, еще ничего не знал о смерти своего шерифа. На центральной улице царило обычное оживление. Женщины выходили из лавки с корзинами, в которых лежал купленный товар; в переулке с шумом играли ребятишки, во дворах лаяли собаки, а перед единственным салуном города стояли на привязи полдюжины лошадей.

Текс прошел к салуну, который находился ярдах в пятидесяти от конторы шерифа, на противоположной стороне улицы.

Там скорее всего можно было что-либо разузнать и сообщить людям о случившемся. Салун был центром общественной жизни во всех городках такого типа. Здесь собирались люди, которые в какой-то степени влияли на жизнь городка. Здесь даже проходили богослужения, вершились судебные разбирательства и проходили выборы. Салуны служили также воскресными школами, тут проводились танцевальные вечера, а если нужно, то были использованы и под операционную, если кто-нибудь из людей был ранен и требовалось хирургическое вмешательство.

Из салуна доносились пьяные крики, хриплый смех мужчин, звон кружек и стаканов. Судя по всему, в этом городе еще никто не знал, что шериф отдал Богу душу – и не без помощи какого-то негодяя.

Никто не знал, кроме убийцы!

Но кто же был этот убийца?

Наверняка один из людей Альвареса. Но кто из горожан состоял в его банде? Те два ковбоя, которые показали Тексу дорогу к конторе шерифа? Или же те пять человек, которые стоят сейчас у стойки? Может быть, именно они – люди Альвареса? Или же они самые заурядные мирные жители, которые после рабочего дня пришли пропустить по стаканчику виски?

Текс направился к стойке.

Ни один человек не обратил на него ни малейшего внимания.

Бармен, уже пожилой человек, молча придвинул ему стакан и бутылку виски.

Текс небрежно махнул рукой, показывая этим, что не собирается пить.

– Благодарю. Дай мне лучше кружку пива.

Бармен нацедил ему пива и с хмурым видом поставил кружку перед ним на стойку.

– Ты что привез шерифу арестанта? – спросил он.

Текс хотел ответить уклончиво, но не успел этого сделать.

Он заметил, как удивленно округлились глаза бармена, когда тот посмотрел куда-то позади него.

В то же время смолк шум, царивший в салуне.

Текс медленно обернулся.

В дверях, перед самыми дверцами, которые медленно раскачивались в разные стороны, стояли три человека. Их револьверы были направлены на Текса Хондо.

Средний из них имел на груди звезду заместителя шерифа города Джаспера.

– Это он? – спросил заместитель шерифа.

Человек, стоявший справа от него, с хмурым видом кивнул. Текс узнал этого человека. Это был Боб Макдональд, правая рука Альвареса.

– Да, это он, – сказал он мрачно. – Возьмите его под стражу и позаботьтесь о том, чтобы его вздернули на виселице.

Заместитель шерифа медленно направился к Тексу.

– Ты арестован! – решительным тоном заявил он.

Текс взял кружку с пивом и поднес ее к губам. Он не сделал ни малейшей попытки выхватить свой кольт из кобуры. При первом же подозрительном движении с его стороны люди в салуне превратили бы его своими пулями в решето, ибо к тому времени на Текса было направлено уже не три револьвера, а целая дюжина.

– Могу я хотя бы спокойно допить свое пиво? – спросил он неторопливо.

– Почему нет! Можешь допить, – ответил заместитель шерифа. – Но только поторопись, черт бы тебя побрал!

– А что он натворил, Гарри? – выкрикнул один из присутствовавших в зале. – Почему ты решил его арестовать?

Текс затаил дыхание.

Если заместитель шерифа даст сейчас такой ответ, какой ожидал Текс, то сейчас же в салуне начнется что-то невообразимое, а мирная толпа горожан сразу превратится в разъяренных линчевателей, и они не дадут сказать ни слова в оправдание.

Заместитель шерифа, судя по всему, почувствовал опасность, которая угрожала Тексу Хондо. Видимо, он уже достаточно долго исполнял в городке обязанности помощника и знал, как реагируют жители «Джаспера», когда имеют дело с убийцей. Для этого им было достаточно лишь веревки и дерева, а судебного разбирательства могло и не быть вообще – такую процедуру они вообще считали излишней. Веревку же и дерево найти было проще простого.

Блюститель закона, судя по всему, хотел избежать линчевания.

Пока он раздумывал над ответом, Боб Макдональд прокричал:

– Этот человек имеет на совести двух убитых им людей. Он убил Фрэнка Олсена, правительственного шерифа, о котором вы все уже наверняка слышали. Но это еще не все. Полчаса назад он нашел себе и вторую жертву – одного из уважаемых граждан нашего города. Отца семейства, который оставил после себя вдову и двоих детей! И с какой целью этот негодяй убил ни в чем не повинного человека? Почему он подло всадил ему нож в спину? Я скажу вам, почему он это сделал, граждане «Джаспера»! Потому что…

– Кого он убил?! Кого?! – прокричал кто-то, перебив тем самым страстную речь Макдональда.

Тот театральным жестом вытянул руку и с наигранной горечью в голосе воскликнул:

– Вашего шерифа!.. Он убил вашего шерифа!

На мгновение в салуне воцарилась тишина. Не было слышно ни звука. Словно наступило затишья перед бурей.

А потом разверзлась и сама буря, в центре которой находился Текс Хондо.

Ковбои выкрикивали в его адрес самые непристойные ругательства. К нему тянулись руки – сильные и огрубевшие от работы, и отовсюду слышалось:

– Вздернуть этого негодяя! Вздернуть его немедленно!

Голос заместителя шерифа потонул в общем шуме.

– Прекратите драть глотки! – кричал он, пытаясь перекричать толпу. – Здесь закон представляю я. И в моем городе я не потерплю линчевания. Отпустите его! Это мой пленник. Он принадлежит представителям закона. Я арестую каждого, кто посмеет тронуть этого человека! Вы слышали меня, дьявол вас забери?!

В отчаянии он говорил громко и пронзительно. Но как он ни старался, он не мог перекричать толпу. Толпа словно почуяла запах крови, и теперь это были уже не люди, а звери – хищники, которые любой ценой хотели заполучить свою жертву.

В конце концов заместитель шерифа выхватил револьвер и два раза выстрелил вверх. Но это тоже не принесло желаемого результата. Кто-то выбил оружие из его руки, а другой ударил его по голове ножкой стула.

Искры посыпались из глаз Гарри Стоуна, и больше он уже ничего не видел. Он отправился в страну грез, и для того, чтобы вернуться, ему потребуется какое-то время, ибо человек нанес ему довольно сильный удар.

В то время Текс Хондо продолжал обороняться изо всех сил. Он был подобен медведю-гризли, который отбивается от целой своры собак. Троих он уже уложил на пол меткими ударами, но другие продолжали наседать, и ничто не могло их остановить. Напротив, их ярость еще более усилилась.

Через несколько минут он уже не мог больше сопротивляться. На его руках повисли два рослых и сильных парня. Они держали его так крепко, словно он был диким мустангом, который в любой момент снова может взбрыкнуть.

Текс прекратил сопротивление, и хватка горожан тоже ослабела.

– Ну хорошо! – прохрипел он. – Ваша взяла. А теперь что? Хотите вздернуть меня повыше, не так ли?

– Ты угадал, приятель! – ухмыльнулся Боб Макдональд, который пришел вместе с заместителем шерифа и натравил его на Текса. – Теперь тебе больше уж не придется убивать блюстителей закона – ни простых, ни государственных. А твоего приятеля мы повесим на соседнем суку. Тебя это устраивает, Хондо?

Макдональд подошел к Тексу, и на его губах заиграла дьявольская ухмылка.

Когда он уже был достаточно близко, Текс сплюнул и попал прямо на носок правого сапога бандита.

Лицо Макдональда побледнело от гнева. Но он все-таки сдержался и позволил Тексу выговориться.

– Я отлично понимаю, какая здесь ведется игра, – сказал Текс. – И хотя я не знаю твоего имени, но знаю, что ты из банды Альвареса. Я видел тебя, когда ты пытался захватить блокгауз. Ты сидел на лошади сразу за Альваресом… А теперь слушайте меня все! Я хочу сказать вам что-то очень важное, прежде чем вы меня вздернете…

Боб Макдональд и еще несколько парней рассмеялись и тем самым прервали речь Текса.

– Вы слышали, что он говорит?! – вскричал бандит. – Он пытается теперь все вывернуть наизнанку. Но вы не должны верить ни одному его слову. На его совести жизнь Фрэнка Олсена, правительственного шерифа! И вашего шерифа Брэда Дженкинса!

Сквозь толпу пробился широкоплечий бородатый человек – и пробился довольно бесцеремонно.

В первую очередь он обратился к Макдональду:

– Скажи-ка, а кто ты такой? – спросил он спокойным и уверенным голосом.

– Меня зовут Боб Макдональд, – ответил бандит. Тебе этого достаточно?

Человек кивнул.

– На первых порах, да, – ответил он и повернулся к Тексу Хондо.

– Тебя зовут Текс Хондо, не правда ли?

– Да.

– А меня зовут Эйб Джефферсон, – представился бородач. – Я кузнец в «Джаспере»…

– Ну и хорошо! – перебил его Макдональд. – Что ты хочешь, кузнец?

– Ничего особенного, только правду, – ответил Джефферсон. – Для нашего города ты, Макдональд, такой же чужак, как и Текс Хондо. И выходит, что его слова противоречат твоим. Он утверждает, что ты бандит, и принадлежишь к банде пресловутого Альвареса, которого также называют Кровавым Псом. Ты же, со своей стороны, утверждаешь, что мистер Хондо убил правительственного шерифа Фрэнка Олсена и шерифа нашего города. Ты можешь подтвердить доказательствами свои обвинения?

– Конечно, Джефферсон! – с победными нотками в голосе заявил Макдональд. – Достаточно порыться в его карманах, и ты найдешь там звезду шерифа. Эту звезду Хондо забрал у мертвого.

Кузнец посмотрел на Хондо.

– Это правда?

– Да, правда,мистер Джефферсон. У меня действительно в кармане звезда. Но не я самовольно забрал ее у него. Эту звезду он мне вручил собственными руками, назначив меня и моего друга Ченго помощниками шерифа. Кроме того, шериф Фрэнк Олсен не мертв, а жив. Правда, он тяжело ранен, и мы были вынуждены оставить его по пути. Он подтвердит мои слова, если ты пошлешь к нему своего человека.

–Ты говоришь, что Олсен жив?

– Пусть тогда Хондо скажет, где находится шериф Олсен! – сразу вмешался Макдональд. – Только тогда мы сможем ему поверить!

Кузнец бросил на Текса внимательный взгляд.

– Макдональд прав, Текс Хондо. Ты должен нам сказать, где находится Фрэнк Олсен.

Текс покачал головой.

– Если я это скажу, жизнь шерифа и гроша ломанного не будет стоить…

– Вы только послушайте его! – вскричал Макдональд. – ну, как, поняли теперь, кто лжет, а кто говорит правду?

Он бросился на Текса и сильно ударил его в челюсть.

– Прекрати! – вскричал Эйб Джефферсон. – Прекрати сейчас же! Еще вовсе ничего не ясно! Я…

Эйб Джефферсон был честным и порядочным человеком, уважающим закон, он рассуждал точно так же, как и заместитель шерифа Гарри Стоун, который все еще лежал на полу без сознания.

Он был против жестокого суда Линча, как бы ни был виновен человек. Каждый преступник имеет право на судебное разбирательство. Даже если он совершил самое тяжкое преступление.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю