332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дмитрий Распопов » Проект Вкокон (СИ) » Текст книги (страница 10)
Проект Вкокон (СИ)
  • Текст добавлен: 8 ноября 2017, 11:30

Текст книги "Проект Вкокон (СИ)"


Автор книги: Дмитрий Распопов


Соавторы: Алексей Петров

Жанр:

   

ЛитРПГ



сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 19 страниц)

– Служил? – я доверчиво улыбнулся ему, решив проверить.

– Конечно! – притворно оскорбился он, и вот его вторичное враньё заставило меня напрячься. Если про уровни можно было понять, зачем он обманывал другого, просто чтобы сохранить в тайне свой настоящий, то вот эта мелочёвка заставила меня в целом перестать доверять человеку. Правда выбора у меня пока другого не было, голова до сих пор болела от фантомной боли, как последствие его меткого выстрела, так что пока нужно было соблюдать достигнутые договорённости, а после того, как они закончатся, сразу же разрывать всё и уходить подальше.

Мне не нравилось, когда люди улыбаются и говорят тебе, какой ты замечательный, и при этом врут по мелочам. Выводы сами так и напрашивались, по такому поведению.



Тамара



Мы, мучаясь от жары, шли всё утро, сделав единственный привал, чтобы пообедать. При этом я всё время не спускала глаз со Змея и Африканца, которые возглавляли свои группы, идущие впереди нас. Не смотря на то, что Норильск общался с ними очень дружелюбно, я, после рассказов девчонок, об их нравах царивших у них в отряде, вообще им не доверяла, так что собиралась приглядывать и дальше, чтобы в случае предательства сразу уведомить своих.

После обеда идти стало еще тяжелее: дорога пошла в гору, все время вверх и вверх, а солнце палило все жарче. Пить хотелось гораздо чаще, чем раньше, да и полоска еды расходовалась по моим ощущениям тоже быстро. Вода у нас была у каждого с собой в запасе, так что фляжки опустошались с очень большой скоростью, вызывая недовольство Норильска, но мучиться от жажды и смотреть, как синяя полоска в интерфейсе ползёт в зону смерти, ни хотелось никому, вот люди и пополняли её, едва она доходила до середины, тратя драгоценную влагу иногда и правда зря. Умом я понимала недовольство командира, но устоять, как и все, перед искусом не могла, прикладываясь к горлышку фляги всякий раз, когда он отворачивался в другую сторону.

Только к вечеру, когда солнце начало садиться, Норильск отдал команду.

– Привал!

Не только я, но большая часть людей нашего отряда, сразу упали на землю. Усталости не было, но монотонность и постоянное ощущение пекла, когда всё тело словно прожаривается в собственном соку, было неприятным. Так что я понимала тех, кто упал на прохладный камень, сама поступила также. Я осмотрелась, чтобы лучше понять, куда он нас привёл: каменная, лысая гора без малейшей растительности, с которой открывался вид на мрачный пейзаж постакалипсиса. Внизу лежало огромное русло пересохшей реки, сверкающей стеклянным, прожаренным атомным безумством дном, которое давно не видело воды. Вдоль этой безжизненной, уходящей влево и вправо за горизонт гигантской стеклянной ленте были насыпи рыжей пыли, принесённой сюда из разрушенного города, который стоял чуть дальше от реки. Пылевые насыпи, были похожи на огромные грязные сугробы, наподобие тех, что бывают ранней весной. Группа Змея, оторвавшаяся от нас в авангарде, подошла к ним, но как только кто-то вступил в это подобие сугроба, то сходство со снегом сразу пропало. Пыль поднялась вверх, закрыв сначала неосторожно вступившего на нее человека и сразу же, начала заволакивать и идущих за ним товарищей.

– Ночуем здесь, – устало произнес Норильск, увидев произошедшее и замер, словно отвлёкшись на чат в браслете.

Снизу раздался свист и вскоре из облака показались силуэты пропылённых бойцов Змея, чихающих и кашляющих, при этом матерящихся на своего товарища, который первым наступил на пылевой "сугроб".

Я как завороженная, смотрела на ту сторону мертвой реки, где виднелись серые останки огромного города. Нагромождения камня, из почти до основания разрушенных домов, беспорядочной темной свалкой, покрывали все пространство, куда я могла видеть в наступающих сумерках. Было понятно, что эпицентр ядерного удара пришлось на окраину города, так как было видно, как по мере отдаления от гигантской воронки, где не было ничего, часть зданий плотной застройки гасили своими "телами" ударную волну. Та часть, что была ближе к нам была наименее разрушенной, хотя ни одного полностью целого дома я не увидела, всё было разрушено, если не взрывом, то неумолимым бегом времени.

Этот город, оставшийся безликой грудой мусора, своим расположением на берегу реки, внезапно напомнил мне мой родной город. Воображение дорисовало недостающие стены домам, подставило окна и краску на целиком разрушенных низких зданиях рядом с рекой, украсило зеленью набережную, восстановило течение воды в реке. Память также подсказала, как тут на берегу раньше гуляли люди, семьями и парочками. Мамаши везли коляски, а папы кормили своих детей мороженным.

И эта картина созданная у меня в голове внезапно рухнула, стоило только ещё раз посмотреть на развалины города. Я едва не завыла, ужас произошедшего тут охватил меня, когда я представила, что это все может произойти на самом деле, в реальном мире, ведь сколько споров и напряжённостей сейчас есть между странами, что всё тут произошедшее не казалось мне возможным только в этой игре.

Мое настроение передалось подруге, когда я тихо поведала ей о своих переживаниях.

– Сколько же людей здесь погибло? – чуть слышным голосом, спросила меня Зоя.

– Глупость, нисколько! Это ведь просто игра! – бодро ответил Норильск, который словно призрак оказался рядом с нами и услышал её слова.

Я поджала губы.

– Может и игра, только это и в реальном мире может оказаться правдой! Или ты можешь заверить нас, что такое невозможно?!

Норильск лишь усмехнулся, ответив совершенно про другое.

– Кирка, хорош панихиду разводить, передай мне ресурсы на два дома.

Я не стала больше развивать тему и подошла к нему, бросив обмен, он принял ресурсы и через пять минут мы все ночевали в двух пусть и пустых, но всё же домах, укрывших нас от вечерних холода и ветра.

Утром встать пришлось задолго до восхода. Норильск сказал, что реку лучше перейти сейчас, пока нет солнца, так как стекло преломляет и отражает солнечные лучи, а те могут нанести нам урон. Мы с Зоей о таком даже не задумывались, так что ещё раз поразились тому, насколько он хорошо знает игру, если помнит даже о таких мелочах.

В построенных домах были оставлены бойцы, для охраны спальников всех членов отряда и другой собственности, которую люди выложили им для сохранения. Многим не хотелось терять её в случае смерти, а в то, что умирать придётся, верилось сразу, едва стоило взглянуть на руины.

– От радиации покупайте и пейте водку, каждый час, чтобы держать уровень радиации на десяти процентах полосы, – проконсультировал нас Норильск, перед выходом, – если будет больше, то будете быстро терять жизни.

– "Я не пью водку!", – я не успела озвучить свои мысли, как он продолжил.

– Пьянство прошу отложить до возвращения! При употреблении, все выбирайте опцию "не пьянеть".

– Какую опцию? – мой голос раздался одновременно с ещё несколькими бойцами отряда, спрашивающих о том же.

Молчавший до этого Змей показал, как достаёт из инвентаря бутылку водки, но перед глотком должно появиться меню с выбором нужной опции. Я проделала эти манипуляции за ним и убедилась, что действительно меню с выбором появляется. Поблагодарив его, я убрала её в инвентарь.

Переход по реке дался и правда тяжело, я не представляла себе насколько это тяжко, идти по абсолютно ровной поверхности, где протектору ботинок вообще ни за что не зацепиться. Так что в отряде были падения и матюки, когда кто-то заваливался на ровном месте, но я также представляла себе, что было бы, если бы мы вышли после восхода солнца. Поверхность и сейчас поблёскивала, хотя солнце ещё не появилось за горизонтом, показывая лишь робкие лучи будущей зари. Я ясно представляла, что тут будет, когда солнце повиснет в зените и лучи будут падать на стекло под почти прямым углом...

Наконец переход закончился, передовые группы расчистили перед основным отрядом тропку в пылевых залежах и мы остановились перед первыми развалинами города.

– Принимаем дозу, нам туда, – Норильск указал в сторону торчащих вдалеке высоких труб, выделяющихся на общем сером фоне, – отличное место фарма, так что если займём его, считайте, что нам повезло.

Я достала и поднесла бутылку ко рту, сразу поставив галочку "не пьянеть" и набрала жидкость в рот. Водку я в жизни не разу не пила, хотя вино и даже чуть-чуть коньяка выпить могла, но водку нет. Хотя была свидетелем, как будущий муж, в общаге со своими друзьями, хлестал её словно воду, закусывая одним лишь хлыстом лука и горбушкой хлеба на всех празднующих студентов, денег ведь на нормальную закусь, как всегда у них не хватало.

Запах спирта ударил в нос, а язык и горло запылали огнем, так что я едва-едва сделала три глотка. После них огонь запылал уже в животе, и я отпрянула от этого "лекарства", зажав рот рукой. Увидев моё состояние, Зоя протянула мне бутылку с газировкой.

– Вот запей, легче будет, – при этом она странно на меня посмотрела.

Действительно, сладкая газировка потушила горящий во рту и внутри пожар, так что я поблагодарила за помощь подругу.

Зачем были предприняты подобные меры предосторожности, я поняла сразу, как только вы вошли в город, браслет стал пикать, а над полоской жизней возник знак, какой я видела в фильмах про радиацию, и чем дальше мы шли, тем чаще приходилось прикладываться к бутылке, ведь я не могла выпить сразу много водки, так что словно заядлый алкоголик, я "бухала" прямо во время движения отряда.

Мы шли относительно спокойно, поскольку собаки и прочая живность, которую я изредка видела в виде мелькнувших силуэтов, видимо не нападала на больший отряд людей, чем их стая. Мы прошли практически половину пути, и трубы стало видно лучше, когда Зоя весело подмигнула мне, и допивая свою бутылку, сказала, что убрала функционал "не пьянеть". Я улыбнулась и повторила за ней, как раз моя бутылка, также заканчивалась.

Идти сразу стало веселее. Мы, подшучивая друг над другом и радуясь жизни, решили купить ещё одну и прикладываясь к ней раз за разом, не заметили, как ополовинили тару по ходу движения. Душа после потребления просто пела и хотелось какого-то разнообразия и действия, вместо однообразия пути, так что когда я заметила рыжее пятно, в тени одного из разрушенных небоскребов, вдоль которых мы проходили, то я особо не задумываясь о том, что делаю, купила гранату и выдернув кольцо, метнула её в проём здания.

Взрыв прогремел неожиданно гулко, из проёма выбило клуб пыли, а вслед за ним, раздался рык раненного зверя.

– Бежим, мы тут одни! – сквозь звон в ушах, я едва расслышала голос Зои, а ведь мы действительно шли с ней последними, так как основной отряд отошёл от нас прилично, точнее мы специально отставали, чтобы наши манипуляции с алкоголем не были заметны командирам.

– Мама моя, что это? – Зоя схватила меня за руку.

Не успела я ответить, как выломав проём, на свет показался двухметровый урод, лишь смутно напоминающий человека. Две головы, бочкообразное туловище и две мощные длинные руки, которые сжимали арматуру с бетонным блоком на конце.

– Ар-ррр-рр, – он увидел нас и его глаза залились кровью, и я заметила, что по одной его ноге стекают ручейки крови, видимо его зацепило взрывом, от брошенной мной гранаты.

Зоя дернула меня за руку.

– Бежим!

На этот раз я не стала ждать повторного приглашения и дернула вперед. Так мы и бежали к нашему отряду, который ушёл вперёд. Сначала я, пыхтя словно паровоз, сзади Зоя, а за нами ревущий гибрид орангутанга с КАМАЗ-ом.

Вскоре весь отряд увидел нас, а также этого монстра, так что самые меткие стали стрелять, я даже слышала, как пули проходили рядом со мной, и чем ближе мы подбегали к отряду, тем чаще звучали выстрелы, разом нарушив царящую тут тишину.

Я подбежала ближе и первое что увидела – это злое и напряженное лицо Норильска, который смотрел не на меня, а куда-то за мою спину. Я обернулась. Вслед за мутантом, которого успели подстрелить бойцы, стали выбегать новые монстры, которые хоть и были чуть меньше в размерах, но от этого не становилось легче, их количество было значительно больше, чем у нас людей в отряде. В обносках какого-то тряпья, служащего подобием одежды, монстры натекали на отряд, подобно неотвратимой снежной лавине.

– Все наверх! – Норильск тут же высмотрел остатки железной лестницы, что была когда-то запасным выходом и часть отряда кинулась туда, остальные же открыли ураганный огонь из всего, что у них было, закидывая попутно наступающих гранатами.

– Кирка, подсоби, – Зоя окликнула меня от разворачивающегося побоища и показала рукой на соседнее здание, где подобные остатки лестницы также виднелись, но достать до них могла пожалуй лишь я, со своим ростом. Я закинула подругу наверх, она словно кошка вскарабкалась на карниз третьего этажа и ненадолго скрывшись там, вернулась, скинув мне верёвку.

Рядом со мной, со страшной силой, в стену ударил камень. Мелкая крошка соколков больно ударила по рукам и ногам.

– Скорее лезь наверх, я прикрою! – последние слова Зоя прокричала, и стала стрелять из пистолета по монстрам, которые откатились первой волной, понеся большие потери, но оставшись на месте и теперь швыряли огромные валуны камня и бетона, сразу же прячась, когда по ним открывали огонь. Не став ждать повторения, я тут же схватилась за веревку и забралась наверх.

Системные сообщения о получаемом опыте сыпались непрерывно, но читать их было совершенно некогда, поскольку внизу творился ад. Зоя уже несколько раз меняла магазин пистолета, паля в толпу монстров, которых становилось всё больше и больше.

Я помогала как могла, стреляя из арбалета, хотя толку от этого было не много, но так мне было чуть спокойнее, что я тоже вношу свой вклад в бой, я выглянула, чтобы высмотреть себе ещё одну цель, как один из осколков раскалывающихся об край крыши камней, попал мне в ребра – я скривилась от боли. Пусть было не так больно, как меня тогда грызла собака, но кусок прилетел в меня порядочный.

– Получен новый уровень.

Морщась от боли, я поднялась на колено и хотела сказать подруге отойти от края крыши, так как там стало слишком опасно, как увидела, что пистолет в руке подруги развалился на части.

– Что?! – она ошеломлённо замерла, не понимая, что произошло и тут же в неподвижную цель, прилетел кусок бетона, сметя её с парапета, на котором она стояла, словно пушинку. Я с ужасом подползла к краю и увидела, как её тело упало на землю и мгновенно стало горсткой лута. Я не успела даже осознать, что Зоя воскресла на своём спальнике далеко отсюда, как увидела, что к кучке лута из проёма здания бросилась Ангел Войны. Почему-то мне сразу не поверилось в то, что она будет спасать чужое имущество, тем более она явно видела, кто там недавно умер. Мы вместе с Зоей были не в лучших отношениях с Ангелом, после недавно произошедшего между мной и ей, но чтобы она настолько нас ненавидела, что решила украсть чужие вещи во время боя, такого даже я не ожидала от неё.

Я не успела ни крикнуть, ни остановить её, как карма настигла игрока без всякого моего участия. На девушку набросилась собака и одним движением перекусила ей шею. Вслед за появлением первой, в бой вмешалась новая сила, и те остатки отряда, что залегли и не успели подняться наверх, под градом камней от мутантов, полегли все до единого, когда собаки ударили им в спину.

Расправившись с людьми, стая кинулась на мутантов и уже там завязался новый бой, но уже без участия людей. Выжившие, увидев и поняв, что они больше никого не интересуют, перестали стрелять и спрятались на крыше. Я посмотрела на соседнее здание и перехватила взгляд Норильска, который заметил меня. Страх охватил меня от кончика пальцев, до самой макушки.

Я быстро спряталась за парапетом и решила, прежде чем вернусь к отряду, сохраню вещи как Зои, так и спрячу у себя лут, оставшийся от Ангела Войны.

– "Раз воровка хотела поживиться чужим, отплачу ей той же монетой, – решила я, старательно пытаясь не вспоминать взгляд, которым меня буравил Норильск".


***



Били меня всем отрядом. Руками, ногами, всем, чем попалось под руку. Я не успела поднять вещи и вернуться к своим, как первым на меня набросился молчаливый Африканец и с одного удара повалил на землю. Вслед за этим к нему присоединились остальные выжившие и последнее что я помнила – это был спокойный голос Норильска.

– Только не убивайте его, хочу, чтобы всё помнил и чувствовал, пока будет залечивать переломы!


***



Я смутно понимала, как пришла в себя, помню только, что кругом царило веселье, а на меня никто сначала не обращал внимание, хотя я не могла ни встать, ни сесть, так все болело, а поломанные руки и ноги совсем меня не слушались. Водка кругом лилась рекой и как итогом этого, все мужики перепились и ко мне иногда стали заглядывали желающие отомстить за то, что я сагрила супермутантов и потом собак, на отряд, который шёл спокойно к месту фарма, и мы теперь не только потеряли целый день, поскольку пришлось возвращаться назад к домам, но и лишились части снаряжения и патронов, общей стоимостью на двадцать тысяч долларов. Об этом мне поведал заявившийся пьяный Змей и потребовал вернуть эти деньги Норильску, как только я поправляюсь. Я была так испуганна, что согласилась на такую гигантскую сумму, вот только когда он ушел, я расплакалась от обиды произошедшего – ведь я всего лишь кинула гранату!! И всё!!!



Отступление седьмое – Борис


– Борис привет, – Артём подошёл к своему ведущему программисту, который вместе со своей командой дневали и ночевали на работе. Количество выявленных и устранённых багов не поддавалось исчислению. Приходилось работать на износ, чтобы закрывать все возникающие проблемы. Он был им бесконечно благодарен за то, что все держались из последних сил и не бросали работу.

– Да Артём привет, – рано начавший лысеть, не старый, но уже и не молодой человек, повернулся к начальству и сняв очки, потёр красные от постоянного недосыпа и стрессов глаза, – что случилось? Опять сбой?

– Нет, в этот раз нет, – хмыкнул Артём, понимая его реакцию на своё появление, – приказ от шефа, установить вот этому игроку пятидесятый уровень и открыть доступ к магазину на уровне администратора.

– Чего ради?! – возмутился сразу подчинённый, и Артём его прекрасно понимал. Они старались не разрушить начавший устанавливаться баланс, а тут такие вбросы в мир. Что может сделать игрок пятидесятого уровня с безграничным магазином, он прекрасно осознавал – хрупкий баланс может пошатнуться только от самого присутствия в игре подобного человека.

– Сказал, что это запрос военных и не обсуждается, я не смог выспросить подробности.

– Что-то я не помню подобных запросов от них ранее, они просто смотрят логи и иногда просят ввести для своей базы какие-либо апгрейды, больше ничего, – Борис тоже не понимал, зачем давать такие преимущества конкретному игроку.

– Если хочешь, можешь сам у него спросить, со мной он не захотел это обсуждать, – Артём пожал плечами, – Борис, я не хуже тебя знаю, что вносить такой дисбаланс нельзя, но что ещё можно сделать на прямой приказ?

– Хорошо, сделаю, но я не согласен, – Борис одел очки и вернулся к работе.

Выполнив, что его просили, он попытался вернуться к устранению проблемы, которую выдал системный сканер, но мысль об этом игроке всё никак не давала ему сосредоточиться. Странный приказ, к тому же отданный устно – всё это было очень подозрительно.

– "Может это какая-то проверка? – по коже прошли холодные мурашки липкого страха, – хотят сравнить внесённый сейчас мною код с закладками для Норильска?".

Эта мысль вообще отняла у него последние силы. Борис давно не был доволен своим финансовым положением, несмотря на то, что его заработок по всем меркам был очень приличным, но...он хотел большего. Хотел проводить отпуск на личном острове, кататься на собственной яхте в окружении ослепительных красоток и ни в чём себе не отказывать. Текущая зарплата не могла всего этого позволить, так что его "левые" подработки и свели его однажды с бывшими наёмниками, которые нашли свою нишу в играх с полным погружением. Риска для жизни было никакого, а заработки от прокачки персонажей и последующей их перепродажей, иногда даже превышали прошлые боевые вылазки.

– "Надо подстраховаться, – решил он и нарушая все инструкции, полез в базу данных тестеров".

Найдя папку с нужным никнеймом "Шевельнись_Стреляю" он попытался открыть её.

– Доступ запрещён. Введите пароль.

Одна эта появившаяся надпись заставила его сначала вспотеть, а потом бросила в жар. Его догадка стала обретать более серьёзное воплощение, если кому-то потребовалось скрывать биографию игроков внутри своей же фирмы...

– "Ну это не большая проблема взломать доступ, – он решил пойти до конца, – но вначале сделаю я запрос, чьи ещё биографии игроков скрыты для своих".

На его удивление подобный профиль был у ещё одного игрока-девушки с никнеймом "Зоя".

Поколдовав с полчасика, он смог обойти защиту и оба профайла открылись перед ним и вот тут уже он испугался по-настоящему. С фотографий биографий этих игроков на него пристально смотрели знакомые личности – оба из отдела собственной безопасности и лояльности Компании.

– "Они что-то подозревают! – пришла в голову первая мысль, когда он увидел этих двоих, – иначе зачем посылать сразу двоих безопасников в игру?!".

Став копаться дальше в этом направлении, он нашёл переписку шефа с Александром, где тот и сказал ему о необходимости следить за своим объектом, а также о получении тех преимуществ, которые он недавно для него внёс. Работа сразу отошла на второй план, так как Борис прямо копчиком почувствовал, как над ним нависла угроза разоблачения.

Через четыре часа упорной работы, картина происходящего открылась перед ним полностью. Артём для каких-то своих целей поменял мужа и жену одних из тестеров телами, это заметили и подозрение руководства пало на него, что он внедряет в игру ещё какие-то возможности для этих двух, с целью продвинуть их к получению главного приза. Для этого и были погружены в игру два сотрудника Компании, чтобы следить каждый за своим объектом.

– "Хорошо ещё, что мои закладки они не обнаружили! – со вздохом облегчения подумал он, когда понял, что лично ему сейчас ничего не угрожает, – но исключать такую возможность нельзя, если все логи изменений, вносимых в игру, тщательно просматриваются".

Борис прекрасно осознавал, что сделанные им закладки, для своего знакомого, также могут обнаружить дотошные программисты, а, следовательно, нужно было сделать так, чтобы следствие пошло по ложному пути, тем более, что подозрения у них уже имелось, нужно будет просто его усилить.

– "Артём прости конечно, но своя рубашка ближе к телу, – мысленно он извинился перед начальником и засел за консоль". Нужно было внести в код следующего хот патча, который будут накатывать на сервера на следующей неделе, пару изменений под учётными данными Артёма, с целью усилить двух этих человек – Кирку и Тому. Этим он планировал убить сразу двух зайцев: Артёма могут задержать за подобные преференции и инсайдерское использование положения, а свои закладки, которые он сейчас вносил в сегодняшний патч, в виде сообщения для Норильска и пары важных для игры чертежей, будут не так подозрительны, когда вскроется "вброс от Артёма". Когда завертится механизм расследования, важно будет усилить все подозрения в сторону шефа и отвести от себя всяческие подозрения, а это значило, что его ждала бессонная ночь, с целью изменить логи прошлых патчей, где он помогал знакомому, переделывая их со своих учётных данных, на Артёма. Пласт работы предстоял большой, но, когда дело касается собственного благополучия и карьеры, попотеть можно было. С этими мыслями Борис потянулся на кресле и приступил к работе.


Норильск


Заводской цех, где только что отгремели выстрелы последней битвы, постепенно наполнялся народом, воскресшего на спальниках, сложенных в западном крыле, которое они зачистили два часа назад. В обоих этих помещениях должны были находиться два одинаковых тайника, о которых они в своё время договаривались с Борисом, просто для соблюдения тайны, их нужно было предварительно зачистить от монстров. В первом тайнике он нашёл такой нужный ему чертёж «Рынка» и координат следующей закладки, и теперь с томительным ожиданием посматривал на угол комнаты, где должен был располагаться второй тайник.

– Норильск, тут нет ничего, – к нему подошёл Змей и недоуменно на него посмотрел, – ты уверен, что тут что-то должно быть? Да и посмотри сам, комната не похожа на ту, что была в западном крыле: старинные плакаты, и одиноко висящая кирка на стене.

– Что?! Кирка просто висит на стене? – удивился он и мгновенно насторожился, если Борис не оставил закладку, явно что-то случилось.

– Да, наши уже сняли её, только она никудышная, с единичкой прочности всего, вообще странно, что она тут делает, – пожал плечами Змей.

– Так, все замерли! – приказал Норильск, и отряд перестал двигаться, удивлённо посмотрев на командира.

– Верните в комнате всё, как было! – приказал он и стал смотреть, как ничего не понимающие люди, стали вешать на стены сорванные ранее плакаты и повесили ржавую кирку на место.

– Точно всё было так?! – он посмотрел на людей. Они переглянулись между собой.

– Да, – уверенно ответил за всех Африканец.

Норильск прошёлся вдоль стены, где висели старинные плакаты давно минувшей эпохи, которую он не застал. На каждом был написан какой-то лозунг.

– "Что хотел сказать этим Борис? – он в недоумении смотрел на плакаты и на одиноко висящий инструмент".

Его взгляд остановился на фигуре шахтёра с плаката, висящего слева от инструмента, тот был одет в противогаз и помогал товарищу, который был без него. Надпись по верх этой композиции гласила "Держи всегда рядом...", последнее слово было заклеено соседним плакатом.

В голове начало приходить понимание происходящего и он посмотрел на плакат справа от кирки. Там куча мальчишек и девчонок с повязанными на шеях красными тряпками стояли и что-то декламировали на сцене, его больше интересовало, что на нём было написано – первое слово было заклеена первым плакатом, так что надпись была неполная и гласила "...должен быть в отряде всегда". На всякий случай он подошёл и отогнул бумагу, увидев на первом закрытое слово "противогаз", а во втором случае "девиз" – сделал он это больше для интереса, так как уже понял, что перед ним скрытое послание от своего помощника, которое кроме него не должен был прочитать и понять никто другой.

– "Что получается, по итогу, – он снова отошёл от стены. – "Держи всегда рядом, должен быть в отряде всегда".

– "Кого держать? – он задумчиво посмотрел на инструмент, – кирка? Кирку держать в отряде всегда? Но если её, то почему тогда предложение составлено в мужском роде? Ошибка?".

– "Бля, – в голове словно произошло озарение, – Кирку!!! Не инструмент, а игрока "Кирку" держи в отряде всегда!!!".

Глаза чуть расширились от осознания того, что этот амбал, от которого они планировали избавиться после последнего его закидона, каким-то образом оказался очень нужен Борису, что тот даже поменял их закладку на тайное сообщение, выполненное не в прямом виде, явно с целью строгой конспирации.

– Возвращаемся на базу, – Норильск повернулся к по-прежнему неподвижным, ничего не понимающим людям, – место мы нашли, так что заберём оставшихся, свои вещи и перебираемся на завод. Здесь будем фармить дальше, сами видели, что падают чертежи.

– Ничего не понимаю, объяснишь? – Змей подошёл к нему вплотную и тихо спросил, он давно знал Норильска, так что по его довольному виду сразу понял, что не смотря на то, что тут они ничего не нашли, случилось что-то важное.

– Позже, не при всех, – кратко бросил тот в ответ и Змей понял, что не ошибся в своих предположениях. Так что успокаивающе кивнул Африканцу, который с интересом посматривал на их переговоры. Тот хмыкнул – они давно понимали друг друга без слов.


Тамара


Норильск с отрядом вышел в поход, оставив меня и ещё пару человек, сторожить дома. После вчерашней ночи, меня больше никто не трогал и появилось время подумать, после уплаты двадцать тысяч Норильску, я решила просуммировать все свои траты и когда это сделала – то ужаснулась, с учётом всего потраченного я после полугода игры выйду отсюда всего с пятью тысячами долларов!!! И это учитывая, что играем мы всего месяц!!! За это время я потратила все свои деньги, которые должна была заработать!!

– "Зачем я вообще связалась с Норильском и его тупой компанией? – я сидела, обняв колени и покачивалась из стороны в сторону, – могла бы просто жить сама по себе где-то в тихом месте и ничего не тратить!!".

Мысли метались в голове и накатило желание просто встать и уйти отсюда, так далеко, чтобы меня никто не нашёл. Я попыталась встать, но тело напомнило о себе болью.

Достав из инвентаря солнечные очки, я попыталась рассмотреть свое изображение в их отражении, оно напомнило мне морды недавно виденных монстров: заплывшие глаза, расплющенный нос, синяки и густая борода – в общем красавец по мужским меркам. Куда-то идти сразу расхотелось, тогда я просто зашла в магазин и не смотря на цену купила аптечку, и сразу её применила. Боль сразу исчезла, а когда я снова посмотрела на себя в отражении стёкол, то ни одного синяка не было больше в помине – ровное, хоть и донельзя заросшее лицо мужа.

– "И как они живут с таким количеством волос на теле? – я хотела вызвать в себе привычные чувства по отношению к Кириллу, но обычные раздражение и злость не приходили". По сравнению с теми мужиками, что встретились мне здесь – муж казался мне не плохим парнем. Я с удивлением поймала себя на этой мысли.

– "Этот бабник и лентяй – неплохой? – я раньше о таком даже и не задумывалась, а тут осознание этого как-то сразу пришло в голову, – нет Тома, ты просто давно рядом с ним не была, наверняка он сейчас ухлёстывает за очередной красоткой, которых в игре пруд пруди и думать о верной жене забыл!".

Мысли о Кирилле упорно лезли в голову, так что я стала думать о другом, чтобы хоть как-то отвлечься.

– "У меня ведь остались вещи Ангела: куртка, бронник, дробовик и патроны к нему, – я решила посмотреть их стоимость в магазине. – Ого почти двадцать пять тысяч долларов!! Как можно их продать интересно?"

Я стала исследовать МУИ браслета, пытаясь понять, как мне получить деньги за эти вещи, оказалось, что продать вещи в игре можно только двумя способами: первый, продать непосредственно игроку, через меню торговли с ним, и второй вариант, выставить вещи на продажу на рынке, который устанавливался только в форте. Я вспомнила, что Норильск находил чертёж форта, жаль конечно, что рынка у нас пока не было, ведь насколько я поняла, что в этот рейд мы пошли затем, чтобы прокачаться и потом занять оазис, на котором мы планировали строить форт и уже там обустраиваться и жить дальше.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю