332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Диего де Ланда » Сообщение о делах в Юкатане » Текст книги (страница 1)
Сообщение о делах в Юкатане
  • Текст добавлен: 9 сентября 2016, 17:54

Текст книги "Сообщение о делах в Юкатане"


Автор книги: Диего де Ланда




Жанр:

   

История



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

Диэго де Ланда
Сообщение о делах в Юкатане, извлечённое из сообщения, которое написал брат Диэго де Ланда ордена св.Франсиска. MDCLXVI

ОПИСАНИЕ ЮКАТАНА

Юкатан – не остров и не мыс, выступающий в море, как полагали некоторые, а часть материка. Ошибались из-за мыса Коточ, который образует море, входящее через проход Ассенсьон в бухту Дульсе, и из-за мыса, который образует Ла Десконосида с другой стороны, по направлению к Мексике, перед тем как прибыть в Кампече, или из-за обширности лагун, образуемых морем, входящим через Пуэрто-Реаль и Дос Бокас.

Эта земля очень ровна и лишена гор, поэтому не видна с кораблей, пока они не подойдут очень близко, кроме местности между Кампече и Чампотоном, где показываются несколько холмиков и среди них холм, называемый Лос Дьяблос. Если двигаться от Вера-Крус к мысу Коточ, он находится менее чем в 20 градусах, а устье Пуэрто-Реаль – более чем в 23 градусах, и от одного из этих концов до другого, вероятно, около 130 лиг расстояния по прямой дороге. Берег её низкий, и поэтому большие корабли ходят несколько удалившись от земли.

Берег усеян скалами и острым сланцем, которые портят много корабельных канатов; на нем много ила, поэтому, если корабли выбрасывает на берег, погибает мало людей.

Морской отлив настолько велик, особенно в заливе Кампече, что в некоторых местах часто оставляет пол-лиги берега сухим. При таких больших отливах в водорослях, иле и лужах остаётся много мелкой рыбы, которой питается множество людей.

Небольшая горная цепь пересекает Юкатан от одного угла до другого; она начинается около Чампотона и доходит до города Саламанка, который находится в углу, противоположном Чампотону. Эти горы делят Юкатан на две части: южная часть, к Лакандону и Танце, безлюдна из-за недостатка воды, которой там нет, кроме дождевой. Другая часть, северная, населена.

Эта страна очень жаркая, и солнце сильно жжёт, хотя там нет недостатка в прохладных ветрах, как бриз, или солано, который там обычно господствует, и вечерний ветер с моря.

Люди в этой стране живут долго, нашёлся человек 140 лет. Зима начинается со дня св. Франсиска[1]1
  4 октября. Под «зимой» следует понимать сухой сезон.


[Закрыть]
и длится до конца марта, потому что в это время дуют северные ветры; они вызывают сильные простуды и лихорадки, так как жители плохо одеты. К концу января и в феврале бывает короткое лето с палящим солнцем; дождь не идёт в это время, кроме как в новолуние. Дожди начинаются с апреля и продолжаются до конца сентября; в это время жители делают все свои посевы, которые созревают, несмотря на постоянные дожди; они сеют в день св. Франсиска особый сорт кукурузы, который вскоре собирают.

ГЕОГРАФИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ЮКАТАНА

Эта провинция на языке индейцев называется у луумил куц йетел к.ех, что означает «страна индюков и оленей»; они называют её также Петен, что значит «остров», так как их вводят в заблуждение упомянутые бухты и заливы. Когда Франсиско Эрнандес де Кордова прибыл в эту землю, высадившись на мысе, который он назвал Коточ, он нашёл индейских рыбаков и спросил у них, что это за земля; они ему ответили коточ, что значит «наши дома» и «наша родина», и оттого мысу было дано это имя. Затем он спросил их знаками, какая это страна; они ответили ки у тан, что означает «так они говорят», отсюда испанцы называют её Юкатан[2]2
  Прежде, нежели прижилось название «Юкатан», испанцы называли эту область «Островом Святой Марии».


[Закрыть]
. Это рассказывал один из старых завоевателей по имени Блае Эрнандес, который был с аделантадо[3]3
  Имеется в виду завоеватель Юкатана Франсиско Монтехо.


[Закрыть]
в первый раз.

В южной части Юкатана находятся реки Таицы и горы Лакандона; на юго-западе расположена провинция Чиапас; чтобы пройти в неё, нужно пересечь четыре реки, которые спускаются с гор и вместе с другими образуют Сан-Педро и Сан-Пабло, реку, открытую Грихальвой в Табаско; на западе находятся Шикаланго и Табаско, это одна и та же провинция.

Между этой провинцией Табаско и Юкатаном есть два устья, прорытые морем в береге. Большее из них имеет широко открытый вход, другое не столь широко. Море устремляется в эти устья с такой яростью, что образуется большая лагуна, изобилующая всякими рыбами. Она так наполнена островками, что индейцы делают значки на деревьях, чтобы найти дорогу, отправляясь и возвращаясь водой из Табаско в Юкатан. Эти острова, их отмели и песчаные берега полны столь разнообразными морскими птицами, что это достойно удивления и прекрасно. Там водится также бесконечное множество дичи – оленей, кроликов и свиней, тех, что есть в этой стране, и обезьян, которых нет в Юкатане. Поражает множество игуан. На одном из этих островов есть селение, называемое Тишч'ель[4]4
  Тишч'ель – «место богини Иш Ч'ель» – селение в 25 км к северо-востоку от восточного окончания бухты Сабанкуй. В развалинах его сохранились три пирамиды и скульптурная стела.


[Закрыть]
.

К северу от Юкатана находится остров Куба, в 60 лигах прямо напротив Гавана, немного впереди – островок, принадлежащий Кубе, который называют Сосновым. К востоку расположен Гондурас; между Гондурасом и Юкатаном очень большой морской залив, который Грихальва назвал заливом Вознесения, Он полон островков, и на них погибают корабли, главным образом торговые, идущие из Юкатана в Гондурас. Вот уже 15 лет как погибла барка со многими людьми и товарами. Они потерпели крушение, и все потонули, кроме некоего Махуэласа и четырех других, которые схватились за большой обломок корабельной мачты. Они плавали таким образом три или четыре дня, но не могли пристать к какому-либо островку; когда у них не хватило сил, они утонули, кроме Махуэласа, который спасся полумёртвым и восстановил силы, питаясь улитками и съедобными ракушками. От островка он добрался до материка на плоту, который соорудил из ветвей, как мог лучше. Приплыв на материк и отыскивая пищу на берегу, он наткнулся на рака, который его укусил за первый сустав большого пальца чрезвычайно больно. Тогда он пошёл наудачу через густой лес, направляясь в город Саламанку. С наступлением ночи он взобрался на дерево и оттуда увидел большого тигра, который подстерегал лань и затем убил её. Утром Махуэлас доел то, что от неё осталось.

Несколько ниже мыса Коточ, между Юкатаном и Косумелем, море образует канал в 5 лиг с очень сильным течением. Косумель – остров 15 лиг в длину и 5 в ширину; индейцев там мало; их язык и обычаи те же, что в Юкатане; Косумель находится в 20 градусах по эту сторону от экватора. Остров Женщин расположен в 30 лигах ниже мыса Коточ, в 2 лигах от материка, напротив Эк'аба.

ОТКРЫТИЕ ЮКАТАНА ИСПАНЦАМИ

Первыми испанцами, приставшими к Юкатану, были, как говорят, Херонимо де Агиляр, родом из Эсихи, и его спутники. Во время беспорядков в Дарьене из-за ссоры между Диэго де Никуэса и Васко Нуньес де Бальбоа в 1511 г . они сопровождали Вальдивья, отправившегося на каравелле в Санто-Доминго, чтобы дать отчёт в том, что происходило, адмиралу и губернатору, а также чтобы отвезти 20 тысяч дукатов пятины короля. Эта каравелла, приближаясь к Ямайке, села на мель, которую называют «Змеи», где и погибла. Спаслось не более 20 человек, которые с Вальдивья сели в лодку без парусов, с несколькими плохими вёслами и без каких-либо припасов; они плавали по морю 13 дней; после того как около половины умерло от голода, они достигли берега Юкатана в провинции, называемой Майя[5]5
  Слово «майя» впервые встречается у Бартоломе Колумба при описании им встречи Христофора Колумба в последнее путешествие с торговым каноэ «из провинции, называемой Майям». По «Сообщениям из Юкатана», индейцев провинции Купуль и Кочвах прежде презрительно называли «ах-майя», как людей «подлых» и «несообразительных». Это прозвище было дано им индейцами провинции Чик'инчель.


[Закрыть]
; поэтому язык Юкатана называется майятан, что значит «язык Майя».

Эти бедные люди попали в руки злого касика, который принёс в жертву своим идолам Вальдивья и четырех других и затем устроил из их тел пиршество для своих людей; он оставил, чтобы откормить, Агиляра, Герреро и пять или шесть других, но они сломали тюрьму и убежали в леса. Они попали к другому сеньору, врагу первого и более кроткому, который их использовал как рабов. Наследник этого сеньора относился к ним очень милостиво, но они умерли от тоски; остались только двое, Херонимо де Агиляр и Гонсало Герреро; из них Агиляр был добрым христианином и имел молитвенник, по которому знал праздники; он спасся с приходом маркиза Эрнандо Кортеса в 1518 г . Герреро же, понимавший язык индейцев, ушёл в Чектемаль, где теперь Саламанка в Юкатане. Там его принял один сеньор, по имени На Чан Кан, который ему поручил руководство военными делами; в этом он разбирался очень хорошо и много раз побеждал врагов своего сеньора.

Он научил индейцев воевать, показав им, как строить крепости и бастионы. Благодаря этому и ведя себя подобно индейцу, он приобрёл большое уважение; они женили его на очень знатной женщине, от которой он имел детей; поэтому он никогда не пытался спастись, как сделал Агиляр; напротив, он татуировал тело, отрастил волосы и проколол уши, чтобы носить серьги, подобно индейцам, и, вероятно, стал идолопоклонником, как они[6]6
  Герреро погиб, сражаясь на стороне индейцев против испанских войск.


[Закрыть]
.

В 1517 г . в Великий пост Франсиско Эрнандес де Кордова отправился из Сант-Яго на Кубе с тремя кораблями, чтобы выменять рабов для рудников, ибо население Кубы уже уменьшилось; другие говорят, что он отправился открывать новые земли; лоцманом у него был Аламинос[7]7
  Антон де Аламинос – пилот («лоцман») Колумба в последнее путешествие. Пилот исполнял обязанности штурмана.


[Закрыть]
. Он прибыл на Остров Женщин, которому дал это имя из-за найденных им там идолов богинь той земли, как-то Иш Ч'ель, Иш Чебель Яш, Иш Хуние, Иш Хуниета[8]8
  Возможно, Иш Ч'ель и Иш Чебель Яш – одна и та же богиня. Испанский хронист Лас Касас писал, что христианизированные индейцы отождествляли Бакаба с Христом и полагали, что он был рождён девой Иш Чебель Яш, дочерью Иш Ч'ель. По другим источникам, Иш Ч'ель была матерью Иш Чебель Яш, жены Ицамны, и бабушкой Бакабов.


[Закрыть]
, у которых была надета внизу повязка и закрыты груди, по обычаю индианок. Здание было из камня, что их удивило; они нашли несколько золотых вещей и взяли их; затем они пристали к мысу Коточ и оттуда проплыли до залива Кампече, где высадились в воскресенье в день св. Лазаря[9]9
  23 февраля 1517 г .


[Закрыть]
и поэтому назвали его Лазаревым. Они были хорошо приняты сеньором, а индейцы, поражённые видом испанцев, трогали их бороды и тела.

В Кампече испанцы нашли здание в море, недалеко от земли, квадратное и все ступенчатое; на его вершине находились идол с двумя свирепыми животными из камня, которые пожирали его бока, и длинная и толстая каменная змея, глотающая льва; эти животные были покрыты кровью жертв.

В Кампече они узнали, что поблизости есть большой город. Это был Чампотон. Когда они прибыли туда, сеньор по имени Моч Ковох, человек воинственный, призвал своих людей против испанцев. Франсиско Эрнандес с сокрушением видел, что подготовлялось, и, чтобы не показаться менее мужественным, он также построил своих людей в боевой порядок и пустил в ход артиллерию кораблей. Хотя звук, дым и огонь выстрелов были новыми для индейцев, они не переставали нападать с громким криком. Испанцы сопротивлялись, нанося много жестоких ран и убивая многих. Но сеньор их настолько воодушевил, что они заставили испанцев отступить. Они убили двадцать, ранили пятьдесят, а двух взяли живыми и затем принесли в жертву. Франсиско Эрнандес отплыл с 33 ранами и печально возвратился на Кубу, где объявил, что новая земля очень хороша и богата, судя по золоту, которое он нашёл на Острове Женщин.

Эти новости возбудили Диэго Веласкеса, губернатора Кубы, и многих других; он послал своего племянника Хуана де Грихальву с четырьмя кораблями и двумя сотнями людей; с ним был Франсиско де Монтехо, которому принадлежал один корабль. Они отправились 1 мая 1518 г . Они взяли с собой того же лоцмана Аламиноса. Прибыв на остров Косумель, лоцман увидел оттуда Юкатан. Но в первый раз, с Франсиско Эрнандесом, он поплыл направо, а на этот раз повернул налево, чтобы узнать, остров ли это. Они поплыли по заливу, названному ими заливом Вознесения, потому что в этот день они вошли в него. Затем они вернулись обратно вдоль берега, пока не прибыли второй раз в Чампотон. Когда они запасались пресной водой, у них убили одного человека и пятьдесят ранили, среди них двумя стрелами ранили Грихальву и выбили ему полтора зуба. Поэтому они удалились и назвали этот порт портом Злой Битвы. В эту поездку они открыли Новую Испанию, Пануко и Табаско и потратили на это пять месяцев. Когда они хотели высадиться на берег в Чампотоне, индейцы им препятствовали с такой смелостью, что на своих лодках подъезжали к самым каравеллам, чтобы пускать в них стрелы. Поэтому они подняли паруса и удалились.

Когда Грихальва возвратился после своих открытий и меновой торговли в Табаско и Улуа, великий капитан Эрнандо Кортес находился на Кубе; услышав новости о такой стране и таких богатствах, он пожелал её увидеть и приобрести для Бога, для короля, для себя и для своих друзей.

ЭКСПЕДИЦИЯ КОРТЕСА

Эрнандо Кортес отправился с Кубы с И кораблями, из которых наибольший был в 100 бочонков, и назначил на них несколько капитанов, будучи сам одним из них. Он увёз 500 человек, несколько лошадей и мелочной товар для обмена. Франсиско де Монтехо был у него капитаном, а упомянутый Аламинос – главным лоцманом эскадры. На флагманском корабле он водрузил знамя белого и голубого цветов в честь нашей владычицы, изображение которой вместе с крестом он помещал всегда в местах, откуда выбрасывал идолов. На знамени изображён был красный крест, окружённый надписью, гласящей: Amici, sequamur crucem, si nos habuerimus fidem in hoc signo vincemus («Братья, последуем кресту; имея веру, сим знаком победим»)[10]10
  Изречение взято со знамени императора Константина.


[Закрыть]
. С этим флотом, без другого снаряжения, он отправился и прибыл на Косумель с десятью кораблями, так как один отделился от него в бурю; позже он нашёл его на побережье. Он пристал к северной части Косумеля и нашёл красивые каменные здания для идолов и большое селение. Жители, увидев столько кораблей и высаживающихся на берег солдат, все убежали в леса. Испанцы вошли в селение, разграбили его и расположились в нем. Разыскивая в лесах жителей, они наткнулись на жену сеньора с детьми. С помощью индейца-переводчика Мельчиора, который приезжал вместе с Франсиско Эрнандесом и Грихальвой, они узнали, что это была жена сеньора. Кортес обласкал её и её детей и побудил их позвать сеньора; когда тот явился, он обращался с ним очень хорошо, подарил ему несколько безделушек, возвратил ему жену и детей и все имущество, взятое в селении. Он просил его вернуть индейцев в их дома и отдавал каждому из возвратившихся то, что ему принадлежало. Упокоив их, он возвестил им суетность их идолов и убедил их поклоняться кресту, который поместил в их храмах вместе с изображением нашей владычицы, и этим прекратил публичное идолопоклонство.

Там Кортес узнал, что какие-то бородатые люди находятся в шести днях пути во власти одного сеньора; он пытался уговорить индейцев пойти позвать их и нашёл одного, который согласился пойти, хотя с трудом, ибо они боялись сеньора бородатых. Он написал им следующее письмо: «Благородные сеньоры, я отправился с Кубы с эскадрой в 11 кораблей и 500 испанцев; я прибыл сюда, на Косумель, откуда пишу вам это письмо. Жители этого острова меня уверили, что в этой стране есть пять или шесть бородатых людей, во всем похожих на нас; они не могли мне дать или описать другие приметы, но по этим я догадываюсь и считаю несомненным, что вы испанцы. Я и эти идальго, которые пришли со мной населить и открыть эти страны, мы вас очень просим в течение шести дней после получения этого письма прийти к нам, без отсрочек и оправданий. Если вы придёте, мы все будем признательны и вознаградим вас за большую помощь, которую от вас получит эта эскадра. Я отправляю бригантину, чтобы вы в неё сели, и два корабля в помощь».

Индейцы отнесли это письмо, спрятав в волосах, и отдали его Агиляру. Так как индейцы задержались более назначенного времени, их сочли мёртвыми, и корабли вернулись в порт Косумеля. Кортес, видя, что ни индейцы, ни бородатые люди не возвращаются, поднял паруса на следующий день. Но в этот день один из кораблей дал течь, и они принуждены были вернуться в порт, чтобы починить его. Агиляр, получив письмо, переплыл на лодке канал между Юкатаном и Косумелем. Бывшие на эскадре, заметив его, пошли посмотреть, кто это был. Агиляр их спросил, христиане ли они. Они ему ответили, что да и что они испанцы. Он заплакал от радости, преклонив колена, воздал хвалу Богу и спросил у испанцев, среда ли был этот день. Испанцы привели его голого, как он пришёл, к Кортесу, который одел его и проявил много дружбы. Агиляр рассказал ему о своём кораблекрушении, тягостях, смерти своих спутников и невозможности уведомить в столь короткое время Герреро, который находился более чем в 80 лигах оттуда[11]11
  По словам Берналя Диаса, Агиляр видел Герреро, но последний отказался вернуться к испанцам.


[Закрыть]
.

Так рассказал Агиляр; он был очень хорошим переводчиком, и Кортес снова начал проповедовать поклонение кресту и выбрасывать идолов из храмов. Говорят, что проповедь Кортеса произвела такое впечатление на жителей Косумеля, что они выходили на берег, говоря испанцам, которые там проходили: «Мария, Мария, Кортес, Кортес».

Кортес уехал оттуда, зайдя мимоходом в Кампече, и не остановился до Табаско, где, среди других вещей и индианок, подаренных ему жителями Табаско, они ему дали одну индианку, которая впоследствии называлась Марина. Она была из Шалиско, дочь знатных родителей, похищенная маленькой и проданная в Табаско, откуда её перепродали затем в Шикаланго и Чампотон, где она выучилась языку Юкатана, на котором разговаривала с Агиляром.

Таким образом Бог снабдил Кортеса хорошими и верными переводчиками, от которых он получил сведения и узнал о делах в Мексике. Из бесед с индейскими торговцами и благородными людьми Марина была хорошо осведомлена о них, так как они говорили об этом каждый день.

ПРОВИНЦИИ ЮКАТАНА. ДРЕВНИЕ ПОСТРОЙКИ

Некоторые юкатанские старики говорят, слыхав от своих предков, что эта страна была заселена неким народом, пришедшим с востока[12]12
  Очевидно, имеется в виду период, когда были основаны города на восточном побережье Юкатана – Цибанче, Ичпаатун, Тулум и Коба. Найденные здесь стелы датированы концом VI – началом VII в. Хроника «Чилам Балам из Мани» также сообщает, что в «к'атуне 6 Ахау» (435~455 гг.) майя населяли провинцию Сийян-кан и находились там 60 лет, после чего был основан город Чичен-Ица.


[Закрыть]
, который был спасён Богом, открывшим ему двенадцать дорог через море. Если бы это было истинно, тогда пришлось бы считать, что все жители Индий происходят от евреев, а для того, чтобы пересечь пролив Магеллана, они должны были идти, распространившись более чем на две тысячи лиг по стране, где сейчас управляет Испания.

В этой стране только один язык, что очень удобно для сношений, хотя на побережьях есть некоторые различия в словах и в манере говорить. Жители берегов также более изящны в обращении и языке, женщины покрывают грудь, чего не делают остальные женщины внутри страны.

Эта страна разделена на провинции, подчинённые ближайшим испанским поселениям. Провинция Чектемаль и Бак'халаль подчинена Саламанке. Провинции Эк'аб, Кочвах и Купуль подчинены Вальядолиду. Провинции Ах К'ин Чель и Исамаль, Сотута, Хокаба и Хомун, Тутуль Шиу, Кех Печ и Чак'ан подчинены городу Мерида. Провинции Ах Кануль, Кампече, Чампотон и Тишч'ель управляются из Сан-Франсиско в Кампече.

В Юкатане много зданий большой красоты; это наиболее замечательная вещь из открытых в Индиях. Все они из очень хорошо вытесанного камня, хотя в этой стране нет никакого металла, которым можно было бы тесать. Эти здания очень похожи одно на другое и являются храмами. Их было столько потому, что жители много раз переселялись, и в каждом поселении они строили храм, пользуясь изобилием камня, извести и белой земли, превосходной для построек.

Все эти постройки сделаны не другими народами, а индейцами, что видно по каменным обнажённым людям, прикрытым длинными полосами, которые называются на их языке эш, и с другими отличительными знаками, которые носят индейцы.

Когда монах, автор этой книги, был в этой стране, нашёлся в одном здании, которое они разрушили, большой кувшин с тремя ручками, окрашенный в серебристые цвета снаружи; внутри были пепел сожжённого тела, несколько костей рук и ног удивительной величины и три куска хорошего камня, из тех, что индейцы употребляли как монеты.

Этих построек в Исамале было всего 11 или 12; не сохранилось памяти об их основателях. В одной из них по просьбе индейцев в 1549 г . был устроен монастырь, называющийся Сант-Антонио.

Из других построек наиболее значительные в Тихоо и Чичен-Ице, которые будут описаны далее. Чичен-Ица – очень хорошее поселение в 10 лигах от Исамаля и в 11 лигах от Вальядолида. Как говорят, там царствовали три брата-сеньора, пришедшие в эту страну с запада; они были очень набожны и поэтому строили очень красивые храмы и жили без женщин, очень скромно. Но когда один из них умер или удалился, другие сделались несправедливыми и бесчестными, и за это их умертвили[13]13
  Рассказ Ланда о трех «братьях-сеньорах» связан с историческими событиями X-XII вв., а именно с тольтекским завоеванием Чичен-Ицы, 200-летним периодом гегемонии Чичен-Ица и, наконец, с изгнанием нз Чичен-Ицы правителя Чак Шиб Чака в результате начавшихся войн.


[Закрыть]
. Мы нарисуем далее план главного здания и опишем вид колодца, куда они бросали в жертву живых людей и также драгоценные вещи. Он имеет более 7 эстадо глубины до воды, более ста ступнёй в ширину и сделан круглым в обрывистой скале удивительным образом[14]14
  Фактический диаметр колодца 45– 55 м , глубина до воды около 20 м .


[Закрыть]
; вода кажется зеленой; говорят, что причиной этому роща, которой он окружён.

Индейский историк Гаспар Антонио Чи пишет в «Сообщении из Текауто и Тепакана»: «В некий времена вся эта страна была под властью одного сеньора, который жил в древнем городе Чнчен-Ица; его данниками были все сеньоры этой провинции, и даже извне, из Мексики, Гватемалы и Чиапаса и других провинций, ему посылали дары в знак мира и дружбы… Говорят, что жители Чичен-Ицы не были идолопоклонниками, пока К'ук'улькан, мексиканский капитан, не пришёл в зги области; он научил идолопоклонству, или, как они говорят, нужда научила их идолопоклонству».


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю