332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Диана Рымарь » Диагноз: Срочно замуж (СИ) » Текст книги (страница 5)
Диагноз: Срочно замуж (СИ)
  • Текст добавлен: 4 января 2021, 18:01

Текст книги "Диагноз: Срочно замуж (СИ)"


Автор книги: Диана Рымарь






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 19 страниц)

– У меня даже ничего не опухло, случай не срочный! Всего-то сыпь… – продолжила девушка.

– Мне что, ждать, пока ты распухнешь?! – нарочито громко прикрикнул на нее Здоровяк. – Так, Роберт, если гора не идет к Магомету…

– Понял, – кивнул тот и стал распечатывать шприц.

Лера непонимающе уставилась сначала на Демьяна, потом на Роберта. В отчаянии пропищала:

– Эй, вы что?!

Но ни Здоровяк, ни Роберт и ухом не повели.

Лера замерла, все еще не в силах поверить, что эти двое плевать хотели на ее запрет. Здоровяк подошел первым, рывком поднял ее на ноги, как-то хитро сжал ей руки за спиной – вроде и не больно, но, как ни старайся, не выкрутишься. Потом прижал ее лицом к стене, чего она уж никак не ожидала. А дальше вообще полез куда его совсем не звали: расстегнул ее джинсы, стянул их вместе с трусиками с верхней части попки, да так и остался стоять рядом, придерживая.

– Ой, – вскрикнула Лера, когда хищная игла вонзилась в тело.

Лекарство с болью уместилось в ее филейной части. Еще секунда и джинсы вернулись на место, а над головой раздался раскатистый бас Здоровяка:

– Спасибо, Роберт.

Лера ждала, что мужчина ее немедленно отпустит. Уже задумалась, чем бы его побольнее стукнуть: рукой или все же ногой. Но он не отпустил, лишь махнул другу: иди, мол. Тот ушел, а Демьян перехватил девушку поудобней, оторвал от стены и прижал к себе. Впрочем, его торс от стены отличался несильно – такой же жесткий, только теплый.

Девушка хотела закричать, чтобы Здоровяк ее отпустил, но в горле собрался ком. Поняла, если заговорит – непременно разрыдается. Впрочем, молчание не слишком помогло. Соленым росинкам, что скопились в ее глазах, очень быстро стало тесно, и они полились по щекам.

– Ну что ты, милая, – заговорил Демьян неожиданно ласково. – Уже все хорошо!

Его горячие губы прижались к ее щеке. Он наконец выпустил ее руки и крепко обнял. Потом, уже не сдерживая себя, стал обжигать Лерины губы короткими сладкими поцелуями. Лера зажмурилась, силясь заставить себя оттолкнуть его, и не смогла. Слишком приятны ей были его немудреные ласки. В груди знакомо заныло, захотелось замурлыкать, как кошка, которой только что почесали животик. Злость на Здоровяка исчезла без остатка, словно не было. Лера могла бы стоять так часами, лишь бы из рук не выпускал и продолжал целовать.

– Вот так бы сразу, – прохрипел Демьян, отрываясь от нее. – Поехали, отвезу тебя домой… ко мне!

Часть 2
Лучшее «то самое» в жизни
Глава №1 «Присмотреться бы»

Спустя два дня

Среда, 12 апреля 2017

21:30

Узорчатая вывеска «Тропиканка» в последний раз блеснула ярко-желтым светом и потухла, послушавшись таймера. Музыка в танцевальных залах давно затихла, окна потемнели. Школа погрузилась в сон. Лишь в самом ее сердце, в центре здания, где располагалась комната для преподавателей, все еще бурлили страсти, каким любой бразильский сериал позавидует.

Сестры Морозовы и Лера сидели за столом, обложенные наборами для шитья и костюмами для завтрашнего выступления детской группы Возмущалки. Та попросила помочь ей нашить рюши на чересчур короткие белые юбочки.

– Товарищи, – хмуро рассматривая объем работы, пробурчала Возмущалка. – Мы так и до утра не справимся! Давайте быстрее!

Они сидели над шитьем уже больше часа, но не успели сделать и половины требуемого.

– Если бы чья-то тыква, точнее, голова, работала в нормальном режиме, ты бы о рюшах еще неделю назад вспомнила! – огрызнулась Душка. – Мы, между прочим, тебе здесь помогаем безвозмездно, то есть даром.

Возмущалка хищно поглядела на сестру, потом на Леру, подхватила лежавшую ближе к ней юбку и, заметив косой шов, обиженно буркнула:

– Помощнички, блин! Руки у вас из какого места растут? Оттуда же, откуда и ноги?

Лера забрала у Возмущалки юбку, стала сноровисто распарывать шов.

– Прости, я немного задумалась.

– Думать меньше надо, а делать больше! – прилетело ей в ответ.

Последнее высказывание подруги Лера пропустила мимо ушей, как и многое другое, что та успела наговорить за вечер. Мысли Леры действительно были далеко отсюда. Шила чисто механически, а в голове все вертелось последнее сообщение Здоровяка:

 «Лерочка, хочу похитить тебя на ночь!»

Опять на ночь. Пригласи он ее просто поужинать или сходить в кино, она отозвалась бы с большой охотой. Но нет, снова ночевку ему подавай.

Пора было честно и откровенно признать, что Демьян нравился ей, даже очень. Особенно его тело. Уж очень оно Лериному телу полюбилось. Подошло идеально, как будто для нее и сделано. Тело его Лера изучила вдоль и поперек, только в изучении его самого не продвинулась ни на сантиметр. Сам же Здоровяк, похоже, совсем не спешил узнавать тонкие грани Лериной души. По всей видимости, ему вполне хватало лишь тела.

– Морковка! – позвала Леру Возмущалка. Голос ее сделался виновато-ласковым: – Ты чего совсем сникла? Обиделась? Больше в этом месяце ворчать не буду, обещаю!

Видимо, побоялась, что в этот раз перегнула палку. Поймать бы Возмущалку на слове, но Лере было совершенно не до того.

– Девчонки, как думаете, может выйти из отношений что-нибудь стоящее, если с самого начала двоих людей связывает только то самое? – спросила она неожиданно для самой себя.

– Нет, – безапелляционно ответила Возмущалка.

– Да, – одновременно с ней заявила Душка. – Были прецеденты. Пять лет назад я провела замечательное лето с одним бизнесменом. Ох, какой был мужчина… Усатый, загорелый блондин!

Возмущалка удивленно уставилась на сестру и, конечно же, не смогла удержаться от едкой ремарки:

– Почему же ты тогда не замужем за загорелым, усатым блондином?

– Не хотела переезжать в Сочи, – просто ответила Душка. – Зато с ним у меня было лучшее то самое в моей жизни…

– Вот и у меня лучшее… – протянула Лера задумчиво.

– Ого, – одновременно встрепенулись обе Морозовы. – С кем? Когда?

– Со Здоровяком, в понедельник. Раз эдак много…

От нахлынувших воспоминаний Лерины щеки тут же залила краска. Краснеть вообще стало для нее привычным делом за последние несколько дней. Того и гляди, красный станет ее постоянным цветом.

– Так хорош? – усмехнулась Возмущалка. Получив кивок, продолжила: – Что, так прям и сказал? Давай встречаться исключительно ради того самого?

– Нет, конечно, – покачала головой Лера. – Но мне кажется, ничего другого может и не быть. Он все сводит только к этому.

Девушка отложила иголку с нитками и показала подругам последнее сообщение от Демьяна.

– Откровенненько… – вынесла вердикт Возмущалка.

– Это потому, что вы так с ним познакомились, – заметила Душка, прищурившись. – Но я бы на твоем месте не спешила с выводами. Вы же всего несколько раз встретились. Присмотрись к нему, узнай получше, а потом и решишь, что с ним делать.

– Ой, даже если ему интересны только ночевки, – поспешила высказаться Возмущалка: – Лучшее то самое, знаешь ли, на дороге не валяется. Это я тебе как более опытный пользователь говорю. Лучшее то самое надо беречь, холить, лелеять и всячески практиковать! А то исчезнет, и ищи-свищи…

– Ух, вечно ты все перекручиваешь! – фыркнула Лера и швырнула в Возмущалку катушку с нитками, но слова подруги запалив душу.

После того, как Лера нашла секретную комнату Демьяна, единственное, о чем мечтала, чтобы исчез с концами. Теперь же очень хотелось привязать его к себе покрепче. Лучше всего каким-нибудь морским узлом, чтобы наверняка.

Она присмотрится к Демьяну. Обязательно присмотрится. Может, что хорошее и получится. В конце концов, не каждый день встречаешь мужчину, в объятиях которого чувствуешь себя такой счастливой.

– Есть еще одна проблема, – снова оторвалась от шитья она. – Каждый раз, когда встречаюсь со Здоровяком, обязательно случается что-нибудь гадкое. Как будто меня прокляли…

Обе сестры Морозовы прыснули смехом. Им было известно о Лериных приключениях.

– Это да, – с ухмылкой, проговорила Душка. – Удивительно, как тебя во время свидания еще молнией не прибило! Да не парься ты! Мне кажется, свой запас неудач ты уже исчерпала.

Спустя три недели

Четверг, 4 мая 2017

10:00

Деревянные ворота открылись, и из них появился палач в кроваво-красном балахоне. В его руках блестел топор величиной с него самого. Палач приблизился к плахе, на которой уже лежал, покорно ожидая своей участи, какой-то бедняга в грязно-черных обносках. Палач не жалея рубанул с плеча раз, другой… десятый... и, наконец, пластмассовая голова несчастного поддалась, скатилась с плахи и упала в корзину. Сама же фигурка палача снова скрылась за воротами. Через секунду сработал механизм, и тело жертвы провалилось под пол, знаменуя наступление нового часа. Только плаха да корзина  остались стоять на небольшой платформе декоративных часов, что украшали стену кабинета в офисе Демьяна.

Мужчина глянул на часы, поспешно отложил папку с делом, над которым провел все утро. Открыл ноутбук и зашел на веб-страницу, где транслировались изображения с камер наблюдения в его доме. Установил их сразу после ремонта, теперь очень радовался, что не поленился это сделать. В предвкушении потер руки и стал переключать камеры в поисках ладной рыжеволосой фигуры.

В это время Лера обычно делала разминку, когда оставалась ночевать у него. Сам же он уже, как правило, был в офисе. Для разминки девушке особенно полюбилась гостиная, точнее мягкий ковер, на котором она и устраивалась. Ему нравилось наблюдать, как она выполняет замысловатые, довольно эротичные упражнения. Девушка скручивалась в дугу, садилась на шпагат и выполняла с пару дюжин других весьма сложных движений. Она была удивительно гибкой. Одно из качеств, что ему в ней так нравились.

О том, что за ней наблюдают, она, конечно, не знала. Лера вообще не догадывалась, что в доме есть камеры, точнее, что ими нашпигован каждый угол кроме ванных комнат. Может быть, когда-нибудь Демьян и признается ей, что следит за домом, но уж точно не в ближайшем будущем.

Не знала Лера и о жучке, который поселился в ее телефоне. Жучок был крошечный, но многофункциональный. И местоположение хозяйки покажет, и разговор или сообщение перехватить позволит. Демьян хотел установить пару камер в ее квартире тоже, но подумал, что это уже будет слишком.

Лера не заставила себя долго ждать и вскоре появилась в гостиной. Только одета была как-то странно. Короткая узкая юбочка, плотно облегающая попку девушки, вряд ли годилась для разминки, а больше на девушке ничего и не было. Лишь пышные кудри волос отчасти прикрывали плечи и грудь.

Демьян вскинул бровь и застыл у монитора, ожидая, что же Лера будет делать.

Девушка вышла на середину комнаты, задрала голову, немного позлилась, вытянула вверх руки в тщетной попытке что-то достать. Потом начала подпрыгивать, ловя руками воздух. Кудри ее прыгали вместе с ней, оголяя заветные мячики с розовыми ореолами сосков. Те задорно двигались вверх-вниз, заставляя сердце Демьяна биться все чаще и чаще, как будто бежал марафон. Поняв бесполезность своих действий, девушка остановилась и стала озираться по сторонам.

Демьян переключился на камеру у потолка и заметил, что с люстры свисает какое-то персиковое пятно. Приблизив изображение, понял, что это лифчик, который он сам лично туда вчера и зашвырнул.

«Так вот чего ты распрыгалась…» – дошло до него наконец. Он схватил телефон. Хотел сказать ей, что в кладовой возле кухни есть складная лестница, но, чертыхнувшись, положил трубку на место. Так глупо попасться он не может. Если раскроет себя, никаких разминок в нижнем белье ему не видать. За те несколько недель, что они встречались, Демьян уже слишком пристрастился к этому зрелищу.

Девушка тем временем схватила рубашку, что лежала на кресле. Надела, завязала на поясе, потом стала крутиться в поисках чего-то одной ей ведомого.

– Привет, не отвлекаю? – раздался с порога бодрый голос Роберта. Не дожидаясь приглашения, тот сразу направился к столу Демьяна.

– Тебя стучать не учили? – пробурчал Демьян недовольно, но взгляда от монитора не оторвал.

– Тук-тук, – Роберт постучал по столу рядом с ноутбуком Демьяна. Потом обошел стол и взглянул на монитор. – Не твоя ли это гостиная? И что это за птичка по ней порхает?

– Моя мозгоклюечка! – пробасил Демьян с улыбкой. – Ты должен ее помнить, ты делал ей укол от аллергии.

– Ах, эта! Помню, помню, – Роберт кивнул. – Ты не говорил, что с ней встречаешься.

– Я не встречаюсь, – ответил Демьян просто. – Я с ней сплю.

– Понятно. А что она делает?

В это время Лера пыталась построить посередине гостиной нечто вроде пирамиды, если можно назвать пирамидой кресло, на которое она догадалась поставить стул. Девушка стояла рядом и с явной опаской посматривала на шаткую конструкцию.

– Пытается снять с люстры лифчик, – пояснил Демьян и, бросив очередной ласкающий взгляд на Лерину фигуру, протянул: – Поеду я, наверное. Помогу…

– Не поедешь, – как-то спокойно и чересчур уверенно заявил Роберт.

– Не будь занудой! – нахмурил брови Демьян. – Срочных дел нет.

Не теряя времени на объяснения, Роберт показал другу фото трупа, которое совсем недавно получил от знакомого патологоанатома.

– Объявился твой любимый псих.

Глава №2 «Нумерофил»

Спустя десять дней

Суббота, 13 мая 2017

20:00

– Чтоб тебя там до трусов раздели! – пробурчал Демьян, наблюдая за тем, как крепкий лысый мужчина скрылся за дверью в подвал многоэтажки.

Демьян припарковал арендованную для слежки Ладу Калину подальше от входа, почти за углом. Так он оставался практически незаметным для охранников, которые иногда появлялись на улице, чтобы подымить. Сам же мог спокойно наблюдать за входом и прилегающей территорией.

Как он уже выяснил, в этом подвале располагался частный покерный клуб. Нелегальный, но, похоже, местную полицию это нисколько не волновало, поскольку представители власти здесь не появлялись. Это было единственное место, куда объект слежки захаживал с поразительной регулярностью – пару раз в неделю как минимум. Где брал средства, непонятно. Сложно поверить, что реставратор, пусть и весьма дорогой антикварной мебели, может себе позволить просаживать по тысяче долларов за вечер, а именно столько стоило место за покерным столом в этом заведении. Можно было подумать, что он просто хороший игрок, но хорошие игроки не выходят из клуба с убитой физиономией и денег у ростовщиков не занимают. Крыс же делал это регулярно.

Демьян про себя обозвал объект Крысом ввиду удивительного внешнего сходства. Назвать Евгения Клячкина красавцем уж точно ни у кого язык бы не повернулся. Маленькие, глубоко посаженные черные глаза, сильно выступающий нос и длинные кривые зубы, плюс впалый подбородок и морщинистый лоб. Одним словом, Крыс. И выглядел он старше своих сорока с небольшим хвостиком лет, что, разумеется, привлекательности ему не добавляло. В общем, на редкость неприятный тип и вместе с тем единственная зацепка по главному в жизни Демьяна делу.

Громов следил за ним уже неделю – с тех самых пор, как обнаружил, что Крыс засветился на одной из уличных камер с последней жертвой под ручку. И счастлива она не была.

Демьян называл найденную девушку жертвой, хотя никто кроме него и Роберта так не считал. Удивляться тут нечему – на первый взгляд это было классическое самоубийство. Чересчур худая пепельная блондинка лет тридцати разбилась, спрыгнув с заброшенной недостроенной многоэтажки на окраине города Пятигорск. Причина смерти очевидна, следов борьбы на теле нет. В кармане джинсов классическая предсмертная записка: «Прощайте, так жить больше не могу». Все как по нотам, не подкопаешься. Мало ли в мире людей сводят счеты с жизнью. Но в этом конкретном случае в деле были две интересные детали. Во-первых, состояние волос, зубов, десен, в конце концов, внутренних органов – все говорило о том, что дамочка очень любила морить себя голодом. Или кто-то ее к этому принуждал. Во-вторых, на спине жертвы в районе правого плеча имелось выцветшее за давностью лет тату – «38». Именно из-за этой татуировки Демьяну и сообщили об инциденте.

Женщина с татуировкой «38» была далеко не первой жертвой Нумерофила, как его про себя окрестил Демьян. За десять лет поисков он видел трупы с разными номерами на спинах: 29, 45, 19, 11… и даже 59. Далеко не каждая из них страдала от недоедания, но абсолютно все покончили жизнь самоубийством. Они травили себя бытовой химией, резали вены в ванной, прыгали с крыш, шагали под поезда. Была одна особо отличившаяся – приняла снотворное и уснула в февральские морозы в лесу абсолютно голая. Одежду нашли рядом с ней. У каждой имелась предсмертная записка. Что-нибудь банальное и обобщенное – типа той, что была у женщины под номером «38».

С каждой новой жертвой Демьян лишний раз убеждался в том, что здесь орудует один и тот же умнейший и хитрейший зверь, прикидывающийся человеком. К тому же чрезвычайно осторожный. А когда у очередной самоубийцы обнаружился на лопатке номер «311», Демьяну стало совсем тошно.

Всего ему стало известно о пятнадцати жертвах с тату-номерами на спине. И это только те девушки, о которых он узнал. Щупальца Роберта длинны, но не бесконечны. Вот уж кто умеет обрасти нужными связями в самые короткие сроки. Он умудрился так или иначе наладить контакт чуть ли не с каждым патологоанатомом всех более или менее крупных поселений Краснодарского края и не только. Те сообщали ему о поступлении самоубийц подходящего возраста, а Роберт уже проводил разведку боем и выдавал нарытую информацию Демьяну. Находки, впрочем, случались не так уж часто – обычно раз в несколько месяцев, иногда год или даже больше.

Демьян очень надеялся, что цифры на спинах жертв выбирались случайным образом. Гораздо проще думать, что погибло всего пятнадцать, а не триста женщин. Тогда уж СМИ точно подняли бы всех на ноги, а так никто и внимания не обратил. Самоубийцы и самоубийцы. На тату даже не смотрели. У жертв разнился возраст, внешность, способ ухода из жизни. Длинные промежутки между смертями тоже не располагали к тому, чтобы кто-то обратил внимание на происходящее. Кроме того, инциденты происходили в разных городах и даже регионах России. Единственное, что их связывало – это тату с номерами. Отсюда полнейшее безразличие со стороны правоохранительных органов. Ну не видели они связи между жертвами. Не видели или не хотели видеть. Ведь ради этих женщин никто не обивал пороги со словами: «Моя мама/сестра/дочь не могла покончить жизнь самоубийством». Объяснялось это весьма просто – ни одну из них так и не удалось опознать. Даже если у них и были родственники, они понятия не имели о том, что произошло с женщинами. Их никто не искал. Возможно, просто давно прекратили искать.

Была здесь еще одна немаловажная деталь, от которой у Демьяна волосы становились дыбом. Совершенно очевидно, что татуировки с номерами у многих жертв были сделаны задолго до убийства. То есть либо у представительниц прекрасного пола появилась новая мода – набивать себе на спинах номера, либо Нумерофил не просто имитирует самоубийства, а где-то держит женщин до того, как убить. Но где можно держать силком такую толпу женщин, Демьян не знал. Если взять в пример последнюю жертву – ее наколке навскидку точно больше пяти лет. То есть либо ее пять лет где-то держали… либо Демьян медленно, но верно сходил с ума и сам этого убийцу придумал. По крайней мере, так считал его бывший начальник.

Для Демьяна это дело началось десять лет назад с жертвы под номером «13». Тогда он наивно подумал, что наколка здесь вообще ни при чем.

В то время он только начал работать оперативником уголовного розыска. Еще был женат и даже временами счастливо. Все закрутилось после памятного звонка двоюродной тети, которую и видел-то всего пару раз в жизни – на третьей и четвертой маминых свадьбах (уж очень его мать любила замуж выходить).

«Яночка сбежала из интерната!» – сбивчиво начала она объяснения.

На тот момент Демьян понятия не имел, кто такая Яночка и почему ее побег должен его волновать. Девушка оказалась его то ли троюродной, то ли четвероюродной сестрой из Ростовской области. Демьян не был с ней знаком. Несчастная осталась круглой сиротой в шестнадцать лет и была определена в местный интернат. Тетя хотела взять племянницу к себе, но не смогла из-за все ухудшающегося здоровья. Страдала от сильных болей, вызванных опухолью в позвоночнике. Не хотела, чтобы племянница наблюдала ее муки. Врачи давно рекомендовали ей операцию, но та стоила дорого, и женщинани как не могла собрать нужной суммы. Она была одинока, помощи ждать неоткуда. Все ее силы уходили на борьбу с болезнью.

Спустя несколько месяцев случилось чудо. О болезни женщины прознал какой-то благотворительный фонд. Ей помогли – полностью оплатили операцию в столице, даже организовали транспортировку домой. Пережив болезненный период восстановления, женщина снова вспомнила о родной кровиночке. Решила во что бы то ни стало забрать племянницу к себе. Только забирать на тот момент было уже некого.

Яна сбежала, пока тетя лежала в больнице в Москве. Когда та обратилась в интернат, девушки уже два месяца как не было. Конечно же, она была там далеко не единственной беглянкой. Тетя выяснила, что племянницу даже толком не искали, и начала обивать пороги полиции, тогда еще милиции. Однако дальше подачи заявления дело не пошло. Тогда она и  вспомнила о дальнем родственнике из Краснодара.

Демьян задействовал все имеющиеся у него на тот момент связи и ресурсы. Занимался поисками долго, тщательно, но безуспешно. Живой прехорошенькую рыжеволосую Яну так и не нашел. Через полтора года она обнаружилась сама в одном из местных моргов. Поступила как неизвестная, покончившая жизнь самоубийством. Ее желудок был буквально нашпигован таблетками снотворного.

После случившегося тетя Демьяна слегла с инфарктом. Слишком переживала, что не забрала вовремя, не уберегла племянницу. Но спустя какое-то время Яна явилась к ней во сне.

«Ты не виновата. Не из-за тебя меня нет!» – твердила девушка тёте.

Сон очень сильно подействовал на несчастную больную женщину, и она начала буквально терроризировать Демьяна звонками. Твердила, что это было не самоубийство. Просила, умоляла, требовала, чтобы он выяснил, что же на самом деле случилось с Яной. Утверждала, что Яна была жизнерадостной, общительной, а такие дети даже не думают о самоубийстве. Вспомнила, что племянница с детства ненавидела глотать таблетки, следовательно, ни за что не стала бы лишать себя жизни таким неприятным способом.

Как ни странно, но именно последний аргумент тети убедил Демьяна. Он сам терпеть не мог глотать таблетки. Для него было настоящим испытанием принять даже одну крохотную пилюлю, а тут целый пузырек.

Он взял небольшой отпуск за свой счет и снова засучил рукава по самые плечи. Очень старался разузнать хоть что-нибудь о том, что Яна делала после побега из интерната, но безрезультатно. Ее словно инопланетяне похитили. Потом Демьян нашел еще два тела женщин с вытатуированными на спинах номерами и после этого уже не мог остановиться. Инстинкт сыщика толкал вперед. Через некоторое время ему пришлось вернуться к работе, но расследование он не бросил и продолжал посвящать ему львиную долю своего времени. Жаль только, что его начальство не видело в этом деле дела. Очень скоро над Демьяном начали посмеиваться, называли охотником за привидениями. Ему не верили, сколько бы он ни пытался доказать свою правоту.

Проблемы на работе – еще полбеды. Дома у Демьяна тоже стало далеко не все гладко. Его жене Маргарите нестерпимо надоело обходиться без мужа. Ей нужно было, чтобы ее по-прежнему обожали, баловали шубами зимой, путевками в Турцию летом, хвалили за не слишком умело приготовленные ужины, любили и почаще сдували пылинки. Демьяну же обожать ее теперь стало некогда. Если раньше он частенько подрабатывал ей на булавки, то теперь был слишком занят. Занятость его вообще превратилась в хроническую. В результате Маргарита все равно добилась чего хотела, только уже не от Демьяна. Пока тот дни и недели напролет колесил по России в поисках преступников, она сходила налево. Видимо, ей там понравилось, потому что из очередной командировки Демьян вернулся уже в совершенно пустую квартиру.

Налаживать отношения с семьей было поздно. Демьян опомниться не успел, как оказался разведен.

Маргарита вместе с дочерью и новым мужем шустро иммигрировала в Израиль.

Демьян остался один и обозлился на весь свет. Тогда-то для себя и решил, что в милиции работать больше не будет, и делом о самоубийствах заниматься тоже. Первое обещание сдержал, второе не получилось. Тому виной стала новая жертва, что в скором времени попала в его поле зрения. Теперь это превратилось для него в дело принципа.

Демьян сделал ловлю Нумерофила своим хобби после того, как открыл с Робертом на пару детективное агентство. По-прежнему кидался на поиски, стоило появиться новому трупу. Скрупулёзно исследовал место нахождения каждой жертвы, пытался выяснить, кто они такие, найти хоть что-то из их прошлой жизни. Но ни одну из жертв опознать так и не удалось. Их лица, отпечатки пальцев, слепки зубов не числились ни в одной базе данных. Найденные при них вещи тоже не раскрывали секрета о личностях хозяек, да и вещей тех было совсем немного – в основном только одежда, что покрывала их мертвые тела. Все они словно с луны свалились – были безымянны и, похоже, не имели прошлого.

В последний раз все было как обычно – неопознанная жертва с номером на правой лопатке. Из вещей при себе ничего, только то, что на ней надето. Вокруг тоже пусто. Но в этот раз Демьяну несказанно повезло. Неподалеку от стройки, где нашли жертву, располагался участок, на котором один из местных воротил бизнеса собирался построить супермаркет. Какая-то шпана повадилась палить там костры, поэтому шустрый делец установил на территории худо-бедно замаскированные камеры. Возможно, именно благодаря маскировке Крыс их и не заметил. Он спокойно припарковал свой грузовик неподалёку и вывел из него невыразимо несчастную на вид пепельную блондинку, которой суждено было в скором времени попрощаться с этим миром.

Демьян камеры приметил почти сразу. Пробрался в пост охраны и честно выкрал записи за тот день. Так он и нашел Евгения Клячкина. Вычислил его по номеру грузовика и проследил до самого Геленджика, где тот и жил. Зло обрело свое лицо, точнее отвратительную морду крысы.

Казалось бы – вот он Нумерофил, хватай за руку и веди куда следует. Однако никаких реальных доказательств у Демьяна по-прежнему не было. Все, что он мог предъявить Крысу, это что «жертва» находилась в его машине в день смерти. Так себе доказательство, учитывая, что ее смерть признали самоубийством. На суде Крыс в два счета отведет от себя подозрения:

– Да, я ее подвозил, – скажет он прокурору, – потом проводил немножко, сама попросила. Ой, очень уж грустная была. Только разве я виноват, что она свела счеты с жизнью? Если б я знал, что она собирается сотворить такую жуть, ни за чтобы ее одну не оставил…

После этого Крыс обязательно заляжет на дно, и Демьян уже ничего никому не докажет. Доказать хотелось и очень. Убедиться, что чутье не обмануло, что не зря потратил на поиски многие годы, разгадать загадку до конца. А главное – упечь крысу в клетку. Пусть там скалит зубы сколько хочет, но больше никого раньше времени на тот свет не отправит.

Что уж там греха таить, был и другой стимул – реабилитироваться в глазах бывшего начальника, утереть нос другим операм, что позволяли себе снисходительно над ним посмеиваться.

Как ни крути, надо рыть дальше. Лучше всего поймать Крыса на горяченьком. Только нужно это горяченькое разыскать. Причем искать придется осторожно, чтобы не спугнуть.

Как Демьян выяснил, Крыс слыл настоящим мастером своего дела. Его неприглядная внешность совершенно не отпугивала клиентов. Он занимался реставрацией предметов интерьера дореволюционной эпохи. Мог бы стать весьма состоятельным человеком, если бы не пагубная страсть к азартным играм. А так владел лишь обветшалым двухэтажным домом на окраине города, к слову, доставшимся ему от родителей, да небольшим грузовиком, на котором катал последнюю жертву. Кабину грузовика он переоборудовал в передвижную мастерскую и колесил на нем по заказчикам или забирал раритеты на реставрацию к себе домой.

Демьян уже успел проверить грузовик. Обнаружил в кабине фальшивую стену. За ней скрывалась крошечная комната непонятного назначения. Комната-закуток оказалась совершенно пустой и неприлично чистой в сравнении с другими частями машины, где царил рабочий беспорядок. Демьян воспользовался случаем и установил в грузовике несколько маленьких камер. Камеры были крошечными, практически не видными глазу, но выдавали отличное разрешение и даже звук.

Дом подозреваемого Демьян толком проверить еще не успел. Всему виной сын Крыса. Двадцатичетырехлетний балбес, судя по всему, нигде не учился и не работал. Целыми днями шнырял по дому или отлеживал бока во дворе, греясь на теплом майском солнышке. Хоть бы на пляж сходил, как никак живет в городе-курорте на черноморском побережье. Ладно, бог с ним, случай еще представится. Демьян обязательно осмотрит и двор, и помещение, и на камеры не поскупится.

Остальные дела своего агентства он скинул на Роберта и подопечных детективов. Когда появлялся новый труп в деле самоубийц, Демьян старался тут же включиться в расследование и на другую работу по возможности не отвлекался вообще.

Он следил за Крысом вот уже неделю. Иногда казалось, будто прирос к водительскому сидению, которое, кстати, оказалось не очень-то и удобным. Спал зачастую тоже здесь. Холодная еда, постоянный привкус кофе во рту, невозможность банально прогуляться, чтобы размять ноги – все это изрядно его утомило.

Эх, с каким бы удовольствием сейчас выволок Крыса за шкирку из клуба, отвез бы на какой-нибудь пустырь и добыл признание, так сказать, мануально – кулаками. Хотя что-то Демьян поскромничал, почему это только кулаками, можно ведь и монтировкой. Давно лежит без дела, тут бы и пригодилась. Пара-тройка сломанных костей и дело в шляпе. Крыс запел бы не хуже соловья. Жаль, что такое признание ни за что не прокатит в суде.

«Стоп, хватит!» – приказал себе Демьян.

Мечтать о членовредительстве было безумно приятно, но если продолжить, то не ровен час побежит воплощать мечты в жизнь. Нервы и без того на пределе. Не хватало еще сорваться и так глупо запороть все дело. Если на чистоту, сорваться хотелось просто адски. Пора подключать резервные запасы хваленого самоконтроля.

За годы работы детективом Демьян привык следить за всякими отбросами общества. Старался относиться к любому объекту равнодушно. Всегда получалось, а тут… Как представит, что эта мерзкая рожа пихала таблетки в несчастную Яну, по сути еще ребенка, хоть и в теле девушки, так самоконтроль и грозит закончиться. К тому же, если все так, как Демьян предполагает, Крыс вполне мог держать Яну какое-то время у себя. В этом случае, без сомнений, таблетки были далеко не единственным, что Крыс в нее пихал. От одной мысли об этом Демьяну становилось тошно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю