332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Диана Рымарь » Секретарь на метле (СИ) » Текст книги (страница 3)
Секретарь на метле (СИ)
  • Текст добавлен: 3 января 2021, 20:00

Текст книги "Секретарь на метле (СИ)"


Автор книги: Диана Рымарь






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 14 страниц)

Богдану вдруг стало мерзко.

Отчего-то ему бесконечно везло как раз на таких вот Анжел – недалеких, лишенных способности чувствовать, видеть дальше собственного носа. Как с такой построить что-то стоящее? Не получится, как ни старайся. Такая выскочит замуж, родит ребенка и следующие восемнадцать лет будет этим ребенком шантажировать.

Он дождался, пока Анжела вернется из кухни с бутылкой элитного красного сухого и двумя бокалами.

– Бери-ка ты это вино, милая, и катись на все четыре стороны, – грубо процедил он.

Сам от себя такого не ожидал.

– Что?! – округлила глаза Анжела.

– Ты меня поняла. И номер мой забудь!

Услышал на прощание ожидаемое:

– Ты придурок ненормальный!

Гостья ушла, не забыв прихватить понравившуюся бутылку.

– Что ж мне так везет на всякую падаль… Неужели во всем городе не найдется одна нормальная, добрая девушка, пусть с чудинкой, пусть… но чтобы человеком была в первую очередь, чтобы сопереживала, знала цену настоящей семье, любви. На такой девушке и жениться можно, – сказал Богдан и сам поразился тому, что сказал. – То с кошкой говорю, то сам с собой, совсем крыша поехала…

Кстати, где все-таки кошка? Этот вопрос не на шутку тревожил.

Бабушка умерла от повторного инсульта в больнице. Но Богдан застал ее еще живой, успел попрощаться. И последними ее словами была просьба позаботиться о кошке. Вспомнила о рыжей гадости в такой момент… Разве мог он нарушить обещание, данное умирающей женщине? Уж конечно, обещал пылинки сдувать, хотя и слабо представлял, как выдержит жизнь с такой шкодой под боком.

– Мурка! – проорал он на всю квартиру.

Но ответом ему была лишь тишина.

Глава 10. Голодная ведьма

Бажена выползла из платья с филинами, досадливо помяукала на трусики-пыточники, потерлась мордочкой о черные балетки.

«Удастся ли надеть еще хоть разок?..» – сокрушалась она, скорбно вздыхая.

Только-только стала человеком и опять ходит на четырех лапах. В этот момент в желудке противно заурчало.

Она без того предыдущие дни голодала, лишь раз нормально поела – и вот опять без всего. Похоже, за время превращений из кошки в девушку и обратно потратила весь запас калорий. Одна-одинешенька, в пустой квартире, где из еды один рафинад, да и тот запакованный. Ну разве она не несчастнейшая из ныне живущих?

«Рафинад!» – это слово сладким предвкушением всплыло в сознании.

Упаковка не преграда.

Бажена потрусила на кухню, запрыгнула на стол и отыскала заветную коробочку. Грызла, драла когтями, но расправилась с картоном довольно быстро. Вскоре белые сладкие кубики стали ей доступны. Она выковыряла один и принялась его лизать, грызть, посасывать. Наслаждалась им, растягивала удовольствие, потом, наоборот, вгрызалась в сахар без жалости. Не успокоилась, пока не слопала сладкий кубик.  Жаль, сытости не дал никакой. Но желудок хоть перестал так противно урчать. Был соблазн расправиться еще с одним кусочком, но кошка решила оставить на потом. Неизвестно, какие грядут времена.

Бажена подлезла к крану, повернула мордочкой рычаг переключения вправо, открыла холодную воду, напилась вдоволь – хоть с этим проблем не возникло.

Потом пошла заново оглядывать новое жилище. Вдруг есть какая-то возможность выбраться, она должна знать.

Обошла квартиру. Будучи кошкой, увидела всё в другом свете. Неудобное жилище: ни тебе мягких ковров, где можно всласть поваляться, ни подушек, даже диван и тот кожаный, холодный. О такой только когти точить, спать неудобно. Как ни смешно, самым приятным местом для ночлега оказался прожженный матрац. Запах гари Бажену не испугал – как никак ведьма огня, пусть и без сил. Она устроилась на нем и сама не заметила, как задремала…

***

Проснулась глубокой ночью оттого, что во сне к ней явился тот самый немецкий солдат с крючковатым носом и кинжалом наизготовку. Похоже, явно кричала, пока не проснулась, больно горло драло.

Нацист часто являлся к Бажене во сне, всё время повторял одну и ту же фразу на чистейшем русском, что удивительно:

– Мертвая рыжая дрянь!

В этот момент кошке чудилось, будто и правда сдохла: с лап свисали клочки шерсти и кожи, брюхо впало, двигаться не могла. Всё, на что была способна, – открыть рот и закричать, что и делала с завидной регулярностью.

За такие вот кошмары баба Вера обычно гоняла ее метлой. Слава богу, здесь гонять некому. Или не слава богу… ведь если бы кто-то был… Она бы уже не пребывала в таком плачевном положении. Ведь помрет тут с голоду. С ее счастьем, точнее полным его отсутствием, это более чем вероятно.

Чтобы выжить, кошке придется выйти, но как?

Еще будучи человеком, Бажена открыла на кухне окно, чтобы проветрить квартиру от гари. Повезло, что там окна нормального размера, а не как в гостиной – на полстены. Туда-то Бажена и побежала, а вдруг карниз удобный? Может быть, удастся перебраться в другую квартиру.

Прибежала на кухню, запрыгнула на подоконник, выглянула в окно, и от высоты аж голова кругом пошла. Как-никак двадцать первый этаж – это она выяснила, когда выходила. А за окном ничего похожего на карниз, только стена. Выбраться через окно никак не получится, разве что только к праотцам.

Остается надеяться на силу колдовского песка и свои способности.

«Чтоб ты в гробу перевернулся, паршивый убийца! – привычно ругала она про себя ненавистного немца. – Чтоб счастья у тебя в жизни не было! Чтоб провалился прямо в адский котел, там тебе и место! Меня так просто не возьмешь, если понадобится, я железную дверь зубами прогрызу, но из квартиры выберусь и найду способ отомстить тебе за злые деяния!»

С этими мыслями Бажена закрыла глаза и задремала. Казалось, всего на секунду, но…

***

– Ай-ай-ай… – стонала она, потирая ушибленную коленку.

Колено, к слову, было совершенно человеческое. Как только эта волшебная информация усвоилась в голове Бажены, та завизжала от восторга:

– Ура-а-а!!! Я человек!

Это же надо так умудриться – улечься на подоконник в ожидании превращения, да еще и заснуть! Ничего удивительного, что свалилась на пол, больно стукнувшись.

И всё равно радости ее не было предела. Заклятие сработало! Теперь при свете дня она всегда будет девой, независимо от того, удастся вернуть магию или нет. Бажена была не очень умелой ведьмой, но закреплять чары умела: если уж наложит заклинание, будет держаться хоть всю жизнь.

Побежала в гостиную, нашла одежду, сморщила носик от того, какими неказистыми теперь казались наколдованные вещи. Эх, ей бы еще колдовского песочка, разоделась бы как городская! Глядя на нее, все сворачивали бы головы, в том числе и Богдан. Только где же его взять, песок этот. Просто так не изготовишь.

Впрочем, унывать Бажена в принципе не умела. Она человек – и это само по себе прекрасно.

Вот умоется, оденется и выйдет погулять.

Ведьма привычно села на пол, лизнула ладонь и только хотела провести ею по лицу, как вспомнила: она, вообще-то, человек, а люди умываются по-другому. Пора забывать кошачьи привычки.

«Это что же? Это я ванну могу принять? – охнула она про себя. – Как же это божественно – быть человеком!»

Особенно божественно быть человеком в роскошной квартире с джакузи. Это она выяснила чуточку позже. Нанежилась вдоволь, наплескалась, жаль только мыла не было. Но она и без мыла получила от купания такое удовольствие, какого в жизни еще не испытывала.

Пока сохли волосы, прошла на кухню и даже осмелилась включить электрический чайник, хотя никогда раньше ей делать такого не доводилось. В квартире много чего не было, но вот кое-какая бытовая техника нашлась, и посуда тоже, удивительная посуда. Квадратные (!) тарелки, треугольные кружки, самых разных мастей кастрюли и сковородки.

Пить горячую воду с сахаром оказалось невероятно приятно, особенно из фарфоровой кружки, пусть она хоть трижды треугольная.

– Мне бы хоть пару щепоток чая… – мечтала она.

Добудет – тут же решила. Или она не ведьма.

Надев свой нехитрый наряд и балетки, Бажена взяла ключи и выскользнула из квартиры. Собиралась пройти к лифту, как вдруг на ее пути появилась самая настоящая гарпия.

Высоченная худющая старуха с торчащими в разные стороны черными кудрями, явно крашеными. На ее острых плечах висел розовый палантин, губы испачканы морковной помадой. Именно испачканы, потому что никому в здравом уме не придет в голову специально выбрать такой цвет.

– Ты кто такая? – завизжала гарпия. – Что ты делала в квартире Софьи Леонидовны?!

«Что я там только не делала!» – мысленно простонала Бажена.

– Воровка! – продолжала визжать гарпия.

«А вот это совсем плохо…»

– София Леонидовна сама дала мне ключи! – Ведьма тут же сообразила что ответить.

И для наглядности потрясла ими перед лицом старой карги.

– Уборщица? – подозрительно прищурилась та.

– Сторож! – ведьма ответила первое, что пришло в голову.

– Ах, Софья… – покачала головой гарпия. – Как могла выбрать сторожить квартиру такую юную девушку…

– Я очень надежная! – тут же заявила Бажена. Вспомнила оставленное на мраморном полу пятно гари и добавила: – А еще аккуратная!

– Значит, ты будешь здесь еще три недели? – спросила соседка, прищурившись.

«Почему три недели? – удивилась Бажена. – А, наверное, соседки не будет еще три недели!»

– Я буду в квартире, пока Софья Леонидовна не вернется, – ответила она наобум.

– Что ж, хорошо. Я – Клара Карловна, запомни! Я буду за тобой присматривать…

«Только этого не хватало…» – простонала про себя Бажена и прошмыгнула к лифту.

Но три недели в этой квартире – не так уж плохо. За это время она уж точно найдет подход к Богдану.

Ведь найдет? Обязательно!

С этими мыслями рыжая ведьма выбралась на улицу посмотреть мир, а заодно и себя показать. Ведь никогда большого города не видела, разве что только из окон автомобиля Богдана.

Улица, на которой жил Изверг, оказалась широкой и красивой. А сколько там интересного… Тут тебе и супермаркет, чуть поодаль ресторан с прозрачными стенами, дальше лавка мороженого, булочная… Почему-то именно мимо булочной Бажене оказалось пройти сложнее всего. Аромат хлеба просто сбивал с ног, а слюны во рту появилось столько, что глотай не глотай – не уменьшится.

Будь она кошкой, непременно шмыгнула бы туда, замурчала, замяукала, попросила еды… Кусочек, маленькую корочку, хоть сколько-нибудь! Только она уже не кошка. А людям просто так еду не дают, а если и дают, то зовут таких людей попрошайками. Ведьма никогда не станет попрошайкой, ни при каких обстоятельствах!

От булочной Бажена буквально отбегала. Прошла квартал, увидела остановку и приближающийся трамвай. На трамвае раньше, само собой, не каталась, но в каком-то фильме видела – они ходят по кругу. Откуда уедет, туда и приедет.

«Семерка… – подметила она номер на стекле. – Семь – благостная цифра. А что? Прокачусь, город посмотрю…»

Всё интереснее, чем голодной бродить по улице, где на каждом углу продают разные вкусности.

Трамвай остановился, ведьма вбежала в последнюю дверь, подхватила оброненный кем-то билетик, пристроилась на последнее место и отвернулась к окну, впитывая в себя образы города. Странное дело – как только выехали из центра, дома стали уменьшаться, улицы из красивых превратились в неказистые.

Хм... Не такой уж богатый город, получается. Из окна Богдана Краснодар выглядел совсем иначе.

Бажена доехала до последней остановки, и трамвай остановился.

К ней подошла грузная женщина с сумкой, полной мелочи, и билетами.

– Чего сидишь? Особое приглашение надо? – фыркнула она на ведьму.

– Какое такое приглашение? – не поняла она сначала.

– Блаженная, что ли? – хмыкнула женщина. – На выход давай!

– Так мне обратно нужно! – пропищала Бажена.

– Покупай новый билет и езжай! – усмехнулась кондуктор. – Деньги у тебя есть? Давай обилечу!

Денег у Бажены не было. Пришлось выходить.

«Это что же, мне обратно по рельсам возвращаться, что ли?» – ужаснулась она.

Съездила на прогулку, называется. Мысленно посчитала, с какой скоростью и как долго они ехали, совсем приуныла. И в этот самый момент почуяла запах его, родимого… Проклятый папоротник! Самый нужный ингредиент для приготовления колдовского песка. Каждая ведьма его за километр учует, кожей впитает аромат. Но откуда запах?

Немного побродив, Бажена наткнулась на удивительную вывеску: «Питомник растений». У входа ее встретила улыбчивая девушка:

– Вам куда?

– Мне туда… – И ведьма указала в направлении, откуда шел аромат папоротника.

– В теплицу? По объявлению?

– Ага, – кивнула она, очень обрадованная, что нашелся такой благовидный предлог.

Терять ей всё равно нечего.

Пошла вперед, а запах папоротника становился всё сильнее, слаще. Уже почти бежала мимо грядок с разными растениями и мелкими деревцами, названия которых не знала, и попала к входу в огромное стеклянное помещение.

«Теплица №34» – было написано вверху.

«Почему тридцать четыре? – удивилась Бажена. – И куда делись остальные тридцать три?»

Внутри ее встретил грузный мужчина с длинными седыми усами.

– Я по объявлению… – тихо проблеяла ведьма в надежде, что ей разрешат прогуляться по теплице, уж тогда она точно папоротник найдет.

– По объявлению? – обрадовался усач. – А я думал, завтра придешь. Что ж отлично, меня зовут дядя Саша! Меня все так кличут. Тебя как звать-величать? Прости, забыл, как ты представлялась по телефону…

– Бажена, – развела она руками.

– О как! – усмехнулся он. – Много знаешь о садоводстве, Бажена?

– Много… – улыбнулась она.

С детства с мамой возились со всякими цветами да растениями. Это у каждой ведьмы в крови, ведь без нужного зелья никуда. Умела нашептать упрямому цветку, чтобы цвел, а вредному плоду, чтобы рос.

– Больно ты хрупкая… А, ладно. Считай, собеседование прошла, – снова усмехнулся дядя Саша. – Иди в подсобку, переоденься в рабочую форму, а потом перетащи эти сто горшков с декоративными лимонами к воротам, через которые ты проходила, скоро за ними подъедет машина.

– У меня нет рабочей формы, – хмыкнула Бажена.

– Так лежит же в подсобке! – пожал плечами дядя Саша. – Там несколько комплектов, возьми, какой подойдет по размеру, и приступай! У начальства по поводу формы строго: увидят без нее, заругают. Там же найдешь тележку, возле подсобки хранится весь необходимый инвентарь.

Тут Бажены и след простыл. Побежала примерять форму. Ею оказалась просторная зеленая рубашка и штаны. Ткань мягкая, приятная телу, так что ведьма осталась очень довольна.

Она приступила к работе, попутно принюхиваясь и присматриваясь. Таскала тяжелые горшки к воротам, потом неслась обратно за следующими. Затем помогала пересаживать странного вида кактусы, после ей дали задание полить и опрыскать кустарники в сердце теплицы – у самой дальней стены.

Как только Бажена подошла к кустарникам, поняла: здесь она и найдет то, что искала. Щедро прыскала кустарники водой, поливала из лейки, и в самом углу нашла его… вожделенный зеленый куст.

Ведьма склонилась к нему, пошепталась с листьями, пожелала папоротнику долгой жизни, испросила прощения. Иначе никак, иначе папоротник осерчает и откажется быть проводником силы. Лишь после этого оторвала несколько листиков.

Спрятала драгоценную добычу под рубашку и бросилась в подсобку переодеваться.

– Молодец, хорошо поработала, – встретил ее на выходе дядя Саша. – Только форму просто так не кидай, отнеси домой, постираешь… И приходи послезавтра, будет еще работа.

– Ага, хорошо, обязательно! – затараторила Бажена.

Схватила форму и приготовилась удрать, но дядя Саша вдруг схватил ее за плечо:

– Оплата за день, как договаривались.

С этими словами он протянул Бажене триста рублей.

Целых триста рублей за пять часов работы... Ничего себе! Это же прекрасно!

Это ж она на триста рублей ух сколько еды себе купит! Столько, что на столе не поместится, целое пиршество себе устроит.

Триста рублей! Ну у них и получки, у садовников этих… какая выгодная профессия!

В сороковые годы за триста рублей можно было весь месяц горбатиться. Бажена, правда, не горбатилась, но мама, бывало, рассказывала.

Но она-то в будущем! Только вдуматься в это слово… вон какие машины красивые, дома, люди хорошо живут. Теперь, небось, триста рублей – вообще состояние.

Глава 11. Гений шопинга

Она шла к трамвайной остановке как королева. Нет, императрица! Победительница…

Подбородок повыше, нос с родинкой на кончике задран так, что дальше некуда, походка от бедра… Теперь Бажена не какая-нибудь там восемнадцатилетняя нищенка, а обладательница трехсот рублей! Честно заработанных, между прочим.

Пока ждала трамвай, прикидывала, что купит. Обязательно нужно человеческое платье – такое, чтобы удобно носилось и хорошо смотрелось. И как его там… бюстгальтер, вот! А еще нужно сумочку, чтобы в ней таскать ключи и разные мелочи, те же деньги. Потом еда, много еды.

«Рябчик!» – мысленно застонала она, и рот заполнился слюной.

Видела на вывеске ресторана возле дома сделанную мелом надпись: «Свежие рябчики по-королевски».

– Хочу… – зашептала себе под нос.

Пусть триста рублей не совсем гигантская сумма, но уж одного рябчика Бажена себе точно позволить сможет.

Вплывала в трамвай лебедем. Так вышло, что продавала билеты та самая злющая дама с пузом, которая выгнала ее в прошлый раз. Видно, она ведьму тоже узнала, ибо рванула к ней через весь пока еще совершенно пустой вагон.

– Проезд оплачиваем! – заголосила.

– Запросто… – пожала плечами Бажена и с легким сердцем вручила женщине сто рублей.

– Так-так… – Та с довольным видом перехватила деньги, что-то там высчитала, проверила и вручила билет, а еще целую горсть монет на сдачу.

«Ужас какой…» – возвела глаза к небу Бажена. Столько монет, как же их неудобно таскать с собой.

Решила для пользы дела пересчитать, и каково же было ее удивление, когда  насчитала всего семьдесят два рубля.

– Обманули! – тут же громко закричала она.

Дама с сумкой через плечо остановилась на полпути к своему месту, посмотрела на Бажену как на клопа-переростка и пошла обратно.

– Что ты мелешь, я как калькулятор, всегда верно сдачу считаю, проверь!

– Да что тут проверять! – надула губы ведьма. – Всего семьдесят два рубля!

Служащая почесала лоб и уставилась на пассажирку так, словно та – несусветная дурочка.

– А сколько ж я тебе должна была дать сдачи? Черным по белому написано – проезд двадцать восемь рублей! Понаехали тут с деревень… Людям голову морочат… – С этими словами и удалилась.

Бажена плюхнулась на неудобное сиденье и уставилась на надпись: «Стоимость проезда – двадцать восемь рублей».

«Это что за цены-то такие… – тихо кипела она. – Это какие богатые люди могут себе позволить ездить в трамваях! Может быть, это особый вид транспорта? Тогда почему тут всё такое обшарпанное, неопрятное?»

Да и пассажиры, входящие в вагон, не отличались богатством одежды.

«Наверное, я еще не всё знаю об этом мире…» – вздохнула Бажена печально.

Доехала до улицы, где жил Богдан. Вышла и решила всё же попытать счастья в ресторане. Очень хотелось есть. Вдруг в большом городе только билеты на трамвай такие дорогие.

– Тысячу рублей за рябчика?! – пропищала она в припадке ярости, когда прочитала цену в меню. – Да идите вы с вашим рябчиком знаете куда? В лес! Темный, дремучий…

Зафырчала по-кошачьи на ни в чем не повинного официанта и выбежала на улицу. Побродила немного и вспомнила страшное слово, которое нередко всплывало в речи бабы Веры, когда та болтала с подругами, – инфляция. Деньги дешевеют!

Тогда ей показалось – глупость, ну как могут деньги дешеветь? Это же деньги. Может дешеветь одежда, продукты, колдовские снадобья… А вот, оказывается, деньги тоже, еще как.

В магазин одежды Бажена даже заходить не стала. Зачем позориться?

Прощай, мечта о сумочке, платье, удобном нижнем белье.

Может быть, хоть в продуктовом сможет что-то купить. Хоть самую малость. Желудок уже не просто бурлил, а бунтовал, грозил революцией.

Зашла в супермаркет, осмотрелась и чуточку приободрилась. В молочном отделе нашла огромную бутылку молока со скидкой, прошла дальше, нашла распродажу яиц, потом варенья. Клубничное, м-м-м… А потом, о чудо, увидела изрядно уцененный чай, решила прихватить и его. Пока топала со всем добром на кассу, подсчитала наличность и испугалась – это же половина от заработанного, а ей и на трамвай обратно нужно, если снова хочет заработать еще триста рублей. И папоротник еще понадобится – это обязательно. В то же время хлебушка из волшебной хлебницы очень хотелось. С самого утра запах стоял в носу. Только по карману ли ей тот хлеб?

Из супермаркета всё же свернула в булочную… Вышла счастливая. По цене поездки в трамвае ей достался батон, от которого пахло как в раю. Отчего-то Бажена не сомневалась, что в раю пахнет именно хлебом. И еще остались монетки на проезд.

Счастливая ведьма вернулась в квартиру и начала хозяйничать. Кое-как удалось сообразить, как же включалась плита, потом дело пошло на лад.

– Яишенка, яишенка, яишенка моя! – пела Бажена.

Прямо как баба Вера делала по утрам. Потом пара ломтиков хрустящего хлеба, молоко, а потом еще и чай с клубничным вареньем. Примерно через полчаса ей показалось, что отныне она сможет передвигаться исключительно как колобок из сказки – то есть перекатываться. Бережно убрала продукты в холодильник. Еще неясно, насколько ей придется растянуть нехитрый запас.

Полежала немного на диване, понежилась, а потом решила прогуляться. Зря она, что ли, человек? Нужно исследовать местность.

Вышла на улицу, свернула за угол и попала в огромный магазин под названием «Торговый центр». Не было этому центру конца и края... Там продавали, кажется, всё: одежду, книги, драгоценности, сувениры. Кроме разной ерунды, в сувенирной лавке оказались они… песочные часы! Большие, изящные, а в них песок морской, настоящий, чистый, именно такой Бажене и нужен. Папоротник есть, уже сушится на окошке в пустой квартире, силу для заряда песка ведьма раздобудет, а сам песок… Священная ведьма-матерь, не уличный же собирать. Не подойдет! Грязный, весь в людских мыслях и остатках злой энергии. То ли дело этот: очищен временем, надежно спрятан за стеклом.

Ведьму как магнитом затянуло в магазин. Она прилипла к витрине, лаская взглядом резной деревянный узор на верхушке.

– До чего же красивые… дорогие? – спросила зачарованным голосом.

– Пятнадцать тысяч рублей! – радостно сообщила продавщица. – Вот ценник, видите?

«М-да, эдак мне придется… пятьдесят дней батрачить без еды и воды, чтобы заработать на эти часы. Нет, надо искать другой выход… Но какой? Почему у меня всегда всё так сложно…» – хотелось зарыдать ведьме.

С этими мыслями она побрела к выходу. Оказалась на улице и вдруг с ужасом поняла: солнце вот-вот сядет, а она еще в добрых десяти минутах от дома.

«Надо бежать!»

И Бажена побежала. Со всех ног, ни на кого не обращая внимания. Бежала быстро, только пятки сверкали. Дыхание сбилось, сердце чуть из груди не выскакивало. Успела добраться до родного двора, как вдруг последний солнечный лучик озарил землю и скрылся.

– Мама… – охнула Бажена. – Мяу, мяу, мяу…

Превращение произошло прямо посреди пустынной детской площадки. Вокруг никого – и слава богу. Темно к тому же, фонари светят чуть поодаль. Хоть бы никакой прохожий не заметил, как рыжая дева превратилась в кошку и выползла из-под смешного платья с филинами.

«Не успела! Дура!» – ругала она себя.

Порадовалась, что все деньги оставила в квартире. Подхватила связку ключей, аккуратно спрятала в траве под лавкой в надежде, что до утра никто не найдет. Многострадальное платье и балетки тоже оттащила в кусты.

«Где же я ночевать-то буду… на улице?! Это же опасно!» – посокрушалась она и потрусила вперед, к автомобильной стоянке.

– Вот ты где шляешься, тварь такая! – услышала за спиной голос… Богдана?!

Повернулась, увидела хозяина, замурчала против воли, потерлась о его ногу – соскучилась даже. Всё-таки ночевать на улице не придется.

– Ну-ну! – рявкнул он, аккуратно отстраняя ее от ноги. – Я ее ищу-ищу, а она во дворе. Веником отлуплю, так и знай!

А потом вдруг наклонился, сграбастал Бажену в руки, прижал к себе, как самую дорогую ношу, и понес к подъезду. Та аж замурлыкала, так ей были его объятия приятны. Родной мужской запах щекотал ноздри, хотелось потереться об него, лизнуть шею, да только вряд ли хозяин одобрит такое проявление чувств. Изверг же.

У подъезда его поджидала девица. Да не абы какая, а с роскошными рыжими волосами, почти как у ведьмы. Красивая девица, с ладной фигурой, в дорогом платье, с изящной сумочкой.

Кошка ее невзлюбила в первую же секунду.

– Богдан! Ты что, подбираешь дворовых кошек? Не ожидала от тебя такого! – посмеялась мерзкая зазнайка.

Не зря ее Бажена невзлюбила, ой не зря…

«Ох, и шустрый же ты гад, Богдан! – фырчала она про себя. – Блондинка, брюнетка, рыжая… Ты их солишь, что ли, девушек своих? Зачем тебе столько?»

– Кошка моя, убежала просто… – пояснил своей девице Изверг.

– Ах, твоя? Не знала, что ты любишь кошек! Какая прелесть… Ну, пойдем ужинать?

Девица изобразила фальшивую улыбку, а Бажена про себя решила: «Выскочишь, как ошпаренная из его квартиры, убежишь, только пятки будут сверкать!»

Ишь чего удумала, ужинать она с хозяином будет, потом еще, небось, наглые губехи к нему потянет, да и в спальню пойдет... Ну уж нет! Не место ей рядом с Богданом, он Бажену должен обнимать и целовать, никого больше.

Ведьма найдет, как избавиться от этой крали. Или она не ведьма!

Глава 12. Рыжая против рыжей

Лежать в объятиях Изверга оказалось так приятно, что Бажена разомлела, пока он нес ее в подъезд.

– Почему она так громко мурлычет? – спросила рыжая девица, покосившись на кошку.

– Откуда я знаю? – пожал плечами Богдан.

А кошка встрепенулась, вперила в девицу полный ненависти взгляд, смотрела не мигая.

– По-моему, я ей не нравлюсь… – хмыкнула девица.

«Чуешь соперницу, дрянь такая! Бойся меня! Проиграешь…» – злорадствовала про себя Бажена.

– Брось, Светлана! – покачал головой Изверг. – У нее мозг размером с грецкий орех, что ты от нее хочешь… Ей нравится еда в миске и теплая лежанка, остальное пушистым блохастым тварям до лампочки.

«Ах ты! С грецкий орех, значит, да?» – зафырчала про себя Бажена и еле удержалась, чтобы не запустить когти Богдану в грудь. Проколола бы рубашку на раз и снова отведала вкусной кровушки.

– У нее есть блохи? – охнула Светлана и вихрем выскочила из лифта.

– Это я так, к слову…  – нахмурился Богдан и шагнул следом. – Нет у нее блох.

Вскоре троица оказалась в квартире Богдана.

Бажена сразу побежала проверять имущество. Что где лежит, что куда передвинулось. Ничто не должно было ускользнуть от ее внимательного взгляда. Забежала на кухню, только-только собралась сунуть нос в миску с водой, как в комнате появился Изверг… с метелкой наперевес!

«Это что это? Это зачем это?!»

Бажена зафырчала, выгнула спину, приготовилась к схватке не на жизнь, а на смерть, вспомнила, как Изверг обещал отлупить ее веником за побег. Так просто отлупить себя кошка ни за что не позволит. Богдану придется дорого заплатить, все ее прошлые проделки покажутся ему ерундой.

Только Бажена приготовилась вцепиться в его руку когтями, как тот возьми да улыбнись ей.

– Не бойся, кошара, считай, амнистия…

– Что тут случилось? – на кухне появилась Светлана.

– Это я работу проспал, собирался… – пояснил Богдан и указал носом в безобразие возле стола – разбитую кружку и разлитый кофе.

Смел осколки, вытер пол. Потом выдал кошке щедрую порцию корма, даже налил в блюдце молока, непонятно откуда взявшегося в холодильнике, раньше там такого не водилось. Причем молоко-то дорогущее, Бажена сегодня видела такое в магазине.

«Не буду я жевать этот корм!» – тут же решила.

Ведь хорошо поела, да не абы чего, а человеческой еды. Но долгая прогулка по магазинам, потом марш-бросок домой и преображение сделали свое дело – в желудке снова начало урчать от голода.

«Ладно, поем, но немного!»

Кошка счастливо зарылась моськой в миску и выпала из реальности. Когда очнулась, уже вылизывала остатки со дна.  На кухне никого. Потопала в гостиную, а там пиршество в самом разгаре.

Наверное, этот лентяй заказал еду, как делал это раньше. Сегодня это были суши и разная рыбная нарезка. Бажена таких деликатесов не пробовала, но в сериалах видела. Тут и имбирь, и васаби, а сколько разновидностей рыбы... аж голова кругом. Всё это роскошество красовалось на кофейном столике возле дивана. Тут же на диване восседали и Изверг с гостьей. Лакомились, кормили друг друга при помощи чудных деревянных палочек.

«Тьфу… прям идиллия!» – злилась кошка.

Кстати, поесть-то поела, но вкусненьким не закусила, а очень хотелось. Уж она всяко больше достойна лопать суши в компании Богдана, чем эта рыжая нахалка! Вон как развратно положила ногу на ногу, будто уже готова отправиться в спальню.

Диверсию Бажена решила начинать сию же минуту.

Убежала в ванную, залезла на раковину, хвостиком махнула и свалила душистое мыло.

– Мурка, зараза такая! – гаркнул из гостиной Богдан. Потом сказал уже Светлане: – Пойду проверю, что она там делает.

Пока шел в ванную, Бажена юркнула в коридор, а потом незаметно обратно в гостиную.

– Киса, киса, – поманила ее Светлана.

Взяла со стола кусочек рыбки и протянула Бажене на руке.

Та лишь фыркнула.

«Не нужны мне твои подачки, мне главное блюдо подавай!»

Метнулась к столу и схватила зубами с тарелки ломтик семги.

– Пакость! – взвизгнула девица, схватила диванную подушку размером с саму кошку и что есть силы швырнула с Бажену.

Та, конечно, уклонилась. Быстро проглотила рыбу и повалилась возле подушки на пол, жалобно мяукая.

В эту минуту в комнате появился Богдан.

– Зачем ты в нее швырнула подушку? – разозлился он. – Она была недавно ранена, еще не отошла…

Глаза гостьи в момент сделались круглыми.

– Я даже не попала!

Бажена посмотрела на хозяина страдальчески: «О, мне так больно, защити!»

– Ты уверена, что она таскала еду? Она же только что поела, – вступился тот за кошку.

– У меня, по-твоему, глаз нет? – возмутилась гостья.

Впрочем, быстро смекнула, что лучше не ругаться.

– Ничего страшного, с кошкой вроде бы всё в порядке, садись рядышком…

Она сопроводила слова приглашающим жестом.

Богдан покосился на Бажену и устроился возле Светланы, откупорил бутылку вина.

Кошка тем временем улеглась на подушку, которую в нее швырнули, сделала вид, что засыпает, но на самом деле приглядывала за парочкой. Чем больше смотрела на то, как ее вкусный мужчина ухаживал за Светланой, говорил с ней, делал комплименты, тем гаже становилось. Заметила, как ладонь Богдана переместилась на колено гостьи, как та то и дело вертела перед ним грудью, мерзко хихикала. Даже рыбная нарезка их больше не интересовала, ворковали как голубки. А потом случилось самое ужасное – Изверг вдруг обнял гостью, потянулся к ней губами и не отлипал секунд тридцать.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю