332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарья Калинина » Дайвинг для крокодила » Текст книги (страница 8)
Дайвинг для крокодила
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:22

Текст книги "Дайвинг для крокодила"


Автор книги: Дарья Калинина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 18 страниц) [доступный отрывок для чтения: 7 страниц]

– Так и случилось?

– Безусловно, часть его накоплений была в рублях. Она пропала. Но основное сохранилось.

– И как же старик их сберег?

– Золото!

– Золото?

– Да. Единственная верная на все времена и страны валюта. Золото не обесценивается, золото не горит, золото не боится инфляции и падения курса валют.

– Это вы так считаете?

– Нет. Это слова самого дядьки Лавра.

– Значит, он переводил свои накопления в золото? В драгоценные изделия?

– Да, и в них тоже. Но много покупать он опасался. Опять же чтобы не вызвать лишних вопросов у окружающих.

– Как же тогда?

– Был у него один знакомый стоматолог. Вот у него Анатолий Артемович и приобретал свое золотишко.

– А потом?

– Складывал в тайничок на своей даче. Он и дачу приобрел исключительно для этой цели.

– Это он вам сам рассказал?

– Да.

Больше ничего стоящего от Анатолия Артемовича подругам выведать не удалось. Сам он словами дядьки Лаврентия не заинтересовался. Счел их, как и подруги, пустой похвальбой. Но когда к нему явился Федор, хвастливый рассказ старика неожиданно всплыл у него в мозгу. И он поведал о нем сыну, надеясь направить мысли Федора в другое русло.

Что же, в этом его расчет оказался верен. Федор кладом заинтересовался. Настолько заинтересовался, что даже отдал за него свою жизнь.

– Насчет похорон я помогу, – сказал Анатолий Артемович, приятно порадовав подруг тем, что оказался все-таки не законченной скотиной.

Однако уже следующие его слова разочаровали подруг.

– Но я считаю, что все должно проходить очень скромно. Излишества тут совершенно неуместны. Немедленно позвоню Нине и скажу, что ей нужно уложиться в сумму, выделяемую в таких случаях государством. Я излишества не одобряю. От них один вред.

Подруги вылетели из его аккуратного домика, словно это был склеп с привидениями и скелетами. Однако визитку Верочки подруги оставить возле зеркала не забыли. Мало ли, вдруг и из этого компоста сможет вырасти что-то стоящее. Вообще-то Верочка была опытный мужевод. И могла разводить и не такие экземпляры, как Анатолий Артемович. Как известно, что одной женщине мусор, другой – настоящее сокровище.

А вот самим подругам было слабо иметь с этим Анатолием Артемовичем хоть какое-то дело.

– Чувствую себя так, словно только что в ванне с какашками искупалась! – вылетев из его дома, воскликнула впечатлительная Леся.

– А мне удивительно другое, – покачала головой Кира. – С чего бы это вдруг деду Лаврентию откровенничать с этим противным типом? Раз они иногда общались, дед Лаврентий должен был понимать, какой это гад.

– Ну, выпил. Вот язык у старика и развязался.

– Нет. Если правда то, что дед Лаврентий всю жизнь скрытничал, таился и не жил, а выживал, то это должно было войти у него в привычку. И болтать с посторонним, а тем более рассказывать, что где-то на участке у него зарыт клад, он бы не стал.

– Но откуда-то этот Анатолий Артемович взял, что у старика Лаврентия был клад! Не мог же он сам все придумать!

Кира пожала плечами:

– Я уже ни в чем не уверена. Но одно могу сказать точно – этот свидетель у меня большого уважения не вызывает.

– И что же нам делать?

– Нам нужен еще как минимум один человек, который мог бы подтвердить версию о богатстве деда Лаврентия.

– Нинусик?

– Нет! Нинусик нам не подходит.

– Почему?

– Она все знает от Федора. А тот от своего папаши. Как видишь, круг снова замыкается на Анатолии Артемовиче. А ему, сама понимаешь, веры нет. Нам нужен независимый свидетель!

– И где мы его возьмем?

– Пока не знаю? Но дед Лаврентий жил не в изоляции. Были у него друзья. Были единомышленники. Вот у них мы и спросим.

– Да, понимаю. Но как мы их найдем?

– У бабы Клавы спросим.

И девушки отправились обратно в деревню. Верней, они хотели так сделать. И даже двинулись в том направлении, но их сбил телефонный звонок. Звонила Мариночка, сотрудница из «Странника» – туристического агентства подруг.

– Беда! Ой, беда! – причитала она. – Скорей возвращайтесь! Мне уйти надо. Они так требуют. Срочно! И в офисе никого. Без вас никак не разобраться!

Сама по себе Мариночка была девочкой хорошей. Не паникершей, не совсем уж дурой и манией замужества была одержима в допустимых пределах. Подруги ею были довольны. Работала Мариночка с ними уже больше года. И у них не было причин жаловаться на нее. Поэтому подруги встревожились.

– Мариночка, что случилось?

– Не могу говорить! Они снова возвращаются! Сейчас меня уведут! Скорей!

И Мариночка дала отбой. А Кира, переглянувшись с Лесей, заложила лихой поворот и через двойную сплошную линию перестроилась на полосу встречного движения перед бампером у какого-то тягача. Тот разразился мощными гудками. Но по тормозам ударил. И все обошлось для подруг наилучшим образом.

В город они домчались меньше чем за час. Но, уже подбегая к своему офису, обнаружили непорядок. Во-первых, все их сотрудники толпились на улице. В том числе и Мариночка. А во-вторых, из окон их родного офиса густыми клубами валил черный дым.

– Ой! – всплеснула руками Леся. – Пожар! Горим!

Мариночка услышала голос любимого начальства и мигом подскочила к подругам.

– Пожар у нас! – возбужденно заговорила она. – Час назад начался. Я сразу же вам позвонила, пока пожарные меня из офиса не выволокли. И вот видите, что творится!

Но Мариночку почти никто не поддержал.

– Ничего ужасного не творится! – недовольно заявил один толстяк из офиса на первом этаже. – Обычное возгорание. Сами виноваты. Нечего в одну розетку сразу десять приборов втыкать.

– Мы и не втыкали.

– Я же видел! – сердился толстяк. – Вошел к вам, а у вас в одну розетку сначала тройник воткнут, потом в него еще один тройник, а сверху еще двойник пристроен. Вот я вас и спрашиваю, может ли один узел выдержать такую нагрузку. И чайник вы в него воткнули. И компьютеры. И феном небось пользуетесь. И микроволновкой!

Микроволновка, чайник и кофеварка в офисе у подруг, разумеется, были. А как же без них? Сотрудники живые люди. Все регулярно хотят кушать. А ходить в столовую – это же разоришься. Поэтому подруги устроили в маленькой комнатке нечто вроде столовой, где сотрудники в перерыве могли заморить червячка.

И фен у них в офисе имелся. А как же без него? Ведь работали молодые и преимущественно незамужние девушки. Им надо было не только о работе думать, но и о личной жизни. А какая личная жизнь без хорошей прически? По этой же причине у подруг была плойка и утюг, чтобы всегда отлично выглядеть. Верно и то, что все эти приборы находились в той же самой подсобной комнате, где сотрудницы перекусывали.

Но только вот незадача. Окна той комнатки выходили во двор, а не на улицу. Или же возгорание распространилось по офису уже настолько, что захватило и остальные помещения? От этой мысли подругам стало совсем худо. Но Мариночка, добрая душа, все поняла и поспешила успокоить начальниц.

– Вовсе не от розетки пожар случился! А за розеткой мы следим. И вовсе десять приборов в нее не втыкаем. От силы два-три. А если чайник или утюг включаем, то только по отдельности. Что мы, совсем глупые, не понимаем, что тут уже не проводка, а сами пробки вышибет.

Слова Мариночки одновременно и порадовали, и еще больше встревожили подруг. Хорошо, конечно, что у них такие толковые сотрудницы. Но если пожар произошел не от проводки, то отчего же тогда?

– Я и сама не понимаю, – помотала головой Мариночка. – Вроде бы все в порядке было, пока тот человек не пришел.

– Какой человек?

– Мужчина.

– И что с ним было не так?

– С ним? С ним как раз все было именно так, – мечтательно вздохнула Мариночка и прибавила: – Обалденный мужчина. Плечи! Ноги! А уж нос! Ах, какой у него был нос! Вы бы только его видели!

Нос у Мариночки был критерием мужской сексуальности. По каким-то одной ей выявленным критериям она определяла по форме, размеру и цвету носа о том, хорош стоящий перед ней мужчина в постели, так себе или уж совсем откровенно никудышен. Поэтому изучению носа каждого потенциального претендента Мариночка уделяла самое пристальное внимание. И в зависимости от результатов исследования либо одаривала претендента чарующей улыбкой, либо обдавала его ледяным взглядом.

На этот раз Мариночкино выражение лица ясней ясного говорило о том, что она встретила нос своей мечты. Изумительный нос. Потрясающий нос! Всем носам нос! Увлекшись воспоминаниями о носе и его обладателе, Мариночка улетела куда-то в заоблачные дали. Требовалось срочно вернуть ее сквозь клубы дыма назад. И узнать в конце концов о причине дыма и огня.

– Ах, да! – воскликнула Мариночка, спускаясь на грешную землю. – Так я и говорю, пришел этот мужчина, вами интересовался. Я стала ему объяснять, что вас сегодня в офисе может и не быть, а он настаивал.

– А что ему нужно было?

– Вас хотел видеть.

– Да, но зачем?

– Он мне не сказал. Хотя… Вы ведь дом купили?

– Не купили. Сняли.

– Ну, это все равно… И он сказал, что хочет приехать к вам туда.

Подруги изумились. Кто это мог быть? Вроде бы никаких красавцев они к себе на дачу не приглашали.

– А свою визитку он оставил?

– Нет, не успел, – с видимым сожалением произнесла Мариночка. – Тут дым повалил. Гарью запахло. И все вокруг закричали что-то про пожар. Ну, этот мужчина, должно быть, испугался и тоже ушел.

Подруги удивленно переглянулись.

– Так это не он, что ли, устроил поджог в нашем офисе?

– Он? Поджог?! – возмутилась Мариночка. – Да как вы можете такое про него говорить? Насквозь порядочный мужчина. И нос у него, если хотите знать, то…

– Про нос мы уже все слышали! – закричали хором подруги.

Мариночка замолчала и недоуменно посмотрела на своих начальниц.

– Ну а что еще вы хотите услышать?

– Пожар как случился?!

– А-а-а! Пожар!

Мариночка заметно поскучнела и потеряла к разговору всякий интерес. Однако ответить все же ответила:

– Пожар я не видела, как случился. Я же вам объясняю, я на этого мужчину отвлеклась. А тут за его спиной дым как раз и повалил.

– Тьфу ты! Зачем же ты нам про этого мужика битый час толкуешь, если он к пожару не имеет никакого отношения?

– Пожар что? – философски пожала плечами Мариночка. – Пожар был – и нету. Последствия его легко устранимы. А вот разминуться со своей половинкой… Пройти мимо и не узнать… Что может быть страшней?

– Слушай ты! – рассердилась на нее Кира. – Философ доморощенный. Больше не стану отпускать тебя с работы на всякие дурацкие семинары по прочистке кармы. Вижу, что вместо просветления у тебя в голове окончательно помутилось. При чем тут чья-то половинка? Ты нам про пожар рассказывай!

– Так я и рассказываю.

– Где загорелось?

– В приемной.

– Что горело?

Этот простой вопрос, как ни странно, поставил Мариночку в тупик.

– Вроде бы ничего не горело, – произнесла она. – Прямо посредине пола полыхнуло. И дым начал валить.

– Кто еще в этот момент был в приемной?

– Только я и этот мужчина! Ой, нет! Кажется, там еще кто-то был.

– И кто?

– Не знаю. Какой-то невзрачный мужичонка вошел. Нос картошечкой. Маленький такой нос. Тьфу! Смотреть не на что! Да еще с прыщами!

Поняв, что от Маринки толку не добьешься, подруги решили поискать его в другом месте. И, высмотрев в толпе самого видного пожарного, устремились к нему. Сначала он идти на контакт не хотел. Хмурился и все время повторял:

– Не мешайте, девушки! Не место вам тут! Отойдите!

Но так как подруги не отходили и продолжали мешать, то он смекнул, легче ответить на их вопросы, чем просто гнать.

– Возгорания никакого и не было, – пояснил он им. – Кто-то над вами зло пошутил.

– Как это?

– Дымовую шашку вам в офисе оставили. От нее дым и повалил.

– Так у нас никакого пожара нету?

– Нет. Дым сейчас рассеется. И вы сможете приступить к своим обязанностям.

Это была отличная новость. Но подруги почему-то не торопились радоваться. Какое-то смутное чувство никак не давало им покоя. Кто принес дымовуху в их офис? И зачем принес? Что происходит? Происки конкурентов или что-то другое?

Так как никакие конкуренты в голову подругам не лезли, они поднялись к Верочке. Она всегда и все знала. И подруги надеялись, что она что-нибудь расскажет им про того таинственного красавца, совершенно очаровавшего Мариночку.

Но Верочка их разочаровала.

– Никакие красавцы ко мне не заходили! – раздраженно произнесла она. – Весь день идут сплошные старикашки, желающие отправиться в Чехию принимать целебные ванны. Я уже пожалела, что затеяла эту канитель. Тур с лечением – это же сплошной геморрой!

– Зато деньги отличные.

– Это да, – согласилась Верочка. – Но очень уж контингент скучный идет. Старые бабки сколько брильянтовыми серьгами и подвесками ни увешаются, все равно сухофрукты!

В общем, про таинственного незнакомца Верочка ничего не знала. И подруги ушли, не забыв упомянуть про предстоящий визит Анатолия Артемовича.

– А это еще кто?

– Один клиент, который просто помешан на всяких там целебных процедурах.

– У меня есть широкий выбор всевозможных лечебных курортов! – моментально оживилась Верочка. – Ты же знаешь, я это обожаю.

– Знаю. Поэтому и послала его к тебе.

– Что же, буду ждать.

– Жди – и он придет. И знаешь что?

– Что?

– Ради нашей дружбы, под видом какой-нибудь акции сдери с него двойной тариф.

– Я?

– Но ты же это умеешь? От тебя еще никто не уходил. Ведь верно?

– Верно, – подтвердила Верочка. – Только что-то я не пойму. Вы мне клиента подгоняете?

– Вроде того.

– И хотите, чтобы я его раздела до носков?

– Если получится.

Верочка удовлетворенно кивнула.

– Получится. Можете даже не сомневаться. Пусть только позвонит, я его отсюда только голым выпущу!

Подруги повернулись, чтобы уходить. Но внезапно Кира что-то вспомнила и остановилась.

– Кстати, а как твой ухажер? – спросила она у Верочки.

– Какой?

– С которым вы в зоопарк собирались идти?

– А-а-а! Не пошли. Его мама не отпустила.

Кира изумилась. Обычно Верочка совсем уж с сопливыми малолетками не связывалась.

– Да вы чего?! – покраснела от возмущения Верочка. – Вовсе не малолетка он!

– Сколько же ему годков исполнилось?

– Да уж за тридцать точно перевалило.

Подруги онемели. Тридцать лет. Мамочка не пустила в зоопарк! Да, на таком фоне даже Анатолий Артемович выглядит самородком.

Но, несмотря на удачное завершение своего визита к Верочке и уцелевший офис, подругам было как-то неспокойно. Они вернулись в пропахший дымом офис и попытались разговорить Мариночку на предмет таинственного красавца.

– Откуда он нас знает?

– Где мы с ним встречались?

– Это наш бывший клиент?

– Друг детства?

– Бывший поклонник?

Но Мариночка только руками разводила. Никаких верительных грамот незнакомец ей не представил. Получилось, что этот незнакомец был достаточно хорошо осведомлен об их жизни. Но при этом сами подруги не знали в своем окружении человека с приметами, которые дала им Мариночка.

Про незнакомца она говорила много и охотно. Так что его описание у нее получилось очень живое. Высокий и смуглый. Волосы светло-каштановые, словно бы выгоревшие на солнце или под руками умелого стилиста. Слегка вьются. Но точно не понять, потому что волосы у мужчины забраны сзади в хвост. Щеки покрыты мужественной трехдневной щетиной. И нос… Нос прямой и тоже очень мужественный!

– А одет как?

– Одет!

Мариночка оживилась еще больше. Оказалось, что на незнакомце был потрясающий летний костюм из льна и рубашка из конопли.

– Из конопли?

– Сейчас все такие носят! И рубашки, и сарафаны, и юбки. Экологически чистое сырье. А вы такие не носите?

Подруги покачали головами. Они не носили коноплю. И среди своих знакомых не могли вспомнить этакого оригинала. Нет, этот мужчина был им явно незнаком.

Но почему-то появление его у них в офисе, одновременно с которым начался пожар, вселило в подруг чувство неясной тревоги. Да еще это его упоминание про дачу, которую они сняли.

– Поехали к бабе Клаве, – решила наконец Кира. – Может быть, она нам что-то объяснит.

Оглядевшись, подруги поняли, что в офисе их присутствия больше не требовалось. Все сотрудники потихоньку пришли в себя после пережитого стресса. И в офисе снова царит нормальная, почти рабочая атмосфера. Правда, еще немножко попахивало дымком. Но кондиционеры работали изо всех сил. Так что вскоре от переполоха в офисе должно было остаться одно лишь воспоминание.

И подруги двинулись за город.

Глава девятая

Возле дома подруг никто не встретил, хотя они, подъехав, долго сигналили. Но баба Клава так и не появилась ни на крыльце, ни в окошке.

– Ушла куда-нибудь!

Подруги выгрузили закупленные в городе продукты: свежее мясо, копченого окуня, овощи и фрукты.

– Баба Клава! Принимай нас с покупками! Мы тебе твои любимые груши привезли.

– Роше!

Ни ответа ни привета.

– Точно ушла!

И подруги поволокли покупки в дом. Там они разместили скоропортящиеся продукты в холодильнике, а остальные распихали по разным шкафчикам. И пошли искать бабу Клаву. В доме ее не было. Не было ни записки, ни другого намека, куда она могла пойти.

– Подождем! Может быть, до остановки пошла.

– За хлебом!

– Хлеба у нас полно, – покачала головой Кира. – Но мало ли что ей в голову взбрело купить.

В ожидании бабы Клавы подруги начали готовить ужин. Но все у них валилось из рук. Суп убежал и залил всю плиту, которую пришлось потом долго оттирать. Картошка разварилась, и к тому же оказалось, что подруги – каждая из них – солили, и солили от души. Так что взять ее в рот было почти невозможно.

– Ничего, мясо потушим без соли, – решила Кира. – Картошку разомнем и смешаем с мясным соусом. Получится тушенка.

Но и с мясом ничего хорошего не получилось. Сначала оно пригорело. Потом, когда подруги его все-таки отодрали от сковородки, пришлось ее мыть. А само мясо все равно приобрело отчетливый запах гари. И к тому же оно пересохло. И тушиться, да еще в компании с пересоленной картошкой, упорно не желало.

С грехом пополам подруги все же приготовили нечто более или менее съедобное. Укутали кастрюлю в одеяло, чтобы не остыла и чтобы ее содержимое хорошенько пропиталось соком. И стали ждать бабу Клаву. Время шло. А она упорно не шла.

– Где она может быть? Время уже позднее!

Шел восьмой час. Давно пора ужинать. А за ужином подруги надеялись по душам поболтать с бабой Клавой и выведать у нее имена друзей ее брата. Хотя баба Клава и утверждала, что Лаврентий Захарович не особо водил с кем-либо дружбу, но какие-то знакомые все же должны были существовать.

– В кои-то веки она нам позарез нужна, и вот, пожалуйста! Нету ее!

Когда пробило восемь, подруги откровенно встревожились.

– Слушай, с ней точно что-то случилось!

– Может быть, в город уехала?

– Что ей надо в городе?

– Мало ли что. К друзьям поехала.

– Откуда у нее в Питере друзья? Она же сама всю жизнь прожила в Туле.

– Ну, не друзья, так знакомые.

– Хм.

– Надо у Димы спросить, – решила наконец Кира.

Чтобы попасть к нему, нужно было пройти через сад. Мимо того самого злосчастного колодца. Конечно, у подруг был уговор туда больше не ходить. Место это было признано ими однозначно проклятым. Но сейчас, волнуясь за бабу Клаву, они про свой уговор совершенно забыли. И шли напрямик.

До Диминого дома, который уже приветливо светился впереди желтенькими окошками, было уже рукой подать. Но внезапно Леся остановилась словно вкопанная. Кира наткнулась на нее.

– Что с тобой?

Прикоснувшись рукой к подруге, Кира заметила, что та вся дрожит мелкой дрожью.

– Т-там!

Леся протянула дрожащий палец и указала им в сторону колодца. Кира взглянула. Там все было в полном порядке. Колодец стоял, закрытый крышкой. И на ней красовался новенький замок.

– Тебя замок испугал? – удивилась Кира. – Но мы же еще вчера обсуждали, что поставим его. Дима сказал, что поможет. Вот баба Клава…

– Она там!

– Кто?

– Баба Клава!

Кира снова взглянула на колодец. Никакой бабой Клавой там и не пахло.

– Обычный колодец с крышкой.

– Ниже!

Кира перевела взгляд ниже. И увидела ногу в знакомой кроссовке, которая высовывалась из заросли облепихи.

– Ой!

И подруги кинулись к колодцу.

– Баба Клава! Баба Клава! Ты жива?

В ответ раздался слабый стон.

– Жива! – обрадовались подруги.

Но хотя баба Клава и стонала, выглядела она очень плохо. Бледная. И на голове у нее была кровь.

– Кто-то ее ударил! По голове!

– Нужен врач! Немедленно!

Вызвать врача оказалось несложно. Подруги так живо описали положение, в котором находилась баба Клава, что карета «Скорой помощи» примчалась через считаные минуты.

– Рядом вызов был! – пояснил врач. – Мальчишка ногу подвернул. Так что повезло вам.

– Не сказали бы. У нас старушка с травмой головы.

– Упала?

– Видимо.

И подруги вкратце описали, как они нашли бабу Клаву. Врач быстро осмотрел ее. Подруги переминались рядом и страшно ему мешали, сопя над ухом.

– Доктор, что с ней?

– Скользящая рана. Ушиб и, возможно, сотрясение мозга. Точней можно будет сказать после обследования. Мы ее забираем.

И врач кивнул медсестре:

– Неси носилки.

– Куда вы ее везете?

– В город. В Первую городскую.

И машина, сверкнув синими мигалками, с воем укатила прочь. А подруги остались.

– Что произошло?

Подруги вздрогнули. Но оказалось, что это всего лишь пожаловал их сосед Дима в окружении двух своих детишек.

Услышав, что на бабу Клаву напали, побледнел:

– Этого не может быть! Мы сегодня с ней утром вместе ставили замок. И потом я видел ее в саду. Все было в полном порядке.

– Когда ты ее видел?

– Ну, приблизительно около трех часов дня. Она как раз куда-то собиралась идти.

– Куда?

– Наверное, в магазин или на озеро.

Однако никакой продуктовой сумки возле бабы Клавы подруги не нашли. И купальных принадлежностей тоже. Возле нее вообще ничего не было. Только веревка. Она была спрятана у бабы Клавы под курткой. И подруги ее нашли. Очень прочная веревка. И фонарик. Он тоже лежал в кармане куртки бабы Клавы. А больше ничего при ней не было обнаружено. Ни денег, ни документов.

– Так что версия с магазином отпадает.

Дима почесал в затылке. И неожиданно спросил, нашли ли подруги своего котика.

– Нет, не нашли.

– Наверное, с ним случилось что-то плохое.

И стоило Кире произнести эти слова, как она увидела знакомую кошачью шкурку. Фатима!

– Фатима! Милая! – кинулась Кира к кошке. – Как ты тут оказалась? Почему одна? А где Фантик?!

Но Фатима выглядела как-то странно. Про Фантика она даже разговаривать не хотела. И только жалобно мяукала, просясь к Кире на руки. Кира взяла кошку. И почувствовала, как ее сердечко быстро-быстро бьется.

– Фатима, где Фантик?

– Фатима, что случилось?

Кошка что-то мяукнула в ответ. Ах, если бы это был Фантик! Кира бы мигом поняла, что хотел сказать ей ее любимец. Но Фатиму, увы, она не понимала.

– Ты только мне скажи, он жив?

Фатима мяукнула. На этот раз повеселей. И на сердце у Киры отлегло. Жив, и слава богу. А где он, это они с Лесей все равно выяснят. Да и баба Клава, как сказал им врач, выкарабкается. Организм у старушки здоровый. И все равно Кира никак не могла взять себя в руки.

– Не понимаю, что происходит, – пожаловалась она Лесе. – И это меня здорово нервирует!

Так как делать на улице им было больше нечего, подруги вернулись в дом. Тут им казалось безопасней. Так оно и было. Во всяком случае, за закрытыми дверями и окнами.

– Может быть, поужинаем?

Кира вспомнила про их подгоревшую тушенку, которую они совместно спасали, да так до конца и не спасли, и отказалась.

– Не хочется.

– Надо поесть. Мы сегодня с самого утра не ели!

Леся была права. И Кира молча кивнула. Девушки быстро достали тарелки.

– По пятьдесят граммов коньяку нам с тобой тоже не помешает.

Кира снова кивнула. А про себя подумала, что им с Лесей сегодня и по сто, и даже по сто пятьдесят не помешает. Заслужили. Сколько переживаний!

После выпитого коньяка тушеное мясо с картофелем пошло неожиданно весело. И ничего оно не подгорело. Так, самую малость попахивает дымком. Это даже приятно.

– Давай еще коньячку! Хорошо пошел!

И подруги выпили еще. А потом еще и еще. К тому времени, когда содержимое бутылки почти полностью переместилось в желудки подруг, они смотрели на жизнь и все происходящее куда веселей. Во всяком случае, жуткий холод, который не отпускал их весь вечер, наконец рассосался. И девушки даже удивлялись, как это они не обратились к спасительному средству раньше.

Вернувшаяся под хозяйский кров Фатима устроилась в уголочке. Есть она отказалась. Только попила водички. И, свернувшись клубком, сделала вид, что спит. Говорить о Фантике она упорно отказывалась. И вообще, у подруг сложилось ощущение, что кошка на него за что-то здорово обижена.

Но пока что они оставили ее в покое. Фантик мог и подождать. У подруг были проблемы поважней. Убитый Федор и раненая баба Клава.

– Как ты думаешь, кто мог это сделать?

Кира пожала плечами. Никаких версий у нее не было. Оставалось надеяться, что завтра баба Клава придет в себя. И сможет объяснить подругам, врачам и милиции, кто же на нее напал.

– Я бы не стала на это надеяться, – покачала головой Леся. – Ударили бабу Клаву по затылку.

– И что?

– Она могла и не увидеть, кто на нее напал.

– Да, но…

– И нападавший должен был сидеть в зарослях облепихи!

– И что…

– И я предлагаю пойти туда и осмотреть там все!

– Как? – ахнула Кира. – Прямо сейчас?! Ночью?

– А когда? Утром, когда все следы растворятся? Именно сейчас! Фонарик у нас есть. Пойдем и осмотрим.

Фонарик был тот самый, который подруги нашли у бабы Клавы в кармане.

– Может быть, возьмем другой? – спросила Кира.

– Другого нету!

– Я видела на чердаке!

– А чем этот плох?

– Чем? Ну, я не знаю…

Говоря это, Кира взяла фонарик и машинально пощелкала им. Фонарик не горел.

– Батарейки сели, – обрадованно произнесла Кира и добавила: – Теперь точно надо на чердак за другим фонарем.

Леся покосилась наверх. Да, там был фонарь. Она его видела. Это даже был не фонарь, а настоящая керосиновая лампа. Допотопная, но светила куда лучше, чем их китайский фонарик. И керосина у деда Лаврентия было в избытке. Наверное, сохранились еще старые запасы. Но какая разница, ведь керосин не портится от времени?

– Ладно. Можно попробовать.

И подруги полезли наверх. Там они быстро разыскали лампу. Но еще долгое время искали свечи, а ведь прежде видели целую коробку, а тут они внезапно куда-то запропастились. Но наконец свечи нашлись.

– Зачем они тебе?

– Хочу посмотреть, что там в колодце.

При этих словах подруги у Леси по спине пошел холодный озноб. Одно дело – осмотреть местность возле колодца. Это и так был максимум, на который была готова Леся. А уж соваться в темноте в страшный колодец, на совести которого не одна жертва! Б-р-р! О таком даже подумать страшно!

Но вслух Леся делано-безразличным тоном произнесла только следующее:

– А что там может быть в колодце? Просто вода. Мы же там уже искали!

– Верно. И ничего не нашли! А теперь я хочу осмотреть стены.

– Стены?

– Ну да. Стены колодца! А что ты так на меня смотришь? В этом есть что-то преступное?

– Нет.

– Вот и мне так кажется. А стены в колодце – это единственное, что мы еще не обследовали.

– Тогда хватай свечи, я возьму лампу и веревку – и вперед!

В саду подругам окончательно стало жутко. Откуда ни возьмись поднялся ветер. Деревья шумели ветками. А единственный уличный фонарь светил так далеко, что от его света было столько же толку, как от звезд. Обеим девушкам хотелось отложить экспедицию, но все же, оглядываясь и приседая, когда поблизости что-то ухало, подруги добрели наконец до колодца.

Действие коньяка еще не закончилось. Поэтому холодно им не было. Только страшно. Ужасно страшно.

– Ты что-нибудь видишь? – бормотала Леся.

– Пока ничего.

– Следы?

– Есть кое-что.

– Что? – заволновалась Леся. – Что там?

– Следы мужских ботинок. Размер сорок второй или сорок третий.

– Ого! А к бабе Клаве они приближаются?

– Да. Хотя постой.

– Что такое?

– Тут есть еще чьи-то следы.

– Может быть, наши с тобой?

Некоторое время Кира сосредоточенно прикидывала. Она даже поставила свою собственную ногу рядом с полустершимся следом и недоуменно покачала головой.

– Может быть, это и наши следы. Размер совпадает. А рисунок подошвы уже не различить.

– Это все?

– Нет.

– Еще следы?

– Да.

– Просто столпотворение какое-то! – восхитилась Леся. – Прямо не колодец, а место свиданий!

– Только для многих эти свидания что-то заканчиваются плохо.

И в это время на улице раздался шум подъезжающей машины. Потом вышли какие-то люди. Раздались голоса. И люди двинулись к дому деда Лаврентия. Они не церемонились и не скрывались. Громко хлопнули калиткой и вошли в дом, даже не постучав. Потом вышли. И один из них крикнул:

– Ау! Хозяюшки! Вы где?

Голос был подругам знаком.

– Это же наши менты! – обрадовались девушки и закричали в ответ: – Мы тут!

Вскоре возле колодца стало вовсе негде яблоку упасть. Менты наследили и затоптали все то, что еще оставалось на земле нетоптаного. Так что теперь было уже невозможно определить, чьи тут следы чьи. Преступников, подруг, бабы Клавы или самих ментов.

– А нам врач со «Скорой» позвонил, – объяснил суть их визита один из ребят. – Сказал, что на Дачной произошло нападение на человека.

– Адрес тоже назвал.

– Мы сразу и смекнули, что это у вас кого-то по башке шандарахнули!

Подруги кивали. Жизнерадостность сельских ментов их буквально разила наповал. Да и запашок от них шел еще тот. Похоже, свадьба и не думала заканчиваться.

В общем, на их помощь рассчитывать было нечего. И подруги даже не удивились, когда менты первым делом обвинили их в совершении очередного покушения.

– Ладно, первого вы не убивали, тут эксперт высказался совершенно точно. Но бабка вас точно достала! Жила в вашем доме. Уезжать не собиралась. Вот вы ее и того… поторопили!

– Чушь собачья! Баба Клава придет в себя и все расскажет!

На том и порешили. Менты сделали несколько снимков. Зачем-то взяли щепоть земли, которую завернули в грязный носовой платок. И пообещали, что приедут еще раз утром.

– Сейчас-то темно.

– Да и бабка еще жива.

– Вот помрет, тогда и думать станем.

И с этим жизнеутверждающим возгласом троица укатила по своим делам.

– Молодцы! – покачала головой Леся, язвительно улыбаясь. – Просто молодцы! Другого слова не подобрать! Уроды!

После того как трое здоровенных парней потоптались возле колодца, изучать следы возле него стало просто глупо. И подруги решили, что они и так уже узнали достаточно. Итак, помимо их и бабы Клавы, возле колодца был еще какой-то мужчина с сорок третьим размером ноги. Была какая-то женщина. И был еще один мужчина, с размером ноги несколько меньшим, чем у первого.

– И что их всех сюда так и тянет? – ворчала Кира, проделывая в мягком парафине желобок и пропуская по нему веревку.

На этой веревке она спустила горящую свечу в колодец. Но сразу же стало ясно, что света одной свечи явно недостаточно для того, чтобы подруги могли рассмотреть стены колодца.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю