332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Дарина Зояр » Экзамен для профессора (СИ) » Текст книги (страница 4)
Экзамен для профессора (СИ)
  • Текст добавлен: 31 декабря 2020, 09:00

Текст книги "Экзамен для профессора (СИ)"


Автор книги: Дарина Зояр






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 9 страниц) [доступный отрывок для чтения: 4 страниц]

– Помню, Зу. Но тут что-то не так. Я не могу сейчас назвать тебе имя или дать наводку. Я понятия не имею, кто бы это мог быть. Нет, погоди, – он не дал мне вставить слова, – я не отказываюсь помочь. Думаю, что вспомню всех, кто бывал в этой кабинке за последние пару недель, но я не вижу в этом никакой системы, никаких признаков… Я не видел, ни как он, – инкуб кивнул на Эрчина, – что-либо прятал, ни как кто-нибудь другой это доставал или закладывал нечто в тайник. Я замечаю многое, но я не всевидящ, Зу, прости.

– Да, я понимаю. Но мы будем благодарны за любую информацию. Хоть что-то… Ты знаешь, как мне важен проект.

– Сочувствую, милая. Конечно, я постараюсь вспомнить и всё запишу. А пока… вот что… Эй, Нив! Подойди-ка!

Демонесса повернулась на его крик и, хотя мне было плохо видно, закатила глаза. Потом она отмахнулась от всё ещё что-то пытающегося объяснить гнома и направилась к нам.

– Ну чего тебе? Это не потерпит? Дел невпроворот: дранзы опять пытаются нам подсунуть несвежее пиво. Доказывает вон… будто я вчера родилась, ага, и не отличу свежесваренное пиво от недельной бурды. Тьфу, зараза.

– Оставь, Нив. Разберёмся позже. Скажи лучше, ты ничего странного не замечала, когда вот он был в баре, до его прихода и сразу после?

Нивеннен вздёрнула бровь, чёрные, как уголь, глаза, внимательно прошлись по Эрчину, разглядывая его от ботинок до макушки. Не знаю, у меня прямо засвербило пониже спины от этого пронизывающего взгляда. Что это, интерес? Эй… эй… он не для тебя, не облизывайся… Стоп, чего это я…

– Нет, – голос барменши прервал мои размышления, – не видела. Его я помню. Бывает раз в неделю, по четвергам. На этой неделе был дважды: в четверг и вчера. Пьёт обычно немного. Сидит час – два, не больше. Ни с кем не общается, вот, с тобой только, – она кивнула на меня. – Что-то потерял?

– В некотором роде, – усмехнулся Саул. – Ладно, Нив, спасибо. Иди, занимайся этими наглецами. И да, если вдруг заметишь что необычное в этой кабинке, сразу мне скажешь.

Кивнув, демонесса молча удалилась, и через миг снова послышался её голос, распекающий пивовара.

– Так вот, – инкуб развёл руками. – Кроме меня и Нив тут вряд ли кто-то следит за обстановкой, но и мы не отвечаем за всех. Список и свои соображения я сделаю, к вечеру, наверное. Тебе передадут, Зу.

– Понятно. Спасибо и на том, Саул. С чего-то нужно начать.

– С чего-то… – фыркнул Эрчин, – пока у нас ничего… пусто. Чёрт! – он стиснул челюсть, зыркнул на демона. – Ладно, Зулина, пойдём. Займёмся пока бумагами. Может, там будет подсказка.

Он схватил меня за руку и вытащил из кабинки, спеша к выходу.

Последнее замечание Саула заставило нас прирасти к полу. Медленно обернувшись, мы услышали, как он повторил:

– А что, если твоя сделка и кража, и правда, не связаны? Что, если сделка продолжается?

– Ты думаешь? – профессор перестал глядеть волком, в серых глазах мелькнуло любопытство и… капелька уважения?

– Понятия не имею, – инкуб пожал плечами, – но мы могли бы проверить. Попытаться поймать твоего заказчика. Здесь. В следующий четверг.

Глава 9

С Саулом договорились. Он и Нив дал распоряжение помочь в случае чего. Но до четверга ещё пять дней, и нет смысла проводить их, просто ожидая.

В общем, из бара мы отправились домой к профессору.

Не понимаю, какого дьявола я во всё это ввязалась, но раз уж начала, надо сделать то, что в моих – наших – силах.

Мы шагнули из тепла Тёмного мира в промозглый холод декабрьской Энтуарии. Отчего-то Эрчин перенёс нас не сразу в дом, а за несколько ярдов от входа. Ледяной воздух сразу пробрался под одежду: ни пальто, ни куртку я надевать утром не стала, решив, что мы не окажемся на улице. Ошибочка вышла. Профессор, кстати, тоже был без бомбера: забыл в моей гостиной, как пить дать.

Впрочем, холод быстро ушёл на задний план, стоило мне увидеть, где мой спутник поселился.

Нет, я знала, конечно, что он выбрал что-то из собственности университета и, так же, как и я, на окраине территории комплекса, но в подробности не вдавалась. Предоставляемое имущество – не моя епархия. Но он, конечно, учудил.

Мы стояли примерно в середине Го-Тицу – группы невысоких столбовидных скал, остатков Готоцкого отрога. С обратной стороны возвышенности нёсла свои воды река, а за нашими спинами раскинулась вся занятая университетскими землями равнина с рунами главных корпусов в центре, широким полумесяцем коттеджей, сетчатым квадратом общежитий, полями, теплицами, стойлами, лабораториями и замыкающим картину пятном Луговины, всё ещё зелёной от травы, ждущей снега. Дальше – корона Нейского хребта, отливающая голубым и бледно-жёлтым под не слишком ярким зимним солнцем.

Прямо перед нами к скале прилепился старый дом. Двухэтажный, угловатый и узкий, он чем-то походил на дубовики – несъедобные грибы с плотной коричневой шкурой, напоминающей древесную кору. На верхнем – мансардном – этаже, почти под крышей блестело всеми цветами радуги круглое витражное окно с изображением раскрытой книги.

Эрчин перехватил мой взгляд и пояснил:

– Библиотека. И мой кабинет. Тонкая работа.

– И старая…

– Да. Мне сказали, коттедж был построен для ректора Эбрахамса. Больше века назад.

– Интересный выбор, – сказала я, вдруг ощутив окружающий холод и непроизвольно вздрогнув.

– Ох, Зу, прости, – он обнял меня за плечи, от чего я задрожала ещё сильнее, – ты же совсем продрогла. Я сглупил с рунами… надо было в кабинет сразу. Пойдём скорее… – Эрчин буквально поволок меня к дому, быстро отпер дверь и втолкнул меня внутрь. – Сейчас, погоди. Чаю?

Я кивнула, впитывая в себя тепло.

Он усадил меня на диван и засуетился у плиты.

Внизу его обиталище чем-то напоминало моё собственное. Такая же гостиная, объединённая с холлом и кухонькой. Такие же светлые, нейтральные тона стен и простой деревянный пол. Только всё это выглядело необжитым. Почти никаких признаков его присутствия, кроме валяющихся на полу носков и мятой белой рубашки, переброшенной через спинку кресла в углу (мужчины, что тут скажешь). В остальном помещение казалось давно забытым. Ни тебе красивых занавесей, ни милых подушек, и уж точно никаких цветов и животных. Подозреваю, что предатель Плюх влюбился бы в это место сразу же.

Кружка с душистым чаем оказалась в моих ладонях будто бы сама по себе. Эрчин тоже устроился рядом.

– Извини, не хотел тебя заморозить.

Я отмахнулась. Горячий напиток отдавал мёдом и корицей, приятно согревая и заставляя расслабиться. За хороший чай днём, как и за отличный кофе утром, я готова простить многое.

– Не заметно, что ты тут работаешь… даже вообще, что тут кто-то живёт, – прокомментировала я между глотками.

– А, это… – он покрутил головой, оглядывая помещение, – да, пожалуй. Я тут нечасто задерживаюсь, в основном, там, – Эрчин показал на потолок. – Всё в библиотеке. Ну и сплю тоже наверху.

Я чуть не поперхнулась, вдруг осознав, что мы здесь только вдвоём, одни, и спальня рядом. Тьфу ты, пропасть. А он продолжал:

– Всё не мог решить, надолго ли я здесь. В Азуине, я имею в виду. Но сейчас, Зу… – его глаза блеснули, и он подался вперёд, вглядываясь мне в лицо.

Я отвела взгляд, уткнувшись в чашку, невнятно бормоча:

– Не надо… не сейчас…

Он отнял у меня кружку, поставив её на пол, сжал мои руки в своих ладонях:

– Зулина, я не знаю… Я не думал, что так будет, но ты сама понимаешь – и не отпирайся – между нами происходит что-то большее, чем случайная связь.

– Я не…

– Я не стану на тебя давить… пока что… не обещаю, что долго. Просто, это будто бы начертано с первого дня, с первых шагов здесь…

Эрчин погладил меня по щеке, спустился к подбородку, приподнимая моё лицо. Наши глаза встретились. Я нервно сглотнула комок в горле, силясь избавиться от наваждения.

– Документы, – тихо прохрипела я.

– Документы, – с явной неохотой оторвавшись от меня, он отодвинулся и встал. – Да. Моя работа. Дело, ты права, – он взъерошил волосы. – Все бумаги наверху. Пойдём?

– А разве, – вдруг сообразила я, – разве Вулфрок их не забрал?

– Изъял, ты имеешь в виду? Нет. Это же просто книги, распечатки, записи. Кое-что он скопировал, но всё это даже не косвенные улики. Обычная работа обычного профессора. Поверь, там нигде нет ничего похожего на план. Вроде «украсть артефакт во вторник», «соблазнить декана в четверг». Ничего подобного, – наглец ухмыльнулся, увидев, как я задохнулась от негодования.

– Ты!..

Он сделал невинное лицо.

– Ладно, госпожа Чимер, не соизволите ли последовать в мой кабинет?

Фыркнув, я встала и направилась к лестнице, на которую профессор приглашающе указывал. Чёрт, может, правда, не тянуть и разобраться уже в наших странных отношениях? Спина покрылась мурашками, ощутив его дыхание позади. Чего ж так страшно то, а?

***

Боже! Его библиотека оказалась просто бесподобной! Не сравнивая, безусловно, с Азуинской или Королевской, или другими общественными книгохранилищами, можно было с уверенностью утверждать, что во всей Энтуарии не найдётся такого громадного и хорошо организованного собрания книг.

Сплошь заполненные древними и современными томами и свитками полки опоясывали всю широкую шестиугольную комнату, за исключением дверных проёмов и одной стены с тем самым витражом. В углублении потолка горел лунообразный светильник, мягко озаряя окружающую обстановку. Возле каждого сектора шкафов стояли вертикальные стойки с чем-то вроде пюпитров, удерживающие журналы с перечнями хранящихся книг, их описаниями и заметками владельца. Несколько кресел и большой низкий стол в центре, заваленные раскрытыми книгами и листками с записями, довершали картину.

Проход внутри библиотеки вёл в небольшой прилегающий кабинет с узким окошком. Три левитирующих экрана, клавиатура, несколько печатающих устройств и копир на новеньком столе, удачно вписанном в пространство говорили о том, что профессор не жалел денег для создания комфортных рабочих условий.

– Ничего себе! – я присвистнула. – Да у тебя тут настоящая сокровищница. Это же стоит невесть сколько! А ещё найти нужно, собрать… Как ты умудрился?

Он пожал плечами.

– Я занимаюсь наукой уже почти двадцать лет, считая с начала сознательного обучения, так что кое-какое время у меня было. Деньги, ты спросишь… Сначала не слишком много, отрывал крохи. Позже гранты, охота… мои лекции стали цениться, ну, знаешь… – он подмигнул. – И потом, не всё тут собрано мной лично. Многое перешло от деда и отца, многое дарили. Вон по той стене всё – собственность университета: я получил разрешение хранить нужные для работы издания здесь. Конечно, под строгую отчетность перед архивариусом.

– Всё равно… Здесь же тысячи книг!

– Моих около семи тысяч: кое-где в два ряда стоят.

– И ты все их прочёл?

– Ну что ты, Зу, – Эрчин рассмеялся, – нет, конечно. Просмотрел так или иначе все, но читаю по мере необходимости. Даже сортировку делаю не совсем сам: периодически нанимаю домашних фей. Они очень эффективны, если точно объяснить, чего хочешь.

– Да, – кивнула я, – феи… хороший выбор. Но я… чёрт, я завидую.

– Ты можешь пользоваться всем, что понадобится, – великодушно предложил профессор, – я всегда рад видеть тебя в своём доме, – он снова хитро подмигнул.

Я сумела выдавить только простое «спасибо». Уши горели от смущения. Вот же ж угораздило! Так, работа… работа…

– Работа, Эрчин. Давай к делу, – я отвернулась от него, пройдя к столу, склонилась, рассматривая разложенные бумаги. – Что тут у тебя? Показывай. Не хочу спутать систему… – я уселась в кресло спиной к двери. Витраж под не слишком ярким светом декабрьского дня выглядел особенно приятным глазу.

– Да, собственно, системы особой нет. Всё, что я отсмотрел раньше, уже расставлено по местам, а данные занесены в программу. Тут то, что я изучал в последние дни. Эта информация ещё не оформлялась для заказчика, и, если считать его нашим вором, то он действовал без неё.

– Тогда надо изучить твои записи, верно?

– Я перенесу экраны сюда, так удобнее, думаю. А книги будем доставать по необходимости, – он направился к кабинету.

– Что мы ищем? – бросила я ему в спину.

Эрчин обернулся, развёл руками.

– Всё, что хоть как-то касается Азуина – артефакта, я имею в виду. И Ренских печатей… Схема университета или подобное, хотя я не припоминаю, чтоб это затрагивал. Всё об истинных драконах, их прошлом, умениях, исчезновении…

– … и как их разбудить…

Он уловил опасение в моём голосе, медленно кивнул.

– …и как разбудить.

До самого вечера мы разбирали труд профессора Мавинуса по косточкам. Прикидывали и так, и эдак, за какие места мог бы зацепиться похититель, если б читал эти записи. Просматривали вновь книги, на которые Эрчин ссылался, когда упоминал в исследовании Азуин и старших драконов. Чертили схемы взаимосвязей и выдвигали версии, вспоминая все известные нам легенды. Не слишком много спорили, на удивление. Выпили галлон кофе, не меньше, перекусили бутербродами. Результат? Ну, не то чтобы его совсем не было.

По крайней мере, с уверенностью можно сказать, что к снятию Ренской печати, а, следовательно, и непосредственно к соучастию в похищении, Эрчин отношения не имеет. Никаких упоминаний этого заклятия, как и обратного ему, не нашлось. Как не обнаружилось и сведений о магах, владеющих подобными умениями. Конечно, если профессор ничего не скрывает и не водит меня за нос.

Я покосилась на Мавинуса, ища в выражении его лица признаки лжи. Вроде, ничего такого, только усталость и некоторое раздражение: последние полчаса Эрчин всё пытался ухватить за хвост какую-то не дающую покоя мысль. Он сказал, что где-то встречал крохотное упоминание о пробуждении драконов, но никак не мог вспомнить, где именно и что там говорилось.

– Ну, хоть приблизительно, – выпытывала я. – О чём речь? В книге или в свитке? Может, дневник? Или альбом?

– Не помню, хоть убей, где. Определённо, не слишком существенное, но вертится прямо, словно я упустил что-то. Давай, Зу, задавай вопросы, ты это умеешь. Может, придёт что в голову.

– Вопросы? – я задумалась, зачесала пальцами волосы назад, откинув их от лица, наморщила лоб. – Хм. Это о драконах или о кражах? Если о крылатых, то обо всех вообще или именно об Азуине? Про артефакт? Про историю? Про раскопки? – я наблюдала за своим отражением в его глазах. – Про демонов? Про заклинания? Про город? Растения? Других животных?

– Погоди! – он вскинул руку, останавливая поток слов. – Город! Нет, не город. Место! Точно, место. Сейчас…

Эрчин бросился к угловому стеллажу у двери, торопливо пролистал журнал, потянулся и достал с предпоследней полки тонкую старую книжицу. Потом вернулся ко мне, встал рядом, опершись о спинку кресла, бросил книгу мне на колени.

– Где-то ближе к концу, если я верно вспомнил. Речь о холме. Открой, – в его голосе послышались нотки волнения.

Я осторожно перелистала пожелтевшие от времени страницы. Это оказался справочник по географии Тёмного мира. Что-то вроде туристической брошюры, только очень старой. Иллюстрации давно побледнели, многие слова стёрлись – издание было рукописным.

– Холм, да как же его? – профессор нервно барабанил пальцами по креслу. – Такое название… простое, вроде, короткое… Бор-Хо… Бо-хур…

– Бо-Хотар?! – я резко вскинула голову, устремив на Эрчина полные изумления глаза.

Он замер на мгновение.

– Да… да, кажется… но откуда ты…

Я набросилась на книгу с удвоенной прытью. Замелькали страницы. Сердце стучало где-то в ушах. Я боялась того, что увижу.

Рукопись раскрылась картиной зеленовато-голубого всхолмья с вьющейся по нему дорожкой из камней. Всего пара фраз сопровождала иллюстрацию.

«Холм Бо-Хотар. Легенды Тёмного мира называют его обиталищем древних сил, местом пробуждения. Точное местоположение не известно. Название приписывается нескольким реально существующим объектам. Фактических подтверждений не имеется».

Из моего горла вырвался придушенный всхлип. Не может быть…

– Это оно, Зу! Вот о чём я. Место пробуждения, понимаешь? И в Тёмном мире… если артефакт похитил демон, то это может иметь смысл.

Я кивнула, не в силах вымолвить слова, и всё пялилась и пялилась на картинку.

– Но, Зулина, откуда ты о нём знаешь? Ты сразу сказала…

– Да. Я… слышала об этом месте раньше. Мне… – я сглотнула и снова посмотрела вверх на Эрчина, – мне рассказывал о нём Саул.

– Саул?!! – он разве что не подпрыгнул; стёкла от его крика точно задребезжали. – Этот твой демон?

– Он не мой, сколько повторять? Но да, он рассказывал мне это предание, – я вздохнула и поднялась, отойдя от профессора к витражу. – Демоны считают этот миф очень важным. Точнее, – мой взгляд не мог передать всю спутанность мыслей, – они не считают его мифом. Саул… он обещал мне его показать, если я захочу.

Эрчин неверяще потряс головой, потом, особенно четко выговаривая каждое слово, уточнил:

– Значит, демон, достаточно сильный, чтобы снять Ренскую печать, хорошо знакомый с университетом, владеющий тем самым баром, в котором я обменивался с неизвестным информацией об исследовании истинных драконов, рассказывал тебе историю о некоем холме, почитаемом как место чьего-то пробуждения, и даже знает, как этот холм найти? Я верно излагаю?

Я в очередной раз кивнула, закусив губу. Чёрт, во что я вляпалась?

– Да чтоб меня! – профессор стукнул кулаком по спинке кресла. Глухой звук удара противно резанул по нервам.

– Может… может, просто совпадение? – попыталась я откреститься от встающих во весь рост выводов.

– Ага, как же! Случайность, скажи ещё. И мы ещё к нему ходили, договаривались о чём-то.

– Погоди, – я вдруг отошла от первоначального шока, – это всё – не доказательства. Так же, как и с тобой самим, Эрчин, слышишь? Я давно знаю Саула, ему ни к чему подобное. А если к чему, то я даже представить этой причины не могу.

– Точно! Причина! Мы должны понять его мотив.

– Или не его. Не торопись, выводы…

– Выводы вполне логичные, не находишь? – он вскинул бровь, словно призывая меня возразить, но я промолчала, просто стояла и хмурилась. Эрчин цыкнул, не дождавшись ответа, но, кажется, взял себя в руки. – Ладно, я не стану спешить. И в четверг мы пойдём в «Элизиум», посмотрим, что там выйдет. Но до того я постараюсь нарыть каких только смогу сведений о твоём дружке. И если что-то дополнит картину, что ж, думаю, Вулфроку не помешает о таком узнать.

– Наверное… Да, наверное. Но я не хочу в это верить, – я оторвалась от созерцания заката сквозь цветные стёклышки окна. – Я пойду, пожалуй. Поздно уже. Не хочу думать сейчас. Завтра…

Эрчин не стал противиться и проводил меня вниз.

У двери он потянулся за своим тёплым пальто, висевшим на вешалке, и накинул его мне на плечи.

– Там холодно, а одежду ты не брала. Это я виноват. Погоди, я провожу, – он потянулся к куртке.

– Нет. Не стоит. Я сама доберусь. Мы на территории Азуина, так что всё будет нормально.

– Хорошо, раз ты настаиваешь, но только в этот раз, – он запахнул пальто на мне поплотнее, его руки окружили меня. – Возьми мою платформу, потом пришлёшь обратно, она дистанционная, – он всё никак не отпускал меня, жарко дыша на макушку.

Не знаю, как это произошло.

Просто в следующий миг его лицо оказалось у моего лица, мы смотрели друг другу в глаза и не могли оторваться.

Потом… губы коснулись губ… ну и, чёрт, я не устояла…

Пальто упало на пол тяжёлой шерстяной кучей, за ним последовал его свитер.

Мои пальцы пробрались под его футболку. Его пальцы расстёгивали пуговки на моей блузке. Гладкая горячая кожа под моими ладонями… Его ладони, нежно сжимающие мою грудь…

Языки переплетаются… сталкиваются зубы… жадность… попробовать каждый дюйм тела…

Безумие… ни с того, ни с сего, просто непреодолимое притяжение, взрывающееся огнём от слишком близкого контакта.

Путающиеся ноги, кружение по комнате…

Он стянул с меня джинсы, непостижимым образом умудрившись не отпустить меня ни на миг: будто опасался, что я сбегу. Нет уж.

Я совершенно одурела от его запаха, от вкуса его поцелуев, от ощущения плотных мышц, перекатывающихся под кожей.

Эрчин склонил голову ниже, целуя меня в шею, в плечо… и ещё ниже… чуть прикусил кожу на груди и тут же зализал место укуса.

Я протяжно выдохнула и тут же судорожно вдохнула снова: его рот, сдвинув кружево лифа, нашёл мой сосок и втянул его внутрь, во влажное тепло. Всё мое естество сжалось от пронизывающего тело желания. Я застонала. Громко. Слава богу, он жил уединённо. Из моего дома соседка бы точно услышала.

Он выпутался из брюк, я скинула блузку совсем. Он расстегнул мой бюстгальтер и швырнул его куда-то через плечо, замер, забыв, как дышать. Покрыл всю мою грудь поцелуями, постепенно опускаясь ниже. Погладил мои бёдра и сжал задницу, уткнувшись носом в живот, пробормотал:

– Чёрт, наконец-то…

Его язык проложил дорожку по шёлку моих трусиков, и я буквально растаяла. Колени подкосились. Он подхватил меня, не дав упасть, и уложил на мягкий ковёр, застилавший гостиную. Не дав опомниться, стянул с меня последний барьер и широко развёл мои ноги.

– Держись, Зу.

Его рот и руки… боже! Ему бы следовало преподавать не только монстроведение. Мой клитор откликался на осязаемые заклинания его языка, словно ждал этого всю жизнь. Я истекала влагой, дрожала, вскрикивала, тянула его наверх… А он всё кружил между моих ног, погружаясь внутрь и скользя наружу. Перед глазами заплясали искры. Оргазм накрыл меня своими путами и оставил лежать, потрясённую и оглушённую.

Я не заметила, как он разделся полностью.

Едва я начала приходить в себя, Эрчин оказался сверху, придавив меня к ворсу ковра своей тяжестью. Его член скользнул в меня легко, почти привычно, наполняя, растягивая. На секунду он остановился, коснулся ладонью моей щеки, вгляделся в мои глаза. Что мог он там разглядеть? Безумие? Жажду? Не знаю.

Он начал двигаться, и в моей голове не осталось мыслей, кроме тех, что были сосредоточены в моей сердцевине. Толчки, шлепки тел, самое приятное в мире трение… Я сжалась вокруг его твёрдости и раскололась на тысячу осколков. Волна удовлетворения и расслабленности затопила меня. Он кончил через мгновение, громко выдохнув и придавив меня всем весом к полу.

Мигом или часами спустя он приподнялся на локтях, снова всматриваясь в моё лицо.

– Кажется, теперь нам точно пора поговорить, госпожа декан.

Глава 10

Ну, что сказать? Конечно, мы так и не поговорили.

Из гостиной мы как-то незаметно для себя переместились в спальню, не преминув опробовать по пути ещё и стёртые ступеньки старой лестницы. Если вы понимаете, о чём я.

Потом кровать, душ и снова кровать, затянутая лилово-серым сатином, пахнущим бергамотом, лавандой и дубом, на которой я в конце концов и уснула. Дневные тревоги и переживания испарились, унесённые сладкой истомой. Сон, вторя моему мужчине, обнял меня и не отпускал до утра. До позднего утра…

До очень, чёрт бы его побрал, позднего утра.

Короче, я опаздывала на работу.

Разбудила меня, как ни странно, тишина – отсутствие привычного урчания Плюха и его мохнатой тяжести на груди. Тут же пришла мысль, что бедный чотта со вчерашнего завтрака не кормлен. Почему-то эта самая мысль обеспокоила меня больше, чем зрелище разворошённой постели с раскинувшимся на ней Эрчином (а посмотреть было на что), и я вскочила, будто подброшенная пружиной.

Профессор лениво приоткрыл один глаз, углядел меня в изножье кровати – голую и взъерошенную – фыркнул, словно сытый кот, потянулся, потом похлопал по матрасу рядом, приглашая меня вернуться к нему под бочок. Не сказать, что я нисколько не соблазнилась.

Мои минутные сомнения разрешил далёкий бой часов: азуинские куранты на Высокой башне отбили девять.

Девять!

Через полчаса я должна уже быть в теплицах: сегодня целых три лабораторных занятия. А ещё Плюх голодный…

Охнув, я метнулась вниз по лестнице: к счастью, мы не закрыли дверь в спальню, а то б я в спешке расшибла себе лоб. Опять же, к счастью, память мне не отшибло, и я знала, что одежда должна так и валяться внизу, раскиданная по холлу.

– Зу?! – раскатистый возмущённо-вопросительный рык догнал меня.

– Потом! – я не сочла нужным оглядываться. – Увидимся. Опаздываю… всё после…

– Погоди… – шлёпание босых ног по полу наверху подсказало мне, что он тоже поднялся.

Натягивая на себя блузку и джинсы, одновременно пытаясь обуться, я вскинула голову.

Эрчин стоял на верхней площадке лестницы, замотавшись в простыню, и выглядел… просто потрясающе, словно статуя одного из Старых богов.

– Зу, мы не поговорили…

– Некогда, – я сунула трусики и лиф в карман, немилосердно их скомкав. – Пальто я прихвачу, – скорее известила, чем спросила я, заворачиваясь в толстую шерстяную ткань, – и платформу. Я быстро. Пришлю позже…

Послав ему воздушный поцелуй, я распахнула дверь и выпрыгнула на улицу. Утренний морозец сразу же ущипнул меня за щёки, попытался влезть под пальто. В один миг я очутилась на серебристой летающей таблетке, новенькой и блестящей, не то что моя собственная. Платформа сорвалась с места столь стремительно, что показалось, будто мои уши надулись, как паруса.

– Осторожнее, Зулина! – крикнул подоспевший профессор мне вслед. – Эта штука очень шустрая…

Да я уж заметила. Спасибо, в прошлом году парочка моих студентов для смеха дала мне прокатиться на чём-то подобном, а то б навернулась я сейчас мордашкой прямо в дорогу, как пить дать. Впрочем, грех жаловаться: сейчас-то мне как раз нужно побыстрее.

Коттедж Мавинуса остался далеко позади за каких-нибудь пару секунд, а через три минуты я уже сходила с платформы на крыльце своего дома под звуки доносящегося из-за двери недовольного ворчания и царапанья когтей по дереву.

Скейт сразу унёсся в обратном направлении, коротко просигналив.

Оказавшись дома, я первым делом по укоризненным взглядом чотты наполнила его дочиста вылизанную миску. Он, урча, принялся за еду.

Я метнулась в душ, потом к гардеробу, быстро оделась и поспешила на работу, успев открыть теплицу прямо перед появлением первой группы студентов. Только тут я позволила себе немного расслабиться. Но не настолько, чтобы перестать гнать от себя мысль: «Это случилось снова… и снова…». Чей-то вопрос о составе поливочной жидкости отвлёк меня от воспоминаний, превращающих коленки в желе. Следующие несколько часов думать об Эрчине, Сауле, мифах о холмах и драконах мне не пришлось.

***

К обеду я добралась до своего кабинета уже порядком вымотанной: последняя группа оказалась весьма дотошной, и мы обошли не меньше шести теплиц плюс парочку экспериментальных микроклиматиков, сравнивая и обсуждая результаты применения разных субстратов и смесей. Впрочем, я любила таких студентов: когда-нибудь именно они продвинут мои исследования вперёд.

Улёгшись на софу, я закинула гудящие ноги на подлокотник и прикрыла глаза. Ох, хорошо… Ещё бы до столовой доползти, а то живот подвело: позавтракать-то времени не было. Шевелиться не хотелось, да и не понадобилось: минут через пять после моего прихода в дверь постучал стюард и с коротким приветствием вкатил в кабинет сервировочную тележку. Тарелки и чашки быстро перекочевали на журнальный столик под мой недоумённый взгляд. Разъяснил всё короткий комментарий официанта о том, что они постарались выполнить все мои пожелания, какие им озвучил профессор Мавинус.

С моей несколько ошарашенной благодарностью разносчик удалился, оставив меня наедине с едой.

Конечно, ни о чём таком я Эрчина не просила: просто не видела его с самого утра да и не подумала бы. Было ли это наглостью с его стороны? Немного. Но, согласитесь, это так мило… забота… По спине пробежали мурашки. Во что же это выльется, Зу? Ты грезила о горячих ночах – и ты их получила, но хочешь ли ты большего, вот вопрос. Эх, не зря твердят: «Бойся своих желаний».

Вы скажете: «Чего бояться-то?». Вроде и нечего. Только вот мои последние отношения, претендующие на серьёзность, а не только на постельную акробатику, кончились, мягко говоря, некрасиво. Препаршиво, если быть честной.

С тех пор прошло… сколько? Три года? Да… надо же, как время летит. А тошнит от этого, будто только вчера случилось.

Желудок протестующе заурчал. Тьфу ты. К дьяволу ту старую историю. Обед стынет.

Я подняла крышку с блюда.

Тепло и пряный аромат окутали меня, заставив позабыть обо всех приятностях и неприятностях.

Кусок лосося с золотистой от масла шкуркой, несколько мелких креветок, воздушное пюре, шарики моркови, горошек, каперсы – всё как я люблю.

А ещё стакан гранатового сока, кофейник, наполненный горячей бодростью, и большая круглая конфета в плотной ореховой кольчужке.

Да уж, угадал, зараза. И откуда только он знает?..

Слопав всё до крошки, я удовлетворённо икнула. Надо, пожалуй, сказать моему профессору «спасибо».

Стоп! «Моему» профессору? Моему?!

Погоди – погоди, Зу. Не разгоняйся. Мало ли, что у вас там было. Парочка страстных стычек да один обед – это ещё не предложение любви до гроба. Не-а…

Да ещё и эти подозрения… расследование… Уф…

Кидаться искать Эрчина расхотелось. Точнее, странные опасения и неуверенность накрыли меня с головой. А вдруг это всё уловки? Вдруг как тогда?

Нет, нет и нет. Надо пока не попадаться ему на глаза. Надо поразмыслить обо всём спокойно, без гормональной пелены на глазах. И с девчонками посоветоваться… хотя бы вот насчёт Саула…

Мысли перескочили на давний разговор с демоном о легенде Бо-Хотар.

Неужели это правда? Неужели Саул стоит за всей этой авантюрой с Азуином? Поверить невозможно. А если…

Да, надо подумать, поискать ещё информацию. А Санни и Адирэ потом подскажут: давняя знакомая хозяина «Элизиума» и один из лучших демонологов – уж вместе-то мы должны разобраться, причастен он к краже артефакта или нет.

А пока… Что пока?

Библиотека. Вот! Надо найти что-то более существенное о том холме, чем пара общих фраз.

Я поднялась, бросив косой взгляд вниз, и забрала записку, оказавшуюся под блюдцем с конфетой. Не стоит её тут оставлять.

«А поговорить надо». Пара слов, приведших меня в смятение.

Нет, говорить с Эрчином про нас я ещё не готова. Трусиха.

Ладно, может, вечером. А пока в библиотеку.

***

Он поймал меня по пути туда. Поймал и затащил в первый попавшийся кабинет, к счастью пустой.

Потом долго и основательно целовал, неторопливо, будто бы у нас миоллион лет впереди.

Потом отпустил, чмокнул в нос и ушёл, бросив напоследок, что поговорим вечером.

Слегка обалдевшая, я выскользнула в коридор и продолжила так бесцеремонно прерванный путь.

Мимо пробежала Санни, махнув мне рукой и крикнув: «Увидимся». На моё состояние она внимания обратить не успела. Ну, оно и к лучшему.

В дальнем конце галереи мелькнул силуэт свинча. Джерри, да чтоб тебя!

Я метнулась за угол, пока эта зверюшка меня не учуяла, и понеслась к западному входу в библиотеку.

Книгохранилище встретило меня тишиной и покоем. Оговорюсь, речь о большом архиве, а не читальном зале, вечно заполненном студентами и потому гудящем, словно огромный улей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю