332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Данил Буланов » Deus Machina – Эпоха Тревог » Текст книги (страница 5)
Deus Machina – Эпоха Тревог
  • Текст добавлен: 10 июля 2020, 22:00

Текст книги "Deus Machina – Эпоха Тревог"


Автор книги: Данил Буланов






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 6 страниц)

Я подошёл к панели управления и уже собрался отправить лифт вниз, как Рейнар перехватил мою руку, не дав нажать большую зелёную кнопку со стрелочкой.

–Не нажимай. Вниз отправится только один. И это будешь ты. Сразу после запуска опустится защитная решетка, и шахта лифта будет опечатана воротами. Кто-то должен остаться здесь и запустить лифт.

–Тогда давай останусь я. У тебя целы обе руки, а все, на что способен я – это одной рукой нажать кнопку.

–Ритер! Времени нет. Возможно, ты не слышишь, но сюда бежит толпа Метастрических тварей. А что касается меня, то…батареи практически на нуле. Когда всё это началось, системы генерации и хранения были повреждены, и я теряю энергию быстрее, чем она восстанавливается. Так что, даже если я спущусь – мои протезы скорее разрядятся, и я стану беспомощным, нежели успею отключить систему.

В ответ я лишь молча кивнул, положил свой автомат рядом с консолью, затем встал на погрузочную платформу. Рейнар встал за пульт и запустил лифт. Тут же загудели электродвигатели, и на площадку опустилась прочная металлическая решетка. Медленно уходя под землю, я уже начинал слышать и видеть тот рой уродцев, что просочились в помещение. Мой брат взял свой автомат в одну руку и мой в другую, после чего повернулся к огромной волне и открыл огонь.

–Ad laudem Deus Machina! – Раздалось в динамике шлема, после чего связь наполнилось звуком выстрелов, рычанием тварей и скрежетом когтей по металлическому полу. А спустя секунду лишь один сдавленный крик – и полная тишина. Соединение прервалось.

Тихо жужжали двигатели грузового лифта. Был слышен жалобный скрип тросов. И больше никакого звука. Даже моё дыхание и стук кибернетического сердца стало неслышным. И так, наверняка, по всему заводу. Очень сомневаюсь, что хоть кто-то выжил. Вполне вероятно, что я последний. Если не считать множество тварей, но и они живые лишь условно.

И, хоть меня совершенно не радовала новость о том, что мне грозит скорая смерть, я не чувствовал ничего, кроме надежды на будущее. Люди идут в Machina Secrotum по самым разным причинам. Кто-то спасается от прошлой жизни, кто-то ищет смысл в служении, кто-то родился здесь. Среди нас находят пристанище даже бывшие бандиты и убийцы, в поисках исправления и скупления.

А я? А я живу лишь мыслью о том, что это может сделать мир лучше. После Чёрной Эпохи человечество пришло в упадок. Страх перед иными расами, страх перед Метастрической угрозой, страх за свою жизнь. Но ведь так было не всегда. Когда-то человечество было единой силой. Настоящей семьей, устремившейся к лучшему будущему. Силой, способной дать отпор любым проблемам. А сейчас что?

Лифт коснулся пола. Реакторный этаж. Хотя, на самом деле это тяжело назвать этажом. Скорее помещение – это настоящая пещера, вырытая во многих километрах под поверхностью завода. Видимо, они планировали расширить эту зону: всюду виднелись свежие тоннели, строительная техника и заготовки очередного реакторного зала. Счётчик Гейгера напряжённо трещал – уровень радиационного излучения серьезно превышал норму. А снизу, почти у самой земли, стелился еле заметный туман.

От текущего состояния завода это место в первую очередь отличалось тем, что здесь не было тел. Ни единого пятна крови, ни кусочка оторванной плоти. Можно сказать, что на реакторном уровне будто бы и не было разрушений. Но, интуиция мне подсказывала, что весь персонал при первой же тревоге просто сбежал из этого места.

Я спустился на пропитанную радиацией землю. Стрелка Гейгера на интерфейсе шлема оживленно подскочила. Излучение превышало две сотни микрозивертов в час. Но кальцитовый детектор практически молчал – уровень Метастрической силы был практически нулевой и это меня радовало.

Я направился вперёд, к единственному освещенному месту в этой утробе завода – залу управления реактором. Все остальные источники света были отключены. Или произошёл скачок напряжения, или проводка сгорела. Но лампы явно были целы.

Земля была мокрой, а кое-где и вовсе были настоящие лужи. Облученная вода капала с потолка. Чуть ли не полувековые трубы давно потеряли герметичность, проржавели, но до ремонта никому нет дела. Работает и ладно. Коль сломается – легче поменять трубу, чем ремонтировать старую.

И тут я насторожился, но не от протечек и прочих мелких проблем завода. Химические сенсоры уловили высокую концентрацию паров множества кислот, начиная от соляной, заканчивая такими сложными, что их названия даже не нашлось в базе данных.

Сзади меня раздался шорох. Кальцитовый детектор начал слабо искриться. Я успел только развернуться, как меня на землю повалила тварь. Общими чертами она походила на очень толстого человека, но вместо лица у него была огромнейшая пасть с множеством мельчайших зубов.

Своими когтищами она стала царапать защитные пластины, но броня с легкостью выдерживала это. Из огромной пасти капала кислота, которая с шипением растворялась на доспехе, оставляя пятна. Форма Гуло – всеядная, жирная и невероятно живучая тварь, способная за один укус сожрать целую конечность. Но, слава Божественной Машине, она непроходимо тупа и слаба, за счёт чего одолеть ее один на один было легко.

–Отвали от меня! – выкрикнул я и со всего размаха ударил латной перчаткой в голову твари. Она повалилась на землю.

Пока Метастрический уродец приходил в себя, я сел на него, придавив немалым весом доспехов к земле.

–Сдохни! Сдохни! Сдохни!

Я молотил единственной рукой по черепушке твари. Уже после второго удара она лопнула как гнилой фрукт, разбрызгивая кровь и мозги, но я продолжать вбивать окровавленную плоть в землю. А затем, встав, со всей силы ударил ногой в грудь бездыханной твари. Сабатон брони с легкостью сломал хлипкую грудную клетку. Хрустнули кости, и латный ботинок погрузился в мягкую плоть монстра, оставив в центре туловища огромное отверстие.

Даже сквозь шлем я чувствовал отвратительный гнилой смрад, исходящий от тела формы Гуло. Пнув ещё раз окровавленное тело монстра, я убедился, что тут никого больше нет, и направился к залу управления реактором.

В зале управления реактором радиационный фон был ещё выше. Времени медлить не было. Я сел за пульт управления. Множество датчиков, счетчиков и переключателей горели ярко-красным огнём, но всё это мне ничего не говорило. Где-то десять минут мне пришлось искать датчик температуры и давления. Он оказался на совершенно другой консоли. Но, отключить систему охлаждения было не так-то просто. Механизм охлаждения был удалённо заблокирован. Не сомневаюсь, что это обеспечила система NERV, дабы защитить себя.

Я собрался с духом. Подошёл к воротам зоны контроля реактора и разбил предохранительную щеколду. Тут же опустилось освинцованное стекло, а после заперлись защитные ворота. Включилась сирена, а освящение сменилось на тревожно-красное. Раздалось громкое шипение и пневматические двери, разделяющие зону реактора с центром управления. В ту же секунду счётчик Гейгера затрещал ещё тревожнее. Теперь я отрезал себе последний путь к отступлению. Выбор сделан.

–Великая Божественная Машина, защити мой дух и даруй мне возможность дальше служить тебе. – Прошептал я, входя в зону реактора.

За мной опечатались еще одни двери. Я остался один на один с всесокрушающей мощью атома. Воздух здесь был невероятно сухой и тяжёлый.

Ядерный реактор представлял собой больший размеров цилиндр, по периметру которого находилась тонкий просвет из кварцевого стекла. Через него можно было наблюдать приятное нежно-голубое свечение реактора. А ниже стёкла находились клапаны для экстренного сброса давления и рукоятки многочисленных графитовых стержней, часть из которых уже была извлечена.

Однако, извлечь их было делом не простым. Ручной механизм предназначается исключительно для экстренного ввода стержней, но никак не для их вывода из активной зоны.

Я взялся за рукоятку блока и перенаправил всю оставшуюся энергию в приводы. Извлечение шло с трудом, зубчатые зацепления со скрипом прокручивались в обратном направлении. Струя пара ударила из образовавшегося отверстия, но в тот же миг специальная заслонка закрыла пробел.

Как только графитовый стержень оказался извлечён, в ту же секунду система оповещения произнесла:

–Внимание! Был потерян контакт с графитовым стержнем. Количество действующих стержней в данном реакторе – 19. Уровень давления в пределах нормы. Рекомендуется произвести проверку стержней.

Прошло не меньше часа, как я извлёк следующие девять стержней. И каждый раз эта надоедливая система оповещала меня. Но, когда осталось лишь девять ограничителей, сообщение поменялось:

–Внимание! Количество действующих графитовых стержней меньше допустимого. Зарегистрировано превышение безопасного уровня давления. Рекомендуется осуществить сброс пара и снизить нагрузку генератора. В случае невозможности осуществления данных действий требуется немедленно вывести урановые блоки из активной зоны.

Но я продолжил извлечение. Где-то надо мной раздался взрыв и грохот. По заводу прошла дрожь, и освещение резко потускнело. Судя по всему, генератор не выдержал давления и его разорвало. Кварцевое стекло покрылось микротрещинами. Температура в помещении уже давно превысила полсотни градусов. Энергии почти не осталось.

Кое-как достав семнадцатый графитовый стержень, я облокотился на короб реактора и понял, что больше у меня нет сил. Батареи разрядились и из-за окружающей обстановки зарядиться они не смогут. Я чувствовал, что из носа обильно течёт кровь. Системы брони с тревогой сигнализировали о моём состоянии, но энергии на поддержание жизнеобеспечения не было. Её даже не хватало для того, что бы пошевелить конечностью. Я отключил интерфейс брони. Бирюзовая матрица погасла. Почти полная тьма окружила меня, разгоняемая лишь сиянием реактора и кровавым аварийным сигналом.

Ещё в то время, как я только присоединился Auris Deus, уже можно было догадывался, что вполне могу закончить так. Все-таки, когда со всех сторон человечеству угрожает Метастрическая сила, готовая свести с ума любого, выжившие люди воюют между собой за территории и остатки ресурсов, в воздухе висит страх возвращения инопланетян – Чёрных сущностей или, чего хуже, Radum Distant, человеку нужна поддержка и опора. Именно этим стала для меня Machina Secrotum.

Реактор начал вибрировать. Понятия не имею, сколько ещё времени до взрыва, но, надеюсь, что я погибну до него. Моё тело жутко болело и уже, скорее всего, представляло собой неслабый такой источник радиации.

–Божественная Машина. Славься ты во веки веков и сохрани в себе память обо мне. Пусть твой всезнающий свет осветит путь моей души в это темнейшее время, ибо я служил тебе верой от начала до конца и приношу себя в жертву во имя твоих идей и планов. Ad laudem Deus Machina!

День Одиннадцатый

-Держать оборону! Не дать этим тварям прорвать периметр! Не жалеть боеприпасов и оружия! Мы несём слово Божественной Машины! Мы – Воля, Мы – Смерть! – Закричал командир отряда, стоя позади нас.

Я вновь вдавил гашетку пулемёта. Мое оружие с огромной скоростью выплёвывало стальные иглы, которые с лёгкостью кромсали туши Метастрических порождений. Все три ствола раскалились докрасна. Не было времени даже прицелиться. В любом случае снаряды найдут свою жертву.

–Расступитесь братья! Сюда идёт Первый Палач!

Первый Палач. Один из самых многоуважаемых и прославленных братьев среди всего подразделения Deus Carnifice. О нём ходит не меньше легенд, чем о Ментере, Риманархе и многих других знаменитых личностях. Но, в отличие от них, он намного чаще появляется перед остальными братьями и куда охотнее берет новичков собой. Хотя, порой, слухи о нём до того абсурдны, что ему приписывают победу над шагающим танком в одной лишь броне.

И вот, он поравнялся с нами. Его броня, устаревшая Mark III, серебряными чешуйками играла под светом прожекторов. Из шлема исходило зеленое сияние матрицы. Сервоприводы тихо жужжали, оттачивая каждое движение легенды до совершенства. В руках он держал огромный боевой молот-топор. В темноте завода он искрился голубыми искрами.

И тут из недр завода выбралось очередное Метастрическое чудище. Форма Айра. Завидев его, все браться, стоящие на оборонительном рубеже отступили к посадочной полосе за более серьезным оружием. Я же остался прикрывать их. А вот Даниель даже не сдвинулся с места. Казалось, что он даже не заметил эту смертельную угрозу.

Тварь быстрыми прыжками оказалась около него и уже замахнулась своими ручищами, но, как оказалось, всё было уже решено. Даниель взмахнул объятым молниями молотом, а затем со всей силы опустил его на форму Айра. Лезвие топора практически разрезало тварь на две половины, но это было мало. Даниель поменял сторону и вновь нанёс удар. Раздался гром и монстр рухнул головой вниз, после чего брызнул высокий фонтан крови. Молот буквально впечатал его в пол посадочной зоны, создав небольшой кратер. Обезглавленное тело обмякло.

Даниель молча извлёк молот из воронки и снова встал как ни в чём небывало. Затем осмотрев меня с головы до ног, махнул мне:

–Идём. Позаботимся о безопасности.

Его голос звучал на удивление сухо, ровно и безэмоционально. Примерно так разговаривают личные дроны, оснащённые искусственным интеллектом, но не имеющие характера. Мне совершенно не хотелось ему сопротивляться, и я безмолвно следовал за ним.

Следом за нами выдвинулось ещё два человека. Судя по рисунку на наплечнике брони – они принадлежали подразделению Deus Artefactum. В руках они несли резной короб черно-золотого цвета. Судя по его навершию – внутри покоился некий артефакт.

Даниель молча нас вёл по коридорам завода, словно его вела сама Божественная Машина. Ни на одном повороте он не задумывался, ни на одном перекрёстке не останавливался. Удивительно, но ни одна тварь или монстр не появился у нас на пути.

Где-то через десяток минут мы оказались в каком-то управляющем комплексе, наполненном трупами. Здесь находилось девять огромных контейнеров и тускло горело аварийное освещение. Даниель поставил свой молот-топор, который тут же перестал искриться.

Даниель подошёл к носителям артефакта. Они тут же поставили ящик на пол, сняли замки и отворили крышку. Легендарный воин взял в руки и достал сияющий золотым цветом артефакт. Увидев его, по моему телу прошла дрожь.

Описать реликвию было просто. Половина золотого круга, снаружи которого находится четыре длинных и четыре коротких игры. Эта вещь буквально испускало золотистое сияние и ощущалось как нечто легкое, словно воздух. Осколок Нимба Небес. Один из самых драгоценных артефактов Machina Secrotum. Говорят, что Метастрическая сила буквально боится этой вещи, стараясь даже не приближаться к носителю.

Даниель снял свой шлем. Покрытое многочисленными шрамами лицо расплылось в лёгкой и искренней улыбке. Лазурные глаза с восхищением смотрели на артефакт. Вскинув руки с артефактом к потолку, Первый Палач произнёс:

–Величайшая Божественная Машина. Пробуди мощь этого артефакта, дабы избавить царство твоё от порождений порока, греха и злобы. Да очистятся смирённые души именем твоим! – С удивительной радостью произнёс Даниель.

И тут артефакт засверкал, словно ракета в ночи, после чего золотое сияние буквально наполнило всё вокруг. Раздался тончайший звон. Система доспеха на секунду отключилась, но затем всё стало как обычно.

–Благодарю тебя. – Неизвестно кому именно сказал Даниель и положил артефакт обратно в короб.

–Убери оружие и поставь на предохранитель. Нам больше тут ничто не грозит. На этом миссия вашего отделения заканчивается. Примите мою благодарность. – Тем же самым сухим и скучным голосом произнёс Первый Палач, обращаясь ко мне.

Казалось бы, что на этом моя миссия как бойца оканчивается, но нет. Меня удостоили настоящей чести сопровождать и охранять Первого Палача. Как будто ему нужна защита. Тем более, что теперь его работа заключалась лишь в том, что сидеть в командирском аппарате и управлять операцией.

–Deus Artefactum. По данным одного из шпионов, погибших во время операции «Темнейшие Дни» на территории завода была обнаружена Мурамаса, легендарный клинок Риманарха. Божественная Машина требует найти его. Прошу вас, позаботьтесь об этом. – Произнёс по связи Даниель.

Прошло буквально пара секунд, после чего Первый Палач вновь заговорил:

–Deus Doctorum, найдите выживших. Не важно, в каком они будут состоянии. Окажите им первую помощь и поместите в криогенный сон. Возможно, что мы потом сумеем их забрать. В случае оказания сопротивления – использовать только не смертельные способы. Божественная Машина не хочет лишних жертв.

Легендарный воин вытянулся и осмотрел помещение, но ему это быстро наскучило. Было ещё много разговоров. И приказы техникам, и приказы охране. Но, все эти приказы были сухие, прямые и лишены эмоций. Отвлекло его лишь сообщение по громкой связи:

–На связи Эрика. Подразделение Deus Doctorum запрашивает количество пострадавших в результате операции. Необходимо приготовить Космического Скитальца к вашему прибытию.

–Приветствую сестра. Готовьтесь к стандартному Метастрическому происшествию, но больших масштабов. Где-то, на четыре порядка меньше Нового Эдема. Выживших не так много, но они есть. Многие повреждены и рассудком, и телом. Есть пара любопытных экземпляров, на которых Метастрическая сила не оказала никакого воздействия.

–Что насчет боевых потерь? Сколько наших, из находившихся на заводе, нуждается в помощи Deus Doctorum? Насколько все серьезно?

–Все очень скверно. Боюсь, что можно не рассчитывать на выживших.

–Понятно. – В голове сестры была слышна непонятная горечь.

Так прошёл остаток дня. Я уже садился на летательный аппарат. В грузовой отсек поместили огромный саркофаг, на котором красовалась надпись “NERV номер 3”. И буквально перед взлётом к Даниелю, что улетал вместе со мной, прибежал какой-то воин и доложил:

–Брат Даниель! Мы обнаружили кого-то из наших воинов с маркировкой XX. Установить принадлежность невозможно. Броня оплавлена, номер практически стёрт, анализ ДНК не находит в базе данный никого. Однако, он имеет метку Machina Secrotum, так что нет сомнений в том, что он наш брат.

–Он жив?

–Нет. Сердце от давления разорвалось буквально в груди, кости переломаны, а тело обескровлено. Но, думаю, что его кибернетический мозг может быть цел.

–Поместите тело в криогенную камеру, после чего доставьте её в Deus Doctorum. Скажите им, что Божественная Машина должна понять, кто это из её слуг и тогда скажет, что делать с ним. Возможно, что это тело ещё сможет послужить нам для будущих братьев или же поделится бесценными знаниями.

–Кроме того, тут было найдено ещё четыре тела наших братьев. Боюсь, что они не подлежат восстановлению. Один был найден на реакторном уровне. Его тело заражено радиацией. Другой был обнаружен около шахты лифта, растерзанным Метастрическими тварями. Ещё двое – члены делегации, что прибыла сюда перед катастрофой.

–Всего четыре тела? По данным, которые были мне, предоставлены, здесь находилось не менее двенадцати братьев. Ты уверен, что больше тел нет?

–Абсолютно. Мы проверили каждый уголок, каждую шахту и каждую комнату. Использовали все методы отслеживания. Больше никого.

–Тогда грузи тела в аппарат. Когда мы прибудем домой – слуги Божественной Машины наверняка захотят проститься с ними.

Двигатели загудели, грузовой люк закрылся и запечатался. Моя броня соединилась с корпусом, фиксируя меня на месте. Через окошко я видел, как мы поднимаемся всё выше и выше над колоссальным заводом. Лицо Даниеля выражало безмятежность и спокойствие, однако, в нём была едва видная нотка любопытства? Что же пробудило это чувство у вечно спокойного и холодного воина, что прошёл не одну сотню битв и убил не одну тысячу врагов во имя великой цели?

Deus Machina – Явление Парадокса

Стадия Операции 0

-Три дня назад была потеряна связь с оружейным заводом корпорации Chrum, находящемся на Титане, спутнике Сатурна. Конкретное местоположение завода – научный сверх-город Орион. Один из важнейших исследовательских центров НФС за пределами астероидного пояса. Спустя 6 часов было получено первое изображения с искусственного спутника. Над всем городом образовалось неопознанное аномальное явление, предположительно Метастрического характера. Вероятно, именно оно стало первопричиной потери связи. – Произнес капитан и включил проектор.

На экране возникло изображение Титана. Чёрные пятна городов и заводов, зеленые пятна псевдоморей. Но большую часть его поверхности закрыло огромное овальное образование. Оно буквально светилось всеми цветами радуги. В его центре находилось два огромных креста: черный и белый.

–Спустя десять минут после получения изображения связь со орбитальным спутником была потеряна. Он не успел сделать ничего, кроме этой фотографии. На данный момент комитет по расследованию этого события считает, что спутник был уничтожен неизвестной силой. Однако по прошествии еще 5 часов другой спутник занял удобную орбиту и передал следующие изображения, после чего так же был выведен из строя. Данные, полученные с последующих спутников будут идентичны этим, хотя сами аппараты теперь оставались целыми.

Капитан переключил изображение. Оно сильно отличалось от предыдущего: на месте радужного овала находилась невероятных размеров воронка, занимавшая, по меньшей мере, четверть обозримой поверхности. По всей площади впадины находилось множество выбоин и вмятин меньших размеров. А там, где вместо суши была псевдовода, последняя приобрела не естественный сливовый цвет.

–Вероятнее всего, что данный пейзаж является последствием того аномального образования. Несколько тысяч километров инфраструктуры были уничтожены, вскопаны и разрушены. Разрушено абсолютно всё, только от самых громадных зданий остались небольшие руины. Количество людей, которые погибли и суммы, которые необходимы для восстановления промышленности, не поддаются исчислению. За всё три дня из зоны поражения не поступило ни единого сигнала, будь то радиосигнал или излучение. Орбитальные камеры так же не смогли засечь каких-либо признаков жизни или разумной деятельности.

–Это-то и так видно. Сомневаюсь, что там, что или кто-либо могло уцелеть. Даже не могу представить, какая мощь была у этого…явления. – Произнесла Оператор 057.

–Думается мне, что даже в такой кромешной пустыне найдётся для нас работа. Иначе, зачем было объявлять брифинг и прерывать эксперименты над новыми прототипами? Ибо мы делаем то, что не могут другие. – Ответил ему Оператор 011.

–Именно поэтому Одиннадцатый и является вашим командиром. Есть небольшая вероятность того, что подземные коммуникации завода Chrum могли уцелеть. Они залегают гораздо глубже уровня воронки, а значит там могла сохраниться инфраструктура, а так различное записывающее оборудование. Возможно, там и найдётся ключ, касаемо этого проявления аномальной активности. Вашей главной целью является обнаружение данных, извлечение и доставка их сюда.

–Почему бы не отправить туда регулярные войска НФС, парапсихический легион или, ещё лучше, отряды мгновенного реагирования? Разверстка Симуляционных Тел занимает слишком много времени. Почва неустойчива, даже коммуникации могут обвалиться, если промедлить. И всё будет зря. – Спросил я у капитана.

–Всё просто. В этом сверхгороде находилось множество атомных электростанций и, после аномалии, уровень радиации поднялся до таких высот, что никакая броня или защита не сможет сберечь человека на достаточно долгое время. Поэтому командование решило послать туда Симуляционные Тела как единственное подразделение, которому не страшны любые внешние условия. Кроме того, мы до сих пор не знаем, какие изменения могли произойти там в атмосфере. Вполне вероятно, что в воздух могли попасть самые различные отравляющие вещества.

–Ладно. Допустим. Какие угрозы нас ждут и сколько Операторов и Тел будут отправлены на задание? – Спросила Оператор под номером 530.

–В свете последних событий, на миссию будет отправлено целых пять Операторов. Номера: 057, 011, 357, 333, 530. Угрозы, помимо агрессивной среды, неизвестны. Думаю, ничего серьезного ждать не стоит. Периметр был отцеплен везде, где только можно и насколько хватило сил. Да и сомневаюсь, что даже самые отбитые мародёры и пираты рискнут сунуться в такое радиоактивное пекло.

–Разрешите узнать текущее состояние Операторов 556, 762 и 127 после испытаний модели Лямбда. Они не участвуют в операции или у них есть свои миссии? – Спросил я.

–С ними всё скверно. Пять-Пять-Шесть всё ещё находится в коме и его состояние не стабильно. Семь-Шесть-Два в порядке, но у неё сильно упал уровень связи с Телом. Возможно, она больше не сможет контролировать его. Один-Два-Семь физически здорова, но она пережила сильный шок и попытки установить связь вызывают фантомные боли, а уровень связи…необычен. Если с ними всё будет хорошо – мы отправим их к вам, как только сможем…но сомневаюсь, что это произойдёт. Кроме того, необходимости я в этом пока не вижу. Наличие врагов в зоне операции весьма сомнительно.

–Слушайте. Если это явление как-то связано с Метастрической угрозой, то не разумнее было бы запросить информацию об этом у культа Machina Secrotum? А лучше вызвать их в качестве консультантов. Они же вроде как обожают заниматься подобной хренью. – Спросила Оператор 057.

–Комитет рассматривает такую возможность в случае, если вы по каким-то причинам не справитесь. Однако этого хотелось бы избежать, так как там, в момент происшествия, находился некий артефакт. К сожалению, я не знаю, что именно там было. И еще. Командование хочет, что бы вы достали этот артефакт любой ценой. Уж не знаю, что там находится, но оно явно очень ценное и фанатикам Machina Secrotum знать об этом точно не стоит.

–Значит, нашу миссию можно охарактеризовать вот так: придти неизвестно куда, найти неизвестно что и вернуться обратно? Не самые продуктивные миссии для отдела Симуляторов. – С явной иронией в голосе произнёс Одиннадцатый.

–Увы, это так. К сожалению, в этом месте теперь слишком агрессивная среда, так что, только Операторы и Симуляционные Тела могут без вреда для себя выполнить это задание.

–Хватит жаловаться! Наше подразделение и было создано для того, что бы делать вещи, непосильные другим. Когда назначена операция и какие модели Тел будут предоставлены?

–Подготовка к разверстке ведётся уже сейчас. Временный штаб будет установлен недалёко от края кратера. Там вы займёте систему управления. Тела изначально будут находиться на орбите и как только вам передадут управление, вы будите сброшены на поверхность спутника в специальных капсулах.

–Кстати…вы так и не сказали, какие модели тел нам будут предоставлены. – Сделал я замечание.

–Всему своё время. По данным, что я получил, вероятнее всего то, что вы будите контролировать серийные модели с Эпсилон по Тета. Изначально планировалось держать на подхвате модель Лямбда, для случая, если что-то пойдёт не так. Но из-за вскрывшихся проблем во время последних испытаний, её, скорее всего, отзовут.

–Последний раз, когда что-то пошло не по плану – мы оказались в центре ядерного удара. И в результате наш корпус Симуляционных тел месяц сидел без дела.

–Нет. В этот раз вероятность подобного поворота намного меньше. Это не конфликт с Новыми Колониями. Да и откуда взяться ядерному заряду в этой пустыне. Кроме того…

–Капитан, хватит. Лучше скажите, когда вылет на спутник? Сколько времени на подготовку? – прервал его Оператор 011.

–Вылет завтра на рассвете в 22:25 по Земному времени. С собой ничего лишнего не берите. Это не очередной тестовый запуск, это настоящая боевая операция, впервые за последние месяцы. Поэтому времени на экскурсии и подобную хрень нет. Я не меньше вашего устал от просиживания задницы на месте. А теперь вольно! Можете идти. И, ради всей Независимой Федерации. Не опаздывайте.

Мы отдали честь нашему капитану и отправились в свои комнаты собирать вещи. Всё-таки, я искреннее надеялся, что мы сумеем быстро выполнить поставленную задачу и у меня будет время прошвырнуться по городу с целью осмотра достопримечательностей. Титан весьма достопримечательное место. Сейчас только сверхгорода Земли и Марса могут сравниться своими размерами со сверхгородами Титана. Ну, и ещё и Новый Эдем

–Хей, командир. Ты не знаешь, что там с Новым Эдемом? Меня настораживает обилие разговоров об этом городе. Что в нём такого? – Спросил я, направляясь в свою комнату.

–Не забивай себе голову лишними мыслями. Просто правительство НФС хочет добиться сотрудничества с Новым Эдемом. У нас нет нормальных возможностей для развития снаружи астероидного кольца, особенно теперь, после потери Ориона. А тот город мог бы стать отличным транспортным узлом. – ответил мне Одиннадцатый.

–Неужели это всё? Не больно ли банальная причина?

–На самом деле нет. В Новом Эдеме расположено много производств, которые являются монополистами в различных сферах. Ты же знаешь наше правительство и их паранойю о том, чтобы оставаться независимыми. Они и не могут и подумать о том, чтобы какие-то организации были вне нашего крыла. Они договор о независимости Vinduko до сих пор не переварили. А тут тебе целый город, наполненный кучей свободных фирм.

–Как жаль, что не все понимают преимуществ сотрудничества с НФС. Мы будто зря придумали множество льгот, программ поддержки и помощи всем организациям. Вон, взять, к слову, HAW или ту же Chrum. Кто бы мог подумать, что такая маленькая фирма теперь сможет делать лазерные винтовки или электрические автоматы? Ставлю половину своей зарплаты, что даже эти культисты, поклоняющиеся машинам, не имеют такого продвинутого оружия. – вмешался в наш разговор Оператор 357.

–Ага. Винтовки с ресурсом стрельбы на сотню выстрелов. Вот уж чего не хватает нашей армии. – саркастично отметил я про себя, вспоминая испытания оружия для Симуляционных Тел от различных корпораций. Это был полнейший провал.

–У меня ж друг есть, что родился в Новом Эдеме! Говорил, мол, великолепный город! Огромные башни, прекрасные пейзажи, добрейшие люди и всё высочайшего качества! Это словно идеальный дом, не идущий в сравнение с марсианскими трущобами. – всё никак не унимался Оператор 357.

При упоминании “марсианских трущоб” я поперхнулся. Назвать одну из главнейших планет НФС трущобами у меня не поворачивался язык. Да, до сверх-городов Земли им далековато, но города там отличные. Один из операторов как раз родился там, пока его не перевели в другой сектор.

А мои родственники живут на планетарной базе-спутнике над Венерой. За несколько сотен лет человечество так и не смогло толком колонизировать её, а только научилось получать из её атмосферы ресурсы и энергию. Впрочем, их город играет большую роль в научном и техническом развитии Независимых Федеральных Сил, так что волноваться за их безопасность мне не приходится.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю