290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Другая жизнь (СИ) » Текст книги (страница 1)
Другая жизнь (СИ)
  • Текст добавлен: 20 августа 2019, 00:00

Текст книги "Другая жизнь (СИ)"


Автор книги: Даниил Радыгин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 7 страниц)

========== Предисловие ==========

Предисловие

В начале была лишь пустота и в этой пустоте обитала сущность, владеющая безграничной силой.

Эта сущность взяла себе имя Иери. Он не желал мириться с пустотой и создал четыре первородных мира, населив их разумными существами самых различных форм и видов.

Он хотел , чтобы все его создания сами выбирали свой путь и поэтому не вмешивался в их существование. Однако, он создал посредника, дочь света Алору. Чтобы она поддерживала миры в порядке и процветании.

У неё было достаточно для этого сил, но не хватило внимания к мелочам.

Одни миры процветали , другие незаметно рушились.

Один из этих четырёх миров погибал в голоде и Алора ничего не могла с этим поделать.

Видя это, Иери позволил своей дочери, по ее просьбе, создать собственный мир,чтобы она заботилась лишь о нем, а затем забрал излишек ее сил и отдал их четырем эферналам, созданным ей на замену.

Свет – хранитель силы создателя, наблюдал за другими эферналами и был сильнейшим из них.

Холод – хранитель спокойствия и терпения, удерживал Пламя – хранителя войны и справедливого гнева.

Жизнь следил за всем живым

Во всех мирах, и именно ему пришлось решать проблемы, порожденные Алорой

Эфернал жизни явился в голодающий мир, где им была избрана Наска – первая хранительница жизни. Наска спасла свой мир, она делала очень много добра. В конце концов, другие жители объявили её богиней, забыв того, кто на самом деле дал им дар жизни

Но вдруг она пропала, оставив после себя лишь сына. И хоть никто не знал его отца, мир принял сына Наски и нарёк его Наскарием, наследником жизни.

Эта история – про него

Летописец

========== Глава 1 Най и Ками ==========

Грохот камней и досадный вскрик ознаменовали то, что голубое чешуйчатое тело покатилось вниз по скале.

Падение было недолгим, но закончилось болезненно: недовольная морда небольшого дракончика с силой уткнулась в землю, из-за чего он набрал полный рот травы и почвы.

Пару секунд он просто лежал, не двигаясь, слушая тишину и пытаясь понять, обнаружили надоедливые няньки его пропажу или нет. Но, похоже, обошлось.

Вставая, Най одновременно отплевывался и оглядывал местность – небольшую полянку, поросшую травой и окружённую белыми скалами со всех сторон.

Наверху виднелись старые стены того здания, откуда Най и сбежал.

На самом деле, покинуть храм матери было не так уж и сложно, но лишь ненадолго. Тяжело быть наследником хранительницы жизни, если его не будет слишком долго, такая паника поднимется…

Дракончик облегчённо вдохнул свежий утренний воздух и его яркие жёлтые глаза блаженно закрылись.

Тишина. Никаких воспитателей, учителей, паломников, что ни сикунды не давали продохнуть, иногда приходя даже по ночам. Лишь лес и какие-то немного странные, почти белые скалы – новое место оказалось тихое и красивое.

Однако, блаженное безделье продлилось недолго. Слух уловил какой-то шорох, треск ветки и испуганное дыхание.

Най быстро открыл глаза и оглянулся на эти звуки, но нечего не увидел. Все тот же лес чуть ниже, все тот же храм чуть выше, все те же белые скалы на уровне глаз.

Однако, стоило приглядеться внимательнее, как он уже сам испуганно задышал: Одна из скал вдруг… открыла глаза. Эти небольшие зелёные глазки любопытно и пугливо смотрели на свалившегося с неба дракончика.

– Здравствуйте… – тихо прозвучал девчачий голос, и перед скалой сгустился странный силуэт. К огромному удивлению Ная, незнакомка тоже оказалась драконом, причём таким же детёнышем, как и он сам.

Выходя из своей, наверняка врождённой, маскировки, эта девочка раскрыла свой необычный вид.

Най увидел, что незнакомка оказалась вполне милой девочкой, покрытой чешуей красивого темно-фиолетового цвета. Но первым в глаза бросался белый каменный шлейф, что начинался подобием клюва на носу и шёл полосой вдоль всего её тела.

– А ты.. откуда упал? – спросила эта девочка , явно слишком сильно стесняясь, чтобы начать разговор со знакомства. Наска́рия эта стеснительность и глупый вопрос рассмешили.

– А откуда можно упасть? Сверху, – ответил он, улыбнувшись, – я живу немного выше. И я – Най. А ты?

– Ка́ми.

Зелёные глаза опустились вниз, но совсем ненадолго.

– Я не здесь живу, но часто бываю. Папа меня послал собрать растений, а здесь все как раз и растёт. Хотя, зачем я тебе это рассказываю? Ты ведь здесь за тем же?

Девчачий голос вдруг стал грустным. Най этой грусти не понял, но немного обиделся:

Он впервые говорит со своим сверстником, а разговор опять идёт в сторону его самой ненавистной темы.

– Нет у меня папы. А мама вообще бросила одного, даром, что “великая”.

Ками удивилась тому, как быстро разозлился её новый знакомый, стоило им заговорить о родителях.

– А кто твоя мама?

– Наска… – с немного злой и печальной иронией сказал Най, но тут же замолк, смотря на резкие движения собеседницы: она вдруг упала головой на землю, пытаясь согнуться в неуклюжем поклоне.

Голубой дракончик досадно вздохнул, ничего не говоря, после чего подошёл вплотную и зажал зубами верхнюю часть вытянутой шеи , что действительно оказалась каменной.

– Сядь… Нормально! – зло процедил сквозь зубы Най, буквально силой поднимая шею и голову своей новой знакомой.

– Но…она ведь…Наска. Значит ты ее наследник! Тот самый – Удивлённо и взволнованно говоря, каменный дракончик вновь принял нормальную позу.

– Какая разница?! Я терпеть не могу ни её , ни всего этого! – Прикрикнул Най, но очередной взгляд зелёных глаз Ками, на этот раз напуганной его словами и поведением , помог наследнику взять себя в руки.

– Но.. почему?

– Будь она такой, как её все превозносят, не оставила бы меня одного.

Голубой дракончик виновато посмотрел куда-то в сторону, но, вдруг, немного свистящее дыхание приблизилось почти вплотную.

– Ай!

Най испуганно отпрыгнул, взмахнув ещё не до конца выросшими крыльями. На его плече зияла свежая ранка, а в каменном “клюве” Ками виднелся клочок чешуи, который через мгновение упал на землю

– Прости, пожалуйста…я думала, что не получиться, у тебя же сила жизни.

– Нет у меня никаких сил. И это было больно.

Ну все… Теперь Наю точно влетит за все вылазки. А то как же? Самого наследника великой хранительницы жизни кто-то укусил. Но обижаться на Ками не следовало. Поэтому Най лишь все больше удивлялся её странному поведению.

Время шло. И нужно было возвращаться в храм, где и без опозданий будет очень много проблем. Наска́рий это понимал, поэтому нехотя начал подводить разговор к концу.

– Ками. Мне пора уходить. Пока.

Несколько взмахов крыльев и Най окажется на том уступе , с которого недавно свалился, но каменный дракончик задержал его ещё на мгновение.

– Постой… Най, давай будем дружить? А то у мне вообще поговорить не с кем, почти.

– Я буду тебе другом, если не будешь больше вспоминать о моей маме…

Опять с раздражением начал Най, но продолжил более дружелюбным и детским тоном:

– …Ну и если ты сама хочешь быть моим другом.

– Я хочу! Правда! – прозвучали последние слова Ками и она, явно обрадованная, вновь скрылась в белых скалах, в то время как Най уже со всех ног бежал по узким уступам к трещине в стене храма, что так удобно вела прямо под его комнату.

Фух… Он успел вовремя…

Ещё немного проболтать с этим странным дракончиком и Лима точно бы запретила покидать дом.

Невысокая фигура стояла на входе в его комнату, когда Най торопливо закрыл свой тайный выход собственной лежанкой.

Фигура , что в мире людей называлась бы каким нибудь “человекоподобный зверьком” , но в этом мире, была представительницей рассы Мон-Тай

– Ой. Лима! Я сколько раз уже просил ко мне не врываться?! – недовольно спросил дракончик. На самом деле он испугался, что не успел залечить свою ранку. Теперь наставница её точно увидит…

– Церемония, Най. Ты со своими похождениями совсем о ней забыл. Верно?

– Ну и что? Не жить же мне этими церемониями!

Этот ответ был злым…. Очень злым. Наскарий вообще редко думал о чем говорил в храме, все равно он тут самый главный.

Вместо того, что-бы сказать что нибудь на эту злость, старая Лима просто подошла ближе и взяла в свои мягкие ручки лапу Ная. Как он и боялся, наставнице была хорошо видна ранка, оставшаяся от “дружеского” укуса Ками.

– Тебе больно?

Участливо и, как всегда, тихо спросила она доверенного ей наследника.

Най молча отрицательно мотнул головой. Вот только … Он врал.

Ками довольно сильно, как для “друга”, прокусила чешую и выдрала кусочек кожи, ею покрытой.

Но , так как её клюв был каменным, то и ранка выглядела так, будто Най сам где-то сильно ударился об острый край скалы и эта ранка болела достаточно сильно. Только гордость не давала в этом признаться.

Одно дракончик не учёл: Лима всегда видела, когда он врёт. Видела и сейчас.

– Хорошо.

Пушистая ручка исчезла в маленьком мешочке, что всегда был при ней, и тут же появилась, держа небольшой красный кристалл, после чего поднесла его к телу дракончика, который, судя по выражению морды, был отнюдь не рад её действиям.

– Лима. Вот не надо. Переживу.

– Наскарий…

Вдруг тихий голос стал очень строгим. К тому же Най знал – его полное имя никогда не приводило к добру.

–… Я тебя не для того учила, чтобы ты теперь пререкался. Или покажи, чему ты уже научился, или можешь забыть о своих прогулках на неделю.

Глаза Ная измученно уставились в стену. Это было серьёзное наказание.

Для пленника с рождения… Вернее, для “наследника хранительницы жизни”, запертого в храме с рождения, эта свобода, которую давала трещина, была всю жизнь чуть ли не единственной, на силу удалось Лиму уговорить не рассказывать о ней настоятелю храма.

В Общем: Терять эту свободу очень не хотелось. И поэтому Най с очень недовольной миной напрягся.

Камень в руках наставницы засветился и перестал быть физическим. Он висел в воздухе, в то время как Лима уже убрала руку, смотря своими большими серыми глазами вполне довольно.

Красный сгусток вдруг резко влетел в голубое тело, и ранка моментально затянулась.

– Это все? я могу идти?! – спросил Най не дожидаясь, пока Лима начнет говорить. Видя его настроение, уже немолодая наставница лишь кивнула…

Тихий вздох прозвучал в комнате Ная, когда пожилая Мон-Тайка осталась в одиночестве. Как и в комнате любого другого ребёнка, здесь был бардак. Какие-то цветные осколки валялись на полу и Най совсем не обращал на них внимания, рискуя навредить себе любым неосторожным шагом.

Ничего не оставалось делать, кроме как собрать их. Лима даже не рассматривала эти осколки. И так знала, что это.

Тот, кто строил комнату для наследника Наски, не думал о том, что этот самый наследник будет настолько сильно ненавидеть свою мать. И небольшой витраж в стене , изображавший её, никогда не жил больше двух-трех дней.

Каждый раз, когда дракончик обращал на него внимание, он его разбивал. И каждый раз Лима заново его собирала, используя свое отточенное годами мастерство.

Вот и сейчас, не прошло и десяти минут, как витраж вновь стоял на своём месте.

Зачем повторять каждый раз одно и то же? Лима искренне верила, что когда-нибудь Най признает свою великую мать и, возможно, именно этот витраж поможет ему …

***

Стук маленьких каменных лапок о такой же каменный пол пещеры очень сложно с чем-либо спутать, и когда Ками заходила домой, она всегда точно знала: папа её слышит. Но, впрочем, как и всегда, её никто не встретил.

Большая комната выдолбленная в скале, была освещена мягким синим светом специальных камней, что тут и там торчали из стен.

“Ну и где он?” – недовольно прозвучал голос в голове. Многие бы испугались такой неожиданности, но Ками ответила ему, как ни в чем не бывало.

– Так ведь всегда, Мор. Я даже угадать могу, что он сейчас у себя и что-то делает.

Ками, будучи абсолютно уверенной в своих словах, смело направилась в второй проход, на который только что указывала взглядом, и когда она этот проход покинула, то, лишь улыбнулась с видом победителя, хоть даже и не спорила с голосом по имени Мор. Ну, по крайней мере в этот раз.

Большое каменное тело, не шевелясь, сидело на задних лапах , в то время , как передние были окутаны странного цвета аурой.

– Пап. Я пришла, – сказала Ками, обращаясь к этому телу. Однако, никакой реакции не было.

– Пааапа!

Дракончик протянул это слово уже гораздо громче. И на это каменная голова все таки сдвинулась в бок, показав глаз, светящийся синим пламенем.

– Я занят, Камери́т. Сядь у себя и поговори с сестрой. Я скоро закончу.

Ками, не особенно довольная, но уже привыкшая к таким “скоро закончу”, кивнула и развернулась, что бы уйти обратно в общую комнату.

– Эй! Он же занят чем-то важным. – вдруг воскликнула Мор. На что Ками сильно удивилась на ходу.

– Я знаю… Ты о чем?

– Ой, вот не надо тут! Я-то знаю что ты обиделась.

Ками легла на пол недалеко от входа в бедную лабораторию папы и очень недовольно заявила:

– А он что?! Хоть один денёк не может побыть с нами? Мо́рион, Ты сама на него не обижаешься?

– Нет. Так надо.. А было бы не надо, он бы этого не делал. Ты будто его не знаешь!

Ками закрыла глаза, что бы оказаться в очень странном месте: Небольшой каменный островок, что висел в пустоте ее разума.

На нем нечего не было. Кроме её сестры , чей голос и звучал в голове , когда Ками была не здесь.

Мо́рион была простым драконом , без всяких каменных вкраплений. Она любила отца и всегда была на его стороне если вдруг Ками на что-то обижалась. Но кроме этого они были самыми настоящими сестрами. Вернее папа так сказал, когда представил их друг другу и, как полагается сестрам, Камери́т и Мо́рион очень часто спорили и в шутку боролись.

Только не сегодня. Сегодня, первая была так взволнована встречей с самим наследником Наски, о котором столько слышала, что тут же начала все рассказывать своей единственной подруге, не отвлекаясь на обычные повседневные споры.

========== Глава 2 Церемония ==========

Най сидел на высоком золочёном пьедестале и клевал носом.

До чего же это было нудно – сидеть вот так целый полдня и слушать сначала одну и ту же легенду о такой хорошей его матери, а потом о том, какой он сам великий. Причём от тех, кто его никогда не знал и просто пришёл поглазеть.

Но это ещё было терпимо. Самая ненавистная наследником часть начиналась после всех этих похвал: это были вопросы. Абсолютно бессмысленные, глупые, а порой и оскорбительные вопросы. То есть, понятное дело, сына богини никто не оскорблял, но разве вопрос “Почитаешь ли ты свою мать и хочешь ли занять ее место” не был оскорбительным?

Нет! Он не будет уважать Наску, не заслужила. И сам никогда не будет строить из себя божка.

Но этим так не ответишь. Приходилось отвечать то, что все хотели слышать. Это жутко бесило, но приходилось подавлять себя, чтобы оставаться спокойным.

И вот, похожий на медведя, довольно старый и грузный паломник, оставшись довольным ответами наследника, почтительно склонил голову и вышел из зала.

Най облегченно выдохнул и обернулся к наставнице. Ведь, хоть храм и населяли разные учителя и представители дракончика, прямую власть над ним имела только Лима. Но даже её он слушался когда как.

– Может на сегодня хватит?

Лима с немым вопросом посмотрела на привратника, что впускал и выпускал из зала очередных страждущих.

Однако, надежды дракончика сегодня закончить это дело пораньше рухнули, так как вместо ответа привратник открыл дверь и запустил внутрь ещё одного путника.

Он выглядел довольно смешно: низенький, круглый, покрытый коричневым мехом.

Най даже расу его не смог распознать, но, судя по разным побрякушкам на бедной одежде, это был какой-то не самый успешный торговец. И он явно хотел сразу начать говорить, однако, это было не по правилам.

Канит, один из учителей дракончика, стоявший слева от постамента, как обычно стал читать по памяти легенду о великой Наске. Най тоже знал ее наизусть, на одном из уроков заставили её выучить. И хоть она его раздражала по началу, со временем он научился пропускать её мимо ушей.

– Наш мир лежал во тьме,– величественно начал Канит, говорить ерунду с серьёзным видом он умел, – его бичем был голод. Жестокий голод – ведь вместо растений и плодов из земли выходили лишь камни, которые не могли этот голод утолить. Мы погибали. Сама жизнь угасала все больше с каждым новым днём. И жизнь же решила стать нам спасением…

Возвышенная и неспешная речь Канита никак не вязалась с поведением этого паломника. Взгляд маленьких глазок бегал от одного учителя к другому, хоть и был направлен в основном на дракона. Да и обладатель этих глаз явно торопился и нервно переминался с ноги на ногу.

Это было необычное поведение – Наскарию даже стало интересно – чего он так спросить-то хочет? Явно же он сюда не за легендой пришёл.

–… Испытание жизни выдержали многие, но лишь одной был дан правильный ответ. Ответ, спасший мир от медленной и мучительной гибели. И дала его великая Наска – в те времена ещё никому не известный дракон. Она стала хранителем жизни этого мира, благодаря ей мы живём поныне и её добротой будем жить дальше.

Восславляешь ли ты великую Наску? И приносишь ли ей законное подношение? – продолжал Канит, будто не замечая спешки посетителя.

– Да. Восславляю!

Все так же нервно и торопясь громко ответил торговец.

– какое же у тебя прошение к наследному хранителю жизни, что своей добротой оставила для этого мира Наска?

Меховой шарик буквально пробежал несколько шагов вперёд и упал на колени перед Наскарием.

– Наследник! Пожалуйста, приди к нам! Жизнь всей деревни в опасности!

Дракончик настолько подался вперёд, удивлённо смотря на этого торговца, что чуть ли не свисал с пьедестала наполовину.

– Осторожнее, – тихо проговорила Лима, но Най от нее только отмахнулся, как отмахнулся и от обычного для таких церемоний “официального” тона.

– Что у вас там случилось-то? – спросил он встревоженно, через силу оставаясь на своём месте вместо того, чтобы спуститься и говорить на одном уровне.

Гость же, удивленный таким простым и не величественным говором, продолжил:

– В моей деревне назревает конфликт, наследник. Два больших дома не могут поделить поля для посевов и хотят их сжечь. Но, если они это сделают, вся деревня останется без припасов. Мы исправно и честно делали подношения в твой храм, теперь помоги нам. Вот мое прошение.

– Гнев порождает глупые поступки. – тихо проговорила Лима.

Най ее услышал и это была одна из немногих вещей, с которой он согласился.

– А что у тебя за деревня? – спросил он, одновременно пытаясь смотреть и на торговца, и на наставницу.

– Она одна в округе и слишком незначительна, чтобы наследник обращал на неё внимание. – вдруг довольно заносчиво сказал молчавший до сих пор Канит.

– Я это сам решу! – огрызнулся в его сторону Най.

Канита он в этом храме не любил больше всех. Хоть та же Лима и была до мозга костей предана Наске, она хотя бы добрая и всегда помнит о том, что Най имеет свои интересы и голову на плечах.

Канит был другой. Он самый настоящий фанатик и наследника считал чуть ли не полным вторым воплощением свой богини Наски. В его понимании, рядом с ним был бог. И этот бог должен быть

гордым и непостижимым для простых смертных.

– Фолдир. Сын Наски. Я торговец Морт из Фолдира. Меня послали, чтобы рассказать тебе эту весть.

Дракончик кивнул.

– Хорошо. Передай свой деревне, что я помогу, если смогу что-то сделать. И я сейчас же направлюсь туда

Полный благодарности , Морт вышел из зала, улыбаясь и что то про себя бормоча, а Най тут же почувствовал на себе два взгляда. Один добрый и довольный. А второй надменный и разочарованный.

Было не так сложно догадаться, какой взгляд кому принадлежал.

Най обернулся к Лиме, одновременно спрыгивая со своего места

– Я даже слушать отговорки не собираюсь. Где тут самый близкий выход?! А ты вообще заткнись! – зло осек он открывшего было рот Канита.

– Наскарий…. – вдруг снова строго начала говорить наставница. – … Я рада, что ты так сильно рвешься помочь, но не груби своим учителям!

– Ладно.. прости. Но я точно пойду и пойду прямо сейчас. Первый раз настоящая проблема, а не дурацкие вопросы, – ответил Най, виновато переведя взгляд на учителя, что тут же дал ещё один повод себя ненавидеть

– Наследник не может идти один.

Это недопустимо! Ему нужно сопровождение из храма.

“Вот гад.” Только и успел подумать Най, как нему в голову пришла одна идея.

– А другой дракон, который мне кланялся… Сойдёт?!

Лима видела этот взгляд… Готовый на все, лишь бы кому-то помочь. Такой же, как у одной её давней подруги. И она знала по опыту, этому взгляду отказывать бесполезно.

– Хорошо. Я разрешаю тебе пойти в Фолдир с этим драконом, считай это своим испытанием. Хранитель жизни должен в первую очередь уметь помогать другим.

Най радостно спрыгнул в зал и вылетел за дверь, минуя привратника. Его натура требовала действий! А ведь ещё нужно Ками где-то найти. Нет времени ждать.

Лишь недовольный взгляд Канита, брошенный Наю в спину, мог омрачить его настроение. Однако остался незамеченным.

Дракончик выбежал из храма, нетерпеливо оглядывая окрестности.

Где можно было найти Ками, кроме как на её любимой полянке, он не знал. Поэтому внимательно вглядывался вниз, на те скалы, с которых он сегодня свалился. Нашел он их быстро. Вот только дракончика там не было. Оно и понятно, она ведь ушла одновременно с ним.

Но что теперь делать? Не обманывать же всех, что пошёл с ней, хотя был один? Да и куда идти?

Ища возможные варианты, он опустил взгляд ещё ниже, к зелёному холму из которого торчали все эти белые скалы.

Стоило ему туда посмотреть, как озадаченная морда расцвела надеждой: бело-фиолетовая фигурка медленно шла по склону холма, время от времени опуская голову к траве.

Зачем? Най уже не думал. Просто спускался вниз по большой, протоптанной ногами множества паломников, тропе.

Почему Ками вновь оказалась здесь? Она не могла долго сидеть дома, там было слишком тихо и скучно. По крайней мере, пока отец не начинал ставить опыты над ней. Хоть иногда это и было больно, Камерит его экспериментам радовалась. Ведь когда ещё он обратит на нее настолько много внимания?

Но сегодня был не такой день. Поэтому, обсудив с сестрой своего нового знакомого, Ками отправилась собрать немного растений, которые можно будет обменять в деревне на нужные отцу вещи. Сейчас она делала это почти не обращая внимания на окружающее, одновременно споря с Морион о всякой ерунде.

– Нет. У меня крылья одинаковые, если бы правое было меньше, меня бы вправо клонило.

– А я говорю – меньше! – упрямо повторял голос из головы.

Из-за этого спора о своих крыльях, дракончик не заметил, как к нему подбежал прямо-таки светящийся от радости Най.

– Ками! – очень громко воскликнул он, но осекся, подумав, что напугал этим сверстницу.

Однако, она все ещё молча стояла стояла с каким-то растением во рту и смотрела на наследника пустыми глазами.

– эм… Ками? – озадаченно спросил Най, удивленный её поведением.

Однако, в этот момент она его, наконец, заметила.

– Ой! Прости, я тебя не слышала, – вздрогнула она и выронила стебель, начав говорить, – заболталась.

– С кем? -не понял Наскарий, ведь рядом никого не было.

– Ну…не важно. Ты тут гуляешь?

Нет, Ками не скрывала Морион. Но Най бы не понял сейчас, о чём и о ком идёт речь. Она ему позже расскажет.

Наскарий отрицательно покачал головой и нетерпеливо задал ещё один , уже относящийся к делу, вопрос:

– Ты Фолдир знаешь?

– Ну, иногда туда хожу, а что?

– Мне туда нужно, и ещё мне нужно, чтобы ты была там со мной, иначе не отпустят.

Ками, как и Лима, увидела в глазах наследника взгляд того, кто готов отдать всё ради чего-то хорошего, но если Лима уже видела этот взгляд не раз, то для Камерит он был новым и от этого стало интересно. К тому же, она была совсем не против пойти с “другом” в ту красивую деревеньку у озера и подружиться с Наем по-настоящему, а не наивно его укусив.

Однако, не все так просто. Отец нагрузил Ками обязанностями, чтобы сделать ее самостоятельной, а самому полностью уйти в получение знаний и их применение на практике. Чтобы пойти куда-то вместо обычных своих дел, ей нужно было предупредить его и узнать заодно, нужно ли что нибудь купить в деревне. К тому же корзина, набитая растениями, сама себя до дома тоже не донесёт.

– Хорошо, но мне домой нужно зайти. Пойдешь со мной?

Получив нетерпеливое согласие, каменный дракончик подобрал с земли уже сорванный цветок и кинул его в стоящую рядом корзину, набитую доверха разными растениями. Она была большой, но Ками к ней давно привыкла и никогда не считала тяжёлой.

Однако , взять ручку корзины в свой “клюв”она не успела. Най не мог допустить того, чтобы такая небольшая и слабая на вид девочка при нем сама тащила такую большую вещь… не в жизни!

Поэтому он довольно резко и нагло схватился за ручку первым и выхватил груз из-под носа Камерит.

– Эй! Ты чего?

Ками такое странное для неё поведение даже немного испугало.

– Я понесу, показывай, куда, – проговорил Най сквозь сжатые на ручке зубы, одновременно открывая для себя то, что простая трава не такая лёгкая, как кажется на вид

– Зачем? Я же её собирала и не смогу тебе отдать. Значит, мне и нести.

Камерит была слишком застенчивой, чтобы пытаться отобрать свою корзинку, однако, будь она смелее, точно бы это сделала.

Видя то, что она ничего не понимает, Най поставил корзину на землю, дабы освободить рот.

– Я хочу помочь. Мне за это ничего не надо.

– Помочь? Как это?

Хранитель жизни от такого вопроса осел на землю с абсолютно ошарашенной мордой.

Ладно он – всю жизнь в храме сидел и ничего не знает. Но как можно было не знать, что такое помощь и зачем она нужна?! А Ками, судя по дружелюбному и любопытному взгляду, действительно, просто не знала такого слова.

– Ты…сейчас серьёзно? Тебе никто раньше не помогал?

– нет.

Каменная голова отрицательно качнулась из стороны в сторону, что ещё больше усилило потрясение Наскария. Он несколько мгновений переваривал ответ Ками и вдруг, твердо и уверенно поднял корзину, ничего не говоря, но прямо.

Ками опять почти ничего не поняла, кроме того, что спорить бесполезно. Корзину он выпустит из зубов только у неё дома.

– Ну, хорошо. Если ты так хочешь, то неси её за мной, – неуверенно сказала Камерит и пошла впереди, ведя наследника вниз по склону, чтобы пойти к соседней горе в которой и расположился когда-то её отец, дабы не отвлекаться от своей работы ни на что житейское.

========== Глава 3 Друзья, которые ничего не знают ==========

– Ну вот. Мы почти пришли, – сказала Ками, глядя на склон холма, к которому они с Наем подошли.

К удивлению последнего холм был пуст. Да, покрыт небольшим лесочком сверху, но ничего больше. Где же дом в котором смог бы жить взрослый дракон? Видя это удивление, каменный дракончик рассмеялся, подходя к большому валуну за которым скрывался широкий спуск внутрь холма.

– Ты не туда смотришь. Мы с папой внизу живём. Точно не хочешь мне корзинку отдать?

Этот вопрос Най слышал всю дорогу и ответ на него всегда был один: “Не дам” сквозь сжатые зубы. Как она до сих пор не поняла, почему он это делает? Он хочет нести эту корзину вместо Ками. Разве понять это так сложно? Однако, по смущённому и не очень довольному взгляду было видно – не поняла.

Хозяйка этого взгляда уверенно спускалась в пещеру, громыхая каменными лапками по такому же каменному полу. Наскарий немного волновался.

Сейчас ведь он встретит отца своей новой подруги, и как он отреагирует на то, что какой-то “друг” оторвал его дочь от обычных дел и хочет увести невесть куда, а без Ками придется возвращаться в храм.

– Пап, я пришла!– привычно крикнула Ками в даль прохода, освещённого голубоватым светом кристаллов на стенах. Но тут же поняла, что отец не выйдет. А если сказать про Ная?

– И тут мой друг в гости зашёл.

Ты не против?

Эта фраза свое действие, однако, не возымела и каменная голова с досадным вздохом опустилась.

– Оставь корзинку тут, пойдем к нему сами. Опять “работа”.

Наследник кротко повиновался всему, что она говорила. И на то было несколько причин:

Первое – в гостях всегда волнуешься и сразу делаешь то, что тебя просит сделать хозяин дома. А второе – Ками стала совсем другой: Хозяйственной и при этом недовольной.

Они довольно быстро шли по одному из коридоров, пока не вышли в комнату, в которой одна из скал имела крылья. Как и дочь, отец был каменным, это Наскария уже не удивило, но он ужаснулся размерам этой скалы. В его храме бывали взрослые драконы, но они все были в половину меньше того, кто сейчас сидел на земле к ним спиной.

Чего уж скрывать, теперь Наскарий не волновался, а по-настоящему испугался чего-либо просить, однако, эта огромная скала спокойно заговорила, повернув голову.

– Значит, друг?. Что же, рано или поздно это должно было произойти.

Односложно и неприветливо прозвучали эти слова, но с другой стороны – агрессии в них не было.

– Здравствуйте. Я – Наскарий. Можно вас кое о чем попросить? – начал дракончик так вежливо, как только мог. Видимо, было заметно что это отнюдь не его тон, потому что Ками сдавленно захихикала.

– Филмор,– все также без всяких эмоций назвал своё имя каменный дракон, – и что у тебя за просьба?

– Отпустите Ками со мной, пожалуйста. Мне нужно пойти в Фолдир, а одного меня не отпустят.

Скала вновь повернула голову вперёд, что бы видеть темную ауру у себя на лапах.

– Камерит. У тебя нет более важных дел сегодня?

Най посмотрел на подругу. Вот как её на самом деле звали: Камерит. Хотя, короткое имя “Ками” ей шло больше.

– Нет, пап. Я вчера всё сделала. А ещё у тебя серебро почти кончилось, все равно идти надо.

Най не вмешивался в этот диалог, но все больше и больше удивлялся тому, как Камерит менялась, находясь у себя дома. Даже ему, гостю, становилось понятно, что всё здесь держится на ней, а её отец занят чем-то совершенно другим, хоть и остаётся главным.

– Что же, если так, то иди. Но возвращайся до темноты и о сестре не забудь с этим своим “другом”. Я вас мирить потом не стану.

Сестра? С ними пойдет кто-то ещё?

Най было обрадовался, но тут же стал ещё больше озадачен. Тут ведь никого больше не было, а если эта сестра не дома, то теперь и её искать?

Меж тем разговор продолжался и Ками улыбнулась.

– Не забуду, пап, она не даст. Пока.

Пройдя рядом с Наскарием, “хозяйка” махнула головой, призывая следовать за ней. Они вышли в общий зал оставив не самого разговорчивого дракона позади.

Ками уверенно подошла в небольшой полке и вдела свою голову в какой-то ошейник с мешочком, в котором, судя по звону, лежали монеты.

– Всё. Можно идти. И лучше торопиться. А то до темноты вернуться не успеем.

– Постой. А как же твоя сестра?

Я думал, она с нами пойдет.

Ками пошла к выходу из пещеры, почему-то медля с ответом. Наю пришлось ее догонять.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю