332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Бетти Райт » Частный случай из жизни красавицы » Текст книги (страница 4)
Частный случай из жизни красавицы
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:33

Текст книги "Частный случай из жизни красавицы"


Автор книги: Бетти Райт






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 8 страниц)

Затем предложила Каприсии выпить чего-нибудь для начала. Запас и подбор спиртных напитков у нее не уступал ферринфилдскому. Салли снисходительно удовлетворила просьбу Каприсии налить ей стакан томатного сока, а сама, уютно поджав ноги, устроилась на диване и один за другим проглотила пару коктейлей, после чего отправилась на кухню готовить обед.

Каприсия последовала за ней и предложила свою помощь. К ее удивлению, Салли оказалась весьма умелой хозяйкой и опытной кулинаркой. Она быстро поджарила котлеты с грибами и приготовила салат из свежих овощей, пояснив, что Ричард, когда обедает у нее, всегда непременно требует свежие овощи на закуску. Ему нужен свежайший кофе, сваренный из молотых зерен, ни в коем случае не порошковый. У Ричарда вообще много слабостей, но все они, как ни странно, достаточно разумны. Приглашая ее на обед в ресторан, он никогда не довольствуется общим меню, а настаивает, чтобы приготовили какое-нибудь из его любимых блюд, и ее тоже.

– Похоже, он на редкость привередливый человек, – подвела итог Каприсия.

Салли пристально взглянула на нее и покачала головой.

– Да не то чтобы привередливый. Он только очень упрямый.

– Вы, должно быть, его достаточно хорошо знаете? – спросила Каприсия. И сразу же подумала, что спрашивать этого не стоило.

Но Салли только улыбнулась.

– Думаю, не хуже прочих, – ответила она. – А может, немного лучше. Да, думаю что так.

– И что же, он… часто бывает у вас? – задала Каприсия еще один неловкий вопрос, но Салли эти вопросы не обидели, а, напротив, позабавили.

– Очень даже часто, – ответила она.

Обедали они, сидя на стульях эпохи Регентства за элегантным столом палисандрового дерева, а затем снова вернулись в гостиную. При ближайшем рассмотрении ею оказалась та же самая комната, которую отделяла от алькова, где помещалась столовая, тяжелая шелковая портьера. Если требовалось уединение.

Вскоре в квартире вкусно запахло свежесваренным кофе. Ради такого случая, раз уж больше охотников не было, они разлили его по двум большим чашкам, и Салли раскинулась на диване, а Каприсия уселась на мягкой тахте, покрытой полосатой тканью, рядом с камином, где ярко пылало полено, положенное целиком.

Как все это истинно по-английски, подумала Каприсия и неожиданно поняла, что за короткое время успела полюбить здешний стиль жизни. Ей нравилось видеть вокруг себя прекрасную старинную мебель и изысканно подобранные цветы в вазах. В это время года цветы стоили дорого, а эти, несомненно, были выращены в оранжерее.

Она сказала об этом Салли, и та, нежась, как в гнездышке, среди мягких подушек, устилавших уютный диван, промурлыкала, что она, должно быть, сибаритка, хотя это, наверное, странно для женщины, занимающейся лошадьми.

– Я люблю дорогие вещи… шелк и атлас, – признала Салли. – Если могу себе позволить, то покупаю самые дорогие меха, и люблю, чтобы в квартире всегда стояли живые цветы. Много, много цветов.

Она потянулась за кофейником и налила себе еще чашку ароматного напитка. Каприсия отметила, что в ее грации есть что-то кошачье. В неярком свете каминного пламени – день был пасмурным, и сумерки обещали быть ранними – карие глаза мисс Кэрфакс мерцали, как густой ликер в хрустальном бокале, на щеках лежали темные тени. Накрашенные губы казались еще ярче, и маленькие острые зубки поблескивали между ними, словно отшлифованные жемчужинки, когда она улыбалась и медленно тянула слова.

– Когда-нибудь я обязательно буду богата, – сказала Салли так, словно это уже решенное дело. – Я считаю, надо быть щедрой и помогать ближнему, а это невозможно, если имеешь лишь жалкие гроши.

Она внимательно взглянула на Каприсию.

– Денег, которые я получаю за уроки верховой езды, едва хватает, чтобы оплатить счет за электричество, и уж, само собой разумеется, не из них приходится платить девушке, которая чистит сбрую и седла. Конечно, держать ее – роскошь, которая мне вряд ли по карману, но без нее просто не обойтись. И мой покровитель это понимает.

Она взмахнула ресницами, не скрывая своего удовольствия.

– Вам повезло, что у вас такой чуткий покровитель, – заметила Каприсия.

– Да, очень. – Салли вставила новую сигарету в длинный мундштук из слоновой кости, откинулась на подушки и мечтательно уставилась в потолок, окружив себя облаком дыма. – Очень повезло.

– Но, мне кажется, вам просто нравится заниматься лошадьми, даже если это и не так выгодно, как хотелось бы, – добавила Каприсия, скорее просто чтобы поддержать разговор, чем по какой-то другой причине.

– Ну, не знаю. Есть вещи, которые мне нравятся больше.

Салли остановила на Каприсии задумчивый взгляд.

Тут за окном раздался шум подъезжающего автомобиля, возвещавшего о прибытии мистера Морсби. Салли поднялась с дивана, быстро взглянула на себя в зеркало и, убедившись, что с ней все в порядке, объявила:

– Пойду открою дверь.

Перед тем как исчезнуть в дверном проеме, она обронила:

– Тони вам понравится. Мне почему-то кажется, что он – мужчина вашего типа.

Но стоило Каприсии взглянуть на Тони Морсби, как она поняла, что никак не может согласиться с Салли. Однажды ее назвали лошадницей, и это слово вызвало в ней негодование, так как она знала – оно ей ничуть не подходит. А вот в Тони Морсби определенно присутствовала черта, отличавшая его как человека, знающего толк в лошадях и проводящего среди них много времени.

Это был приземистый крепыш с красным лицом и песочного цвета волосами и ресницами. Он слегка раскачивался при ходьбе, его легко было представить в седле. Одет мистер Морсби был в хорошо сшитый твидовый пиджак спортивного, несколько кричащего покроя, яркая рубашка и галстук ни в чем не уступали пиджаку.

Но несмотря на все это, Каприсия не испытала ни малейшей неприязни к вошедшему, пожимая протянутую ей руку.

У мистера Морсби была необыкновенно располагающая улыбка, необычайно светлые голубые глаза, веселые и приветливые, и в целом он производил впечатление довольно приятного молодого человека безупречной порядочности. Правда, Каприсия считала, что не очень-то умеет разбираться в людях.

– Весьма рад знакомству, мисс Воган, – сказал он, удерживая ее руку секунд на двадцать дольше, чем того требовала вежливость. – Я знаю, вы – новая владелица Ферринфилда, и должен сказать, пора уже обновить эту старину! Глядя на вас, я не сомневаюсь, что вскоре Ферринфилд заблестит и засверкает. – И Тони широко улыбнулся.

– Пока я ничего об этом не могу сказать, – слегка растерявшись, ответила Каприсия, так как подобный тип молодых людей был для нее непривычен, – Дом сейчас нуждается в серьезном ремонте, – добавила она.

– Но если есть деньги, то волноваться не о чем, – вставила Салли, снова усаживаясь на диван и поглядывая на своих гостей.

– Да, это совершеннейшая правда. – Тони обернулся к хозяйке и поглядел на нее так, словно она изрекла нечто из ряда вон выходящее. – Для чего же еще нужны деньги, если не тратить их? А так как покойный Джошуа был скуповат, у мисс Воган больше оснований сейчас развернуться.

Каприсия почувствовала легкую досаду.

– Мой двоюродный дедушка последние несколько лет был слишком болен, чтобы тратить на дом много денег, – произнесла она холодновато.

Тони развел руками.

– Даже если так, – сказал он, – у него было достаточно средств, чтобы жить в свое удовольствие, разве нет?

– Вы думаете? – голос Каприсии зазвучал еще холоднее. – Возможно, мои поверенные смогли бы более точно назвать вам сумму его расходов, но насколько мне известно, дела поместья не полностью приведены в порядок, так что пока еще рано говорить о размерах моего состояния. И вы забыли о громадном налоге на наследство. В наши дни он почти полностью съедает капитал.

Полагая, что пора вмешаться, Салли легко соскочила с дивана.

– К чему эти разговоры о деньгах, Тони? – недовольно произнесла она. – Это вульгарно. Ты же приехал сюда, чтобы помочь Каприсии с машиной. Ей очень нужен автомобиль, а ты как раз собирался продать свой… правда, это вновь возвращает нас к неизбежной теме денег. Но я уже объяснила Каприсии, что ты вовсе не собираешься на этой сделке нажиться, а только желаешь оказать услугу.

– Ну конечно, – слегка удивился Тони. – Смотрите, мисс Воган. – Он подвел ее к окну. – Вон она, стоит на самом виду, та маленькая серая шикарная штучка. Не смейтесь, что я хвалю ее, она стоит того. Совершенно новая, едва обкатана. Но с вас я много не запрошу, даром что вы наследница. Я всего лишь рассчитываю на справедливую цену.

– Что вы подразумеваете под справедливой ценой? – поинтересовалась Каприсия, разглядывая «шикарную серую штучку», специально поставленную для обозрения в самой середине двора.

Тони назвал сумму. Салли слегка кашлянула, и он, поняв намек, тут же сбавил цену до двух тысяч пятидесяти фунтов. Но это все еще была непомерно большая сумма, и даже Каприсии, которая почти ничего не знала о рыночных ценах на автомобили в Англии, она показалась фантастической.

Кашель продолжал разбирать Салли.

– Ты говорил, что не собираешься обирать покупателя, – напомнила она.

– Я и не обираю, – с искренним негодованием отверг это незаслуженное обвинение Тони. – Хочу только сказать вам еще пару слов об этой машине… и о двух-трех знакомых, которые просто горят желанием заполучить ее. Между прочим, – он взглянул на Салли чистейшими голубыми глазами, – сегодня утром, до твоего звонка, я почти решил ударить по рукам с парнем, который уже несколько дней ходил за мной по пятам и клянчил. Так бы и случилось, но только мне захотелось сделать приятное тебе и твоей подруге.

Он улыбнулся им обеим невиннейшим образом. Глаза его так и сияли ангельской чистотой. Пожав плечами, Салли вопросительно взглянула на Каприсию.

– Что вы скажете? – спросила она. – Может быть, спустимся вниз и взглянем на нее поближе?

Каприсия согласилась, и они втроем вышли во двор. Здесь, на месте, Тони Морсби принялся за дело по продаже автомобиля всерьез. Он настоял, чтобы Каприсия села за руль, попробовала включить передачу и запустить мотор. Машина послушно повиновалась.

Каприсия видела, что машина совсем еще новенькая и в отличном состоянии. Ей понравились небольшие размеры автомобиля, делавшие его уютным, кроме того, в нем откидывался верх, что считалось модным. Салли уверила ее, лучшего сочетания практичности и современного вида ей не найти.

Каприсия пробормотала неуверенно, что перед тем, как она окончательно примет решение, неплохо бы проверить машину в одном из здешних гаражей, но это предложение так глубоко потрясло Тони и его ангельские голубые глаза обратились на нее с таким скорбным выражением молчаливого упрека и незаслуженной обиды, что она сняла свое условие и решила замять неловкость, тут же на месте без дальнейших колебаний выписав чек.

Когда Каприсия передавала чек Тони, у нее создалось впечатление, что она приобрела друга на всю жизнь.

На Салли, судя по всему, быстрота, с которой совершилась деловая операция, произвела очень приятное впечатление. Она предложила, перед тем как Каприсия отправится к себе домой в новом автомобиле, всем троим снова подняться наверх и выпить чаю в дружеском кругу.

Каприсия отказалась от чая, но пообещала Салли заглядывать к ней, когда только вздумается, и по делу, и просто так. Каприсию посетила догадка, что мисс Кэрфакс и ее приятель не прочь добыть деньги, где только представлялась возможность, но она не ставила это им в вину.

Выезжая со двора Хэдли Тауэре, мисс Воган дружески помахала рукой на прощание и пригласила своих новых друзей пообедать в Ферринфилде на будущей неделе, когда дом немного приведут в порядок. Они пообещали непременно приехать, в чем она не сомневалась, – видимо, они на самом деле не замедлят явиться, когда она уточнит время. Несомненно также, что Салли и Тони уж постараются продать Каприсии множество разнообразных вещей, не особенно ей нужных. Она прочла это на их радостных лицах, когда они ответно махали ей вслед.

– До скорой встречи! – прокричала Салли. – Если вам понадобится помощь в устройстве Ферринфилда, только скажите.

– Хорошо, – откликнулась Каприсия, выезжая со двора.

В общем-то, она осталась довольна покупкой. Больше не нужно заказывать такси, когда захочется съездить в город.

Она поставила машину рядом с автомобилем Ричарда Винтертона в большой гараж около дома. Сейчас его машины не было, и она воспользовалась этим, чтобы удобно разместить там свою. Когда мистер Винтертон вернется, то обнаружит, что в гараже почти не осталось места, чтобы втиснуть его сверкающий «ягуар».

– Конечно, такому, как он, понадобился непременно «ягуар», – подумала Каприсия с некоторым презрением, поглаживая бок своего серого автомобильчика. – Если он захочет его переставить, придется попросить у меня ключи. А это ему будет крайне неприятно, или я… очень ошибаюсь.

Но Ричард Винтертон так и не обратился к ней за ключами от ее новой машины в тот день. Она не видела его ни за ужином, ни после. Нигде в доме он ей так и не попался. Если вернулся поздно, то она этого не услышала и на следующее утро снова завтракала в одиночестве.

В последующие дни Винтертон приходил домой только спать, и фактически он не жил в Ферринфилде, что очень ободряло и успокаивало Каприсию. Должно быть, это означало, что в любую минуту он мог покинуть дом совсем. Мистер Винтертон много времени проводил в гостинице «Корона» и местном клубе, очевидно подготавливая почву к своему окончательному переселению в одно из этих мест.

Вскоре утром, отправившись взглянуть на свой автомобиль, она обнаружила Винтертона в гараже. Он с большой тщательностью наводил глянец на свой «ягуар». Каприсия с удивлением отметила, что ему удалось каким– то образом довольно ловко завести свою машину внутрь и поставить ее рядышком с гораздо более скромным соседом, не нанеся ему ни малейшего урона.

– Вижу, вы успели приобрести машину?

Он был без пиджака, в рубашке и жилете, и энергично орудовал замшевой тряпкой.

– Вот ни за что не подумал бы, что вы выберете именно эту марку. Полагаю, нашли машину практичной. И сколько пришлось заплатить?

Каприсия назвала цену, и он уронил свою замшу.

– Да вы с ума сошли! – вырвалось у него.

Она только пожала плечами.

– Вы забыли, что у меня достаточно денег, чтобы их тратить. Мне напоминают об этом со всех сторон.

– Кто же именно?

– Ваша подруга мисс Кэрфакс и ее приятель мистер Морсби.

Она могла бы поклясться, что он вздрогнул, услышав это имя.

– Когда и где вы успели познакомиться с Тони Морсби?

– На днях, в конюшнях.

– В конюшнях Салли?

– Да. Она любезно пригласила меня пообедать с ней.

– Понятно. – Он сощурился. – И заодно пригласила и Тони, чтобы он вас обжулил.

– Не думаю. – Каприсия улыбнулась при воспоминании об их встрече. – Он всего лишь деловой человек и стремится извлечь максимальную прибыль. Я не так глупа, чтобы не понимать, что он завысил цену, но мне срочно нужна была машина, и я ее купила. Все произошло легко и просто. Вы не верите в возможность таких легких и простых деловых операций?

– Я полагаю, что при покупке машины не мешает проявлять осторожность. – Он посмотрел на нее с легким презрением. – Вы что же, даже не убедились, что машина в исправности, прежде чем платить деньги?

– Нет, – покачала она головой.

– Сразу выписали чек?

– Да.

Он подошел к ее автомобилю, откинул крышку капота и заглянул внутрь, затем открыл дверцы салона и быстро осмотрел его, после чего не торопясь их захлопнул.

– Да, – произнес он, – говорят, что у дурака деньги в кармане не залеживаются. Особы женского рода расстаются со своими деньгами так же быстро.

Каприсия оперлась о капот, глядя на него со спокойной улыбкой. Она почему-то чувствовала, что остается хозяйкой положения, а он озадачен, и это лишает его преимущества. Он, очевидно, не ожидал, что она так легко может оказаться жертвой обмана. Она с удивлением отметила, что взгляд его стал суровым.

– Хотите совет? – спросил он.

– Нет, – ответила она решительно, отрицательно качнув головой.

– Все равно вам придется его выслушать, – отрезал он. – Молодых людей, подобных Тони Морсби, лучше избегать. А если вам нужна подружка, поищите менее искушенную особу, чем Салли Кэрфакс.

– Она же ваша приятельница!

Ее серо-голубые глаза смотрели на него вызывающе, его карие остались непроницаемыми и холодными.

– Одна из многих.

Он достал из кармана изящный золотой портсигар и закурил.

– Иметь только одну подругу – большая ошибка, и я ее успешно избегаю. Это ловушка, в которую я научился не попадаться.

– Понятно.

Она посмотрела на него так, словно открыла в нем черту характера еще менее приятную, чем уже обнаруженные ранее.

– В таком случае я надеюсь, ваши подруги с самого начала понимают, как им следует вести себя с вами. Вдруг они решат, что вы относитесь к ним серьезно. Их останется только пожалеть, не правда ли?

Он пожал плечами. Трудно было выразить более полное безразличие, чем то, которое он демонстрировал всем своим видом.

– Общение с представителями противоположного пола – вешь вообще рискованная, но в наши дни молодые женщины весьма благоразумны. Многие из них вовсе не всегда жаждут выйти замуж. Семейная жизнь – лишь для избранных. По крайней мере так должно быть. Я бы потребовал проверки на совместимость, перед тем как давать какие-нибудь обещания… если бы меня хоть сколько-нибудь интересовал этот вопрос.

– Вот как?

Интересно, каким образом он собирается осуществить такие проверки, подумала она с негодованием.

– К счастью для всех нас, все же не в вашей власти распоряжаться чужими жизнями, мистер Винтертон! – воскликнула она. – Вы, конечно, в состоянии придумать разные способы, как лучше сберечь свободу, но вы не сможете их применить к большинству женщин, кроме тех несчастных, которые сочтут вас привлекательным человеком. А что мисс Кэрфакс, она осведомлена о ваших взглядах? Надеюсь, обычная осторожность ей не изменит? Мне показалось, у нее вполне твердый характер, чтобы она могла чувствовать себя защищенной от обмана, или я очень и очень ошибаюсь.

– Я полагаю, вы вообще нередко ошибаетесь, – в его задумчивом взгляде она увидела холодное высокомерие. – Вы напрасно не сомневаетесь в своей интуиции, она у вас скорее вычитана из книг. В Салли меня восхищает то, что она вся как на ладони. Надо действительно быть круглым идиотом, чтобы позволить ей обмануть себя.

– Вы о чем?

– Она, что называется, «славная девочка». Компанейская, привлекательная, с весьма здравым смыслом. Чего же еще может пожелать мужчина?

– Чего же еще можно пожелать, как не друга, который навешивает на тебя ярлыки, – отпарировала она с нескрываемым презрением, – считая, что по-другому и быть не может. «С весьма здравым смыслом»! Мне бы очень не хотелось, чтобы меня характеризовали подобным образом!

– Вам это ни в коей мере не грозит. Иначе вы не владели бы сейчас автомобилем, за который заплатили ровно в два раза больше его настоящей стоимости. И Тони Морсби не удалось бы надуть вас так легко.

Она проговорила ясно и отчетливо:

– Мне понравился Тони Морсби. Он простой и понятный человек. Всякому видно, он очень нуждается в деньгах и ищет способы их раздобыть… В конце концов они у него не более бесчестны, чем у тысяч других людей. Мне понравилась его машина, и я не стала торговаться, когда он назвал свою цену. Он продал ее мне, а я купила, вот и все. Так в чем вы можете обвинить Тони Морсби?

– Я ровно ни в чем его не обвиняю, – ответил он раздраженно. – Думаю, люди его типа иногда очень даже полезны. Когда нужно преподать урок таким вот малышкам, вроде вас, соглашающимся на все его предложения. Мне жаль лишь – хотя это и нелепо, ведь он теперь не нуждается ни в чьем сочувствии, – покойного Джошуа Вогана, который оставил все свои деньги вам. Если бы он завещал их приюту для бездомных кошек или другому адресату в этом роде, то смысла было бы больше.

Она улыбнулась самой очаровательной улыбкой.

– А еще лучше – вам? – произнесла она почти кротко. – Но, увы, по некоторым причинам, которые не так трудно понять, он этого не сделал.

Она направилась к выходу, но по дороге снова обернулась.

– Когда вы уезжаете, мистер Винтертон?

Он тяжело посмотрел на нее.

– Я не собираюсь уезжать, мисс Воган, – пока, – ответил он, слегка выделяя последнее слово.

– Пока… вы остаетесь в моем доме, я попрошу вас не развлекать своих подруг за мой счет, – произнесла она мягко, – Мне понравилась Салли Кэрфакс, но в следующий раз она придет сюда только по моему приглашению.

Ричард сердито отвернулся, но в следующий момент она снова услышала его голос.

– Спросите у миссис Билль о наших хозяйственных расходах, – посоветовал он холодно. – Узнайте, кто сейчас платит за продукты, которые вы едите, и услуги, которыми пользуетесь.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю