290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Сердцу не прикажешь (СИ) » Текст книги (страница 1)
Сердцу не прикажешь (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2018, 22:30

Текст книги "Сердцу не прикажешь (СИ)"


Автор книги: Артелина Грудина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 5 страниц)

Артелина Грудина
«Сердцу не прикажешь»

От Автора

Дорогой читатель, перед тобой лежит непростая история любви.

Открывая этот рассказ, многие из вас ожидают встретить красивую сказку: борьба двух характеров, страсть, переросшая в любовь, и признания героев! Простите, но не в этот раз.

Признание в любви так и не состоялось, хотя всё остальное произошло.

– Но почему? – справедливо удивитесь вы. Всё дело в жестоких правилах жестокого мира, в котором живут главные герои.

Любовь делает демонов слабыми, признание демонессы своей единственной кьярой делает демона уязвимым, а обряд Слияния[1]1
  Обряд Слияния – брачный ритуал, при котором демон, сливаясь со своей кьярой в одно целое, обретает душу. После проведения обряда для демона не существует никаких других женщин, только его кьяра.


[Закрыть]
и вовсе – зависимым от женщины. Какой воин добровольно даст врагам оружие в руки, обнажив свои слабости? Какая демонесса станет терпеть измены мужа и постоянное напоминание: «Ты не моя кьяра[2]2
  Кьяра – суженая демона, она единственная, кого может любить демон, все остальные женщины могут вызывать страсть, желание, но не любовь. Дети рождаются от любой женщины, для зачатия неважны чувства партнёров.


[Закрыть]
»?

Это история любви, полная радости и боли, взлётов и падений, в конце которой каждому придётся сделать свой выбор. Арниру предстоит решить: отпустить любимую женщину или признаться ей в своих чувствах? А Эсни понять, готова ли она смириться с любовью без признания или начать новую жизнь с другим мужчиной?

История о том, что даже взаимное чувство – не гарантия счастья. О том, что не так сложно воевать с миром, судьбой ради любимого, но порой невыносимо оставаться рядом, когда твой противник и есть любимый.

Дорогой читатель, напоследок хочу успокоить, сказав, что главные герои обретут своё счастье, но путь к нему будет тернист. Искренне надеюсь, что история не оставит вас равнодушными.

С благодарностью, ваш Автор и его Муза.

Пролог

Смотря в звёздное небо, я успокаивала своё сердце, ожидая ту, которую мой муж хочет взять в жёны, ту, которая стала последней каплей в реке моего терпения.

Плотину прорвало, и уже ничто не спасёт нас! Сколько раз Арнир делал между нами пропасть? Целенаправленно, расчётливо. Сколько раз я, сцепив зубы, не жалея своего сердца, строила мост к нему? Довольно!

Завтра я приму ухаживания кальна[3]3
  Кальн – обращение к знатному демону.


[Закрыть]
Орина и попрошу брата разорвать мой брак с Арниром. Для укрепления Империи я стану женой другого мужчины, соединив наши семьи и освободив своего сына от обязательств перед родом Нейринов. Я могла бы не спешить, не прикрываться политикой, вступая в новые отношения, но я не так сильна, как хотела бы.

Моё глупое сердце, навеки отданное мужу, может сломить меня, заставить изменить решение, как бывало не раз. Но обманываясь, надеясь, я так и не смогла стать счастливой. Пора разорвать этот порочный круг, даже если сердцу не прикажешь забыть, разлюбить Арнира, я смогу сохранить хотя бы часть себя.

Завтра наступит новый день: пугающий меня своими переменами, но такой желанный.

А сегодня я постараюсь помочь той, кто помогла мне принять тяжёлое, но такое необходимое решение. Елене – женщине, которая, несмотря на обстоятельства, остаётся верна себе, своим принципам и своей семье.

Двери в комнату открылись, и на пороге замерла красивая миниатюрная женщина, увидев силуэт демонессы. Подойдя к окну, она стала возле своей гостьи, и они обе смотрели в звёздное небо, будто звёзды могли предречь их судьбы или исполнить сокровенное желание: одно на двоих.

Каждая из них желала любви собственного мужа. Какая насмешка судьбы!

Глава 1

Ветер хлестал меня по лицу, слёзы лились по щекам, и солёные потоки стекали с подбородка на шею. Я пыталась вырваться, но руки были намертво связаны магией высшего порядка. Моё сердце рвалось на кусочки от бессилия. Напротив меня у Столбов были так же привязаны мои сёстры. Они тоже не оставляли попыток освободиться. Ведь перестать бороться – значит умереть. Даже я, младшая из всех нас, понимала, что советники отца решили принести нас в жертву, чтобы усмирить магию Столбов. Да, жизнь принцессы ничего не значит, когда на кону стоят интересы Империи.

Лейрит пыталась расправить крылья, но только сломала одно из них, крича от боли, она сползла на голую землю и свернулась клубочком. Лица сестры я не видела, его скрыло золотое оперение крыльев. Страх сковал меня, если Лейрит, самая сильная из нас, сдалась, то мне точно не выжить.

Фрея кричала дико и яростно, верёвки перетёрли её нежную кожу, и кровавые ручьи текли по её рукам и капали на траву. Сделав большой вдох, я закрыла глаза и попыталась достучаться до своей магии, но она не отзывалась. Не позволяя панике одолеть себя, я пыталась придумать хоть какой-то выход.

– Отец! – моля о помощи кричала Фрея, ещё не понимая, что советники действуют с его одобрения.

Не того ты зовешь. Точно! Как я сразу не догадалась? Закрыв глаза, я сконцентрировалась и мысленно позвала брата.

«Дарвад! – и тишина. – Дарвад! – о, Тьма, помоги мне. – Дарвад!»

«Эсни? – сонный голос брата, немного хриплый, сейчас звучал музыкой. – Что случилось?»

«Советники отца связали нас у Столбов. Они готовят какой-то ритуал, наши силы не действуют. Я не знаю, что делать».

«Эсни, успокойся», – просил брат, а моё сердце сжалось от ужаса, из клубов тьмы вышел наш отец – Император. Высокий жилистый демон с длинными чёрными волосами и такими же чёрными глазами, уверенным быстрым шагом он направлялся к группе учёных, которые занимались исследованием магии Столбов.

– Отец, – радостно закричала Фрея, стараясь подняться на ноги. Даже отсюда я увидела, как радость на её лице сменяется непониманием, а затем – жгучей ненавистью. Фрея всегда любила отца, боготворила его, а он игрался с её чувствами, наслаждаясь её покорностью и преданностью. Сейчас же он даже не взглянул на любимицу, полностью погружённый в отчёт магов, ему не было дела до одной из дочерей.

Лейрит лишь приподняла голову и взглянула на Императора. Она давно раскусила отца и всегда с недоверием относилась к нему, иногда даже открыто оспаривая его решения, но и это не уберегло её от него, впрочем, как и никого из нас.

«Дарвад, отец появился, поторопись!» – мысленно прокричала я брату и в эту же секунду почувствовала, как мне не хватает воздуха. Хотелось схватиться за горло, но всё, что я могла, – это хватать ртом воздух. Сквозь пелену тьмы, в которую я погружалась с каждой секундой, я услышала, как главный советник отца просит оставить меня в живых до ритуала. Спасительная тьма уже крепко сжимала меня в своих объятиях, и я не стала противиться ей.

Скрежет железа, звуки борьбы и крик, безумный крик, полный боли. С огромным трудом я приоткрыла глаза. Кричала Фрея, её тело сотрясалось, огненные крылья висели за спиной, не делая даже попытки освободиться. От Столба к её груди проходил тонкий луч света, который выжигал её силы, насыщаясь ими.

Лейрит, стиснув зубы, твёрдо стояла на земле, по её лбу текли капли пота – она пыталась подчинить магию Столба. Смелая, отважная – она боролось.

Дарвард и его трое друзей, пришедших на помощь, сражались с воинами отца, которые превосходили их по численности и не гнушались нападать по несколько человек на одного. Брат отбивался от троих, Сейвард дрался с двумя, а Арнир был в бешенстве, он просто рвал врагов на части когтями. Он больше походил на зверя, но я не испугалась его, я была рада, что он на нашей стороне. Айвена я не заметила сразу, но когда огненная волна превратила троих воинов в пепел, я увидела и его. Зависнув в воздухе, он делал пасы руками, уничтожая противников.

– Не хватает сил замкнуть Столбы! Нужно активировать третий Столб, – прокричал безумный учёный, на поводу которого пошёл отец, желая поработить другие миры, он без раздумий пожертвовал своими дочерями. А сейчас он собственноручно хотел пожертвовать мной, приближаясь к Столбу и бормоча заклинания.

Крик Фреи прервался, и я увидела вместо сестры сломанную куклу, лежавшую на траве. Столб забрал все её силы, опустошив её. Я внимательно всматривалась в тело, ища признаки жизни. Наши учителя рассказывали, что после подобного обряда некоторым удаётся выжить, потерять свои силы навсегда, но выжить. О, боги, прошу вас!

Моля о спасении сестры, я не сразу заметила, что отец уже закончил заклинание и луч устремился к моей груди. Моя магия была связана, и я ничего не смогла сделать, но когда луч дотронулся до моего голубого платья, он отрикошетил от меня к отцу.

Воины отца бросили мечи и склонили голову перед братом, выступать против следующего Императора было бы изменой. Айвон подлетел к Лейрит и, шепча заклинания, пытался разорвать связь Столба с ней. Я, медленно шатаясь, шла к сестре, оставив за своей спиной корчившегося на земле отца. Еле дойдя на негнущихся ногах, я упала рядом с Фреей. Осторожно убрав волосы с её бледного лица двумя дрожащими пальцами руки, я потянулась к шее, пытаясь нащупать пульс. Мою руку перехватила сильная рука Арнира.

– Моя принцесса, ваша сестра мертва, – я отчаянно завертела головой, не желая признавать такую страшную правду.

– Мне жаль, – мужчина притянул меня к себе и прикрыл своими крыльями, огораживая от всего ужаса, царившего вокруг.

Цепляясь за его порванную рубашку, я рыдала у него на груди, прижимаясь всем телом, ища защиты и поддержки. Сейчас меня не отталкивало ни нарушение этикета, ни то, что мужчина был весь в крови, мне было необходимо сильное плечо друга. И пусть Арнир был другом брата, который всегда сторонился меня, сейчас же он обнимал, гладил меня по волосам и по спине, успокаивая и шепча что-то. Я не разбирала слов, но его голос успокаивал меня, даря ощущение защищённости. Мои пальцы ещё крепче сжимали ткань рубашки, боясь лишиться такого необходимого тепла.

Наверное, в его объятиях я и уснула, или меня усыпил Айвон, в любом случае пришла я в себе уже во дворце. Первое, что я увидела, приходя в себя, – это обеспокоенное лицо подруги. Элсария, дочь кальна Дерна из рода Колден, была отдана мне в услужение в детском возрасте, как и положено младшей дочери. Когда увидела её впервые, я и сама была не намного старше. Заметив, как вздрагивает девочка при резких звуках и как прижимает голову к плечам, опасаясь удара, я поняла, что старая традиция стала подарком судьбы для бедняжки.

Кальн Дерн хотел устроить Элсу в свиту Лейрит, старшей дочери Императора, но, взяв тонкую ручку девочки, я громко заявила, что теперь она моя подруга. Так началась наша дружба и за эти годы она стала крепче кровных уз.

С сёстрами мы никогда не были близки, хотя и переживали друг за друга. Наш отец Император имел обширный гарем: девять жён, каждая из которых была знатной крови и жаждала власти. Дети ни для одной из них не были смыслом жизни, всё, ради чего они просыпались каждое утро, – это сердце правителя. Для достижения этой цели они не гнушались ничем: интригами, подлогами и даже убийством.

Мать Дарварда была отравлена матерью Фелиса, моего второго брата и следующего в очереди на трон после Дара. За проступок его матери они были сосланы в дальний даруг[4]4
  Даруг – огромный замок с прилегающими к нему территориями.


[Закрыть]
– Сердце Тьмы на юге Империи. И вот уже больше двух десятков лет я ничего о нем не слышала. Отправляя подарки на праздники и дни рождения, я так и не получила ответа, как и другие сёстры. Мы переживали за Фелиса и просили отца вернуть его, но он был непреклонен в своём решении.

– Кальна[5]5
  Кальна – обращение к знатной демонессе.


[Закрыть]
Эснира, как вы себя чувствуете? Позвать целителя? Может, воды? – Элсария суетилась вокруг меня, не зная, чем помочь.

– Всё в порядке. Скажи лучше, как моя сестра? – останавливая её рассказ о Фрее, я уточнила: – Лейрит.

Девушка прикусила нижнюю губу и, опустив взгляд на моё покрывало, тянула с ответом. О нет, пусть только будет живой! Просто живой!

– Она в своих покоях, – наконец ответила девушка, – целитель сказал, что ей необходимы покой и время, – осторожно подбирая слова, Элса не поднимала глаз. Откинувшись на подушки, я прикрыла глаза: они нещадно пекли. В том, что подруга недоговаривает, я была уверена.

– Одень меня! – откинув одеяло, я присела на кровати.

– Но вам требуется покой! Вы только несколько часов как спите! Айвен сказал, что вы проспите до ужина!

– Элса, я не пострадала, магия Столбов не тронула меня, – держа подругу за руку, я старалась её успокоить и задумалась: а почему, собственно, луч отбился от моей груди? Переведя задумчивый взгляд на девушку, я поняла, что мои доводы были напрасны. Она молча молила меня остаться в кровати. Милая Элсария, всегда тихая и здравомыслящая, она всегда старалась удержать меня от необдуманных авантюр. Как она не могла понять, что я волнуюсь за Лейрит? Что я боюсь остаться лежать в кровати, ведь все мои мысли займёт смерть Фреи? Я просто задохнусь в этом горе, в этой боли, переживая всё увиденное раз за разом.

– Элса, если ты мне не поможешь, я сделаю это сама! – глядя ей в глаза, уверенно заявила я. С тяжелым вздохом девушка кивнула, уступая мне, и отправилась за платьем, я же попыталась встать с кровати. Голова немного кружилась, и ноги еле держали меня, но я уверенно делала шаг за шагом, приближаясь к туалетному столику.

Присев на пуфик, я взглянула в зеркало. На меня смотрела бледная девушка со спутанными тусклыми волосами, единственным, что хоть как-то выделялось на моём почти безликом лице, были глаза: карие, с теплым золотистым оттенком, такие же, как у моей матери. Моя мама была удивительно красивой, как жаль, что мне от неё достались только глаза и крылья! Взглянув на свои иссиня-черные перья, я задумалась: а не это ли стало причиной событий у Столба? Ведь и Фрея, и Лейрит пошли в отца, нося крылья такого же оперения. Может, всё дело в них, ведь в этих крыльях заключены обе стихии: тьма и огонь. В моих же только тьма. Может, взаимодействовать с магией Столба могут только златокрылые демоны? Спеша поделиться своими догадками, я прикрыла глаза и мысленно позвала брата.

«Дарвад!» – на этот раз он ответил моментально.

«Эсни, ты уже пришла в себя! Как себя чувствуешь?» – в голосе брата была тревога и усталость. Нелёгкое бремя свалилось на всех нас, но ему досталось больше остальных.

«Хорошо, – коротко ответив на его беспокойство, я перешла к делу: – Дар, скажи, ты знаешь, почему луч Столба попал в отца, а не в меня?» – мои пальцы крепко вжимались в ручку расчёски, а сама я замера в ожидании ответа.

«Эсни, тебе сейчас нужен покой, я найду все ответы и расскажу тебе! Клянусь!»

Радостно заулыбавшись, я начала быстро тараторить, боясь, что он не захочет слушать.

«Дар, я, кажется, знаю в чём дело! Это крылья! Понимаешь? – спросила я, делая вдох, и, не дождавшись ответа, принялась уточнять: – У Фреи, Лейрит и отца были крылья двух стихий, а у меня лишь одной! Понимаешь?»

«Не уверен, но сейчас проверю твою теорию, мы тут как раз заседаем с Военным советом».

С Военным советом? Я не ослышалась, зачем брату Военный совет, если только…

«Нам кто-то объявил войну?»

«Эсни, – со стоном в голосе протянул брат, – твоя задача отдыхать, обо всём другом я позабочусь!» – брат оборвал нашу связь, а я, взяв расчёску, начала расчёсывать пряди волос, пытаясь понять, что происходит.

За этой работой меня и застала Элса, она несла чудесное чёрное платье – знак скорби. Я засмотрелась на него в отражении зеркала, прозрачные камни на лифе напоминали слёзы, длинная юбка в пол была без камней, но чёрными нитками на чёрной ткани были вышиты розы – цветы прощания и прощения. Именно их клали на могилу умершим, отпуская их и прощая все их прегрешения.

– Кальна, может, всё же приляжете, а к вечеру спуститесь к ужину и поговорите с Императором? – вздрогнув от последнего слова, я усмехнулась, поняв, что теперь Императором стал брат. К этому надо привыкнуть. Я не желала смерти отцу, но и любить мне его было не за что. Так что я была рада, что вместо холодного, расчётливого, жадного к власти и деньгам правителя на трон взошёл мой смелый, отважный брат, который будет в первую очередь думать о своём народе, а потом уже о личных амбициях.

– Элса, ты что-нибудь слышала о военных действиях? – не особо рассчитывая на положительный ответ, поинтересовалась я, продолжая расчёсывать волосы. Со своей задачей я справлялась довольно удачно, часть из моих локонов уже вернула себе былой блеск и выглядела вполне сносно. Наблюдая за подругой через зеркало, я видела, как та неспешно застилает кровать.

– Да, – не отрываясь от работы, она ответила абсолютно спокойно. О, тьма! Неужели она не переживает по этому поводу? Нашу Империю уже давно обходила эта напасть, отец предупреждал любую попытку врага даже начать готовиться к подобному. Его шпионская сеть работала великолепно, он знал всё и обо всех, и за всё его правление не было ни одного сражения внутри страны. Только захват чужих территорий! Стремительный, неожиданный, всегда хорошо продуманный захват, многие государства не успевали опомниться, как армия отца уже входила в их столицу. Так что врагов у Империи хватало, но кто же вылез, едва узнав о смерти Императора?

– Кто осмелился пойти на нас войной? – положив расчёску, я повернулась к Элсе, ожидая её ответа.

– Ваш брат Фелис, – разложив платье на покрывале, она взяла расчёску и принялась за мою причёску, – он оспаривает право Императора Дарварда на трон.

Расчёсывая волосы, она не спеша рассказывала новости:

– К нему присоединились ещё три округа, – сердце сжалось, брат против брата, семейные узы никогда не останавливали демонов в борьбе за власть. Я любила Дара, но и Лис был мне дорог.

Много лет назад на берегу озера, где мы часто гуляли летними деньками, мы впятером дали клятву, детскую, наивную, но от всего сердца.

– Что бы ни произошло, пока бьётся моё сердце в груди, мы – едины! – еле шевеля губами, я повторила клятву.

* * *

Войдя в покои сестры, я замерла у порога, не решаясь продолжить свой путь. Слишком откровенная картина предстала передо мной: Айвен обнимал Лейрит, а она, прижимаясь к нему, что-то шептала. Мне не хотелось прерывать их, поэтому, сделав пару шагов назад, я выскользнула из комнаты и постаралась прикрыть дверь как можно тише.

Развернувшись, я чуть не вскрикнула от неожиданности: в паре шагов от меня стоял Арнир. С прищуренным взглядом и ухмылкой на лице, он, опершись на колону, рассматривал меня. Несмотря на пылающие щёки, я бесстрастно смотрела прямо в глаза мужчине, я принцесса, на меня ещё и не так смотрели.

– Как чувствует себя моя принцесса? – мужчина галантно поклонился. Я же, намереваясь увести его как можно дальше от покоев сестры, решилась просить о помощи, в которой не нуждалась:

– Благодарю, гораздо лучше, хотя моментами и чувствую слабость. Вы не могли бы составить мне компанию? Я как раз хотела навестить брата.

– С радостью, моя принцесса! – шутя, он подал мне руку, а я приняла её. Расстояние между нами сократилось, и меня окутал аромат духов – такой же пленительный, как и сам мужчина.

– Арнир, почему вы зовёте меня «моя принцесса»? – не знаю почему, но меня всегда смущало такое обращение, особенно местоимение «моя», оно всегда несло какой-то двойной смысл, заставляя моё сердце стучать сильнее.

– А как бы вы желали? Ваша Светлость? – со всей серьёзностью спросил мужчина, хотя в его глазах я видела скрытую улыбку, усмехнувшись, я напомнила ему:

– Я ведь давно уже прошу называть меня по имени.

– Боюсь, я не могу себе позволить такой близости, – он резко отвернулся от меня, смотря исключительно вперёд, вся непринуждённость беседы исчезла, уступив место какой-то недосказанности.

– Близости? – я решила прояснить ситуацию. – Это просто дружеское отношение. Лейрит вы зовёте по имени и Фрею… – от имени сестры мой голос дрогнул, а Арнир сжал мою ладонь в своей. Такая горячая, с грубой кожей и мозолями от меча, и моя – холодная, с гладкой нежной кожей, такие разные, но наши пальцы переплелись.

– Мне жаль, что её нет больше с нами.

Я, кусая губу, смогла лишь кивнуть в ответ, продолжая шагать. Просто вдох и выдох, давай же! Вдох почему-то был свистящий и солёный, а выдох… Выдыхала я уже в губы мужчины. Прижимая меня к себе, он, как и у Столбов, прикрывал меня своими крыльями, защищая от всего мира или отрезая мир от нас. Его поцелуй придавал мне силы, благодаря ему я чувствовала себя живой. Ни моё тело, ни душа, ничто не сопротивлялось перед напором Арнира, наоборот – всё казалось таким правильным, таким естественным, до тех пор, пока я не услышала голос брата:

– Ар, нашёл время служанок в коридорах обнимать! Ты мне нужен в кабинете, – крикнул брат.

– Уже иду, Ваше Величество! – отозвался Арнир, всё ещё держа меня в объятьях и вдыхая аромат моих волос.

– Ар! Я же просил! – нетерпеливо крикнул Император.

– Прости! – улыбаясь мне, громко ответил мужчина, я так и не поняла, у кого просит прощение Арнир: у меня за поцелуй или у Дара за задержку.

– Пустое, отпускай девицу, пошли, – услышав голос брата совсем близко, я испугалась, если Арнир сейчас расправит крылья, то брат увидит меня.

– Почему ты не спешишь? – злость сменилась непониманием. – Не открываешь крылья? – видимо, брат пытался заглянуть, поэтому Арнир и попятился со мной, отступая.

– Кого ты там прячешь? – я знала, брат не остановится, пока не узнает, поэтому я сама, выскользнув из объятий, присела перед братом в книксене.

– Эсни, – изумлённо прошептал он. В его глазах начала клубиться тьма, и я поспешила объясниться:

– Дар, я как раз шла к тебе.

– Ко мне? – хрипло прошипел он, отодвигая меня и наступая на Арнира.

– Какого Тёмного? Ты что, решил утешить мою сестру, Ар? – он схватил мужчину за камзол, держа за грудки.

– Дарвард, это не то, о чём ты подумал, – спокойно ответил Арнир, не оказывая сопротивления. Да что он творит? Брат его сейчас прибьёт!

– Правда? Ты хочешь сказать, что ты не целовал мою сестру?

– Целовал, – глядя в лицо своему другу и Императору, ответил демон и тут же получил кулаком в лицо. Я вскрикнула и бросилась к мужчинам. Из носа Арнира текла кровь; я, вытащив платок из кармана, промокнула кровь, хмуро глядя на брата. Ну что за ребячество: чуть что – сразу кулаками махать!

– Отлично! Тогда, если завтра вернёмся живыми, проведём обряд, – яростно крикнул брат и направился в кабинет, моя рука дрогнула, всунув Арниру платок, я поспешила за братом.

– Дар! – окликнув брата, я заметила, что тот остановился, и обрадовалась, когда он пошёл мне навстречу, но зря я радовалась. Дарвард был в ярости!

– Ты принцесса Эснира, а не девка в таверне, чтобы по углам целоваться! Я всё сказал!

Развернувшись, он, чеканя шаг, направился в свой кабинет. А я осталась стоять посреди коридора, бледнея с каждой секундой, и поняла, что плачу, лишь услышав голос Арнира, когда тот, спеша в кабинет, чуть замедлился, поравнявшись со мной.

– Не плачьте, моя принцесса, я могу и не выжить, и тогда вам не придётся становиться женой бедного демона.

Я хотела крикнуть вслед, что плачу вовсе не из-за этого, но… Сказать, что я была бы счастлива такому мужу? А была бы? Бредя по коридорам в свою комнату, я думала о том, каково это – быть женой Арнира? И смогу ли я его полюбить? А он меня? А вдруг я не его кьяра? Вдруг он, как и отец, возьмёт себе других жён? Смогу ли я делить своего мужчину с другой? Стоп! А когда он стал моим мужчиной?

* * *

Раним утром на огромной площадке перед даругом двое магов в длинных накидках до самого пола настраивали телепортатор. Вся армия стояла ровными рядами, готовая последовать за своим Императором в бой.

Я же уверенным шагом приближалась к брату и его свите. Вчера после ужина Дар попросил всех не провожать его, он простился со всеми вечером. Я же всё не пыталась поговорить с братом, но он сторонился меня и делал вид, что не замечает. Судя по его сжатым губам, злился он и сегодня, но при всех открыто не мог от меня отвернуться.

Я, замерев перед братом, присела в глубоком книксене.

– Ваше Величество.

Брат молчал, наблюдая за мной.

– У меня есть просьба к вам, – поднимая голову, я смотрела в холодные глаза брата.

– Какая, принцесса Эснира?

– Прошу вас, вернитесь живым, – мой голос немного дрогнул, но я всё же произнесла то, что хотела сказать: – И постарайтесь сдержать клятву.

– Какую клятву? – хмуря брови, Дар пытался вспомнить. Я не торопила. Когда на его лице появилась растерянность, я шагнула к нему и прошептала:

– Что бы ни произошло, пока бьётся моё сердце в груди – мы едины!

– Эсни, – брат смотрел на меня как на маленькую девочку, верующую в чудеса в мире, где давно уже чудес не было.

– Верни его, Дар, – тихая просьба и полный надежды взгляд. – Я верю в тебя.

И я действительно верила в то, что говорила, мы оба знали это и оба понимали, о чём я прошу. Короткий кивок стал его ответом мне, а счастливая моя улыбка вызвала недоумение многих, кто так и не понял сути нашего разговора.

Врата открылись, и брат дал команду:

– Выдвигаемся! – развернувшись, он пошёл впереди армии, ведя её за собой, за ним следом направились и его друзья.

Поддавшись эмоциям, я схватила за руку Арнира, не давая ему последовать за братом.

– Я присмотрю за ним, моя принцесса, не волнуйтесь, – ответил мне демон, убирая свою ладонь из моих рук.

– Я буду благодарна вам, но я прошу вас присмотреть и за собой, – боясь, что передумаю, я шагнула к демону и повесила на шею кулон, – надеюсь, он убережёт вас.

Мои щёки пылали от недопустимости подобного поведения, от взглядов проходящих мимо мужчин и от взгляда самого Арнира.

Сделав шаг назад, я попыталась убрать руку с кулона, но Ар перехватил её и поднёс мою ладонь к своим губам, поцеловав на прощание.

– Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы выполнить все ваши просьбы, моя принцесса, – я скривилась от обращения ко мне, когда же это кончится? Только ради того, чтобы избавиться от подобного обращения, я была готова выйти за него замуж.

– Эснира, – увидев мою реакцию, он исправился. И я улыбнулась в ответ, отпуская мужчину.

* * *

Весь день мы с сестрой ходили по кругу – мы переживали за мужчин. Сдержит ли Дар клятву? Сможет ли выжить сам и привести брата живым? Вернутся ли его друзья? Я всё ещё не знала, признаться ли сестре в том, что я стала невольным свидетелем её близости с Айвеном. Да и самой мне нечем было хвастаться, поцелуй, которым хотел утешить меня Арнир, перерос в обязательство к обряду Единения.

Маленькой девочкой я мечтала, что найду своего кальна, стану его кьярой, и мы будем жить с ним в своём даруге где-то в глубине Империи, вдалеке от двора. Детские мечты, которые вскоре разбились. Наши учителя объяснили нам, насколько они нелепы, принцесса не может быть настолько эгоистичной, чтобы думать о собственном счастье. Мы – гаранты подписанных договоров между странами, мы – награды для союзников, так необходимых Империи, мы те, кого приносят в жертву ради интересов Империи.

При подобных перспективах Арнир весьма хороший кандидат в мужья. Я давно его знаю, он мужчина чести, не станет унижаться и уж точно не поднимет руку. К сожалению, были и такие браки при дворе. Но страх, что он может взять других жён, сковывал сердце холодными оковами.

– Эсни, давай выпьем тёплого вина с пряностями, ты вся бледная как смерть, да и я не лучше, – предложила сестра, присаживаясь у столика с фруктами и напитками.

– А тебе уже можно? – присоединяясь к Лейрит, уточнила я. Столб сильно навредил ауре сестры, питаясь её магией. Заклинания Айвена не помогали, и тогда Дар прикрыл собой сестру, ему удалось подчинить себе магию Столба, прервав обряд. То, что брат смог то, что не удалось отцу, возвысило его в глазах всех подданных. О его победе шептались во всех уголках даруга, а придворный менестрель уже написал грустную балладу о смерти Императора, принцессы и о славной победе Дара, назвал его Укротителем древней магии.

Лейрит спаслась чудом, использовать свою магию целитель ей настрого запретил, поэтому, когда она разлила по бокалам вино, я подогрела его своей магией и передала бокал сестре.

Солнце уже близилось к закату, мы смотрели на алеющее небо и молчали. Любые слова были лишними.

– Они вернутся, я верю, – наконец сказала Лейрит, я, кивнув в знак согласия, подошла к окну, смотря на специальную площадку возле телепорта. Что-то блеснуло, и я, затаив дыхание, всматривалась, боясь, что это лишь игра моего воображения, но нет! Телепортатор активировали, и мягкий светящийся туман заполнил врата.

– Лейрит, – сдавленным от волнением голосом я позвала сестру, и та, не медля ни секунды, стала рядом. Сцепив руки и моля Великую Тьму, мы ждали победителей сражения.

Сквозь врата вылезла огромная морда ящера, такие жили на юге Империи. Огромные, сильные, выносливые животные использовались там повсеместно как транспорт. Сейчас на его хребте сидели оба моих брата, а за их спинами я увидела и Айвена с Сейвардом. Где Арнир? До этого момента я не могла и подумать, что с ним может хоть что-то случиться, да и кулон должен был его защитить. Его магия придавала сил воину, обезболивала тело и залечивала раны. Кулон для воина – его мне подарила Лойра, моя самая старшая сестра. Сейчас королева небольшой страны Арлирии, что граничила с нами на севере.

– Вон он, там кто-то на ящере раненый лежит, – палец сестры показывал на демона, лежащего позади моего брата. Призвав тьму, я перенеслась прямо на площадь к ящерам.

Мужчины уже слазили: Дар, раскинув объятия, ждал меня, и я полетела к нему, как в детстве.

– Ты вернулся, ты жив…

– И я сдержал клятву, – кивком он указал назад. Обернувшись, я увидела Фелиса. Крепкий мужчина с длинными серебристыми волосами, огромными голубыми глазами, ямочкой на подбородке и с широкой открытой улыбкой, таким я его и помнила.

– Лис, – прошептав, я повисла на его шее, целуя в щеки, – вернулся!

– Малышка Эсни, ты так подросла, – смеясь, он поцеловал меня в макушку, – слышал, ты и замуж собралась, – покраснев, я отпустила мужчину.

– Где Арнир? – спросила я, смотря по сторонам, ища в толпе лицо мужчины.

– Он у целителей, Эсни, не переживай, там царапина, завтра будет как новенький, – странная тревога не покидала, несмотря на попытки братьев успокоить меня. Если это только царапина, почему его забрали целители, да ещё и так стремительно?

– Сестра, поговорим завтра с утра, сейчас нам надо привести себя в порядок и приготовиться к совету, – Лис поцеловал меня и направился к группе демонов, стоящих вдалеке, а Дар, обняв на прощание и призвав тьму, растворился в её клубах.

Я, последовав его примеру, перенеслась в лазарет к целителям. Везде царил хаос: кого-то переносили в палаты, кого-то прямо на месте лечили, оказывая экстренную помощь. С каждой секундой демонов становилось всё больше, а я терялась с каждым новоприбывшим, не решаясь отвлечь кого-либо от помощи пострадавшим. Седой маг Эрвус заметил меня, и я направилась к нему.

– Добрый вечер, магистр, – поприветствовала я мужчину, присев в книксене.

– Рад видеть вас, Ваше Высочество. Чем могу быть полезен?

– Мне доподлинно известно, что к вам был направлен кальн Арнир.

– Прошу вас, следуйте за мной, – улыбнулся мне маг и молча повел по коридору. – Кальну Арниру восстановили резерв, его состояние больше не вызывает опасений. Сегодня ему следует переночевать здесь, а завтра поутру он может быть свободен. Мы знаем, как Империя нуждается в нём, и не станем удерживать на долгое время, но ему следует поберечь себя.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю