332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Антон Текшин » Cooldown (СИ) » Текст книги (страница 14)
Cooldown (СИ)
  • Текст добавлен: 10 ноября 2017, 12:30

Текст книги "Cooldown (СИ)"


Автор книги: Антон Текшин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 14 (всего у книги 23 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

«Полуразумная форма жизни», – тут же пояснил Шёпот. – «Очень редкий. Крайне агрессивен».

– На них охотятся, что ли?

«Только если уверены в своих силах».

– А если нет?

«Погибают».

Корабли, похоже, относились как раз к таким авантюристам, которые кинулись на противника, не оценив трезво ситуацию. Судя по многочисленным обломкам, в начале битвы их было никак не меньше десятка. Так что нет ничего удивительного в том, что не прошло и минуты, как со мной вышли на связь. Атаковать корабль никто пока не собирался, поэтому я решил ответить на вызов, готовый в любую секунду уйти в варп-прыжок.

На широком центральном экране сквозь рябь и помехи возникло залитое кровью лицо. Вроде как – человеческое. Справка была не видна, но так как оба корабля имели маркировку СОС, а значит – были клановыми, в том, что передо мной игрок можно не сомневаться.

– Чувак, нужна твоя помощь! – сходу выпалил он. – У кристалла хэпэ крапаль совсем остался, вместе дожмём!

СОС, он же Союз Отцов-Основателей некогда подкатывал ко мне с предложением вступить в их ряды. Кроме того, что они входят в Топ-20 по нашему региону, мне про них ничего не было известно. И вообще, что помешает им после расправы над Кристаллидом заняться мной?

Игрок правильно истолковал моё молчание и немедленно прислал соглашение, вроде как типовое, на возмездную помощь. Заключение такого договора стоило весомых денег, но зато гарантировало неукоснительное исполнение всех пунктов, ведь гарантом выступала нейросеть, контролирующая всю игру. Для одиночек такой вариант слишком дорог, но для кланов – самое то.

– Чувак, не тормози! Это всё в логах сохраняется, подписывай! Мы сопроводим тебя до пиратов, никто тронуть не посмеет! Нам награда за тебя нахрен не нужна, у нас репутация упадёт…

Позади командира вспыхнула россыпь искр, заставив его отвлечься. Тут засадой и не пахло – я завалился сюда случайно, рассчитать это было невозможно. Но какая же добыча должна выпасть с редкого космического существа?

– Хорошо, но мне нужен процент с лута, – решил я закинуть удочку.

– А ты ушлый! – вернулся к разговору представитель клана. – Два процента, больше не дам.

– Согласен.

Я поставил электронную подпись, и тут же оставшиеся в строю корабли окрасились в зелёный, а их противник в красный. Так же я смог разглядеть ник собеседника – ДайЖести, 322 уровень.

«Я разбужу техника», – раздался в голове шелест сайрекса, который ртутным шариком утёк из кабины прочь.

– Подгребай! – довольно улыбнулся игрок. – Работаешь по мелочи вместо фрегата. Вали сначала тех, у кого шкала неполная. И старайся… Ё-о-оп, Лысый уходи! Ульта-а-а-а!

Я не успел приблизиться к сражающимся, и возможно, это меня и спасло. Кристаллид засветился как новогодняя ёлка, а из каждого, даже самого мелкого камушка, вышли тонкие лучи, упёршиеся в центральный многогранный массив. На этом представление не кончилось, так как уже из него в направлении эсминца вырвался настоящий столб ослепительного света. Это даже не лазер, это настоящий фотонный ураган какой-то!

Корабль не смог убраться в сторону от сияющего потока и вспух идеально ровным огненным шаром. Больше половины приборов наблюдения тут же благополучно упали в обморок, а защитный колпак заметно потемнел, уберегая мою сетчатку от выжигания.

Возможно, я поторопился вмешаться в драку, но отступать было некуда – двигатель будет готов к прыжку только через сто секунд. Такое вот ограничение для сражающихся, вроде бы недолго, а попробуй продержись.

Когда сияние чуть поутихло, я различил яростные вопли ДайЖести, истово матерящего своего коллегу и противника в равных пропорциях. «Мародёр» уже достаточно сблизился с полем боя, чтобы я мог разглядеть отдельные части странного неорганического существа. Помимо основного кристаллического массива, похожего на перевернувшийся оранжевый айсберг, у него в наличии имелось около десятка образований поменьше, выполнявших самые разные функции. Никаких соединительных тканей я не заметил, да и вели они себя, как вполне независимые юниты, хоть и считались одним организмом.

Одни, цвета земного апатита, понемногу отлечивали пошатнувшееся здоровье Кристаллида, другие – малахитовые – ставили помехи и поддерживали его щит. Третьи – сапфировые – копили энергию для следующей «ульты» – особо мощного выстрела главным калибром. Четвёртые – изумрудные – бесполезно болтались в хвосте, но их уничтожение гарантировало дополнительную награду в случае победы. Отдельной группой можно было назвать фокусировщиков – крупные минеральные образований конической формы рубинового цвета, выполняющих роль одиночных орудий. Стреляли они хоть и не так больно, но гораздо чаще.

Имелись и совсем небольшие разноцветные камешки, действовавшие самостоятельно, по типу уже знакомых дронов. Урон они наносили совсем мизерный, даже если пробивали щит, зато их было очень много. На вскидку – около четырёх десятков.

Я выпустил две ракеты из кассеты в вытянутый камень, являвшийся как раз недобитым фокусировщиком, и сосредоточился на мелочи. Каждый кристалл разлетался на осколки от двух-трёх выстрелов лазера, который набирал заряд всего за три с небольшим секунды. После четвёртого подбитого ко мне снова обратился вернувшийся в адекватность ДайЖести:

– Красава! Бей по метке, ща я его прожму.

Один из крупных кристаллов на тактическом экране оказался в центре нескольких окружностей, туда же ринулся частый пунктир синих трассеров, отгрызая его прочность с каждой секундой. Я перевёл на минерал прицел лазера и добавил туда же обе ракеты, уйдя на минутную перезарядку обоймы. Реактивные снаряды сработали на удивление хорошо – урон с каждого увеличился практически вдвое. Уже после второго попадания цель перестала существовать.

– Живё-о-ом! – радостно проорал капитан корвета. – Теперь так же прямо ему по морде. До конца кадэ ульты около трёх минут, должны успеть.

Мордой, как нетрудно догадаться, оказался центральный массив, так же имевший собственную шкалу прочности, от которой осталось не больше сорока тысяч хитов. «Ястреб» взял его в целеуказание и выпустил два гигантских снаряда, назвать которые ракетами не поворачивался язык. Тут скорее – торпеды. Каждая унесла с собой по пять тысяч, но дальше мне стало уже не до подсчётов – три оставшихся в строю кристалла-фокусировщика принялись дружно утюжить «Мародёр».

До этого момента мной интересовалась исключительно мелочь, которая сносила максимум десяток хитов при попадании, урон же их старших товарищей исчислялся сотнями. Прочность корпуса стремительно начала опускаться к нулю.

То, что корабль за эту бесконечно долгую минуту не развалился на части – целиком заслуга Отто. Инженер засел в щитовой, куда в основном и метили чёртовы булыжники, и оперативно производил ремонт, поддерживая целостность энергетического кокона в районы середины. Что там творилось с ним самим в обстреливаемом отсеке, можно было только гадать, но его собственное здоровье просело на две трети. К счастью, орудия частенько мазали, так как возле «Мародёра» порхала парочка союзных дронов-постановщиков помех, искажавших прицел противнику.

Как только закончилась перезарядка ракет, дело пошло чуть веселее – их я направил по фокусировщикам, которые грозили вот-вот расковырять катер на части. Всё-таки кораблик был неприспособлен для таких серьёзных заварушек. Один кристалл с трёх попаданий брызнул в стороны осколками, два других предпочли уйти в хвост для регенерации, так что последний снаряд я выпустил по центральному массиву, в котором к тому времени осталось меньше четырёх тысяч хитов. Ещё один-единственный залп корвета, и с противником будет покончено. Как-то быстро мы управились...

И тут случилось то, чего мы с ДайЖести никак не ожидали – оставшаяся в строю мелочь сгруппировалась в плотное облако и ринулась на самоубийственный таран, ускоряясь с каждой секундой. Корабль принялся лупить по скоплению из всех доступных стволов, но полностью уничтожить все цели не получилось бы и у полноценного звена боевых звездолетов. Я тоже несколько раз выстрелил в них лазером, прекрасно понимая, что это бесполезно, а затем вся эта орава со всего маху влепилась в «Ястреб».

Однажды похожим способом я вывел из строя вражеский корабль, запустив в него массивный кусок металла, разогнанный до первой световой скорости. У Кристаллида под рукой не оказалось ничего, кроме своих собственных сателлитов, но он обошёлся и этим. Поодиночке они вряд ли могли даже поцарапать обшивку корпуса, но вот вместе их масса была вполне сопоставима с моим «Мародёром».

Как ни странно, вытянутый корвет пережил могучий удар, уничтоживший все мелкие кристаллы до единого, хоть его прочность и просела наполовину. Я уже было выдохнул с облегчением, но тут ДайЖести обречённо выругался сквозь истеричный смех:

– Эти маленькие ублюдки повредили оружейный и движок. Это фиаско, братан, беги…

Оставшиеся в строю кристаллы принялись снова накачивать энергией свой главный калибр. Я бросил быстрый взгляд на таймер. До перезарядки обоймы оставалось двадцать секунд, да и мои ракеты могли снести максиммум половину оставшихся хитов. Ничего катер такому толстокожему противнику противопоставить не мог, сколько не тужься. И только тут я обратил внимание на то, что опытный командир постоянно держал бы в поле зрения.

Двигатель продолжал вести отсчёт до готовности, хотя сто секунд давным-давно должны были пройти.

– Какого хера движок не готов?! – прорычал я по внутренней связи.

«Последний выстрел попал в реактор». – тут пояснил сейрекс прямо мне в мозг. – «Инженер работает».

– Действительно, это фиаско… – прошептал я, ослеплённый взрывом корвета.

Пусть он и стоял в иерархии ниже эсминца, рванул он куда ярче и масштабней. Единственное, что ему удалось сделать – сблизиться с Кристаллидом в попытке ответного тарана. Но тот успел накачать в себя энергию раньше, и снести напрочь, пусть и не таким мощным как накануне выстрелом, последнего серьёзного противника с тактической карты. Остался только мой кораблик, будто на десерт, без возможности немедленно ретироваться. Идеальная мишень.

В строю у странного существа осталось два потрёпанных фокусировщика и вроде как один хилер. Да и без них он своим главным калибром запросто развалит «Мародёр» со одного-двух выстрелов. Даже ультимативного выстрела не потребуется.

Вот такая картина Репина: «Приплыли»…

Сука, неужели просру корабль вот так, по глупому, из-за чёртового полуразумного астероида?!

Хотел уже треснуть кулаком по приборной панели от бессилия, но замер, поражённый яркой вспышкой озарения. Астороид… Пусть и разумный, пусть и способный стрелять сгустками энергии, но всё же – скорее булыжник, чем живая плоть. А что поисковый катер типа «Мародёр» делает с космическими камнями и прочим мусором?! Правильно – бурит их к херам.

– Энергию на щит, хоть зубами его держи, но он не должен проседать ниже шестидесяти! – рявкнул я технику, прицеливаясь в недобитый фокусировщик.

Выпустить наружу всех дронов-сборщиков, указав приоритетную цель в районе центрального массива Кристаллида, и пусть у него теперь голова, или что там вместо неё, болит от раздумий, что это за объекты и как их всех сбивать. Пусть они точно не нанесут ему урона, но внимание отвлекут. Заодно и от одного из фокусировщиков немного прикроют корабль.

А вот второму полудохлому юниту, покрытому густой сетью трещин, каждые три секунды стабильно прилетало от боевого лазера. Часть энергии он успешно отражал, но всё же его прочность перестала расти и даже стала понемногу снижаться

Тут снова подошли свежие ракеты. Ну, держитесь, падла ископаемая!

Первая унеслась туда же, куда и импульсы от лазера. Вытянутый минерал не выдержав прямого попадания, раскололся напополам и пропал с тактической карты. Но ответка не заставила себя долго ждать – почти сразу со второго фокусировщика и с центрального массива в нашу сторону сорвались ярких луча.

– Держать щит!

Может из-за моих сборщиков, а может так совпало, но юнит промахнулся, а от выстрела его старшего брата корабль спас энергетический кокон, немедленно просевший до двадцати процентов. А это означало, что сдержано будет лишь каждое пятое попадание. Плохо, очень плохо. Десять секунд кулдауна минуло, и я немедленно отправил вторую ракету прямо в противника. И вот у центрального массива осталось меньше четырёх тысяч хитов.

Между тем дроны достигли намеченной точки, и так как сбивать их было некому, без труда окружили последнего оставшегося в строю фокусировщика, окончательно сбивая ему прицел. Пока последний из защитников Кристаллида оказался не у дел, я продолжил совершать безумства и запустил в его сторону дрон-шахтёр, приказав ему забурится до самого центра астероида. Беспилотной машинке было всё равно, что перед ней полуразумное существо, просто похожее на астероид, и оно послушно полетело исполнять заданную программу.

Ещё ракета! Три пятьсот у минерала, сорок пять процентов у щита. На этот раз удача была не на моей стороне, и разряд прошёл прямо в корпус. Корабль ощутимо тряхнуло, и я с досадой констатировал, что у катера три четверти шкалы прочности как корова языком слизнула. Следующее попадание будет для нас последним.

Ну тогда лови ещё ракету! Не с полным же боекомплектом погибать… И с лазера, прямо по толстой минеральной морде, уже в автоматическом режиме, ибо некогда больше отвлекаться на альтернативное оружие. Отто связался по внутренней связи и сообщил, что полностью выведены из строя производство и расщепитель, а так же критически повреждён медотсек. Плевать, лишь бы не оружейные или центр управления дроидов.

Кстати о последних. Шахтёр благополучно приземлился на поверхность противника и принялся активно вгрызаться в его нутро. Да так хорошо, что по урону сразу обогнал лазер. Тридцать хитов в секунду и цифра понемногу начинала расти. Удалась задумка! А ведь с любым вражеским кораблём такое непотребство не прокатило бы – добывать там нечего, да и любой уважающий себя звездолёт с лёгкостью расправится с беззащитными дронами.

Теперь четвёртая ракета, чтоб не расслаблялся, и у противника уже две восемьсот. Фокусировщик по-прежнему не мог расшвырять юрких сборщиков, и запулил очередной выстрел, мягко говоря, в молоко. Центральный массив стрелял куда реже и успел получить пятый реактивный снаряд, прежде чем накопил энергию. Разряд принял на себя щит, окончательно разрядившись, и я отчётливо понял, что катастрофически не успеваю расковырять Кристаллида. У него оставалось ещё около двух тысяч, а я целую минуту буду практически бесполезен. Шахтёр работал вовсю, но за тридцать секунд ему не справится, тут минимум минута нужна…

Шестую ракету отправлял, полностью осознавая, что она будет для меня последняя. Чёрт, совсем немного не хватило…

Полторы тысячи хитов, двадцать секунд до залпа. Если даже он каким-то чудом пройдёт мимо, за ним последует ещё один. До перезарядки обоймы дело точно уже не дойдёт.

– Экипажу – в спасательные капсулы.

Я откинулся в кресле, не в силах оторвать взгляд от тактического экрана, где располагались несколько таймеров, отчитывающих последние секунды жизни «Мародёра». Четыре, три, две…

Внимание, вам предлагается закончить вооружённый конфликт. Время на решение – 5 секунд.

– Принять взятку.

– Отказать.

Сообщение выскочило так неожиданно, что я поначалу не въехал в смысл текста. Мыслями весь был там, в бою. Потом, не поверив, перечитав ещё раз, но так и не понял, за что мне предложено перемирие. Однако, времени на принятие решения уже не оставалось, и я торопливо нажал кнопку Принять.

Рокового выстрела так и не последовало, а мои оставшиеся в строю дроны безо всякой команды редкой вереницей потянулись обратно в звездолёт, включая умницу-шахтёра. Пока я рефлексировал, он честно грыз нутро Кристаллида, оставив ему меньше тысячи хитпойнтов. Наверное, этим и обусловлено его неожиданное предложение.

Я неверящим взглядом проследил удаляющийся полуразумный минерал и только когда последний дрон вернулся на корабль, смог встрепенуться и собрать разбегающиеся мысли в кучу.

– Отто, приём. Что с варп-двигателем?

– Повреждения минимальные, командир. Пять-семь минут, и верну его в строй.

– Через пять минут нас здесь не должно быть, – жёстко потребовал я, уводя корабль обратно к ледяной планете.

Наверняка погибшие успели сообщить сокланавцам координаты места битвы, и появление здесь новых кораблей – только дело времени. Вряд ли Кристаллиду дадут уйти, но вместе с ним под гребёнку попаду и я. Соглашение, после того, как я принял мировую, перестало действовать и теперь ничто не помешает СОС сдать меня властям. Авторитет? Не смешите мои тапочки, даже с моим скудными познаниями в игре я видел несколько вариантов не уронить его, в том числе, использовав проверенных посредников.

Нет, надо скорее сматывать удочки…

Вы получили аварийный модуль-самописец с корабля «Бааст».

– Положить на склад.

– Поместить в личный инвентарь.

– Выбросить.

Так, а это что такое, что ещё нахрен за самописец?!

Я озадаченно почесал подбородок, после чего выбрал второй вариант. Хорошо, что в подпространстве у меня ничего, кроме медикаметов, не хранилось, так как нежданный девайс занял аж двадцать ячеек. Солидно, но по-прежнему не понятно.

Информация по устройству оказалась следующая.

«Аварийный модуль-самописец, класс – 4. Привязка – исследовательский фрегат «Бааст», Союз Антропоморфов. Состояние кеша – удовлетворительное, внешних повреждений нет.

Для снятия информации воспользуйтесь услугами дешифратора аналогичного уровня или передайте официальным представителям власти».

Так, очевидно, это какой-то аналог «чёрного ящика», которые у нас в реальности устанавливают на всех воздушных судах, и наверняка на космических тоже. Только зачем мне его вручили, и вообще, на кой он мне чёрт?

Поразмыслив, я пришёл к выводу, что это та самая «взятка» о которой шла речь в сообщении о перемирии. Кристаллид запросил прекращение огня и взамен выдал мне отступные. Поначалу я подумал, что это будут стандартные кредиты, но откуда у полуразумного космического минерала свой лицевой счёт? Это ведь даже не смешно.

Получается, он где-то там прихлопнул корабль, забрал себе его самописец и выдал мне в качестве взятки? Чудесно, вот это ценность великая!

Ладно, корабль хоть сохранил, и это главное. А модуль пусть полежит в инвентаре, пока не выяснится, что он из себя представляет. Окажется бесполезным хламом – выложу в трюм и все дела.

– Двигатель готов, командир, – доложил инженер.

– Варп отсюда!

Последнее, что увидел, перед тем как звёзды вытянулись в струнку, как на месте недавнего побоища возник угловатый корабль неизвестной модели. Так и не смог понять, кому он принадлежит, а система не успела считать данные. Но это даже хорошо – хватит на меня сегодня приключений, займусь-ка я лучше мирным фармом и починкой звездолёта.

Как выяснилось, до космического волка мне ещё очень-очень далеко.

Глава 17

К самописцу я смог вернуться лишь на следующий день. После схватки у моего корабля осталось меньше пятисот хитов, и он грозил развалиться на куски от одного неосторожного чиха. Пришлось делать несколько остановок, чтобы наскрести на листы обшивки, но, несмотря на все усилия нашего инженера,  прочность так и не поднялась выше семидесяти двух процентов. Тут уже требовался серьезный комплексный ремонт и замена сложных элементов и систем, а это могли осуществить только на какой-нибудь станции.

Пока по всей галактике мне по-прежнему не были рады, это был наш потолок. Конечно, всегда есть шанс наткнуться на кочующий корабль-ремонтник, но они предпочитали курсировать по оживлённым маршрутам, а я нарочно вёл «Мародёр» самыми глухими задворками, прыгая от одной бесперспективной системы, к другой. Пока мы ещё никого не встретили, но с каждым следующим прыжком шанс постепенно увеличивался. Вечно везти не могло, и стоило безотлагательно заняться авторитетом.

Как бы я не хотел обойтись без боевых действий, но на чужой территории других способов заработать лояльность не существовало. Если только не располагаешь парой месяцев в запасе и прокачанной Удачей, чтобы нарваться на нужный квест.

А между тем и без того небогатый арсенал катера оскудел до неприличия – в наличии осталось две обоймы ракет и неизменный слабенький лазер. Да, ещё в абордажной команде «Бараны» (а как же иначе?) числились лишь два бойца-рукопашника – один с простым мечом, второй вообще с вольфрамовой кочергой. И с таким раскладом мне предстояло взять на гоп-стоп чужой корабль. А может, даже и не один.

В пору было хвататься за голову, но вместо этого я всё свободное время проводил, читая гайды и ища выход.

Корабли своего класса отпадали сразу – на катерах летали в основном новички и только неподалёку от станций или космических форпостов. Там риск нарваться на рассерженных патрульных не то, что очень велик – он гарантирован. И даже если я успею разделать один-два беспомощных кораблика, уйти мне уже не дадут.

Различные торговцы тоже не могут похвастаться хорошим вооружением, но они редко летают без охраны, настолько редко, что почти никогда. Иначе бы их грабили все кому ни лень, а это очень вредно для бизнеса.

Что-то более крупное мне уже не по зубам. Остаются такие же авантюристы-одиночки, разведчики, предпочитающие лёгкие фрегаты, либо какие-то промышленные челноки, типа рудовозов и прочего.

Понятное дело, что большая их часть летает проверенными маршрутами, но мне много и не нужно. Достаточно найти систему с автоматическим горнодобывающим комплексом или что-то вроде этого, и тихонько ждать в засаде.

Определившись с дальнейшими планами, я вернулся к изучению отступных от Кристаллида. Надо же – вроде полуразумное существо, а вот со словом «взятка» знакомо. Хотя, вспоминая работников большинства госучреждений моего времени, там этим понятием запросто и с удовольствием оперировали даже полностью безмозглые существа. Даже удивляться перестал этому факту.

Самописец в большинстве гайдов фигурировал как типичный квестовый предмет. Просто так его можно было найти или добыть очень редко, что сразу сказывалось на конечной стоимости прибора. Зависела она от типа и легендарности корабля, которому он принадлежал. Список пропавших звездолётов, пополнявшийся с каждым днём, исчислялся сотнями тысяч – от флагманских судов до обычных картографических беспилотников.

Конечно, не все из них обязательно были уничтожены – кто-то теперь входил в состав пиратского флота, кто-то застрял в удалённых системах, а кто-то был банально угнан и подвергся «перебивке номеров». Допустим, если у меня получится найти порт приписки, то «Мародёр» с обычным серийным номером перестанет существовать, а вместо него появится новый корабль, с индивидуальным именем и совершенно другим ID. На нём, при условии вступления в серьёзный клан, я могу потом хоть на саму «Глорию-14» вернуться, и никто не сможет ничего предъявить

Из-за своей редкости и уникальности даже самые дешёвые самописцы не стоили меньше синткоина, так как в них было зашифровано последнее местоположение их родного звездолёта. А раз судно потеряло свой «чёрный ящик», нетрудно догадаться, что там оно и осталось.

«Бааст» в едином космическом каталоге числился как лёгкий фрегат, отправившийся с миссией изыскателя-картографа в дальние рукава галактики, где благополучно и пропал. На торговой площадке подобный слот стоил около полумиллиона кредитов. Ничего себе, взяточка! Я невольно полез в инвентарь убедиться, что с самописцем всё в порядке. Нет, в трюм его перекладывать категорически нельзя, придётся таскать при себе – так хоть есть шанс, что в случае гибели корабля (и меня, соответственно, тоже) он не потеряется.

Правда, продавать прибор я ни в коем случае не собирался. Для меня гораздо ценней сам квест, который появится, стоит только дешифровать скрытые внутри него данные. Чёрт с ними, с деньгами, зато в настоящем приключении буду задействован, а не только в бесконечных боевых действиях. Конечно, в конце пути меня могут ждать лишь бесполезные обломки, зато я лично выясню, что стало с разведчиком. Буду пиратом-исследователем… И кто мне запретит?

В данный момент во вкладке Задания у меня только доставка «Мародёра», да профильный квест, который мне в ближайшее время точно не светит выполнить. Совсем негусто, а ведь выполнение заданий – один из главных способов получать опыт и различные ништяки. Битвы же сами по себе приносят, прежде всего, деньги. А без возможности их потратить – как сейчас – смысла в них немного. Ничего не купишь, ничего не продашь…

Размышления прервал пронзительный сигнал бортового компьютера, предупреждающего о скором возвращении в привычное пространство. «Мародёр» завершал затяжной прыжок между очередными секторами, занявший почти шесть часов, которые я привычно проводил в чтении специальной литературы.

Разом смахнул все окна в сторону, чтобы не застилали обзор и выжидающе замер в кресле пилота. Как оказалось – не зря, так как приборы почти сразу засекли в системе с невыговариваемым названием объект искусственного происхождения. Вращался он на орбите четвёртой по счёту планеты, окружённой плотной кислотной атмосферой, и походил на карикатурные песочные часы, выполненные из двух четырёхгранных металлических пирамид. В месте, где их вершины соприкасались друг с другом располагался относительно небольшой шар из непонятного чёрного материала. Точно не пластик, анализатор тогда сразу бы мне выдал состав. Света он не отражал совсем, походя на тёмную круглую  кляксу.

Вся инопланетная конструкция была размером примерно с тот научный модуль, где мы с товарищами гоняли доминионца. Больше никаких искусственных объектов не наблюдалось.

Я приказал бортовым системам отслеживать любое перемещение в системе и принялся лихорадочно рыться в интерактивном каталоге, силясь понять, что же передо мной такое. Уложился всего в три запроса. Как и предположил с самого начала, это оказался не корабль, а спутник. Точнее – автоматическая исследовательская система, производства Раллеков. Помнится, мне как-то раз попался на глаза вариант расскраски корабля в их стиле – смотрелось довольно вырвиглазно. Представители этой расы внешностью очень напоминали людей, только лысых и с вертикальным зрачком. Вместо волос на голове – небольшой венчик костяных наростов, а во рту солидные клыки, как у вампира. Этакие космические демоны, довольно симпатичные и с расовым уклоном в ловкость. Данный вид инопланетян пользовался стабильно высоким спросом, особенно у женской половины игрового сообщества, так как мог менять цвет кожных (и не только) покровов в зависимости от желания. Мужикам оно в хвост не дулось, каждый божий день менять раскраску наростов-рожков или радужной оболочки глаза, а для барышень это являлось чуть ли не главным критерием в выборе расы.

Казалось бы – чистой воды прихоть, но статистика была целиком на их стороне – изящные самки Раллеков  пользовались куда большим мужским вниманием, чем массивные и воинственные представительницы Ра. Не говоря уже о худощавых орторианках, чьё лицо навечно закрыто маской, или зеленокожих даторийках.

Что касается собственно исследовательской системы, такие вешают над перспективными планетами, где есть шанс найти крайне редкие ресурсы. Поболтавшись некоторое время на орбите, спутник выдаёт подробную карту всех месторождений с образцами проб для последующего анализа. В отдельных случаях, согласно программе, он может заготовить требуемое количество руды для владельца, но не так много, как горнодобывающий комплекс, да и перерабатывать её самостоятельно он не в состоянии. С другой стороны – стоимость такого модуля на порядок ниже. Обычно их берут оптом и развешивают на каждой планете, чтобы каждый раз не мотаться туда-сюда в систему, но, возможно, у владельца пока просто не хватает финансов.

Я плотоядно улыбнулся.

– Это мы удачно сюда залетели...

Понятия не имею, что можно найти на планете, где, судя по данным компьютера, частенько идёт дождик из серной кислоты, но сейчас это не имеет значения. Главное – сам факт грабежа. Даже самый простецкий горнодобывающий комплекс бессменно охраняют несколько стражей в космосе, плюс автоматические турели на его корпусе, а вот такую систему, согласно комплектации, стерегут всего два не особо опасных беспилотника. Мы точно должны справиться.

Размышления прервал пронзительный сигнал бортового компьютера, предупреждающего о скором возвращении в привычное пространство. «Мародёр» завершал затяжной прыжок между очередными секторами, занявший почти шесть часов, которые я привычно проводил в чтении специальной литературы.

Разом смахнул все окна в сторону, чтобы не застилали обзор и выжидающе замер в кресле пилота. Как оказалось – не зря, так как приборы почти сразу засекли в системе с невыговариваемым названием объект искусственного происхождения. Вращался он на орбите четвёртой по счёту планеты, окружённой плотной кислотной атмосферой, и походил на карикатурные песочные часы, выполненные из двух четырёхгранных металлических пирамид. В месте, где их вершины соприкасались друг с другом располагался относительно небольшой шар из непонятного чёрного материала. Точно не пластик, анализатор тогда сразу бы мне выдал состав. Света он не отражал совсем, походя на тёмную круглую  кляксу.

Вся инопланетная конструкция была размером примерно с тот научный модуль, где мы с товарищами гоняли доминионца. Больше никаких искусственных объектов не наблюдалось.

Я приказал бортовым системам отслеживать любое перемещение в системе и принялся лихорадочно рыться в интерактивном каталоге, силясь понять, что же передо мной такое. Уложился всего в три запроса. Как и предположил с самого начала, это оказался не корабль, а спутник. Точнее – автоматическая исследовательская система, производства Раллеков. Помнится, мне как-то раз попался на глаза вариант расскраски корабля в их стиле – смотрелось довольно вырвиглазно. Представители этой расы внешностью очень напоминали людей, только лысых и с вертикальным зрачком. Вместо волос на голове – небольшой венчик костяных наростов, а во рту солидные клыки, как у вампира. Этакие космические демоны, довольно симпатичные и с расовым уклоном в ловкость. Данный вид инопланетян пользовался стабильно высоким спросом, особенно у женской половины игрового сообщества, так как мог менять цвет кожных (и не только) покровов в зависимости от желания. Мужикам оно в хвост не дулось, каждый божий день менять раскраску наростов-рожков или радужной оболочки глаза, а для барышень это являлось чуть ли не главным критерием в выборе расы.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю