332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Аноним Тайрен » Бесконечная охота (СИ) » Текст книги (страница 1)
Бесконечная охота (СИ)
  • Текст добавлен: 6 ноября 2017, 18:30

Текст книги "Бесконечная охота (СИ)"


Автор книги: Аноним Тайрен






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Тайрен
Арка I-2: Бесконечная охота




Арка I-2: Бесконечная охота


Момент тридцать первый: Начало охоты

Он бежал. Бежал, прорываясь сквозь кусты и перелетая ямы. Это был бег не во спасение, это был бег в будущее. Каждое касание земли ногой, каждый кувырок после прыжка – всё было идеально выверено и просчитано. Колчан со стрелами был закрыт специальным колпаком, что не давало стрелам рассыпаться во время этого невероятного марафона. Нож, сделанный из зуба великой акулы и доставшийся ему от отца, мгновенно разрезал ветки, позволяя бегуну не замедлятся.

Где-то в стороне были слышны крики – несколько человек гнало группу ланей по поляне.

Человек выбежал из леса. На него неслось четыре обезумевших от страха животных. Ещё сильнее ускорившись, он бросился вперед, навстречу неизбежному.

Вдруг, земля под ногами ведущей лани начала уходить из-под копыт. Одна за одной они начали падать в подготовленную для них ловушку, полную острых копий на дне. Но желание жить иногда творит чудеса. В последнее мгновение замыкающая группу лань вдруг сделала невероятный по своей дальности прыжок. Вот они, животные инстинкты в деле – пролетев над ямой, парнокопытное чудо приземлилось на другой стороне. Но счастье недолго длилось, человек, несшийся на них всё это время, врезался в неё на огромной скорости, столкнув в ужасную яму погибели.

Под влиянием движущей силы, без возможности остановиться, молодой человек полетел в пропасть вместе с бедным животным. Но стремление к жизни у людей ничем не хуже чем у зверей. Со всей силы воткнув клинок в земляную стену, человек смог предотвратить неизбежное. Хватаясь одной рукой за коренья, торчавшие из земли, а другой рукой за клинок, ему удалось выбраться из ловушки.

Его дыхание было не равномерным, а сердце вот-вот пыталось выпрыгнуть из груди, но на лице читалось удовлетворение от удачной охоты. Вот она – настоящая жизнь охотника. Жить, чтобы выслеживать свою жертву. Жить, чтобы гнаться за добычей. Жить, чтобы наслаждаться победой. Он всегда мечтал стать великим охотником, таким же великим как его отец. Этот клинок из зуба огромной акулы Мегалодона – доказательство величия его отца.

«Гровер! Сколько можно?! Ты же сейчас чуть не стал нашей пятой ланью!»

«Зато наш ужин сегодня будет значительно сытнее! Где там уже эти парни с веревками, хочу поскорее достать этих вкусных животных и отправиться домой.»

«Ты же понимаешь, что добром это не кончиться! У тебя жена носит твоего ребенка, ты что, хочешь оставить его без отца?»

«Я то как-то живу без отца.» – его тон был грустным и слегка угрожающим.

«Послушай, просто будь аккуратнее, не безумствуй. Через полгода ты станешь новым вождём, мы не можем потерять такого охотника как ты.»

«А потерю моего отца, великого охотника и вождя племени вы как-то пережили.»

«С большим трудом. Ты же знаешь, мы до сих пор скорбим.»

«К тому же, я не собираюсь становиться вождём, ведь я всё ещё не убил ни одной великой твари.»

«Ты же знаешь, что для становления вождём не нужно убивать великих тварей! Главное это возраст и уважение нашего племени. Уважение у тебя уже есть, а двадцать тебе стукнет всего через полгода. К тому же, ты сын бывшего вождя, все поддержат твое право стать новым правителем племени.»

«Как ты мне надоел со своими проповедями. Я хочу съесть лань! У кого там веревка?!» – крикнул он в сторону охотников, стоявших у ямы и рассматривавших свою добычу.


Момент тридцать второй: Возвращение домой

Он отвел в сторону занавес, сделанный из сшитых вместе нескольких шкур тигров, и зашел в дом. Составлявшие стены постройки ветки деревьев, были хорошо подобраны и связаны вместе плетеной веревкой. Сделанная в несколько слоев конусообразная крыша, хорошо защищала от дождя, будучи пропитанной вязкой смолой.

«Четыре лани!» – горделиво сказал молодой человек.

«Ого! С запасом! Одну можно будет полностью завялить.» – ответила ему молодая девушка, сидевшая на шкуре медведя.

«Нет! Вяленое мясо ужасно! Я всё съем, обещаю. Я не позволю так издеваться над животными.»

«Ха-хаха-ха. Всё тот же самый Гровер, которого я знаю всю свою жизнь. С возвращением.»

«Как ты тут?»

«Ребёнок в животике растет, я потихонечку старею, всё по-прежнему.» – немного иронично ответила она."

«Опять стареешь? Сколько можно то уже?»

«После восемнадцати мы вместо взросления начинаем стареть. Я, конечно, сопротивляюсь, как могу, но старость, кажется, сильнее меня.»

«Не сдавайся, если что, зови меня, и мы вместе покажем этой самой старости, где соколы лютуют.»

Повисла небольшая пауза.

«Хахахах-хахаха» – они оба засмеялись в голос.

Молодой человек уселся на шкуру медведя рядом с девушкой. Она была его женой почти уже как 2 года. В их племени, ни девушка, ни парень не могут оставаться без пары после 18 лет. И чтобы их не выдали насильно за случайных людей, будучи друзьями с самого раннего детства, они решили заранее скрепить свои узы. Но пожив немного вместе, их чувства окрепли, и, в конце концов, девушка всё-таки забеременела.

«Сегодня Наер напомнил мне про то, что через полгода я уже могу стать вождём. Мне кажется я ещё не готов к этому.»

«Почему же?»

Он достал отцовский нож. Длина зуба, из которого он был сделан, составляла где-то двадцать сантиметров. К зубу крепилась десятисантиметровая рукоятка, вырезанная из какой-то кости той же акулы. Крепление, сделанное с помощью плетеной веревки, было крайне прочным, зуб и кость были сплетены в одно целое.

«Отец в свои восемнадцать смог убить великую тварь – Мегалодона. Один завалил акулу весом как стадо диких лошадей и длиной как три или четыре крокодила. Я даже близко не так силён как он. И, постоянно пропадая на охоте, он так и не рассказал мне, как быть хорошим человеком, великим вождём, и славным охотником. К тому же и моя мать погибла слишком рано, не успев поделиться со мной своей женской мудростью. Если бы не ты, я бы сейчас вообще был женат на незнакомой мне женщине.»

Она подвинулась к нему поближе.

«Племя никого не бросает. Ты не один. Мы всегда с тобой. Я всегда с тобой. Ты УЖЕ славный охотник и хороший человек. А мы поможем тебе стать великим вождём. Не отказывайся от своего права. После смерти твоего отца, племя не утратило всей своей силы. И именно ты делаешь его таким сильным, и именно ты, будучи вождём, сможешь сделать его ещё сильнее.» – её мягкий голос подбадривал и успокаивал его.


Момент тридцать третий: Великая битва

«Ты уверен в этом?» – Наер был обеспокоен.

«Вы согласились помочь мне по своей воле, я никого сюда не звал. Если вы боитесь, можете возвращаться в поселение.»

«Гровер, мы никуда не уйдем. Я просто должен быть уверен в том, что ты понимаешь, на что идешь. Этот лев не просто так считается великой тварью.»

Гровер, Наер и ещё четыре охотника из племени сидели в засаде. Сквозь кусты виднелся вход в какую-то пещеру.

«Я должен это сделать. Если я приму титул вождя, не убив ни одной великой твари, я буду считать себя слабаком. Как вообще я смогу сделать наше племя сильнее, если даже не в силах справиться с каким-то львом.»

«Это не какой-то лев, это огромный монстр, который жрёт людей на завтрак!»

«Я справлюсь, действуем, как и планировали – вы отвлекаете львиц, я разбираюсь с вожаком.»

«Выходят!» – шепотом сказал охотник, наблюдавший за входом с дерева.

Из пещеры показались четыре львицы, вместе с ними шло около десятка львят.

«Без паники, пути к отступлению у нас подготовлены, ловушки расставлены, делайте всё как задумали, и мы справимся.» – в отличии от Гровера, Наер обладал отличными лидерскими качествами, и хоть он и являлся всего лишь заместителем лидера в группе, обычно командовал именно он.

«Рассчитываю на вас.»

Охотники стали аккуратно расходиться в разные стороны.

«Не умирай.» – сказав это, Наер отправился на свою позицию.

«И не собираюсь.» – пробурчал себе под нос Гровер.

Пробираясь сквозь кусты, он очень аккуратно подбирался к пещере. С противоположной стороны пещеры кто-то зашуршал. Львицы встрепенулись, их уши, как локаторы начали поворачиваться из стороны в сторону, пытаясь уловить, откуда исходил звук. Один из охотников резко вскочил и метнулся бегом в лес. Две львицы, сорвавшись с места, погнались за ним. Тут же, в оставшихся двух прилетело копье и воткнулось в землю. Львица зарычала и через пару мгновений понеслась в сторону, откуда было кинуто оружие. Как только она скрылась, из кустов вышел Наер с палкой в руках. Последняя львица не торопилась нападать, она была последним бастионом защиты потомства. К этому времени кто-то из львят съежился, прижавшись к матери, кто-то, приняв боевую стойку, неистово рычал в сторону Наера. Но охотник всё продумал заранее, сняв с пояса мешочек, он начал с огромной силой кидать камешки, лежавшие в нём, в львицу. Последняя защитница не двигалась, а только рычала, стойко принимая удары.

Тут один из камней попал в рычащего львенка. Заскулив от боли, он собрал всю храбрость в лапу и понесся на обидчика. Увернувшись от яростного прыжка, Наер с огромной силой ударил львенка, так, что тот отлетел в сторону. Это было последней каплей для львицы, которая сразу же побежала в сторону недоброжелателя. Но охотник этого и ждал, не теряя ни секунды, он скрылся в кустах, уведя львицу за собой.

«Пришло мое время.» – обойдя стороной рычащих львят, Гровер зашел в пещеру. На самом деле, это была не совсем пещера, скорее просто большая щель в камнях, крыша которой заросла кустами. Он аккуратно пробирался между камнями, стараясь создавать минимум шума.

«Вот оно, логово великой твари!» – он вышел на солнечную поляну. Фактически, эта поляна находилась в глубокой яме, так что попасть без специальных приспособлений в неё можно было только через тот путь, которым он пришел.

На солнышке лежал огромный лев. Его длина была, по крайней мере, три метра, а размеры заставляли ужаснуться. Львицы на входе, были раза в два меньше этого монстра. Хоть он и выглядел как лев, но почему-то у него не было гривы. Заметив охотника, зверь приподнял голову и стал смотреть на него, не отрывая взгляда.

«Он что, не считает меня угрозой?» – достав кинжал, Гровер начал медленно подходить к своей цели.

Лев, увидев приближающуюся добычу, тоже решил встать на четыре лапы. Будучи высотой почти в полтора метра, он мог бы внушить страх в сердце любого охотника. Но не в Гровера. Его поступь была аккуратна и уверена, каждый шаг выверен и продуман. В его голове проносились десятки возможных вариантов действий, и бегство не входило в этот список. Опытный охотник продолжал подходить к огромному льву.

И вот он, момент начала великой битвы. Когда человек подошел на расстояние в два метра, лев, оттолкнувшись от земли, с невероятной скоростью полетел вперед. Туша в 350 килограмм могла бы просто раздавить охотника, если бы тот, будучи готовым к подобной ситуации, не кувыркнулся бы в сторону. Как обычно, лук и колчан со стрелами висели у него за спиной, но Гровер не торопился их использовать. Момент ещё не настал. С одной стрелы лев не умрет, а взяв в руки лук, охотник потеряет возможность эффективно сражаться в ближнем бою. Нужно было ждать.

Не попав по своей цели с первой попытки, лев на несколько секунд остановился, как бы заново оценивая пришедшего в его логово.

«Давай! Что встал!?» – громко и практически рыча, произнес Гровер.

Лев издал оглушающий рёв и помчался на свою жертву. Прямо во время кувырка, охотник достал лук, и сразу как встал на ноги выпустил одну за одной, две молниеносных стрелы прямо в огромную тушу льва. После чего, он сразу же убрал лук на место, снова взяв в руки нож. Зверь как будто и не заметил, что в нём стало на две дыры больше. Развернувшись в сторону обидчика, он, теперь уже медленно, пошел вперед.

«Он учиться на своих ошибках? Невероятно!»

На лапах великой твари виднелись огромные когти – один удар такой лапы может полностью уничтожить внутренние органы. Подходя всё ближе, лев немного скалился, показывая свои страшные зубы, способные перекусить пополам слабого человека.

Когда до Гровера оставался всего лишь метр, лев резко дернулся вперед, пытаясь укусить того за руку. Но человек был не так прост, отдернув руку, и слегка отклонившись в сторону, он ударил зверя кулаком с зажатым в нём кинжалом, прямо в глаз. При этом кинжал слегка поцарапал остальную часть морды. Слегка опешив от такой наглости, лев с невероятной скоростью попытался ударить человека лапой, но атака только слегка повредила нательную кожаную броню.

Охотник продолжал нападать и уворачиваться от мощных ударов великой твари. Несколько раз ему удалось порезать лапу монстра, но на частоте и силе атак это никак не сказалось. Через несколько минут, левый глаз льва совсем затёк, что открыло Гроверу новые возможности для атаки. Но зверь и не думал сдаваться. Сразу после одной из попыток укуса, он слегка приподнялся на задние лапы и практически навалился на свою добычу. Кувыркнувшись в последнее мгновение, Гровер ощутил странное тепло на левой стороне тела – его броня была насквозь прорвана и из-под нее начала виднеться кровь.

«Ха, тебе всё таки удалось меня достать.» – он сказал это вслух, как бы насмехаясь над зверем.

«Покажи, на что ты способен, великий зверь!» – с таким криком Гровер резко побежал прямо на льва. Увернувшись от огромной пасти, он подпрыгнул и оттолкнулся руками от больших плеч зверя, перекатившись при этом по его массивной спине. Встав на ноги, он тут же всадил кинжал в бок льва и мгновенно отпрыгнул, т.к. чуть не лишился руки, от укуса огромной пасти. Кинжал, сделанный из зуба монстроподобной акулы, пришлось оставить в теле льва, и это возможно даже к лучшему. Было видно, что зверю очень больно, к тому же многочисленные порезы на лапах и морде начали давать о себе знать.

«Ты уже умираешь или ещё нет?» – Гровер снова достал лук, но, всё ещё ожидая нападения, не торопился стрелять. Ведь только бы он потянулся бы к стреле, зверь бы тут же рванул на него, и увернуться бы уже не получилось.

Лев готовился к последней атаке. Обходя человека со стороны, он пытался загнать его в угол. Но, даже истекая кровью, опытный охотник продолжал поворачиваться вслед за зверем, не делая и шага назад. Собравшись с силами, великий лев начал бежать вперед, всё ускоряясь. Пытаясь застать врага врасплох, в последнее мгновение он сделал невероятный прыжок. Большая туша просто летела вперёд на невероятной скорости, даже просто задев человека, она переломала бы ему все кости.

Самое безрассудное, что можно было сделать в такой ситуации это побежать прямо на зверя. Но Гровер именно так и сделал. В момент как лев взлетел в воздух, он выхватил из колчана стрелу и нырнул прямо под летящую трёхсотпятидесяти килограммовую тушу. Выставив стрелу вверх острием и взявшись за нее обеими руками, он вонзил её в живот льва практически на полную длину.

Приземлившись, лев еле устоял на своих лапах. Развернувшись, он посмотрел на охотника, который уже держал в руках лук с взведенной стрелой.

«Прощай, великий зверь, это была прекрасная охота!» – с этим словами он начал выпускать стрелы одна за другой, пока его колчан полностью не опустел. Слегка рыкнув, лев упал замертво.

Гровер глубоко вздохнул, а легкая улыбка озарила его лицо. Всё-таки это и правда была отличная охота.

  Момент тридцать четвертый: Последствия

  "Знаешь отец, я так и не смог достичь твоего величия. В битве с великой тварью я потерял двух человек из своей группы. Мне уже 23, и я даже не приблизился к тому, каким ты был в свои 18. Пещерный лев, конечно, был силён, но он даже рядом не стоит с Мегалодоном. К тому же ты из своей группы никого не потерял. Я просто жалок. С момента как я победил свою первую великую тварь, прошло уже 2 года, и с тех пор я охочусь один. Каждый день я ухожу из поселения, дабы улучшить свои навыки. К этому моменту я уже победил четырёх великих тварей, но я всё ещё чувствую себя слабаком. Почему ты покинул меня отец? Зачем ты защитил отца Наера, ведь он даже близко не был так силён как ты. Твоя жизнь значила для всего племени намного больше чем жизнь Сантера. Я не понимаю."

  Сидя у могилы отца, Гровер начал говорить чуть громче – "Я не понимаю, тогда почему ты не защитил свою жену и мою мать Ною! Ноя была прекрасной женщиной, достойной спасения, так почему же?! А отец?! Где ты был, когда на наше поселение напали оголодавшие гиены?! Столько наших братьев и сестер погибло, пока ты шатался, хрен знает где!"

  "Я не понимаю тебя отец. А знаешь мне всё равно. Я отказываюсь от твоего наследия! Этот клинок и титул вождя племени, я не достоин быть их носителем. Можешь забрать их с собой в могилу!" – он достал кинжал из клыка акулы и вонзил его в землю по самую рукоять.

  "Раз ты не удосужился указать мне путь в жизни, я найду его сам. Я превзойду тебя, так или иначе, и без помощи этого клинка! Прощай отец."

  "Собираешься уйти из племени?" – жена Гровера подошла так, что он даже не слышал.

  "Лия, я не могу больше тут оставаться. Я убил всех великих тварей о которых нам было известно, но я всё ещё не чувствую себя достойным клинка отца."

  "Я понимаю, жить в тени отца тяжело, но у тебя всё ещё есть я и наши дети, разве я вышла за тебя потому, что ты был сыном Гринтера? Нет! Я вышла за тебя, потому что знала, что ты достойный человек и мой лучший друг!"

  "Прости меня, но семья – это не то, чего я хотел с самого начала, ведь я всегда мечтал стать..."

  "ВЕЛИКИМ ОХОТНИКОМ." – они сказали это одновременно.

  "Я знаю" – Лия подошла к Гроверу и обняла его. Она как никто другой понимала чувства мужа и знала, что семья для него лишь на втором плане.

  "Ты собираешься оставить детей на меня?" – она посмотрела в глаза своему мужу.

  "Ты справишься. Наер станет новым вождём, под его опекой вы будете в безопасности."

  "И что я должна будут сказать маленьким Грейсеру и Рее, когда они спросят, где их папа?"

  "Скажи, что я погиб на охоте."

  "Вот так просто взял и погиб? Великий Гровер, сын Гринтера погиб на охоте?"

  "Да. Такое случается."

  Они замолчали на несколько минут, просто стоя и смотря друг на друга.

  "И куда ты отправишься?"

  "Я слышал, далеко на юге есть неизведанные территории. Если там ничего не найду, то отправлюсь по перешейку на соседний остров, возможно хоть где-нибудь я найду свой путь."

  "Мне тут вспомнилась история, рассказанная моей матерью, о твоем деде. Граслер, как ты и твой отец, был невероятно способным охотником. И вроде как, его жена тоже охотилась вместе с ним. Невероятно, правда? Так вот, на одной из вылазок они случайно оказались посреди битвы двух медведей. Уж не представляю, как такое могло произойти. Но в процессе боя жену твоего деда сильно ранило. Граслеру удалось принести её в лагерь, но раны были слишком серьезные. Так как никто из лекарей не мог ей помочь, он отправился на северный берег. По слухам, там находиться пещера с монументом великого бога охотников. Твой дед надеялся, что великий бог поможет вылечить его жену." – она прервала свой рассказ, представляя, на что она обрекает мужа, рассказывая эту историю.

  "И что же было дальше?"

  Лия тяжело вздохнула – "Наверное, я зря всё это тебе рассказываю, но так как начала, то продолжу. Дальше было самое невероятное. Через два дня как ушел её муж, когда жизнь уже почти покинула её, раны вдруг начали быстро заживать, а ещё через день, она пришла в себя."

  "А мой дед?"

  "Он так и не вернулся, и с тех пор его никто не видел. И более того, уже через неделю, как только твоя бабушка смогла встать на ноги, она тут же отправилась в ту же сторону, куда ушел Граслер. И после этого её тоже больше никто не видел."

  "Звучит странно. Два опытных охотника отправились помолиться богу, и исчезли без следа? Их хоть искали?"

  "Искали, но, ни следов, ни трупов так и не нашли. Теперь ты тоже хочешь пойти повидаться с тем богом? Всё-таки зря я это рассказала."

  "Возможно, за этой историей стоит нечто большее. Возможно, это божество забрало жизнь деда в обмен на жизнь моей бабушки. Но знаешь, жертва деда ради любви всей своей жизни звучит намного правдивее, чем жертва моего отца. Так что я лучше буду верить в эту историю. И ты права, я в первую очередь направлюсь на северный берег и попытаюсь найти тот монумент. Может быть, хоть этот бог сможет показать мне мой путь."

  Прервавшись на мгновение, он обнял Лию и продолжил – "И прости меня. Я знаю, что тебе будет тяжело без меня, но я больше не могу так жить. Я уверен, что ты справишься. Я не могу обещать, что вернусь, так что лучше считай меня мертвым. Не стоит ни на что надеяться. Я выдвинусь сегодня ночью, пока дети спят."

  Она не хотела его отпускать, но знала, что не может никак его остановить. Жить ради охоты и умереть, сражаясь – вот девиз истинного охотника, хоть и было видно, что это решение далось ему нелегко. Если бы его отец был жив, такого бы не случилось, и они жили бы все вместе. Но что есть, то есть.

  Момент тридцать пятый: Великий бог охоты

  "Прощай." – Лия снова обняла своего мужа. Слёзы бесконечным потоком катились по её щекам. В этот момент она прощалась с самым дорогим в её жизни человеком.

  "Прощай." – сдерживая грусть в голосе, ответил ей Гровер.

  Он взял с собой немного. Свой верный лук с колчаном стрел, и сумку с веревкой и припасами на пару дней, и, конечно же, кремень – без него не мог обойтись не один затяжной поход. Клинок из зуба великой акулы он оставил на могиле отца, слишком много плохих воспоминаний он вызывал. Вместо этого, он забрал один из каменных клинков, которыми пользовались его соплеменники.

  Держа свой курс на север, стало понятно, почему они никогда здесь не охотились. Местность была изрезана глубокими ямами и острыми большими камнями. Лес был настолько плотный, что иногда приходилось, чуть ли не протискиваться между стволами. По пути ему не встречались никакие животные, только птицы шумели над кронами, но из-за плотности деревьев, подстрелить кого-то не было возможности. Огромное количество спусков и подъемов преграждало ему путь, пытаясь заставить его свернуть назад. Но Гровера сложности не пугали, наоборот, они подстёгивали его охотничий азарт, заставляя его с ещё большим упорством двигаться дальше.

  И вот, последнее препятствие – чтобы попасть на берег, нужно было спуститься по отвесной скале. Высотой почти в сто пятьдесят метров, скала не позволяла просто взять и спуститься по ней вниз с помощью веревки. Самые длинные веревки, которые вязались в племени Гровера, были длинной максимум 40 метров, больше просто было незачем. У него же с собой была не самая длинная. Пройдясь по краю обрыва, и найдя, как ему показалось, самое лучшее место, он приступил к спуску. Веревка висела у него на поясе. Вряд ли она ему тут пригодиться, но пусть она будет рядом на всякий случай.

  Спуск отнимал много сил. Иногда между выступами приходилось перебираться, вися только на одних руках. А иногда выступы находились в нескольких метрах друг от друга, из-за чего приходилось прыгать, в надежде, что руки не подведут, и он сможет удержаться. Матерые руки, которыми он мог задушить оленя, уже кровоточили. На каждом новом камне оставался след его крови.

  В какой-то момент, пытаясь дотянуться до следующего уступа, единственный камешек под ногой обвалился. Рука, мокрая от крови, соскользнула с выступа, и Гровер камнем полетел вниз. Понимая, что на такой скорости не сможет схватиться руками за скалу, он снял веревку с пояса и распустил ее. Перехватив веревку поближе к центру, он попытался накинуть её на один из крупных выступов, что он пролетал мимо. Зацепившись за выступ, он ещё несколько метров проскользил по веревке вниз, удерживаясь руками за разные концы. Неимоверная боль от ладоней передавалась прямо в мозг, пытаясь заставить владельца разжать пальцы. Но цель уже была так близка, и Гровер не собирался сдаваться. Длины веревки уже хватало, чтобы спуститься до самой земли. Но зацепиться ногами за скалу не было возможности, так как висел он в нескольких метрах от стены, а раскачивание грозило тем, что веревка соскользнет с маленького камешка, за который она еле держалась. Ничего не оставалось, как преодолевая боль, потихоньку съезжать по веревке вниз.

  К моменту как Гровер достиг земли, его ладони превратились в кровавую кашу. Морская вода, в которой он решил ополоснуть свои стертые в кровь конечности, разъедала его руки как кислота.

  С момента спуска прошел уже где-то час, и вот, наконец-то, в скале, он увидел нечто похожее на пещеру. Она была не глубокая, а блестящие амулеты, свисавшие с потолков и стен, достаточно неплохо её освещали. Задняя стена пещеры была выровнена, а посередине был выдолблен некий узор, напоминавший лук и кинжал. Под этим узором из стены торчала маленькая каменная полочка, на которой что-то лежало.

  Гровер подошел поближе. На полке находился амулет, сделанный из красивого желто-оранжевого камня. Даже в этом полумраке цвет камня хорошо различался, казалось, что он даже слегка светился изнутри.

  "Это оно?" – хоть это место и напоминало какую-то святыню, Гровер всё ещё не был уверен, что пришел в нужное место. – "Ну что ж, попробуем."

  Он взял камень в руки, закрыл глаза и начал молиться. – "Великий бог охотников услышь меня. Я Гровер, сын Гринтера и внук Граслера, пришел просить тебя указать мне мой путь. Я победил всех великих тварей, о которых мне было известно, подскажи, что мне делать дальше? Пожалуйста, направь меня. Укажи мне путь. Дай подсказку. Великий бог охотников я нуждаюсь в твоей мудрости. Пожалуйста, ответь мне."

  Вдруг в его сознание начали приходить некие образы. В них были видения о далеких полях и густых лесах, об огромных горах и глубоких пещерах. И всю эту местность наполняли разные виданные и невиданные звери.

  "Охотничий рай?!" – Гровер открыл глаза, камень в его руках сиял сильнее обычного.

  "О, великий бог охотников, поведай мне, как попасть в эти земли? Я хочу увидеть это прекрасное место своими глазами!"

  Камень начал светиться ещё сильнее, ослепляя Гровера и заставляя его закрыть глаза. Свет становился всё сильнее, голова слегка закружилась, и он пошатнулся, пытаясь устоять на ногах. Секунд через десять воздух вокруг изменился, а камень перестал ощущаться в руках.

  Открыв глаза, Гровер увидел, что находиться уже не в пещере.

  Момент тридцать шестой: Рай охотников

  "Это он? Рай охотников?" – он стоял посреди поляны, усеянной каким-то непонятным мусором.

  Повсюду валялись предметы, которых человек с диких островов никогда не видел. Разной формы и размеров, эти вещи лежали повсюду.

  "Что это такое?" – постучав по какой-то большой прямоугольной штуке, он резко отпрыгнул, так как внутри что-то засветилось и нечто похожее на человека повернулось в его сторону.

  "Хочешь узнать свою судьбу?" – это нечто, находящееся в прозрачном прямоугольнике, вдруг заговорило.

  Гровер посмотрел по сторонам, пытаясь понять, к нему ли обращается это существо.

  "Расскажи мне всё, что знаешь об этом мире."

  "Чтобы продолжить, вставьте монетку."

  "Что?"

  "Чтобы продолжить, вставьте монетку." – секунд через десять после этой фразы огоньки потухли, и существо снова отвернулось.

  Да это было неожиданно, Гровер стоял как вкопанный, в боевой стойке, ожидая, что произойдет дальше. Но ничего не происходило, существо продолжало молчать, отвернувшись в сторону.

  "Что это за создание такое..." – он аккуратно подошел и снова постучал по прозрачной стенке.

  "Хочешь узнать свою судьбу?" – лампочки загорелись, и существо опять повернулось лицом к Гроверу.

  "Кто ты?"

  "Чтобы продолжить, вставьте монетку."

  "Скажи мне, где я?"

  "Чтобы продолжить, вставьте монетку."

  "Да чтоб тебя."

  Огни потухли, и существо отвернулось.

  Осмотревшись, вдали он увидел некое сооружение, похожее на большой камень, но его форма была уж слишком ровная, как будто там стоял какой-то монумент или что-то подобное.

  Оставив существо в покое, Гровер отправился к сооружению, которое его привлекло. Как оказалось, этот монумент был просто огромных размеров, а издалека он казался вовсе не таким большим. С одной из сторон был некий проход, а внутри виднелось огромное количество людей.

  "Это какая-то святыня? Все эти люди пришли молиться богу охоты?" – он зашел внутрь, пытаясь осмотреться вокруг.

  "Никогда не видел столько людей, это место и правда, священно, раз все собрались тут."

  "Эй, парень! Эй! Красноволосый!"

  Гровер увидел мужчину, который, кажется, к нему обращался.

  "Ты новенький? У тебя такой отстраненный взгляд, что я уверен, что ты здесь впервые. Помощь нужна?"

  "Кто ты?"

  "Я? Помогаю новичкам во всём разобраться, зовут Рауль. Так ты новичок или нет?"

  "Я впервые тут. Что это за место?"

  "Конкретно это место, это город новичков, называется Ньюполь."

  "Так это не святыня?"

  "Святыня? Не-е-ет. Это просто обычный город."

  "А что все эти люди тут делают?"

  "Странный вопрос, они живут тут."

  "Все вместе?"

  "Ну да. Мы все тут живём, кто-то уходит, кто-то приходит. Наш город ещё не очень большой, есть и покрупнее."

  "Я бы хотел поохотиться. Тут есть великие твари?"

  "Великие твари? Не слышал о таких, но знаешь, если ты охотник, у нас тут рядом есть лес, и там полно всякого зверья обитает. Думаю, тебе будет, чем заняться."

  "Понял, пойду в лес." – Гровер развернулся и направился к выходу из города.

  "Стой, подожди. Ты жить тоже в лесу собрался? Мы новичкам комнаты предоставляем для жилья, первые три ночевки бесплатно."

  "Комнаты для жилья?"

  "Да! Там можно поспать с комфортом. Держи." – Рауль протянул Гроверу какую-то бумажку.

  "Что это?"

  "Чуть дальше по дороге будет вывеска "Ночной страж", это гостиница. Зайдешь туда, покажешь бумагу кому-нибудь из персонала и тебе выдадут ключи от номера."

  "Бумагу? Персоналу? Ключи? Номер?" – слишком много незнакомых слов было в одном предложении. – "Я ничего не понял, лучше пойду в лес." – так и не взяв бумагу, он опять попытался пойти к выходу.

  "Да стой ты, я провожу тебя, если я оставлю человека спать в лесу, меня потом совесть загрызет."

  "Совесть? Она опасная? Я хороший охотник, думаю, смогу с ней справиться."

  "Хахаха-ха, серьезно справиться с совестью? Хахаха."

  На лице Гровера было недоумение.

  "Ты не знаешь, что такое совесть? Ладно, не беспокойся. Пошли, провожу тебя к месту, где можно будет остановиться на ночь." – в этот раз Рауль постарался не использовать слово "гостиница".

Момент тридцать седьмой: Непонятный новый мир

Получив "ключи" и осмотрев "номер", Гровер решил, что оставаться сейчас тут он не намерен. Узнав от Рауля, что где-то около "казарм" есть доска "объявлений", он собрался сходить посмотреть и на эту неведомую вещь. В своем племени охотники почти не использовали письменность. Им не нужно было ничего записывать, всё, что нужно передавалось из поколения в поколение, от старших к младшим. И именно это было одной из причин, почему Гровер был так расстроен гибелью своих родителей. Огромное количество ценных знаний было просто утеряно.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю