332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Анна Кравчук » В зоопарке скучно не бывает! » Текст книги (страница 1)
В зоопарке скучно не бывает!
  • Текст добавлен: 16 апреля 2020, 23:00

Текст книги "В зоопарке скучно не бывает!"


Автор книги: Анна Кравчук




Жанр:

   

Сказки



сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Марина Дороченкова, Анна Кравчук
В зоопарке скучно не бывает!

Иллюстрации Александры Мальковой


Зоопарку нужен дикобраз!

Главный ветеринар контактного зоопарка сидел в кабинете директора и пытался уговорить его приобрести нового питомца. Слушая пламенную речь ветеринара, директор радовался, что они находятся по разные стороны стола. Молодой человек активно размахивал руками, нервно поправлял очки, вскакивал со стула и совершенно не хотел слушать доводы начальства.

– Да помилуй, Сергей Андреевич! Какой дикобраз в контактном зоопарке? Может, нам ещё льва с носорогом купить? Сомневаюсь только, что кто-то из посетителей к ним в клетку войдёт, чтобы покормить или погладить. У нас контактный зоопарк с ручными животными. Руч-ны-ми, – подчеркнул директор, намекая, что разговор окончен.

– Да с чего вы взяли, Алексей Михайлович, что дикобразы ручными не бывают? – кипятился ветеринар. – Это умнейшие животные!

– Ты сам-то видел когда-нибудь ручного дикобраза? Гора растопыренных иголок. И как к нему подойти? А у нас – дети, – держал оборону директор.


– Видел ли я ручного дикобраза? Ещё как видел! В детстве я каждое лето гостил у тётки в Киргизии. У неё во дворе жил дикобраз. Дикий, заметьте! За поленницей вырыл себе нору и стал – как домашняя собака, совершенно ручным. По двору бегал, ел из собственной миски. Корм из рук брал!

Выслушав историю о чудо-дикобразе, Алексей Михайлович на секунду задумался. Этой заминки Сергею Андреевичу хватило, чтобы сломить сопротивление директора неожиданным предложением:

– Давайте попробуем. Если дикобраз не приживётся, мы его подарим обычному зоопарку. А стоимость вы будете вычитать из моей зарплаты.

– Эх, чует моё сердце, наплачемся мы с этим дикобразом, – вздохнул Алексей Михайлович и обречённо взмахнул рукой. – Делай что хочешь…

Так благодаря настойчивости Сергея Андреевича в контактном зоопарке появился дикобраз Арчибальд.

Ноев ковчег

Зоопарк, в который попал Арчибальд, располагался в торговом центре. Стоило посетителям переступить порог этого контактного зоопарка, как у них возникало ощущение, что они попали на борт Ноева ковчега – легендарного судна, на котором животные спаслись во времена Всемирного потопа. И не только потому, что он был заполнен разной живностью. Зоопарк походил на корабль. Вольеры для животных и скамеечки для посетителей были сделаны из красивого полированного дерева. В кошачьем вольере под потолком размещались подвесные мостики с деревянными перекладинами. По ним грациозно ступали коты. Дети котам завидовали: им тоже хотелось залезть на эти мостики.

В вольере для обезьян по канатам носились жёлто-зелёные мартышки саймири. Они напоминали матросов, ловко карабкающихся по мачтам корабля.

Посетителям разрешалось свободно заходить к животным, а ещё – кормить их и гладить.

Новый обитатель зоопарка – хохлатый дикобраз Арчибальд – улёгся в дальнем углу своего домика. Вообще-то людей Арчибальд не боялся, потому что родился в зоопарке. Но к новому месту ещё не привык. Он решил дождаться ночи и спокойно обследовать территорию. Темнота дикобразам не помеха: днём они спят, а ночью отправляются на поиски добычи.

В загончик к Арчибальду вошли директор и главный ветеринар. Сергей Андреевич наклонился и заглянул под крышу домика.

– Арчибальд! – позвал он нового питомца. И поднёс к носу дикобраза виноградину. – Посмотри, что я тебе принёс. Ай, как вкусно!

Дикобраз тряхнул головой, украшенной ирокезом из жёстких тёмных волос.


– Ты бы поосторожнее с ним, – посоветовал директор.

Широкий чёрный нос Арчибальда зашевелился. Зверь потянулся и осторожным движением губ взял виноградину из рук ветеринара.

– Ну, что я говорил! – радостно закричал Сергей Андреевич. – Да вы попробуйте сами, Алексей Михайлович!

– Как-нибудь в другой раз, – отказался директор. – Больно уж он колючий. Сомневаюсь, что найдётся много желающих общаться с ним.

– Вот увидите: за этими колючками скрывается доброе сердце! – заверил директора ветеринар.

Отдавая остатки винограда дикобразу, он тихонько шепнул ему:

– Ты будешь звездой зоопарка! Я в этом уверен.

Беспокойное семейство

Наступил вечер. Смолкли шум, смех и восторженные голоса посетителей. Разошлись по домам сотрудники зоопарка. Директор закрыл на ключ тяжёлую входную дверь. Мягким светом горели лампы, под которыми грелись теплолюбивые черепахи и полоз. Плотно пообедав, обитатели зоопарка принялись обсуждать прошедший день.

Первой завела разговор Няша – чёрная вьетнамская свинка.

– Что за времена наступили? Сегодня малыш показывает пальцем на нас с Тарасиком и кричит: «Папа, коровки!» Перепутать свиней с коровами! Совсем люди оторвались от природы! Скоро кошек от собак отличить не сумеют!

– Для того и существуют зоопарки, чтобы дети могли ближе узнать животных, – напомнил Няше её брат Тарасик.

– Радуйтесь, что вас собаками не назвали, – промяукал рыжий великан – кот мейн-кун по кличке Бернард. – Где это видано – гавкающие свиньи?

– Да что ты понимаешь! У нас особая манера общения. Мы, вьетнамские мини-пиги, не хрюкаем, как деревенские поросята, – гордо заявила Няша.

– Да-да, особая. Гавкаете, как дворняжки, – продолжал дразнить Няшу Бернард. – Из-за вас даже попугай лаять начал.

Кот любил подшутить над Няшей. У свинки был вспыльчивый нрав – совсем не такой, как у её брата Тарасика, который жил с ней в одном вольере. Тарасик был добрый. Он старался не спорить с Няшей, отдавал ей самые лакомые кусочки и уступал лучшее место в спальном домике.

– А нас всё время зайчиками называют, – пожаловались кролики. – Путать нас с зайцами так же неправильно, как крота с ежом.

– А вот мне не обидно, когда меня с рысью сравнивают. У меня, как у рыси, кисточки на кончиках ушей, – продолжал донимать Няшу Бернард.


– Хвост себе откуси, – ехидно отозвалась Няша. – У рыси хвост короткий.

– Друзья, не надо ссориться, – проскрипел из угла Джейк – самец гигантской сухопутной шпороносной черепахи. Ему было пятьдесят лет, поэтому он считался самым мудрым. – Мы – одна семья.

– Да, да. Одна семья, – раздались голоса хомячков, морских свинок и степных черепах – самых миролюбивых обитателей зоопарка.

Внезапно спорщики умолкли и прислушались. Из загончика, где поселился новый жилец, раздавались равномерные удары. Арчибальд методично раскачивал дверцу, отделявшую его от внешнего мира.

– Эй, новичок, ты что делаешь? Хочешь удрать? – поинтересовался из соседнего вольера попугай жако по кличке Гоша. Сверху ему отлично было видно всё, что происходило внизу. – Не старайся, нос расшибёшь.

Арчибальд ничего не ответил. Он то подгрызал зубами деревянную дверь, то вновь её расшатывал. Четыре длинных жёлтых резца – два на верхней челюсти и два на нижней – легко справлялись с мягкой древесиной. Постепенно задвижка расшаталась, и дверца распахнулась под мощным натиском упорного зверя.

Ночной переполох

Очутившись на свободе, дикобраз огляделся и вразвалочку потрусил между клетками. Из-за сетки, которой был огорожен вольер с енотами, высунулась лапа с тонкими тёмными пальчиками. Еноты – народ любопытный, и енотиха Герда решила потрогать пробегавшего мимо соседа. Арчибальд резко тряхнул длинными иглами. Они зашумели, словно бамбуковые палочки. Бойкая енотиха поняла, что новичок не желает с ней общаться, и лапа тут же исчезла.

Без приключений миновав вольеры носух, обезьянок саймири и сурикатов, мирно спящих в своих домиках, Арчибальд замер. Чуткий нос, который тысячелетиями подсказывал его предкам, где даже самой тёмной ночью раздобыть пропитание, повёл его по направлению к двери, на которой висела табличка «Посторонним вход воспрещён». Из-за двери вкусно пахло орешками. Арчибальд не был голоден: вечером он съел целую миску овощей и фруктов. Но какой же уважающий себя дикобраз упустит возможность сделать запасы впрок? Особенно если речь идёт об орешках.

Арчибальд начал толкать носом заветную дверь, отделявшую его от деликатесов. Несмотря на свои относительно небольшие размеры, дикобраз был сильным зверем. Вскоре дверь поддалась, и Арчибальд оказался один на один с мешками и коробками, наполненными лакомствами. Несколько минут работы мощными зубами, и из прогрызенных дыр на пол посыпались орехи и сухофрукты.


– Что делает в кладовке этот нахальный новичок? – забеспокоилась Няша.

– Хрустит беличьими орешками, – сообщил ей Бернард.

Вольер с котами находился напротив заветной двери. И шесть котов разных пород с любопытством наблюдали за тем, что происходит в кладовке.

– Пусть немедленно прекратит! – возмущённо захрюкала Няша.

– Орешки? Он ест наши орешки? – застрекотали в вольере белки.

– Да у вас орешки в каждом углу припрятаны, – выдал беличий секрет попугай Гоша.

– Ну и что? Нечего подглядывать, где у нас хранятся припасы на чёрный день! – белки бросились торопливо перепрятывать орехи.

– Ой, как сразу изюмом вкусно запахло! – вступила в разговор енотиха Герда. – Эй, как тебя там? Арчибальд, кажется? Угости-ка изюмом!

– Как? Он и изюм собирается съесть? – не на шутку разволновалась Няша. – Ну, это уже слишком! Ой, чем это он шуршит?

– Дикобраз добрался до имбирных пряников, – промурлыкал кот.

– До имбирных пряников ручной работы? Всё, теперь его точно выгонят на улицу! И откуда только Сергей Андреевич притащил этого бандита? – раздосадованная Няша расхрюкалась так, что разбудила обитателей самых дальних уголков зоопарка.

Все зашумели, стали расспрашивать друг друга, что происходит. Новости передавались из вольера в вольер, как в детской игре «испорченный телефон».

– Всех на улицу выгонят! – замекали камерунские козы.

– Почему? Почему? Почему? – заволновались волнистые попугайчики.

– Еда закончилась! Белки последние орехи догрызают, – тревожно засвистели морские свинки.

Хомяки дружно принялись набивать защёчные мешки зерном и семечками. Вскоре их щёки раздулись до невероятных размеров, но запасы зерна в миске почти не уменьшились.

– Тафайте ф дофик пфятать, – прошепелявил самый толстый рыжий хомяк.

– Фто? – переспросил один из его сородичей.

– Давайте в домик прятать, – повторил Рыжий, выплюнув часть семечек.

– Тафайте, тафайте, – зашевелилось всё семейство, перетаскивая в защёчных мешках еду.

Вскоре зерно перекочевало из миски в домик, вокруг которого сгрудились раздувшиеся хомяки. Казалось, они собрались в дальнюю дорогу.

– Что там происходит, Бернард? – не могла успокоиться Няша.

– Дикобраз наелся и улёгся спать в кладовке, – сообщил кот.

– Ох, у меня стресс! Я сегодня не усну, – хныкала свинка.

– А мне нравится этот парень, – неожиданно заявил попугай Гоша. – Он смельчак!

– И нам, – поддержали его коты.

Звери зашумели, высказывая своё мнение о похождениях дикобраза. Только хомяки молчали, боясь растерять драгоценные припасы.

Никогда не сдавайся!

Первое, что увидели утром сотрудники зоопарка, – распахнутая дверь в вольере дикобраза. Поднялась паника: где искать беглеца? Нарушитель вскоре был обнаружен под табличкой «Посторонним вход воспрещён». Пол в кладовой был усеян рассыпанными орехами, сухофруктами и обёртками от имбирных пряников. Картину дополняли погрызенные мешки. А за мешками, развалившись на боку, возлежал виновник беспорядка. Арчибальд был похож на художника-авангардиста, всю ночь трудившегося над созданием сложнейшей композиции. Казалось, он сейчас спросит: «Ну, как вам мой шедевр? Есть среди вас знатоки искусства?»

Нельзя сказать, что его творение оставило зрителей равнодушными. Директор пребывал в смятении. В первую секунду ему захотелось не только вычесть из зарплаты ветеринара стоимость дикобраза, но и прибавить к ней стоимость орехов, пряников и погрызенных дверей. Но невозмутимый Арчибальд был настолько забавен, что директор не сумел сдержать улыбку. Она предательски появилась на его лице, давая понять всем, что буря прошла стороной.


Послышались шутки и весёлый смех сотрудников. Ведь долго сердиться на животных или детей могут только глупцы.

Теперь предстояло решить вопрос, как выгнать дикобраза из кладовой. Ему явно здесь нравилось, и покидать её он не собирался. Распушённые иглы говорили об этом лучше любых слов. Пришлось ветеринару вооружиться метлой на длинной ручке, чтобы подтолкнуть дикобраза к выходу.

Борьба была упорной, но недолгой. Убедившись, что поселиться в кладовке ему не позволят, Арчибальд решил отправиться восвояси. Но уходить «с пустыми руками», когда вокруг столько еды, было бы непростительной глупостью! Не забывая грозно потрясать иглами, Арчибальд подхватил зубами попавшийся по дороге пакет с картошкой и потащил его к двери. Пакет был большим, а зверь – низкорослым, на коротких лапах. Чтобы донести добычу, ему пришлось высоко задирать голову. Смотреть на это без смеха было невозможно. Все хохотали так, что едва устояли на ногах.

– Похоже, девиз нашего Арчибальда – «Никогда не сдавайся!», – утирая выступившие слёзы, произнёс наконец Сергей Андреевич.

– Вот видишь, всё закончилось благополучно, – прохрюкал миролюбивый Тарасик, обращаясь к Няше.

– Чему ты радуешься? А вдруг теперь все будут любить дикобраза больше, чем нас? – захныкала Няша. – И вся вкуснятина будет доставаться ему? И спинку будут чесать ему, а не мне?

– Как же ему будут чесать спинку? – удивился Тарасик. – Он весь в иголках.

– Откуда я знаю как? – не унималась Няша. – Видишь, его даже не выгнали!

– Не выдумывай, Няша! Нас всех любят одинаково. Сегодня на экскурсию придёт целый класс – много мальчиков и девочек! Будет весело! Мы должны встретить их и сделать так, чтобы дети ушли счастливыми. Это наше призвание – дарить людям любовь и радость, – строго сказал Тарасик.

– Правильно, – поддержал его Гоша. – К приходу гостей надо почистить перья!

– И вылизать шерсть, – замяукали коты.

И жизнь в зоопарке пошла своим чередом. Сотрудники приступили к своим обязанностям: смотрители убирали клетки и разносили животным корм, ветеринар проводил медосмотр, директор звонил по телефону, решая какие-то важные вопросы.

Все готовились к приходу посетителей. И только Арчибальд залез в дальний угол домика и спокойно заснул после ночного приключения.

Хотел бы я быть дикобразом!

Третий «А» слушал лекцию Сергея Андреевича с нетерпением: всем хотелось скорее помчаться к животным. Ветеринар рассказывал о правилах поведения в зоопарке, предварительно предупредив, что животные – это не игрушки. Наконец вступительная речь закончилась. Мальчишки и девчонки под руководством смотрителей разбрелись по всему зоопарку. По восторженным крикам детей можно было понять, с какими животными они общаются.

А уж как старались понравиться ребятам обитатели зоопарка!

– Мяу! – кричал попугай Гоша.

А как только к нему подбегали дети, продолжал человеческим голосом:

– Почеши Гоше лобик!

И бочком передвигался по жёрдочке поближе, наклоняя голову вниз. Ребята аккуратно почёсывали ему лобик и восхищались попугаем жако. Гоша блаженствовал, слегка приоткрыв мощный клюв и закатив глаза. Ярко-алый короткий хвост резко выделялся на фоне светло-серого оперения.

– Жако – знаменитые говоруны. Могут запоминать до ста пятидесяти слов и выражений и произносить их довольно осмысленно, – рассказывала ребятам смотрительница Рита.

Вольер носух превратился в парикмахерскую. Тут уже ребята подставляли свои головы длинноносому рыжему Филе. Лапами с тонкими цепкими пальцами Филя лохматил волосы всем желающим. Ребята гладили его длинный полосатый хвост, победно торчащий вверх и извивающийся, словно змея.

Во второй половине вольера жила супруга Фили Лора с двумя малышами.

– Смотрите, маленькие носухи – настоящие акробаты, – указала одна из девочек на кувыркающихся детёнышей. – А Лорочка – очень терпеливая мама!

– Она от них уже устала, – посочувствовал носухе мальчишка в очках.

И действительно, мама-носуха терпела из последних сил. Детёныши теребили ей уши, цеплялись за хвост, лезли на стенки клетки. Но уносить малышей в домик Лора не хотела: пусть ребята полюбуются, какие у них с Филей красивые детки родились!

Морские свинки и кролики выхватывали из рук ребятишек нарезанные соломкой тыкву и морковку. Их носы потешно двигались, и еда быстро исчезала во рту. Они так и лезли под руки детям. Каждому хотелось, чтоб его погладили и сказали ласковое слово.

Хомяки веселили гостей раздувшимися от припасов щеками.

– Персик, миленький, какой ты красивый, – прижимая к груди рыжего предводителя команды хомяков, проговорила одна из девочек.

– Яна, откуда ты знаешь, что его Персиком зовут? – поинтересовался веснушчатый мальчишка.

– Это я его так назвала. Я попрошу маму, чтобы мне на день рождения подарили этого хомячка. Тут можно покупать некоторых животных.

– Правда? – уточнил мальчик у стоявшей рядом с ними смотрительницы Татьяны.

– Правда, – ответила Татьяна. – Только надо приходить с родителями.

– Персик, я обязательно приду за тобой! Мама обещала мне купить хомячка, – прошептала рыжему зверьку Яна и попросила Татьяну, чтобы её Персика никому не продавали.

От вольера к вольеру бегал толстенький мальчишка. Сначала он заметил лежащего в домике дикобраза.

– Это кто? – спросил он у смотрительницы Риты, хотя на дверце висела табличка, рассказывающая всё об Арчибальде.

– Дикобраз, – ответила Рита.

– А почему он не выходит? – продолжал любопытный увалень.

– Он недавно в зоопарке. Ещё не привык к новому месту.

– Хотел бы я быть дикобразом! – неожиданно закричал мальчишка. – Лежал бы весь день в домике и ничего не делал!

Через некоторое время его голос прозвенел уже у другого вольера. Определить, где находится любитель побездельничать, было нетрудно.

– Хотел бы я быть сурикатом! Катался бы всё время с горки и в школу не ходил!


– Хотел бы я быть котом! Лазил бы по подвесному мостику с утра до вечера!

Свинки Няша и Тарасик тыкались в руки ребят влажными пятачками, радостно крутили хвостами, падали на бок, позволяя чесать себе животы. Няша отпихивала братца, забирая самые лакомые кусочки угощения – дольки яблок и груш. Тарасик не сердился на неё. Он веселил детей, развязывая им шнурки на обуви.

Черепахи тянули из панциря длинные шеи к листьям салата. Цыплята клевали корм, запрыгнув на руки детей. Волнистые попугаи слетали на ладошки целыми стайками. Ежи смешно вертели длинными носами и фыркали. Енотиха Герда полоскала в ванночке еду, прежде чем отправить её в рот. Обезьянки саймири прыгали по плечам посетителей. Белки брали орешки прямо из рук. Камерунские козы выплясывали на двух ногах, пытаясь дотянуться до угощения.

Всюду слышались визг, писк и радостные крики.

– Посмотрите на этого апельсинового кота, – указывал мальчик на Бернарда. – У него такая героическая морда! Видимо, он тут главный.

– Мур-р-р, – подтверждал Бернард, позволяя чесать себя между ушами с кисточками на концах.

– Денис, вечно ты что-то придумываешь. Не бывает апельсиновых котов. Они рыжие, – заметила девочка.

– А этот кот – апельсиновый. Правда, Бернард? – отстаивал свою точку зрения Денис.

– Мур-р-р, – соглашался кот.

И дети, и животные были счастливы, отдавая любовь и получая её обратно.

Один Арчибальд спокойно лежал в углу своего домика. Казалось, ему всё было безразлично. Издали посмотрев на дикобраза, ребята не решились зайти в его апартаменты.

И только худенькая девочка с косичкой вошла и присела на корточки перед домиком.

– Не грусти, Арчибальд, – неожиданно сказала она. В голосе её звучали ласка и сочувствие. – Я обязательно приду к тебе в воскресенье. Ты будешь меня ждать?

Дикобраз повернул голову в её сторону.

– Алиса, выходи, пора домой, – позвала девочку учительница.

– Пока, – помахала дикобразу рукой Алиса.

Прощаясь с ребятами, Сергей Андреевич рассказал, что в первое воскресенье каждого месяца в зоопарке работает кружок, и все желающие могут приходить на заседание. А это как раз и будет ближайшее воскресенье.

Тревожный звонок

Сергей Андреевич возвращался домой в отличном настроении. Но мысли о работе не покидали его, хотя повода для волнений, кажется, не было. Животные были здоровы. У носух подрастали малыши.

Растолстевшую енотиху посадили на диету. Гоше сделали новый просторный вольер. Даурский полоз быстро подрастал. У козочек ожидалось пополнение. И только дикобраз не желал общаться и выходить из домика даже за угощением. Он сохранял независимость и всем своим видом показывал, что голыми руками его не возьмёшь!

Ветеринар вспомнил, как утром выгонял дикобраза из кладовой, и рассмеялся. Ясно, что Арчибальд – зверь с характером! Но как найти к нему подход?

«Тут потребуется время. И любовь. Животные чувствуют, когда к ним относятся по-доброму», – подумал ветеринар.

В кармане зазвонил телефон. Номер абонента был неизвестен.

– Слушаю вас, – ответил Сергей Андреевич.

– Вы ветеринар контактного зоопарка? – послышался в трубке властный женский голос.

– Да.

– Зачем вы мучаете зверей? Мы требуем отпустить их на волю! – прокричали в трубке.

– Кто это – «мы»? – поинтересовался ветеринар. – Давайте поговорим спокойно. Приходите завтра в зоопарк, и я отвечу на все ваши вопросы.

– С такими, как вы, нам не о чем разговаривать! – рявкнула женщина.

Связь прервалась. Разговор этот не удивил Сергея Андреевича. Дело в том, что сам он когда-то думал точно так же, как разгневанная дама. Несколько лет тому назад он работал главным зоотехником на конном заводе. Разводил элитных лошадей, пользовался уважением коллег, хорошо зарабатывал.


Он слышал, что в их городе открыли какой-то «ручной зоопарк». И однажды ему позвонили и пригласили поработать там ветеринаром-консультантом.

Сергей Андреевич отправился в контактный зоопарк с тайным замыслом. Он намеревался сделать всё, чтобы закрыть это заведение. Но, войдя в помещение зоопарка, испытал настоящее потрясение. Вместо тесных клеток ветеринар увидел просторные вольеры. Вместо полутёмного помещения – светлые залы. Приветливая девушка на кассе познакомила его с вежливыми смотрителями. Здесь царили радость и любовь. И мордочки здоровых животных, требовавших обратить на них внимание, подтверждали это.

Закончилось всё тем, что Сергей Андреевич перешёл в контактный зоопарк на постоянную работу. Со временем была создана целая сеть таких зоопарков – больше десятка филиалов в разных городах страны. А самого ветеринара пригласили в центральный зоопарк в Подмосковье. Он ездил в командировки, знал всех животных, покупал новых. В одном городе была даже ручная лама. Все эти животные родились в зоопарках, они привыкли к людям и никогда не жили в дикой природе. Там им грозила бы верная гибель.

Большинство людей не понимают, какую важную роль сыграли зоопарки в деле спасения многих видов животных на планете. Об этом он как раз и собирался рассказать ребятам на заседании кружка.

«Жаль, что животные не могут разговаривать. Они бы объяснили это лучше меня», – подумал Сергей Андреевич.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю