332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Андрей Киселев » На краю Вселенной (СИ) » Текст книги (страница 4)
На краю Вселенной (СИ)
  • Текст добавлен: 6 ноября 2017, 02:00

Текст книги "На краю Вселенной (СИ)"


Автор книги: Андрей Киселев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 7 страниц)

Гость из бездны

Чернобровая Герда в своем черном полуоткрытом умопомрачительном вечернего платья наряде. Распустив черные, вьющиеся во все стороны по плечам и до самой задницы длинные волосы. На высоких шпильках каблуках, стояла в главной рубке «Зенобии». Она стояла, обхваченная сильной рукой своего бойфренда Вика за гибкую узкую девичью талию. И удивлено смотря, как и все в главный экран яхты «Зенибии». Сверкая чернотой своих красивых из-под черных вздернутых красавицы брюнетки бровей глаз, спросила – Что это? – она, как бы, единственная, спросила громче всех, стоящих здесь в рубке «Зенобии». Здесь, где разрешено быть только членам экипажа. Но, сегодня при таком вот экстренном случае, так получилось, что все столпились в главном отсеке звездного быстроходного небольшого по габаритам корабля туристического класса SS/GY-8724 «VAZA».

– Точнее, кто? – произнес капитан Колмар. Как бы тоже всем стоящим в главной рубке звездной яхты, даже не обращая на то, что тут собрались сейчас все.

– Он уже, почти, час ведет с нами разговор на непонятном наречии и языке – произнесла первый пилот Джема. Искоса поглядывая на старшего в группе молодых туристов Вика. Все были увлечены тем, что видели на большом главном экране монитора круизной космической яхты. И поэтому, не видели ее пристальный притягивающий заинтересованный недвусмысленный взгляд на молодого и красивого брюнета Вика. В белой распахнутой на мускулистой груди рубахе и черных расклешенных брюках. Который, прижимал к себе свою красавицу брюнетку Герду.

Вик понравился синеглазой шатенке Джеме. Понравился с первого взгляда. Хоть, она и была его старше на несколько лет. Джема однажды перед заморозкой в криокамере столкнулась с Виком, когда помогала подключать датчики доктору Зедлеру. И приборы к его мужскому голому молодому двадцатилетнему натренированному, как у космодесантника телу.

И Джема бы не отказалась от взаимности в свободное время с ним от своей вахты на «Зенобии». Сидя в пилотном кресле яхты, она посмотрела на Вика, но тот не видел ее глаз. А смотрел вперед на большой главный экран «Зенобии».

И на то, что там, в космосе перед яхтой висело. В большом облаке черной пыли. В одной квантомиле от самого носа туристического звездного судна. Словно ее, он или оно, принесло с собой. Откуда-то из глубины неизвестного мира. Прямо из его ледяного вакуума и мрака.

И само, словно, изучая их и их корабль, не торопилось приближаться. Пыль окутывала его, и он висел там неподвижно и приборы показывали на том необъяснимом загадочном объекте живую жизнь. Там, что-то или, кто-то все же был и разговаривал с ними. Но, они его пока не понимали.

Было похоже тот висящий, довольно еще далеко от самой яхты, похожий на черную маленькую планету в космосе предмет, что-то требовал от них. Или просил у них. Но, они его не понимали. Это был какой-то странный не известный никому язык. Может он подбирал различные диалекты и языки Вселенной для общения с ними. А может, он специально так делал. Заманивая их к себе и показывая, что он реальный и живой. Но, главное, вся с того объекта живая информация поступала на главный пульт главного компьютера самой яхты в шифрах и кодах. Дополняясь через биосканер какими-то, странными живыми звуками. Похожими на рычание, какого-то дикого зверя.

Все стояли и молчали. Глядя на черный планетоид перед своими глазами. На расстоянии одной квантондронномиле. И это становилось жутким.

– Да, что же, все-таки это? – уже напуганная, этим повисшим вновь молчанием, всех произнесла Герда. Она посмотрела вокруг себя. Глядя на стоящего и открывшего рот с вытаращенными глазами потрясенного друга Лаки. И не менее удивленную свою юркую шнырялку везде и всюду с такими же вытаращенными и удивленными синими глазами подружку Кармеллу. И вдруг увидела глаза Джемы, смотрящей молча и с любовным желанием, на ее Вика.

– Соперница – вдруг, само вырвалось из полненьких алых уст Герды.

– Что? – произнес, посмотрев на Герду Вик.

– Ничего, любимый – вдруг, опомнившись от ревности, произнесла, улыбаясь ему Герда. И закрывая собой, отвернувшуюся от них обоих первого пилота Джему – Ничего, любимый мой. Что это за чертовщина, там впереди перед нами?

– Не знаю, любимая – произнес Вик – Но, хотел бы узнать. Кто это, или что это?

Глаза Герды сверкнули дикой ревностью, и Джема поняла, что та тоже все поняла. Или хотя бы заподозрила неоднозначный взгляд на ее Вика. Взгляд вполне вероятной, теперь и даже возможной, хоть и более старшей, чем она или сам Вик соперницы. К тому же Джема была неплоха весьма собой и на фигуру и на личико. Хотя и не брюнетка, как Герда. Джема увидела ее взгляд черных ревнивых и одновременно удивленных глаз. И отвернулась на экран монитора. Глядя туда, куда глядели все. Даже две женщины андроида Бела и Грета, стоящие возле бортврача Зедлера.

– Вам же сказали – произнес за всех второй уже пилот корабля Хоппер.

– Надо его исследовать – произнес, перебивая его, капитан Колмар.

Он протянул руку к голографической пилотной карте, рассматривая окружающую местность того, где они находились. Осматривая все вокруг яхты и на сближении к инородному инопланетному загадочному объекту.

Находящемуся в одной квандронномиле от самой «Зенобии».

– Вроде ничего больше впереди нет – произнес капитан Колмар – Нет видимых препятствий и астероидов. Путь к нему чист.

Он посмотрел на второго пилота своей команды Хоппера, и произнес, вопросительно – Все уже готово к полету туда?

– Так точно, капитан Колмар – произнес Хоппер.

Капитан Колмар провел пухлыми растопыренными на кисти своей левой механической в сервоприводах и гидравлики под плотью и кожей искусственной руки пальцами по карте. Все еще, как бы думая, или обдумывая все за, и против. Колмар был инвалид. Он был весь в шрамах от такой богатой приключениями в прошлом жизни. Это все служба в десантных войсках на Глезауре II. Планете динозавров. Там он левую руку и потерял тогда.

И носил почти, как живу, другую на себе, прирощенную руку. Он был весь в датчиках, которые составляли сейчас неотъемлемую и весомую часть его живого человеческого организма. Показывающие состояние и прочие симптомы его здоровья. И поэтому, они с Зедлером лучше всех ладили. Потому, что тот, тоже был военным в свое время. И тоже имел на теле шрамы. И по слухам искусственные врощенные в его тело органы. Только Джема и Хоппер были нормальными, хоть и генномодифицированными, как многие жители земли. Но, все же, людьми. Да, и Колмар был еще и левшой. Поэтому не удивительно, почему левой, и отдал приказ, готовить Флаер с вездеходом и команду на вылет.

– Странно – произнес Колмар – Почему, он ближе не подошел. Держит дистанцию. Словно, заманивает нас к себе. Эта штука, соображает. Там есть разум. Его эти, странные, вибрирующие на разных интонациях, гудящие в нашем корабельном биолокаторе звуки, говорят об этом. Он помолчал, всматриваясь в экран главного монитора рубки, рассматривая в черном облаке пыли, светящуюся точку на фоне горящих перед яхтой звезд.

– Возьмите непременно, Зедлер и Хоппер. И, даже обязательно, мощное оружие, какое только есть в наличие на нашем борту – добавил капитан Колмар – Я полечу с вами.

– Возьмите непременно, и даже обязательно, мощное оружие, какое только есть в наличие на нашем борту – добавил капитан Колмар.

– А мы, полетим? – вдруг прорезался голос Кармелы. Она сверкнула синими красивыми молодыми девятнадцатилетней дурехи глазками. И посмотрела на капитана Колмара. И посмотрели все на нее и на капитана Колмара.

Никто, вообще не ожидал, что она сейчас хоть, чего-нибудь скажет, но она спросила вдруг.

– Нет – отрезал Комар – И речи быть не может, чтобы вот так, необдуманно подвергать жизни туристической команды. Я несу за всех вас ответственность.

– Капитан, Колмар – произнес Вик – Я полечу.

– Что? – посмотрел на него и спросил Колмар – Я уже сказал. И речи быть не может. С вами здесь останется только Джема. А мы все полетим, туда, включая биодроидов Белу и Грету. Джема посмотрела озадачено, но ничего не сказав в ответ Колмару.

– Но, мы заплатили за все деньги! – громко вдруг возмутился Вик. И Герда его одернула за рукав легкой распахнутой белой рубашки. Она посмотрела на Вика осуждающе и напугано. И потом поглядела на Джему.

Быстро срывая ревнивыми черными девичьими глазами, той тоже взгляд.

Ее синих на ее любимого Вика, смотрящих заинтересованных глаз.

– Тем более, женщин, я брать туда не рассчитывал – произнес капитан Колмар.

– Ну, тогда ты, тоже не полетишь – произнесла Герда – Понял меня, Вик. Я останусь здесь с тобой.

– Не понял? – произнес, глядя на нее возмущенно Вик.

– И понимать нечего – произнесла Герда – Я не хочу здесь оставаться одна.

– Я полечу – вдруг вырвалось у Лаки. И это напугало его подружку Кармелу – Ты, что, спятил! – прокричала она – Дурак, что ли, или как?! Не отпущу дурака! Мы не летим, и ты не полетишь! Понял! Пусть они летят сначала, это их обязанность, понял! Кармела вся обвешенная всякими блестящими побрекушками, и с новой опять прической, как обычно, и как всегда делала, схватила за руку Лаки.

– Больно – прокричал ей Лаки, возмущенно – Ты ногти воткнула мне в руку, видишь кровь. Ты же знаешь, что я кровь не переношу! Мне будет дурно!

– Ох, уж боже ж ты, мой! Ты, как ребенок, Лаки, а все туда же со всеми! Пошли отсюда! – Кармела потащила Лаки в коридор из главной рубки «Зенобии» – Нашелся смельчак! Один раз слетал вниз на ту планету и сразу захотел в команду! Я маме твоей, обещала беречь тебя! И люблю тебя. И не отпущу без себя больше никуда, понял!

Все удивленно и ошеломленно, посмотрели на Кармелу и Лаки. Даже Герда. И сам Вик.

– Так, короче говоря, быстро все вышли отсюда – скомандовал жестко и нервно, уже раздраженный всем этим цирком капитан Колмар – И, чтобы я вас никого здесь не видел. Готовим высадку экипажем и все тут.

– Понял, командир – произнес второй пилот и бортмеханик Хоппер. Он с женщинами биодроидами, покинули главную рубку яхты «Зенобии».

Искоса поглядев, ехидно улыбаясь на молодых туристов смельчаков.

– А вы, что ждете? – задал вопрос Колмар Герде, и Вику, которые даже растерялись от такого, что только, что произошло. Они и вправду не ожидали такой сцены от Лаки и Кармелы. Такого еще не было. И они даже не думали, что Кармела, дурная и заполошная по натуре, так любит этого хиляка Лаки. И, как мамка трясется над ним, этим гением будущей науки и прочего, прочего. Она Кармела его и потащила с собой в дальний космос. Чтобы отучить от родителей, и приручить этого Лаки к себе любимой рядом с Гердой. Своей закадычной подружкой, и старшим над ними более мужественным и сильным Виком.

– Особое приглашение надо? – повторил Вику и Герде, капитан Колмар.

– Покинули быстро рубку яхты. И по каютам, пока все пошли.

Инструкции читали все, бумаги подписывали о беспрекословном подчинении командиру корабля и его команде? Вик и Герда с недовольным и раздраженным видом, молча, не пререкаясь, повернули к выходу из командирской рубки «Зенобии».

– Вот и прекрасно – довольно произнес капитан Колмар – Дальше действуем согласно внештатной инструкции предписанной по гражданскому космофлоту.

Он отдал последние распоряжения Джеме. Которая, осталась в рубке круизной звездной яхты. И он с бортврачом Зедлером, направился, закрыв входные двери в рубку, в сторону грузовых шлюзов. И отсеков «Зенобии». Что-то ему, говоря. И отдавая, тоже распоряжения, по спуску на тот черный в густой черной, такой же пыли, вставший у них на пути и разговаривающий на непонятном наречии и языке с приборами «Зенобии» живой планетоид.?



Лаура

Она открыла ему сама дверь. И он вошел внутрь.

Лаура впустила его внутрь гостиничного номера пятизвездочного отеля «Royalton». С дорогой красивой мебелью и большими шикарными дорогими портьерами и шторами из дорогих тканей, как и сама в большой спальне постель.

Виктор встретил ее. Снова встретил и решил уже не отпускать от себя никуда, боясь потерять. Это случилось совершенно, можно сказать, случайно. В прошлом году в самом Нью-Йорке. На Авеню-Стрит. В магазине одежды для деловых людей и бизнесменов. Он встретил ее вновь. Встретил ее, и вот эти отношения уже целый год не прекращались у Виктора с Лаурой. Так ее звали, эту пышногрудую чернобровую и черноглазую красотку брюнетку из Нью-Йорка. Она примеряла красивую с чернобуркой, воротником, шубку в том магазине. А он в сопровождении своего телохранителя Николая, и еще нескольких человек, зашел в этот магазин. Чтобы присмотреть себе дорогой новый красивый деловой костюм, не менее красивый дорогой галстук.

Он сразу остолбенел, увидев ее. Эту Лауру. В той короткой шубке с полуоголенными в черных чулках красивыми на высоком каблуке туфлей полными крутобедрыми ножками. Она как раз повернулась от большого примерочного зеркала в его сторону. И посмотрела на него чернотой своих убийственных, как сама ночь глаз. И он остолбенел.

Это была точно она. Именно она, и он не ошибся. Он видел ее и раньше. На одной знатной богатой вечеринке в группе приглашенных дам. Вот только была она одна, или с кем-то. Он так тогда и не понял, но он видел ее именно там.

Черноглазая и чернобровая жгучая брюнетка в черном вечернем платье. И так похожая, на того проклятого демона перекрестка. Просто один в один. Одно с ним общее лицо. Лицо того Цербера. Лаура Цербер. Те же, черные, как ночь глаза, те же, алые жаждущие страстных поцелуев женские губы. Те же, черные вьющиеся, как смоль волосы.

Он когда ее увидел, его аж, пробила дрожь. И он понял, что не сможет жить без нее. Она влюбила его в себя. Еще тогда, на том перекрестке четырех дорог. Лаура Цербер. Так отпечаталось в его Виктора мозгу. И он так постоянно о ней и думал. Виктор вспомнил, как тогда он занимался любовью с демоном перекрестка и вспомнил, что не испытывал ничего лучшего в своей жизни. После того ночного страстного и безумного секса. Секса среди звезд в ярком красном свечении вокруг них. И он не испугался, а наоборот потянулся к ней. Как под гипнозом. К такой же молодой, какой была та брюнетка из его призрачного того далекого прошлого.

Та, которой он, когда-то, продал за будущее свое счастье человеческую душу. Душу своего далекого потомка, которого никогда даже в глаза не увидит. Но, ему было теперь уже все равно. Он увидел ее и забыл про все. Даже про дочь Ленку и жену Ирину. Виктор увидел ее тогда сидящей на стуле в первом ряду с еще какой-то рядом дамой, и тогда, она точно также как в магазине смотрела на него. Убийственно и одновременно нежно. С желанием необузданной дикой развращенной сексуальной страсти.

Он не замедлил познакомиться с ней. И она не отказала во взаимности ему. И Виктор подсел к ней тогда. И она спросила его имя.

И он был даже удивлен несколько, тому, что она спросила. Он считал, что она знает, как его звать. Но, она спросила его имя, и он назвался, а она назвала свое имя. И тогда он узнал, как ее звать эту прекрасную безумно красивую, как тот демон четырех дорог черноволосую и черноглазую красотку.

Он, тогда первый раз притронулся к ее ноге. Полу оголенной в разрезе платья ноге. И она не воспротивилась этому, положив в ответ свою руку ему также на ногу, давая понять, что не откажет ему и в большем. Она буквально, сжигала его своим черным убийственным взглядом, как тот демон ночи Цербер. И она была так на него похожа. В тех же таких же золотых украшениях, как тогда. Как будто, Цербер вернулся за ним из того времени из той далекой темной ночи с того перекрестка четырех дорог. Словно решив забрать уже самого его, Виктора, поменяв их взаимное бессрочное соглашение на душу его вместо того далекого своего предка.

Он, Виктор плохо помнил, как разговаривал с ней тогда на том званом вечере и совершенно не помнил даже о чем, но вот вновь увидел ее в магазине на Авеню-Стрит.

– Лаура – Виктор пошел к ней.

– Да, это я, Виктор – она ответила, улыбаясь ему.

– Ты, помнишь мое имя – ответил ей Виктор.

– Как и ты, мое – произнесла Лаура.

– Тебя забыть не возможно, как и твое имя Лаура – произнес, жадно вдыхая распространившихся по магазину запах ее духов Виктор.

– Мы снова встретились, Виктор – произнесла Лаура – Снова. И так неожиданно.

– Да, действительно, неожиданно – подойдя впритык к Лауре, произнес Виктор.

Он продолжал жадно вдыхать этот аромат ее сказочных духов, и она пригласила Виктора к себе в гостиничный номер пятизвездочного отеля.

Лаура сказала ему, что она здесь временно и проездом. И поэтому живет в отеле. Квартиры у нее здесь нет, но и в таком дорогом отеле ей, в сущности, неплохо. Виктор предложил подвезти Лауру к ее отелю и, она рассказала ему, пока они беседовали, уже выходя из магазина и садясь в его дорогую богача миллиардера машину, что она занимается научной работой и работает в Сан-Франциско, где, в сущности, и сама живет. А здесь она по приглашению его старого знакомого и товарища по бизнесу и партнера Рональда Джексона. И, что она с Джексоном вроде того, давно уже знакома и уже не первый год приезжает в Нью-Йорк на всякие симпозиумы. И вот такие светские вечеринки. Лаура рассказала, что работает даже на мистера Джексона. Что ее работа связана с какими-то делами семьи Джексонов и их бизнесом. Виктору это не очень понравилось, но он ничего ни стал говорить.

Лаура, видимо это заметила в его глазах, но тоже промолчала. Виктор не вдавался в подробности. Да и это ему было ни к чему. Он просто, как мальчишка влюбился. Он захотел Лауру, и она ему не отказала во взаимности. Ему уже пятидесятилетнему мужчине.

И вот красавица Лаура открыла ему дверь в номер на двенадцатом этаже гостиницы «Royalton». Распустив по плечам черные свои вьющиеся длинные волосы. И, стоя в самих дверях. Она. В распахнутой домашней рубашке на шикарной полной смуглой, как и все ее тело, женской груди. По самые изящные плечи. Короткой выше колен и блистая голыми красивыми полными бедрами, Лаура стояла перед ним Виктором в домашних тапочках. Сверкнув своими черными, из-под черных тонких бровей, как сама тьма глазами, впустила Виктора к себе в гостиничный номер. Кокетливо и хитро улыбнувшись, она, отошла, назад, давая ему пройти в свой номер.

Виктор оставил свою охрану здесь же в соседних номерах гостиницы, заплатив кругленькую сумму за всех телохранителей включая и самого Николая. Он не мог быть без своей охраны. Все-таки, сейчас уже ему было быть, где-либо небезопасно. Виктор помнил о том, что возможно его уже отследили те, с кем он не договорился тогда, и те требовали денежной солидной с процентами компенсации, как неустойку за размолвку с ними от него. Хотя все было пока тихо, но Николай ему сказал, что за ними следят. Даже здесь в Нью-Йорке. Виктор приказал Николаю часть своей охраны оставить у самой гостиницы в машинах. А часть осталась с самим Николаем здесь в отеле «Royalton».

* * *

«Зенобия» висела на одном месте над малой обитаемой, как оказалось, судя по биосканерам и прямым показаниям биолога и бортврача Зедлера планетой. Планетой, так похожей на родную ей первому пилоту «Зенобии» землю. Только чуть ли, не в половину, меньше, чем сама земля. Планетой вращающейся вокруг яркого желтого солнца. Такого же по классификации, как и солнце земли. И на той же орбитальной дистанции, как и земля.

В рубке сидела на пульте всего управления звездной круизной яхтой одна лишь Джема. Она одна осталась здесь в качестве теперь командира и пилота этого небольшого туристического межзвездного корабля.

Еще неизученный живой далекий от земли мир во втором рукаве галактики был под днищем теперь «Зенобии». Но то, что было впереди, было, куда не непонятным и пугающе жутким миром. Миром, выскользнувшим прямо на ее глазах и капитана Колмара из черноты космоса и из черной вокруг живой пыли. Оно висело, на приличном отдалении, перед самой «Зенобией». И не двигалось окутанное черной густой пылью. Вокруг которого, эта пыль закручивалась. И казалась живой, как и он сам. Этот черный планетоид. Как некая в пространстве черная прорванная идеально или вырезанная дыра. Дыра, ведущая куда-то в иной, казалось мир. Чудовищный мир. Мир жестокий и безжалостный. И Джема смотрела туда, и казалось, тот черный кошмарный неизведанный мир с ней разговаривает.

И эта черная пыль до этого неподвижная и висящая в ледяном космосе, теперь кружилась вокруг того черного планетоида с того момента, как только они улетели туда. Все, кто был на борту из команды. Все, кроме нее Джемы. Первого пилота этого корабля. Они взяли большой транспортный посадочный корабельный из грузового транспортного отсека модуль флаер с вездеходом и были таковы. Они были там, и Джема ждала их возвращения.

Джема глядя на тот черный в пыли планетоид сейчас старалась думать о чем-то ином. Чтобы хоть как-то разнообразить свои мрачные теперь в ожидании своей команды корабля женские мысли.

Она думала о Вике. Он понравился ей. Сильно понравился. И она только, теперь и думала о нем. Вспоминая, как первый раз увидела этого молодого двадцатилетнего парня. Ее не беспокоило, что Джема старше Вика на несколько лет. И не беспокоило особо, то, что Вик был не один. Что у этого юного, но довольно крепкого натренированного и физически сильного парня была подруга. Молодая подруга, моложе ее Джемы на целых десять лет.

Джема вспомнила, как помогала устанавливать приборы и датчики в его криогенной камере на его широкой мускулистой груди и черноволосой кучерявой голове. Вместе с бортврачом Зедлером в морозилке, которую сама наполнила специальной жидкостью на основе воды, для помещения тела в лед и переноса его через звездное пространство на огромные расстояния в таком состоянии и в состоянии глубокого гибернационного сна.

Там поместили всех этих туристов. И сами, переведя яхту в автономное плавание по бортовому компьютеру и навигатору автопилоту.

Сделав координацию маршрута и скорректировав весь полет, по звездной карте, и отключив бортовых женоподобных дроидов Белу и Грету, себя тоже заморозили. И вот, теперь, Джема здесь, как и ее команда этой яхты и эти звездные заплатившие за полет к центру галактики молодые, еще совсем, еще дети туристы. И он, Вик. Вик, очаровавший ее Джему.

И она, только сейчас думала о нем. Глядя на тот кошмарный преградивший путь их туристическому круизному малому кораблю путь сквозь этот пылевой с астероидами весьма обширный участок во втором рукаве галактики. Астронавигатор разбудил всех и даже дроидов репликантов Белу и Грету, когда яхта подошла к этому заполненному астероидами и черной плавающей в звездном пространстве непроглядной пылью. Так задал программу сам капитан Колмар. Он решил привезти этих молодых оболтусов в такое место, которое было еще не изучено никем. Эта область галактики действительно была еще не разведана никем, и появился даже шанс еще и самим пошариться в месте столь далеко отдаленном от любых звездных трасс и хоженых маршрутов всеми звездными кораблями космофлота. Об этом просил его и сам бортврач и астробиолог Зедлер. Тому хотелось прославиться и сделать, какие-либо открытия или открыть неизученные миры и новых неземных существ.

Можно сказать, что мечта Зедлера сбылась, но вот только ни его, ни капитана Колмара, ни бортмеханика и второго пилота Хоппера, и тех двух женоподобных дроидов, и их грузового посадочного Флаера до сих пор не было. И ни единого оттуда с того черного в живой перемещающейся вокруг него пыли планетоида звука, либо сигнала от них. Только тишина в космическом эфире.

Джема пыталась поймать приборами хоть какие-то сигналы оттуда, но ничего не вышло. Тишина и все. Она пыталась прошарить данный черный загадочный малый космический объект биосканером «Зенобии» на наличие чего-либо там живого, но результат был тот же.

* * *

Это ее тело, женское безупречно красивое идеальное для страстной любви тело, гибкое и нежное, смуглое, кожей и распростертое под ним.

Под ним на шикарной в пятизвездочном отеле тридцатилетней красавицы брюнетки, застеленное красивыми шелковыми простынями постели. И он его все это дрожащее возбужденной нарастающей дрожью, целует своими губами, скользя от самых торчащих в его сторону сосков качающихся по сторонам грудей до самого покрытого густыми черными волосами женского лобка. Он языком вылизывает ее глубокий красивый на тяжело дышащем животе пупок. И не в состоянии теперь остановиться руками массажирует раскинутые по сторонам Лауры полные бедрами ноги.

Лаура стонет, мокрая от текущего по ее стройному красивому гибкому смуглому телу жаркого любовного пота, закатывая свои черные, как сама ночь красивые под черными тонкими вздернутыми бровями глаза, и ползает под ним на спине по той шикарной своей в гостиничном номере постели. Ползает из стороны в сторону и шепчет ему – Люблю! Люблю!

Без конца одно только это слово. Раскинув под ним те свои красивые, как и сама Лаура женские тридцатилетней красавицы и любовницы, только теперь его Виктора ноги. Разбросав свои вьющиеся черные локонами длинные волосы по большим таким же шикарным, как и постель, подушкам, Лаура, вцепившись, в его седеющие на голове волосы цепкими женскими в золоте перстней пальцами, дико стонет и страстно с перерывами надсадно дышит. И он делает, тоже, самое, не думая уже ни о ком и ни о чем, ни о своей брошенной там, в домашнем загородном особняке семье. Жене Ирине, дочери Ленке. Ни о мистере Джексоне. И их совместном бизнесе. Ему на все сейчас плевать. Он, тоже, мокрый от пота снова, и снова кончает, и сладостно стонет ей в ее запрокинутое на подушках красивое Лауры лицо.

Есть только Лаура. И их двоих неистовая страстная в ночи любовь.

И никто не узнает об этом. И он уверен в том, что Николай и все в его подчинении не посмеют рассказать то, что сейчас происходит в этом гостиничном номере. И они разделись оба и, упали, обнявшись на расстеленную постель.

Он вошел в нее. Вошел своим торчащим пятидесятилетнего мужчины возбужденным детородным членом и, чувствуя себя гораздо, теперь моложе чем являлся на самом деле. Как тогда на том перекрестке ночью, на той дороге возле той часовни у того старого брошенного кладбища в той деревне. Все точно также и ощущения те же, не как со своей женой. Все совсем по-другому. Все снова, так как с тем ночным адским демоном.

Все именно, было так. И ее лицо. Лицо того адского Цербера. Лицо женщины. Одновременно хищное и жаждущее проглотить его как свою жертву. Но и одновременно любящее и страстное. И это ее дыхание жаркое, словно, исходящее из недр самой земли. Откуда-то из глубины ее и того красного охватившего их двоих в пламени огня мира. Мира среди звезд и черноты темной ночи.

Она открыла ему дверь и впустила в свой мир. Мир любви и сладострастного любовного порока. Ее тот взгляд черных как бездонная черная пропасть женских красивых гипнотических глаз, очаровал его Виктора и ее еле прикрытая под тем халатиком ногата. И он даже плохо помнил, как все произошло, но быстро очутился в ее Лауры объятьях и в ее постели. Он еще помнил, как она отошла от той двери и впустила его в свой тот гостиничный номер и, улыбаясь, проводила Виктора, взяв правой своей в золоте перстней на тонких пальцах рукой за его левую руку. Лаура сказала ему Виктору, что жить не может без него. Хочет его, и хочет, прямо сейчас, а остальное неважно.

Она, честно и сразу, признавшись ему, что забыла, когда была вообще, скромной и кроткой девственницей, раздевшись, обняла его и прижала сама к себе. Целуя в его Виктора гладко выбритое лицо. Лицо пятидесятилетнего мужчины. Мужчины обезумевшего от любви и потерявшего свою голову от этого нахлынувшего на него любовного счастья.

– Лаура! – простонал Виктор – Любимая моя, Лаура!

И впился губами в ее снова грудь. В ее те торчащие черные груди, тычущиеся ему в любовных конвульсиях лицо соски. И она, оторвав от себя его голову, посмотрела ему прямо в его безумные от такой же безумной к ней любви глаза.

– Любимый мой, Виктор! – проговорила сладостно Лаура – Я не хочу расставаться с тобой никогда. Никогда, слышишь! Никогда!

* * *

Он вырвался из пелены черной пыли и на скорости понесся к кораблю.

Джема увидела его. Их флаер. Большой грузовой модуль, летящий к «Зенобии». Летящий на скорости, и не сбрасывая ее. И Джема поняла в какой-то момент, что что-то там произошло. Что-то, что их напугало всех, и они бежали оттуда. Она тогда единственная на своей бессменной вахте в главной рубке звездной яхты увидела их флаер, летящий прямо на «Зенобию» и не желающий совершенно тормозить. И удар был неизбежен.

Джема знала все инструкции, в которых предписывалось сбивать все, что угрожает, хоть как-то главному кораблю. Экипажу его на его борту и всем пассажирам круизных туристических судов в открытом дальнем космосе.

Надо было принимать срочные меры. И она растерялась. Первый раз в своей жизни. Ведь там должны были быть ее капитан, и все, кто полетел туда, на тот чертов черный планетоид.

Надо было, что-то срочно делать или будет удар и вероятный конец.

Джема сделала сначала связь с модулем, но там была тишина и, включив биосканер, прощупала его и не обнаружила ничего живого внутри большого грузового модуля. Он был совершенно пуст, и было, похоже, что все кто там был, на том черном планетоиде погибли. Все и даже, капитан Колмар.

Первый раз Джема растерялась и была в панике. Но за ее спиной в корабле молодые пассажиры туристы. И она несет за их жизни ответственность. И теперь выходит совершенно одна. И от ее решения будет зависеть все.

Модуль пролетел уже половину пути, приближался, не меняя скорости, и летел прямо в лоб «Зенобии», прямо в голову самой яхты и главную рубку туристического круизного межзвездного судна.

А за спиной Джемы был ее любимый Вик. Нельзя было допустить столкновения. Биосканеры показывали, что модуль был пустой. Но каким он образом пустился в обратный путь?

Но, думать, как да, что было уже некогда. Расстояние стремительно сокращалась, а скорость флаера оставалась прежней, и он уже был в одном полуквантдронноомиле.

Джема навела носовые турели с лазерными пушками, вычисляя траекторию полета флаера, и нажала кнопку выстрела…

Якие вспышки, озарили космическое пространство вокруг «Зенобии».

И большой модуль, просто разрезало пополам. И он взорвался в космосе, прямо, почти перед самим носом круизной яхты. Взорвалось горючее и энергоблоки флаера. И он разлетелся на куски, рассеивая обломки во все стороны. И те обломки, не меняя своей скорости, пролетели сквозь всю космическую туристическую яхту. Сбивая ее выдвижные все практически антенны и солнечные выставленные батареи.

Царапая ее бронированный из смеси титана и композитных материалов литирия и бертония прочный гладкий корпус. Они, пролетев сквозь «Зенобию» растворились в бескрайнем космосе, где-то далеко сзади ее среди мерцающих звезд в космической черной пыли окраины пылевого с астероидами внутреннего рукава галактики.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю