290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Доверься мне или умри (СИ) » Текст книги (страница 2)
Доверься мне или умри (СИ)
  • Текст добавлен: 3 декабря 2019, 21:30

Текст книги "Доверься мне или умри (СИ)"


Автор книги: Алисия Эванс






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

ГЛАВА 2

Я вздрогнула от неожиданности. Кто здесь? Я была уверена, что нахожусь в спальне одна. Вдруг дверь шкафа-купе сама открылась, и в комнате появился Рафик собственной персоной. Он прятался внутри?

– Ты все слышал? – ахнула я, чувствуя себя застигнутой за чем-то постыдным.

– Конечно, – пожал плечами кот. – Куда мне деваться-то? Я как услышал, что муженек твой полез в окно, так и спрятался. Там Эльза меня убить хочет, а тут этот дракон. Некуда мне пойти, везде враги…

– В этом мы с тобой похожи, дядя, – всхлипнула я. – И мне нигде нет места. Даже мой суженый и тот жалеет, что я в его жизни появилась.

– Ну-ну, ты глупостей не говори! – Рафик лег рядом со мной на кровать и постарался поймать мой взгляд. – Шафат – это не пустой звук. Маша, вопрос размножения для драконов стоит очень остро, постарайся это понять. Нас очень мало по сравнению с остальными расами. Сама подумай: дракон живет пятьсот – семьсот лет, за это время у пары рождается один или два, максимум три ребенка. Самое большее – пять, и это считается огромной удачей. Драконица рожает раз в сто лет, да и то с огромным трудом. Беременность протекает тяжело, роды и вовсе становятся испытанием. В истинных парах, которые связаны магией, шанс родить здоровых детей намного выше. Дракон чувствует свою Шафат, во время родов он помогает ей, поэтому у таких пар и детей рождается больше.

– А кесарево сечение здесь делать не научились? – нахмурилась я. – Это же облегчит процесс при минимуме рисков.

– Думаешь, никто не пытался? – с раздражением спросил дядя. – При попытке извлечь плод хирургическим путем мать и ребенок мгновенно погибают. Только естественные роды, только хардкор. А у Черных драконов все осложняется тем, что женщина может погибнуть при проведении обычного брачного ритуала. Можно родить ребенка и без заключения брака, но не все девушки на это соглашаются. Приличные семьи не отдают своих дочерей просто так, тем более велика вероятность, что процесс родов пройдет очень тяжело. Понимаешь, Маша? Для Аристарха обрести свою Шафат значит получить шанс стать отцом сильных наследников и продолжить свой род. Вы с ним предназначены друг другу природой. Если ты вздумаешь выйти за другого дракона, то, вероятнее всего, погибнешь в процессе родов, ты же полукровка! Драконицы погибают от родов, а ты и подавно.

– Ну спасибо, – обиженно буркнула я, настолько уничижительно прозвучала его последняя фраза.

– Да пожалуйста! – ничуть не смутился кот. – То, что Аристарх рассчитывал сделать детей любовнице, понятно и осуждения не вызывает. Он глава клана, ему отдадут дочь в обмен на некие привилегии. Или ты думаешь, что та девчонка, которая с ним спала, мечтает умереть после нескольких суток мучений? Маша, да перестань ты быть такой наивной! Эту драконицу мне жальче, чем тебя. Что бы там ни говорил Аристарх, как бы ни убеждал тебя и себя в том, что ты ему не нужна и только мешаешь, помни: только ты способна родить ему здоровых детей. Это очень важно. Поверь, для такого дракона, как он, этот вопрос важнее, чем монстры на границах империи.

– Если все так, как ты говоришь, то почему Аристарх так отвратительно относится ко мне? – прошептала я, покачав головой и устремив взгляд в открытое окно.

– Знаешь, я думаю, что он ужасно боится, – ухмыльнулся Рафик. Никогда не перестану поражаться этой его необыкновенной кошачьей улыбке. – В тот момент, когда ты ворвалась в его жизнь, перечеркнув все планы, раз за разом удивляя его и совершая совершенно неожиданные поступки, Аристарх ужасно тебя испугался. Он раньше не мог и теперь не может предсказать ни одного твоего действия. Ты для него как инопланетянка, которая владеет чем-то тайным, необыкновенным и над которой он не имеет власти. Как этот дракон ни пытался, как ни старался, а заставить тебя вернуться к нему так и не смог. Ему страшно сознавать, что такая неуправляемая особа стала его Шафат и теперь должна войти в семью как жена главы клана. Аристарх сам этого не сознает, но в глубине души понимает, что, если он подпустит тебя к себе слишком близко, ты изменишь его жизнь еще сильнее.

– И что мне теперь делать? – развела руками я. – Может, я бы и рада исчезнуть, да только он сам же меня и не отпустит. Собака на сене! Себе не ам и другим не дам.

– Для начала перестань пугать мужика, – с самым серьезным выражением лица произнес Рафик. – Как ты не понимаешь, что его шокируют все твои выходки с пистолетами и пением! Побудь обычной женщиной, слабой и беззащитной. Позволь ему сводить тебя на свидание, пусть Аристарх увидит, что ты не кусаешься и не станешь в него стрелять, если он неудачно пошутит.

– Я не хочу идти с ним на свидание! – оскорбленно воскликнула я. – Слушай, а с каких это пор ты радеешь о том, чтобы мы с ним были вместе? – прищурилась я. – Аристарх превратил тебя в кота, унизил так, как никого другого в этом мире. Разве ты не должен его ненавидеть и рассказывать мне, какое он чудовище?

– Глупая ты, Машка, – горестно вздохнул дядя. – Да если ты со своим драконом общий язык найдешь, то за меня словечко замолвишь, и мне вернут прежний облик, дурында ты пустоголовая. Думаешь только о себе да о своих «хочушках»!

– Слушай, не наглей, – начала заводиться я. – Он выдернул меня из родного мира, хотел убить, насильно женился, ни разу не сделал ничего, что говорило бы о простом человеческом желании найти общий язык. Все, что я вижу от него, это унижения, манипуляции и желание использовать меня как инкубатор для наследников. Я ничем ему не обязана, он мне не нравится, я не хочу быть с ним! Понимаешь ты это, сваха усатая?!

– Понимаю, – буркнул Рафик, недовольно отвернув морду. – Вот только проблема в том, что выбора у вас обоих нет. Придется договариваться и искать выход из положения.

– Выход такой: я найду способ развестись с ним, и это чешуйчатое улетит восвояси и забудет обо мне. И тебе нормальный вид вернем! Подачки нам не нужны!

Ух, как меня понесло! Спрашивается, и чего я тут сидела, нюни распускала? Не понимаю, что на меня нашло и почему я так расстроилась из-за слов этого дракона. У меня есть удивительный дар, любящий отец и замечательные друзья. Я со всем обязательно справлюсь.

Встав с кровати, я прошла к шкафу, чтобы переодеться, но тут мой взгляд упал на какие-то странные бумажки на журнальном столике. Взяв их в руки, я была уверена, что это обыкновенный мусор, который попал сюда случайно, но все оказалось совсем иначе. Я держала счет на оплату кабельного телевидения, причем сумма там была не маленькая.

– Что это? – поразилась я. – За что платить такие деньги? Да я этот телевизор вообще не смотрю, у меня времени нет! – К счету прилагалась краткая распечатка с перечнем каналов, за которые придется заплатить. – Что-о-о?! – воскликнула я, не поверив своим глазам. – Кто каждый день смотрел платные порноканалы? Да их тут несколько десятков! Рафик! – в бешенстве воскликнула я, обратив на кота яростный взгляд. Этот озабоченный нахал продолжал валяться на кровати с абсолютно невозмутимым видом, будто и не о нем была речь.

– А что? – с равнодушным видом спросил он. – Надо же мне как-то развлекаться в течение дня, пока все твои соседки на парах. Или ты думала, что я тут мышей ловлю?

– Как тебе не стыдно? – скривилась я.

– Детка, я уже взрослый мальчик, – просветил меня дядя. – Тебе денег жалко, что ли? Да у твоего отца их хоть… Впрочем, не важно. Успокойся. Лучше подумай о том, как ты будешь со своим законным мужем общаться. Ори сколько влезет, что ты свободная женщина и найдешь способ развестись. Это бесполезно. Рано или поздно вы все равно будете чебульпехаться в своей супружеской постельке, а дяде Рафику потом спасибо скажете.

– Да пошел ты!

– И тебе не хворать.

Аристарх сидел в своем рабочем кабинете и пытался сосредоточиться на делах, которых в его отсутствие накопилось немало. Он раз за разом читал одну и ту же строчку, но не мог понять ни одного слова. Бездна! Дракон в раздражении отшвырнул от себя стопку бумаг и откинулся на спинку кресла. Весь день он не может ни на что отвлечься, прокручивая в голове последний разговор со своей Шафат. В тот раз он пришел, чтобы справиться о ее самочувствии, поговорить наедине о совместном будущем. Однако стоило этой мартышке спросить, почему он приходит к ней, своей законной жене, все мысли тут же улетучились из головы, уступая место неконтролируемому раздражению.

Почему она ведет себя так, словно он желает ей зла? Невозможно понять, что творится в голове у этой девчонки и какую глупость она может выкинуть в следующий момент. Аристарх намеревался спокойно поговорить, а она начала: «Убийца! Ты хотел меня убить!». А что он должен был делать в той ситуации? Ее папаша на пару с дядей ограбили Черный клан! Такое чувство, будто Мария попросту не сознает всю тяжесть преступления своих родственников. Да любой другой глава клана на месте Аристарха сжег бы воров живьем!

Дракон устало провел рукой по лбу и шумно вздохнул. Конечно, если бы он знал наперед, что эта неказистая девочка-полукровка – избранная, то и пальцем бы ее не тронул. Ему с детства внушали, что смешение драконьей крови с другими расами подобно плотской любви к скотине. Полукровки для Аристарха всегда были мерзостью, результатом противоестественных отношений. В страшном сне он не мог представить, что его Шафат будет именно такой. Тогда, пятнадцать лет назад, уничтожение этой девочки воспринималось им как нечто правильное, как долг, который он вынужден исполнить, невзирая на нормы морали.

Только со временем Аристарх понял, что погорячился, но деваться было некуда. Если бы он отменил свой приговор, недруги восприняли бы это как слабость.

Она должна понять! Любая драконица поняла бы и воспринимала свой титул Шафат как дар богов. Эта же полукровка считает его проклятием. Черт! Как же это злит! Эта девочка должна подарить ему сильных наследников, но как можно воспитывать детей, если родители друг друга не выносят?

Послышался бодрый стук в дверь.

– Войдите, – недовольно буркнул Аристарх. К нему в кабинет походкой уверенного в себе человека вошел Кристофер, сверкая белозубой улыбкой.

– Оцени мою новую внешность, – гордо попросил он, выпятив грудь.

Аристарх устало поднял голову и лениво прошелся взглядом по Кристоферу. Как он и просил, дракон полностью сбрил свою густую рыжую бороду, которая делала его старше и мужественней. Теперь его друг смотрелся непривычно гладким, будто на лице чего-то не хватало, но Арис знал, что скоро он привыкнет. Макушку Кристофера покрывали колючие рыжие волосы. Парня переодели, сняв с него дорогие одежды с элементами брони и надев простые темные брюки и рубашку, какие носят молодые люди в городах в это время года.

– Ты выглядишь значительно моложе, – одобрительно кивнул Аристарх, вспоминая, что Крис младше его всего на пятьдесят лет. – Конечно, совсем уж на мальчишку ты не тянешь, но… – Дракон склонил голову набок, внимательно всматриваясь во все детали внешности своего друга. Все-таки на фоне остальных студентов он будет выделяться. Из-под рубашки проступает рельеф крепких натренированных мышц, строение тела и движения выдают в нем воина, который занимается своим делом уже более ста лет.

– Я сразу сказал тебе, что затея глупая. – Улыбка Кристофера померкла. – Может, отменишь все, пока не стало слишком поздно?

– Нет, – твердо ответил Аристарх. – Если что-то пойдет не так, я просто отзову тебя. С Крастором уже договорился. Он упирался, конечно, но в итоге согласился зачислить тебя на пятый курс. Помни, что твоя главная задача – держаться рядом с моей Шафат, оберегать ее, защищать, если кто-то вздумает обидеть или причинить вред. Если почувствуешь хотя бы гипотетическую угрозу ее безопасности, я даю тебе карт-бланш на любые действия. Можешь насильно забрать ее из академии и доставить в безопасное место, если будет реальная угроза жизни.

– Я все понял, – серьезно кивнул Кристофер. – Будет выполнено.

– Помни, за ее безопасность отвечаешь именно ты. Если с Марией что-то случится, я спрошу с тебя, Кристофер, – строго посмотрел на него дракон. – И не посмотрю, что ты мой давний друг.

– Все будет сделано, командир! – громко отчеканил Крис, понимая всю важность ситуации.

– Отлично, – выдохнул Аристарх и расслабился. Он уставился на свой рабочий стол, но в голове по-прежнему путались все мысли.

– Арис, в чем дело? – вкрадчиво спросил его Золотой дракон. – Мы вернулись в крепость три дня назад, и ты все это время сам не свой. Ходишь, о чем-то своем думаешь. Рядовой сегодня тебе под ноги ведро воды вылил, а ты на него даже не наорал. Пробормотал что-то про наряд и ушел. Это на тебя очень не похоже. Многие уже начали шептаться, что в академии тебя подменили.

– Отстань, – скривился Арис, раздраженно мотнув головой.

– Дай угадаю, – не унимался Крис. – Причина твоего странного состояния – Мария. Я прав?

Вместо ответа Черный дракон наградил своего друга тяжелым, мрачным взглядом, который говорил «ты и так все понимаешь. Оставь меня в покое».

– Рассказывай, что у вас произошло, – бодро попросил Крис, нагло усаживаясь в кресло возле двери. – Перед отлетом в крепость ты с ней разговаривал, вернулся злой как черт. Говори, что вы там обсуждали?

– Ничего особенного, – пробурчал Аристарх. – Высказали все, что думаем друг о друге. Она сказала, что считает меня убийцей и никогда не примет. Я для нее не муж. Естественно, я вспылил. Сказал, что она мне тоже даром не нужна, что моя жизнь без нее была лучше и я мечтаю найти способ разорвать наш брак. На том и попрощались.

– Понятно, – хлопнул ладонями по коленям Кристофер.

– Что тебе понятно? – метнул на него злой взгляд Черный дракон. – Уже третий день в голове все это, никак не могу забыть этот дурацкий разговор. Может, Мария и вправду заколдовала меня, а? – напрягся он. – Это ведь совсем нетипичное для меня поведение.

– Успокойся, – улыбнулся Кристофер. – Это не Мария тебя околдовала, а ты сам навлек на себя брачные чары.

– Ты о чем? – нахмурился Черный дракон.

– Арис, ты как ребенок, ей-богу, – покачал головой его друг. – Как ты думаешь, почему во всех сказках неустанно повторяется: «Нельзя обижать свою Шафат»? Да потому что так работают брачные узы! Ты, дурак, обидел свою жену! Мария наверняка очень переживала из-за твоих слов, раз ты уже третий день сам не свой. Арис, я поражаюсь! У тебя, вообще, голова на плечах есть? Как можно было своей Шафат в глаза сказать, что она для тебя – помеха?

– Так вышло, – тихо пробормотал Аристарх. – Я вообще не то собирался сказать, а она как начала: «Зачем пришел?», «Убийца», «Во что ты превратил мою жизнь!»… Вот я и вспылил.

– Это понятно. Арис, просто извинись перед ней и скажи, что она для тебя важна. Эта юная драконица – мать твоих будущих детей, не забывай об этом. Поверь, как только ты извинишься, так сразу полегчает. Знаешь, мне кажется, ты не замечаешь одного очень важного нюанса во всей этой ситуации.

– Какого?

– Между вами начала возникать брачная связь, – победно улыбнулся Кристофер и, запрокинув руки за голову, откинулся на спинку кресла. – Ты же понимаешь, что это значит? Скоро вы начнете чувствовать эмоции друг друга, звать друг друга и даже мысленно общаться на расстоянии.

Аристарх многозначительно промолчал, глядя на друга внимательно и серьезно.

– Так что не обижай девочку, – подмигнул ему Кристофер и встал. – Ее слезы ты будешь чувствовать как вот такое состояние, которое у тебя сейчас, только сильнее. Ладно, мне пора. Завтра утром отправляюсь в академию. Надо выспаться перед столь ответственным заданием.

Раздался звонок мобильного телефона. Я перевела яростный взгляд с развалившегося на кровати кота на мигающий экран. Снова звонит та девушка, что просила помощи для Андрея. За все те дни, что я провела в лазарете, она звонила буквально пару раз, неизменно спрашивая, когда я приеду, чтобы навестить бывшего мужа. Все ее разговоры пестрили описанием того, как ему плохо, и что вчера вечером врачи еле-еле справились с очередным приступом, открывшимся кровотечением, остановкой сердца (нужное подчеркнуть), и нужно все больше и больше лекарств.

Не раз меня одолевало желание бросить трубку и сказать, чтобы дамочка больше не звонила, но каждый раз ее голос был полон таким неподдельным горем и беспокойством, что у меня не поднималась рука. Вот и сейчас…

– Алло? – ответила я.

– Маша, привет, – раздался в трубке ее голос. – Я звоню сказать, что Андрей сегодня бредил, что-то бормотал, но потом начал звать тебя.

– Что? – изумленно спросила я, выпучив глаза на Рафика.

– Да, да, ты не ослышалась, – затараторила девушка. – Он зовет «Маша! Маша!». Даже Аня расстроилась из-за этого и ушла сегодня из его палаты в реанимации. Скажи, когда ты придешь? Ему очень нужны дорогие лекарства.

– Денег от меня не жди, – твердо произнесла я. – Так Ане и передай.

Я не дура и прекрасно понимаю, откуда ветер дует.

– Ладно, хорошо, – ничуть не смутилась девушка. – Но ты придешь к нему? Навестишь? Кто знает, может, все у вас не так плохо, раз он зовет тебя в бреду?

– Нет, – твердо заявила я, придав голосу максимум силы. – Лера, послушай, я прекрасно понимаю, что тебе нужно и кто именно просит тебя звонить мне. Передай Ане, что пусть катится в бездну вместе с Андреем. Они не получат от меня ни копейки. Так им и передай.

– Послушай, Маша! – обратилась ко мне знакомая, ее голос ластился, стал более мягким и нежным, но меня это только бесило. – Ему плохо без тебя. Ты должна увидеть Андрея. Сама подумай, а вдруг это в последний раз? Вдруг он умрет, а ты так и будешь жить, зная, что отказала умирающему в его последней просьбе?

– Лера, слушай, иди ты в задницу со своими нравоучениями, – отчеканила я и отключилась. Как же бесит этот сладкий голосок и интонация, с которой она зазывает меня! Меня аж передернуло от ее наглости. Эти двое меня обманули, сосали деньги из моего отца, а я теперь еще и помогать им должна! Пусть катятся колбаской.

– Кто звонил? – заинтересовался Рафик.

– Да так, – отмахнулась я. – Одна знакомая. Ты представляешь, Андрея кто-то избил, а у меня теперь просят денег. Вот скажи мне, есть ли совесть у этих людей?

– Андрея побили? – лениво вскинул бровь Рафик. – Кто? И насколько сильно?

– Не знаю, кто именно и зачем, но мой бывший в реанимации. Говорят, что может умереть, а у меня на лекарства просят. Рафик, ответь мне честно: как ты считаешь, это избиение может быть делом рук Аристарха?

– Ну-у… – задумчиво протянул дядя. – Если ты имеешь в виду, мог ли глава Черного клана лично переместиться на Землю, чтобы навалять какому-то человечишке, чей член иногда бывал в теле его Шафат, то… вероятнее всего, нет. Не царское это дело – холопам морды бить.

– Рафик… – предупреждающе прорычала я, чувствуя, что еще немного, и в этого пошляка полетит что-то тяжелое.

– Ну а если ты хотела спросить, мог ли Аристарх организовать нападение на твоего бывшего с целью наказать того, кто посмел тыкать своим членом в его Шафат, то… тоже нет. Сейчас наш зятек очень заинтересован в том, чтобы наладить отношения с тобой, и он не настолько туп, чтобы вредить твоему хоть и бывшему, но парню. Поверь, если бы Арис захотел убрать Андрея, его бы не спасла ни реанимация, ни некромант.

– Тогда кто его избил до полусмерти? – не понимала я.

– Не имею ни малейшего понятия, – меланхолично произнес Рафик. – Но кто бы он ни был, думаю, тебе все же стоит навестить страдальца.

– Это еще зачем? – удивилась я, не испытывая ни малейшего желания видеть бывшего мужа.

– Да потому что, если он действительно может умереть, ты должна попрощаться с ним, дуреха! Последнюю просьбу умирающего игнорировать нельзя. Если ты не навестишь его, дух этого болезного будет преследовать тебя еще долго, – с уверенным видом заявил дядя.

– Но что я ему скажу? Кто я там? Бывшая жена? Вот только встречи с этой его беременной Аней мне не хватает в жизни! – возмущенно взмахнула руками я. – Не хочу их видеть.

– Сходи к нему, дура! – процедил Рафик. – Прав был один земной мудрец: сегодня женщина любит тебя до потери пульса, но потом в ней что-то переворачивается, и она может спокойно смотреть, как ты подыхаешь в канаве, сбитый машиной, и ей плевать на тебя. Вот и ты такая же! Прожила с ним год, говорила, что любишь, замуж собиралась, и что? Парень не сегодня завтра отъедет, а тебе все равно. Помрет так помрет, какое тебе дело вообще… Женщины! Самые бездушные создания на свете.

Я одарила родственничка злым взглядом, но его слова все-таки задели какие-то струны моей души. А ведь правда, если Андрей умрет, как я это переживу? Смогу ли так же радоваться жизни, зная, что упустила возможность поговорить с ним в последний раз и отпустить все обиды?

– Алло, Лера? – негромко произнесла я в трубку. – Жди меня завтра в районе девяти вечера. До встречи.

Не став слушать ответов восторженной Леры, я прервала звонок и улеглась в постель. Жизнь превратилась в поток бесконечных проблем, событий и странных вещей. Кажется, это не кончится никогда.

Если бы я знала, как меня встретят в академии утром, то зарылась бы под одеяло и носа никуда не высунула. Началось все с того, что за полчаса до звонка пришел Карен, схватил под руку и практически похитил из собственной комнаты.

– Маша, тебя ждут все преподаватели, – торопливо тараторил он и тащил меня за собой по коридору. – Скоро начнется торжественная линейка, ты должна быть готова!

– Что? Какая еще линейка? Почему ты мне раньше ничего не сказал?

– Времени не было, – отмахнулся оборотень. – Ректор хочет публично поздравить тебя и высказать свою благодарность. Еще, говорят, праздник в академии хотят устроить, но это попозже будет.

– Из-за меня? – поразилась я.

– Конечно! – Карен обернулся и посмотрел на меня как на сумасшедшую. – А из-за кого весь сыр-бор, красавица? Я, что ли, этот цветок каменный пробудил? Теперь вокруг тебя все преподы прыгать будут на задних лапках да хвостиком подвиливать!

Вот оно мне надо? Я же просто спела, ничего особенного не сделала! Излишнее внимание со стороны ректора, преподавателей и студентов меня тяготило. Хотела же просто учиться, так нет, идеально ничего не бывает.

Карен привел меня во внутренний двор академии, спрятав за высоким сооружением, которое отдаленно напоминало кулисы. Здесь меня причесали, слегка накрасили, и только после этого ко мне подошел Крастор.

– Мария, с выздоровлением! – Его крепкие ладони завладели моими руками и сжали их, благодарно тряся. – Я счастлив, что ты восстановилась! – И так сияет при этих словах, что не поверить невозможно. – Не волнуйся, все, что тебе придется делать, так это кивать и улыбаться. – Он смотрел на меня с нежностью и странной отеческой улыбкой. – Хорошо? – Это его «хорошо» сопровождалось особым жестом: Крастор взял прядь моих волос, упавшую на лицо, и осторожно завел ее за ухо, неотрывно глядя мне в глаза.

Я отшатнулась, отчего-то почувствовав себя не в своей тарелке. Это было настолько странно и неуместно, что в душе появилось противное липкое чувство, будто меня только что домогались. Ректор же сделал вид, что ничего не произошло, и продолжал спокойным и даже немного радостным тоном:

– Подготовьте все как следует, известите студентов о собрании во внутреннем дворе, – раздавал указания он, отвернувшись от меня.

Я даже не успела разволноваться как следует, когда меня выволокли на небольшую сцену. Увидев, что творится во внутреннем дворе академии, я потеряла дар речи. Здесь собрались все студенты. Огромная толпа народа скопилась и заполнила собой все пространство от сцены и до входа в академию. Сейчас можно было хорошо рассмотреть состав студентов. Не меньше девяноста процентов составляли парни, преимущественно оборотни. Среди них над толпой возвышались силачи-драконы, которые смотрели на меня со странной смесью презрения и любопытства. Радует, что в массе своей студенты были настроены дружелюбно, многие оборотни рассматривали меня с приятной улыбкой, а кто-то и с откровенной похотью.

– Я приветствую всех вас! – Низкий, приятный голос Крастора разнесся над толпой, как волна, и тут же все посторонние звуки стихли, разговоры умолкли. – Вы знаете, что недавно в Интермагической академии произошло историческое событие: Цвет богини Лоры пробудился! Ни для кого из вас не секрет, что случившееся представляет загадку даже для мудрейших магов. Этот процесс до конца не изучен, но одно мы знаем точно: именно Мария стала тем ключом, который высвободил огромное количество энергии, скрывающейся в даре богини. И сегодня мы наконец-то воспользуемся ею в полной мере. – С этими словами Крастор вскинул руки вверх, и над всей территорией академии вспыхнул полупрозрачный золотистый купол. Он совсем не преломлял солнечный свет, но увидеть его не составляло никакого труда. – С этого момента академия получает дополнительную защиту. Отныне посторонний не может пройти сквозь купол, не получив разрешения от преподавателей и меня лично. Ни оборотень, ни демон, ни дракон. Входящие порталы будут блокироваться автоматически. Выход с территории академии по-прежнему свободный. Каждый из вас, кто имеет звание студента, по-прежнему может свободно входить.

В толпе раздались бурные аплодисменты. Студенты искренне радовались такому повороту событий, это вовсе не выглядело наигранным. Наверное, все эти изменения и вправду много значат для них всех. Я же пока не понимала, в чем тут дело.

– Также все вы наверняка чувствуете эту магию, разлитую в пространстве. Она повсюду: в коридорах, в кабинетах, в ваших жилых комнатах. Отныне дефицита энергии не будет как минимум сто ближайших лет. Теперь каждому из вас доступно столько, сколько нужно! – Эта новость вызвала у ребят неподдельный восторг. – В честь столь важного события послезавтра мы устроим праздник, на котором присутствие каждого из вас обязательно, – лукаво улыбнулся Крастор. – Ну а теперь пора наградить ту, которая и подарила нам столько новых возможностей. Мария, прошу!

После этого приглашения я в полной тишине прошла к центру сцены и встала рядом с ректором. Мое волнение и растерянность сложно было скрыть. Крастор повернулся ко мне, посмотрел сверху вниз своими синими глазами. Помню, в нашу первую встречу я тоже отметила их необычный цвет. Тогда Крастор показался мне надежным и сильным человеком и совсем не вызывал никаких негативных эмоций. Именно он всегда был на моей стороне, оградил от Аристарха в тот момент, когда я была беззащитна, как лань перед хищником. Этот человек всегда помогал мне, он друг моего отца. Отчего же теперь я смотрю на него так настороженно?

Сделав глубокий вдох, я почувствовала себя глупой малолетней девочкой. Крастор заботится обо мне как о дочери, которой у него, возможно, никогда не было, а я напридумывала всякие глупости. Справившись с собой, я подняла на мужчину уверенный взгляд и улыбнулась ему. Ректор взял с небольшого столика позади себя синюю бархатную коробку и открыл ее. Внутри оказалась небольшая голубая брошка в форме пятиконечной звезды. Крастор вытащил ее из коробки и ловко, почти не касаясь моей кожи, приколол украшение на правую сторону моей блузки.

– Мария является почетной студенткой академии! – во всеуслышание объявил он. – Она имеет право обучаться здесь за счет казны и находиться в академии даже после окончания обучения столько, сколько ей потребуется. Она имеет право на защиту академии, на увековечение своей памяти в ее стенах и на уважение со стороны каждого из вас. Вы поняли? – строго спросил Крастор, обращаясь к толпе, а я стояла вся красная, с горящими ушами. Меня не покидала мысль, что все эти почести я получила незаслуженно. – Любой, кто обидит ее, будет отвечать лично передо мной. И под словом «отвечать» я имею в виду отнюдь не банальное отчитывание и дежурство. Будьте готовы к полноценной дуэли!

Ух как он разошелся! Мне даже приятно стало, что такой сильный и опытный маг, как Крастор, лично вступился за меня. Пусть теперь попробуют вампиры на меня напасть в столовой! У этих кровососов смелости не хватит бросить вызов столь сильному магу.

– Эта брошь защитит тебя от магического воздействия, Мария, – проникновенно сказал он, устремив на меня теплый взгляд. – От любого. Никто не сможет применить к тебе магических заклинаний. Редкая штука и крайне дорогая.

– Спасибо, – благодарно улыбнулась я. Надо же, таких необычных подарков мне еще не дарили.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю