332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алена Зозуля » Самаэль. Восстание из мёртвых » Текст книги (страница 8)
Самаэль. Восстание из мёртвых
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 13:33

Текст книги "Самаэль. Восстание из мёртвых"


Автор книги: Алена Зозуля






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 11 страниц)

– Отныне тебе это не нужно, – Салазар шепнул кодовое слово и ошейник расстегнулся. Быстрым движением он откинул его в сторону и приник к шее девушки. Он покрывал её кожу поцелуями, лаская руками её округлости.

– Я не хочу быть свободной, – тяжело дышала Энни, – вдали от тебя.

Инкуб прервал свои ласки и заглянул ей в глаза:

– А кто сказал, что я тебя отпускаю? Я изменил твой статус – ты больше не рабыня.

На лице девушки отразилось изумление. Она не понимала, что всё это значит.

– Теперь ты – моя женщина.

Глаза Энни округлились, она даже мечтать не смела об этом. От переполняющих чувств она часто задышала, и еле сдерживая слёзы радости, пообещала:

– Я твоя навеки, Салазар. Ты – моя жизнь.

Инкуб снова страстно поцеловал её. Она отвечала ему, как никогда раньше – вкладывая чувства в каждое движение. На языке тела она рассказывала ему о своей любви и страсти, что принадлежит ему без остатка, и что отныне не хочет отпускать его.

Он же, ощущая, и глубоко переживая её эмоции, дарил ей то, чего ей хотелось в данную секунду. Теперь он понимал истинное значение слов «занятие любовью».

Внезапно инкуб почувствовал жжение от кольца на пальце. Он попытался снять его, но оно будто прилипло к коже. Тогда он решил проигнорировать это и продолжил своё занятие. Девушка под ним стонала и извивалась, даря свою энергию, которую инкуб впитывал, но отдавал взамен свою. Жжение усилилось до такой степени, что терпеть это стало невозможно.

– Грёбаный ангел, – ругнулся Салазар и, прервав акт любви, встал с кровати.

– Что-то не так? – забеспокоилась Энни.

– Нет, моя хорошая, ты не при чём, – инкуб натягивал брюки, – мне нужно срочно уйти по очень-очень важному делу. Больше всего на свете я хотел бы сейчас остаться с тобой, – в его глазах читалась мука, – но не могу. Надеюсь, ты простишь меня.

– Я буду ждать тебя, – с преданным взглядом ответила девушка.

Салазар с трудом застегнул ширинку и ответил на зов. Через мгновение он уже стоял на каком-то богом забытом острове посреди океана.

– Что за чёрт? – возмутился инкуб, увидев Евгения, негодование поглощало его, – Ты даже не представляешь, что мне пришлось прервать, чтобы явиться сюда! Даже если кто-то умирает, мне нет до этого дела!

– Даже архангел? – спросил ангел.

– Арх… Что? – не поверил своим ушам демон.

– Я надеялся, что ты в курсе, – разочарованно сказал Евгений, поняв, что Салазар не притворяется, – Самаэль утащил Михаила в Преисподнюю.

– Как? Когда? – вытаращил на него глаза инкуб.

– Я не знаю как, но произошло это сегодня утром, по вашему времени – прошлым вечером, на этом самом месте.

Салазар присвистнул.

– Новость, конечно, ошеломительная, но от меня ты чего хочешь?

– Чтобы ты наведался в гости к Самаэлю и выяснил, где он держит Михаила.

– Ага, может быть ещё попросить его вернуть архангела на место? – иронизировал инкуб, – Приду и скажу: «О, Владыка Душ! Ядовитый Бог, будь другом, верни Михаила в Небесную обитель!» – он покрутил пальцем у виска, – я не стану шпионить ни для кого из вас. И вообще, оставьте уже меня в покое, наконец. И ангелы, и демоны хотели встретиться, я всего лишь это устроил, но это не значит, что я теперь буду помогать какой-либо стороне.

– Ох, ты не понимаешь всей ситуации, – Евгений потрепал свои волосы, явно нервничая, – нельзя ангелу находиться в Преисподней. Михаила это, конечно же, не убьёт, но его место не там. Нарушился баланс, пошёл перевес в сторону Ада, и попомни мои слова, скоро он прорвётся в мир людей, и тогда мы уже не сможем остановить зародившийся Хаос.

– Нашёл, кому об этом рассказывать, – пожал плечами инкуб, – я демон, если ты не забыл.

– Ты мелко мыслишь, – стал раздражаться ангел, – представь, что человеческого мира больше нет, а есть две сферы Преисподней, чем ты будешь питаться? Где возьмешь энергию?

Салазар задумчиво потеребил ухо:

– Мда… Ты прав, конечно. Но постой, почему прямо сейчас ничего не происходит? Лично я, как демон, не чувствую, чтобы границы миров начинали истончаться, например. А ты?

– Да, я тоже пока не ощущаю изменений, – признался ангел.

Салазар посмотрел на морской горизонт, затем перевёл взгляд на ангела. Прищурившись, он утвердил:

– Ты что-то мне недоговариваешь. Что ещё произошло, помимо похищения архангела?

Ангел помялся, но всё же ответил:

– Я забрал рабыню Самаэля.

– Ну, дела…это ты зря, – инкуб снова устремил свой взгляд в бескрайнюю синеву.

– Он сам её привёл на встречу.

– Так вот тебе и ответ, – Салазар похлопал его по плечу, – он отдал одну ангельскую душу взамен другой. Баланс не нарушен.

– Но ведь они не равноценны! – воскликнул Евгений.

– Как знать, как знать… Ты не знаешь Наталию.

– Уже познакомился.

– Удивительная, да? – Салазар испытывающе посмотрел на ангела.

– Да, она очень необычная, но к чему ты клонишь?

– Я её нашёл, – заявил инкуб, – и сразу же понял, что она особенная. Что ей уготована судьба намного интереснее, чем моя собственная. И я забрал её. Вот так нагло утащил в наш замок. Мир не рухнул, но видишь, как теперь всё обернулось…поэтому обмен вполне может быть равноценным.

Евгений молчал. Инкуб посчитал, что разговор окончен и исчез.

Глава 16.

Самаэль всю ночь провёл в размышлениях, каким образом добиться подчинения от архангела. Обычно в этом деле ему помогала собственная кровь – пои ею почаще, останавливай муки взамен на выполнение приказов и награждай после этого – готово. Но на Михаиле его кровь сработала в обратную сторону, она излечила его… Возможно потому, что тот был ангелом, а не демоном. Но почему тогда на Абраэля это действовало, когда прошло совсем немного времени после падения? Абраэль приобрёл другое тело – демонское, рассудил Самаэль, а Михаил остался в своём – ангельском, хоть и ослабленном. В таком случае есть несколько вариантов: либо Самаэль изменит свою кровь; либо придётся использовать чужую, но сильную, например, Люцифера; либо пересадить душу архангела в тело демона; либо изменить тело ангела на демонское… И все варианты одинаково сложны и очень рискованны. Себя менять Самаэлю совершенно не хотелось, к тому же результат непредсказуем; Люцифер просто так не поделится, да и начнёт задавать очень много неудобных вопросов, это ещё не говоря о цене. Переселить душу можно – это его профиль, но одно дело человеческие души, и совсем другое – ангельские, на которые он почти никак не мог повлиять. Трансформировать тело можно, но это длительный процесс, и он становится в десять раз дольше, когда речь идёт о таком сильном существе божественного происхождения. Поразмыслив, Самаэль остановился на последнем варианте – можно истязать его до такой степени, когда трансформация сможет пройти более удачно в нужную сторону. К тому же, Самаэль никуда не торопится. Сотни лет он ждал этого момента, так почему же не насладиться этим ещё сотню-другую?

Ангелу смерти доложили, что к нему пришёл Салазар. Он распорядился, чтобы духи провели его, а сам принял величественную позу, как всегда, когда встречал кого-то. Через минуту послышались шаги, и в тронный зал вошёл инкуб.

– Ты даже не представляешь, насколько вовремя ты появился, – самодовольным тоном сказал Самаэль и подошёл к Салазару.

– Ух ты, как интересно, – заинтересовался демон, – продолжай.

– Скажи, мой друг, – проникновенным голосом спросил Самаэль, – ты голоден?

Салазар ухмыльнулся.

– Подожди, ничего не отвечай, – сказал ангел смерти, – я хочу сам всё увидеть. И, заранее приношу свои извинения, если что-то тебя оскорбит. Не держи на меня зла, ибо я ликую!

Салазар никогда не видел Самаэля таким. Не сказать, что он его вообще часто видел, но он всегда был холоден и мрачен. Сейчас же он напоминал тлеющий фитиль на бомбе, которая в любой момент может взорваться с неизвестными последствиями.

– Меня сложно оскорбить, – пожал плечами Салазар.

Самаэль взял инкуба за руку и переместил в камеру, где прикован архангел. Крысы бросились врассыпную, открыв взгляду пленника. Салазар присвистнул и вопрошающе посмотрел на ангела смерти.

– О, этой мой трофей, – с гордостью заявил тот, – и я готов поделиться. Можешь делать с ним всё, что захочешь.

Салазар пытался быстро сообразить, какие неприятности его могут ожидать в случае чего, но ангельский запах будоражил его. Не в силах больше сопротивляться своей природе – а инкуб действительно был голоден, ведь его прервали, – он направился к Михаилу.

Остановившись перед ним в трёх шагах, Салазар заметил, что архангел стал меняться, но всё же не перешёл полностью в женское обличье.

– Подойди ещё ближе, – грудным голосом советовал Самаэль сзади, его глаза излучали такое сияние, что казалось, будто вся комната заполнена зеленоватым светом. Один из духов Самаэля подлетел к металлическому ошейнику и раскрыл его, давая немного свободы.

Салазар подошёл вплотную к Михаилу и вдохнул его запах. Самые тёмные и низменные желания проснулись в нём, перекрывая все мысли. Михаил же не смог больше удерживать мужской облик, и теперь прекрасная девушка была прикована к стене – высокая, с короткими кудрявыми волосами и голубыми глазами.

– О, да! – Выдохнул Самаэль и, не сдержавшись, подошёл к ним, – он схватил девушку за волосы и отвёл голову назад, обращаясь к инкубу, – ангелы – удивительные создания. Только что мы видели крепкого и сильного мужчину, а теперь перед нами прекрасная дева.

– Салазар, не иди на поводу у своего желания, – девичьим голосом уверенно сказал Михаил, – тебе предначертано стать ангелом, не омрачай свою душу этим поступком!

Грудь Салазара тяжело вздымалась, его желание отчетливо просматривалось сквозь брюки.

– Я предполагал, что на архангелов это не действует, потому что они в разы сильнее, чем обычные ангелы, – продолжил Самаэль, – но видимо, я очень старался, когда создавал тебя, что ты так влияешь на эту милую пташку, – он похабно лизнул щеку девушки, отчего та поморщилась.

– Интересно, как теперь его, – запнулся Салазар, – её называть?

– Да как хочешь, – отпустил волосы ангел смерти, – как ни назови, суть остаётся той же.

Салазар жадно осмотрел девушку – она имела ровно такие формы и изгибы, какие он больше всего предпочитал. Будто его фантазия приобрела физический облик. Глаза инкуба почернели, он прикоснулся большим пальцем к пухлым губам девушки, отчего она дёрнулась. Но это ещё больше подстегнуло демона.

– Ох, красотка, ты так хороша, – Желание накрыло демона с головой, и он впился в её нежные губы.

– У тебя хороший вкус, – Самаэль удалился в самый тёмный угол и притаился в ожидании великолепного зрелища. Салазар, не отрывая поцелуй, разорвал грязную окровавленную рубашку и брюки девушки, обнажив красивую грудь и стройные ноги. Он сминал её соски, не в силах владеть собой, и опустил одну руку ниже. Дойдя до заветного местечка, он принялся ласкать её круговыми движениями. Затем он проник в неё пальцем, отчего тихо простонал в её губы. Салазар прервал поцелуй, чтобы ласкать языком её шею. Девушка часто дышала, закатив глаза, крылья трепетали, будто на ветру, по щекам разлился румянец, а влажные губы порозовели и набухли. Расстегнув ширинку, демон одним махом проник в неё, чем вызвал протяжный стон вожделения ангела. Салазар снова накрыл её губы своими, руками блуждая по её изгибам, то поглаживая, то сжимая, он подводил девушку к экстазу.

Энергия, выделяемая архангелом, была настолько объемной и плотной, что даже Самаэль, стоящий в дальнем углу, почувствовал её, отчего его накрыло собственное возбуждение. Инкуб был прекрасен в своей страсти, а девушка, в которую перекинулся архангел, была воплощением женской красоты. В этот момент он очень пожалел, что рядом с ним нет Наталии.

Кульминация не заставила себя долго ждать, и через некоторое время Салазар, тяжело дыша, отстранился от Михаила, но застегнув брюки, продолжал впитывать каждую каплю выделенной энергии. Его глаза стали обретать привычный голубой цвет, а дыхание выровнялось.

– Самаэль, – сказала девушка, задыхаясь, – если я тебе не по зубам, то отдай меня сразу инкубам, иначе какой в этом смысл?

Ангел смерти самодовольно ответил:

– О, тебе понравилось. Тогда это будет последнее, что я сделаю с тобой, – ухмыльнувшись, он взял Салазара за руку и вернул их в тронный зал.

Оба были всё ещё взбудоражены произошедшим, особенно инкуб. Он сделал несколько глубоких вдохов, приводя свои эмоции в порядок, и отрывисто сказал:

– Я. Только что. Отодрал. Архангела.

Самаэль улыбнулся, и положил руку на плечо инкуба:

– Бесценный опыт. Тебе понравилось?

Салазар замялся.

– Значит, понравилось, – заключил ангел смерти, – теперь ты ещё долго не испытаешь свой голод. Архангелы очень питательны.

– Видимо, об этом и предупреждал меня Абраэль, – замотал головой инкуб, будто пытаясь стряхнуть наваждение, – что ты можешь использовать меня, как того пожелаешь.

Самаэль резким движением убрал руку с плеча Салазара.

– Не произноси его имя в этих стенах, – это первое. И второе – я тебя не принуждал, в отличие от него, – инкуб задел Самаэля за живое, – когда-то давно, я наслаждался подобными зрелищами против воли тех, кто это мне предоставлял. Но разве я принуждал тебя? Ты мог просто уйти обратно, когда увидел, кто у меня в плену.

– Да… прости, – инкуб рефлекторно потёр мочку уха, – я погорячился. Но эти эмоции… Я никогда прежде не испытывал такого… Как будто сама Бездна проснулась во мне и накрыла с головой. Было бы чуть больше свободы движений, и я бы…

– Мне знакомы подобные чувства, – понимающе перебил его ангел смерти.

Немного помолчав, инкуб спросил:

– Что ты собираешься с ним сделать?

– Пока не знаю, – честно признался Самаэль, сложив руки за спиной и устремив взгляд вглубь противоположного коридора, – я хочу подчинить его своей воле, но мои методы не работают. Ты действительно очень вовремя пришёл, я как раз размышлял об этом. Я решил провести эксперимент – за это я уже извинился, – Салазар поднял ладонь вверх в жесте «не стоит», – и он удался. Михаил реагирует на инкубов так же, как и остальные ангелы. Одно слабое место уже обнаружено…

– Если хочешь, я могу остаться, – неожиданно для себя предложил инкуб, – до тех пор, пока ты не найдёшь ответ на свой вопрос, я своим присутствием могу ослаблять его.

– Предложение очень заманчивое, – ангел смерти погладил подбородок, – но перенасыщение может тебя погубить, а я этого не хочу. Я же не могу держать тебя на привязи, а инкубы необузданны в подобных желаниях.

– Резонно, – согласился Салазар, затем, помолчав, добавил – каковы будут последствия? Архангел не должен здесь находиться… И, кстати, почему он всё ещё жив?

– Я проклял его таким образом, что он умрёт ровно в тот момент, когда я этого захочу. Пока он в Преисподней, конечно. А какие последствия ты имеешь ввиду?

– Ну, вроде бы ты забрал ангельскую душу в ад и всё такое, – пожал плечами инкуб.

– Так-так, – прищурился Самаэль, – ты общался с тем ангелом, я прав? Иначе откуда у тебя подобные мысли?

– Да, – честно признался Салазар, – он рассказал мне о произошедшем.

– Пусть не волнуется, я оставил им Наталию. С точки зрения мирового баланса – это равноценный обмен. А на самом деле – баланса как такого не существует, постоянно происходит перевес то в одну, то в другую сторону. Одной душой больше, одной меньше… Не имеет значения, – махнул рукой Жнец.

– Но ведь он архангел, это не в счёт?

– Он конечно весомая личность, но не настолько. Например, если когда-нибудь я исчезну из этого мира, моё место займёт другой, и всё останется по-прежнему.

Инкуб понимающе кивнул.

– Пока мы с тобой болтали, – закадычным голосом начал Самаэль, – у меня возникла одна идея. Поделишься со мной своей кровью?

Салазар округлил глаза от неожиданности.

– Э… Я не знаю… Смотря сколько тебе нужно…

Самаэль положил руку на плечо инкуба и переместил их в свою лабораторию. Вдоль стен располагались стеллажи с бесчисленным количеством горшков, склянок, коробочек и прочих странных предметов. По центру стоял длинный стол, накрытый черной тканью, а рядом с ним столик для хирургических принадлежностей.

Самаэль подошёл к одному из стеллажей, взял деревянную коробочку и достал оттуда какой-то серый предмет, похожий на ссохшийся кусок мяса. Он продемонстрировал его Салазару и пояснил:

– Это сердце саламандра. Мне нужно пропитать его демонской кровью, чтобы оно вновь могло биться. Так что думаю, понадобится немного.

– Мне, пожалуй, лучше не знать, что ты задумал, – глядя на засохшее сердце провёл по волосам Салазар, – но что, если я откажусь?

– Я найду, у кого взять кровь. Только спрашивать уже не буду. Хотя тогда приживаться будет хуже… – задумчиво сказал Самаэль, тоже посмотрев на сердце.

– Ладно, – выдохнул инкуб и протянул руку, – я согласен. Ты не знаешь, почему я тебе помогаю? – полушутливо спросил он.

– Мне сложно отказать, – подмигнул Самаэль.

Он убрал сердце обратно в коробочку, взял стоящую в углу капельницу и поставил её рядом с демоном. Одной рукой пережав вену на предплечье инкуба, второй он воткнул иглу. Красная жидкость побежала по трубочке в специальный резервуар.

– Не проще было сделать надрез и пролить, сколько нужно? – спросил Салазар.

– Зачем же такое варварство? Таким способом мне придётся заживлять потом рану тебе, и сколько крови пропадёт зря. А так – ни капли мимо и минимум повреждений.

Салазар отметил про себя, что Самаэль с каждой минутой удивляет его всё больше и больше. То он проливает реки крови, то заботится, чтобы ни одна капля не пропала зря. Через некоторое время мешочек наполнился, и ангел смерти вытащил иглу из руки демона.

– Благодарю, ты мне очень помог, – сказал Самаэль, переместив их обратно в тронный зал, – а теперь меня ждут дела. Мои слуги проводят тебя.

– Обращайся, – сказал Салазар и направился к выходу.

Самаэль сказал ему вслед:

– Я рассчитываю на то, что это наша маленькая тайна.

Инкуб повернулся и заверил ангела смерти:

– Конечно. Можешь не сомневаться.

***

Проводив инкуба, Самаэль вернулся в свою лабораторию. Он раскрыл мешочек с кровью и поместил туда засохшее сердце. Орган стал постепенно набухать, напитываясь влагой, и когда осталось чуть меньше трети, Самаэль сделал надрез на своём запястье и добавил своей крови. Через некоторое время сердце впитало всё до конца и теперь выглядело должным образом. Кровь демона оживила сердце, а его собственная кровь должна была дать лучшее приживление к телу ангела. Как недавно отметил ангел смерти, его кровь являлась целебной для архангела, и он нашёл в этом плюсы.

Наступил вечер. Самаэль явился в камеру к Михаилу. Тот выглядел вполне здоровым, только что не сиял, как прежде. Глаза оставались ясными – он посмотрел на своего пленителя и сказал:

– Ты не сможешь причинить мне вреда, а тем более – подчинить своей воле.

– Вот и проверим, – Самаэль подошёл к нему и закрыл металлический ошейник на его шее, прошептав на ухо, – считай, что это твоё испытание. Если у меня ничего не получится, я, пожалуй, смогу с этим смириться и отправлю тебя в Семинор. Но если победа будет за мной, то мы будем радоваться вместе.

– Скорее, это будет твоим испытанием, – спокойно ответил архангел, – насколько хватит твоей тёмной силы, чтобы сломить мой дух?

– Для начала я изменю твоё тело, чтобы облегчить себе задачу. Ставить себе преграды и героически их преодолевать – это всегда было твоей прерогативой.

Духи Самаэля принесли ему мешочек с сердцем, скальпель и прозрачный кристалл. В глазах Михаила отразился страх:

– Нет, ты не посмеешь, – насколько можно уверенно сказал пленник.

– О, не сомневайся, – ответил ангел смерти, взяв кристалл у духа.

Через несколько мгновений предмет засветился ярким белым светом, ангел смерти отдал его обратно призраку и тот подлетел к Михаилу так, чтобы свет падал на его грудь.

– Ты слетел с катушек! – не выдержал архангел, – вмешательство таким способом – Господь никогда тебе этого не простит!

– А разве мне нужно его прощение? – спокойно ответил Самаэль и взял скальпель, – зато я вижу страх в твоих глазах, и это ласкает моё сердце.

После этих слов Жнец начал бормотать заклинание и в том месте, где кристалл находился ближе всего к груди Михаила, кожа начала истончаться, обнажая мышцы. Затем мышцы оголили кости, а вскоре и они растаяли – образовалось отверстие, в которое можно было просунуть руку. Архангел кричал, срываясь на хрип. Аккуратно вырезав сердце архангела, Самаэль отдал его призраку, который немедленно скрылся из вида. Михаил издал последний, леденящий душу крик, и его голова повисла – он потерял сознание. Взяв сердце демона у другого духа, Самаэль поместил его на место, и начал шептать заклинания. Орган видоизменился, приобретая нужную форму, а затем притянул к себе сосуды, соединившись с ними. Ангел смерти когтем сделал быстрый точный укол, продолжая заговор, и вытащил руку из тела ангела. С последним его словом сердце начало биться, разгоняя кровь демона по жилам, смешиваясь с ангельской кровью. Убедившись, что процедура прошла успешно, ангел смерти сказал кодовое слово и на месте зияющей раны стали вновь появляться кости, мышцы, а затем и кожа – рана закрылась, не оставив и следа.

– Великолепно, – Самаэль восхищенно посмотрел на свою руку, кровь на которой впитывалась в его кожу.

Ангел смерти проник в сознание Михаила, чтобы привести его в чувство. Вытащив его наружу, Самаэль быстро вышел из его головы и стал наблюдать. Архангел очнулся, его глаза дико метались из стороны в сторону, он тяжело дышал.

– Что ты натворил?! – попытался кричать Михаил, но у него получился только хрип.

– Я заменил твоё ангельское сердечко на сердце саламандра, – Самаэль сложил руки на груди, холодный взгляд ничего не выражал, – совсем скоро ты должен почувствовать изменения в своём теле. И когда процесс завершится, начнётся настоящее испытание.

Михаил шумно вдохнул воздух, его скрутило спазмами, на груди проявилось чёрное пятно, которое медленно расползалось паутиной в разные стороны. Демонская кровь бежала по его сосудам, причиняя огромные страдания, окрашивая вздувшиеся вены в чёрный цвет. Не выдержав боли, ангел закричал, подняв голову, и ударился затылком об стену. Руки сжались в кулаки, а крылья были готовы сорваться с кольев. Послышался хруст суставов, Михаил сорвал голос и теперь хрипел, тело покрылось потом, а с крыльев стали выпадать перья.

Самаэль молча наблюдал за трансформацией. Смерть Михаила не входила в его планы, поэтому он не покидал его. Каждый раз, когда ангел терял сознание, Самаэль приводил его в чувство. Прошло много времени, прежде чем конвульсии ангела стали постепенно затухать и уже все вены на его теле приобрели тёмно-серый, графитовый цвет.

Посчитав, что силы Михаила на исходе, Самаэль приказал духам освободить его от оков и прикрыть наготу. Когда призраки расстегнули последний наручник, архангел сполз вниз по стене, но духи живо подняли его на ноги и обмотали тканью, унеся порванную одежду. Затем прилетел призрак, который подал ангелу стакан с водой.

– Что это? – устало просипел Михаил, облокачиваясь на стену спиной.

– Обычная вода, – пожал плечами Самаэль.

Ангел взял стакан и выпил его залпом. Прочистив горло, он сказал:

– Я же говорил, что в тебе ещё остался свет. Ты ещё можешь вернуться на истинный путь.

– Я бы тебя послушал, если бы мне это было нужно, – стальным тоном ответил ангел смерти, – отдыхай. Следующая ночь будет намного интереснее.

Клетка захлопнулась и Самаэль исчез. Он вернулся в тронный зал, почувствовав лёгкий «запах» чужой тёмной энергии и насторожился – ощущение нарастало. Вскоре духи сообщили ему, что к границе приближается Люцифер. «Как некстати», – подумал ангел смерти, но распорядился, чтобы гостя пропустили.

Приняв свою обычную величественную позу, Самаэль приготовился к встрече. Люцифер никогда не приходил просто так – обычно, ему что-то было нужно от него. Скрежущий звук приближался и через некоторое время Князь Тьмы вошёл в зал.

– Приветствую тебя, Владыка Душ! – первым поздоровался Люцифер.

– И я тебя приветствую, Принц Востока, – отозвался Самаэль, – чем я удостоился получить твоё внимание?

Люцифер остановился напротив ангела смерти. Сквозь забрало массивного шлема холодный свет его глаз был ярче обычного, а это не сулило ничего хорошего. Красная мантия, прикрепленная к плечам чёрного доспеха, развевалась потоками энергии, исходящей от него.

– Хочу услышать интересный рассказ от старого друга, – издалека начал демон, – уверен, у тебя есть новости, которыми стоит поделиться.

– Не представляю, о чём идёт речь, – голос Самаэля не выражал никаких эмоций.

– Для начала поведай мне, куда исчезла одна из моих дочерей. Одна из любимых дочерей, – подчеркнул Князь Тьмы.

– Полукровка?

– Да, Лия, – Люцифер сложил руки на груди, – внимательно тебя слушаю.

– Она умерла для тебя. Её душа теперь полностью человеческая, поэтому ты потерял над ней власть.

– И кто же приложил к этому руку? – судя по свету глаз Люцифера, было ясно, что он прищурился.

– Небеса, – коротко ответил ангел смерти.

– То есть ты хочешь сказать, что не имеешь к этому никакого отношения?

– Смотря, что ты имеешь в виду, – Самаэль встал с трона и медленно направился к Люциферу.

– Продолжай.

– После того, как ты её забрал с вечеринки инкубов, она пришла ко мне и просилась обратно на службу.

– Неужели?

– Я ей отказал, но она была очень настойчива. Эта девушка – достойная дочь своего отца, она уговорила меня взять её в ученики, – ангел смерти остановился за пару шагов.

– И чему же она хотела научиться у тебя?

– Не имеет значения, чему. Важно зачем, – поднял палец вверх Самаэль, – она хотела изменить свою жизнь, стать сильной. Она хотела власти, – он многозначительно посмотрел на Люцифера, – сравнимую с твоей.

Демон рассмеялся:

– Да уж, порадовала дочурка. И где же она теперь?

– Произошли некоторые непредвиденные обстоятельства… Она чуть не погибла – ангел спас её, уничтожив демоническую часть её души.

– Я полагаю, что обстоятельства, при которых она чуть не погибла, были тесно связаны с тобой. Не так ли?

Самаэль вздёрнул подбородок вверх:

– Это была часть обучения. Я не несу ответственность за её ошибки. Между прочим, – он сложил руки, а туман возле глаз стал гуще, – только благодаря мне она не лишилась жизни.

– Я понял, – глухо сказал Люцифер, – ты не считаешь себя виноватым. Только я с этим не согласен. И теперь мы плавно переходим к следующей новости. Чтобы не омрачить нашу дружбу ссорой, поделись тем, что у тебя в подвале.

Самаэль приподнял одну бровь в недоумении:

– Зачем тебе крысы из моего подземелья?

– Мы оба прекрасно понимаем, что не о них идёт речь. В твоём замке воняет ангельской энергией, поэтому я точно знаю, кого ты держишь в плену, – на самом деле Люцифер блефовал. Он чувствовал ангела, но не знал, кто именно это был.

– О, тогда это не омрачит нашу дружбу, – Самаэль улыбнулся, – это тот самый ангел, который спас твою драгоценную дочь. Я не мог стерпеть, что твоё столь прекрасное творение стало заурядным. И я утащил его с собой, – по сути Самаэль не солгал, лишь слегка изменил мотивацию. Поэтому отец лжи не мог уличить его.

– Тогда отдай его мне, – глаза Люцифера вспыхнули в предвкушении, – мне бы он очень пригодился.

– К сожалению, он уже не ангел, – вздохнул Самаэль, – я изменил его.

– Ты возобновил свои опыты? – с восторгом отозвался Принц Востока.

– Я их и не прекращал, – пожал плечами ангел смерти, – достойные экземпляры не попадались, – затем помолчав, добавил, – Я надеюсь, что тебя не сильно расстроил этот факт? Ведь, по сути, я уже отомстил за твою дочь. Он испортил её, а я испортил его.

Люцифер немного подумал и ответил:

– Тогда почему я до сих пор чую ангельскую вонь?

– Трансформация ещё не завершена.

– Звучит очень складно… Да, сие неприятное происшествие не омрачит нашу дружбу.

Самаэль коротко кивнул в знак уважения, и Принц Востока удалился. Ангел смерти выдохнул только тогда, когда Люцифер покинул границу его территории. Ссориться ним было совсем нежелательно, а с архангелом в подземелье и вовсе опасно. Он задумчиво опустился на свой трон – в очередной раз он убедился, что правда может быть для каждого иной, несмотря на одни и те же исходные факты.

Глава 17.

Евгений метался по гостиной, пытаясь придумать, как вырвать Михаила из лап демона. Послышался стук в дверь. Он открыл – на пороге стоял Абраэль.

– Ты хотел что-то обсудить со мной? – спросил гость.

– Да, – Евгений жестом пригласил Абраэля войти.

– Если я правильно догадался, то это как-то связано с исчезновением Михаила? – спросил Абраэль, устроившись в кресле.

– Он не просто исчез, – пояснил Евгений, – его утащили в Преисподнюю.

– Да ну?! Кто может обладать такой силой, чтобы забрать архангела?

– Самаэль.

Абраэль тут же помрачнел. Он тяжело вздохнул и сказал:

– Ты ничего не сможешь сделать. Как и я. Он с очень давних времён хотел отомстить Михаилу, и теперь, когда он добился своего, ничто и никто его не остановит.

– Что, если предложить ему сделку? – Евгений сел на диван напротив.

Абраэль покачал головой:

– Ни за какую цену он не отдаст архангела. Это бесполезно.

– Но мы не можем сидеть, сложа руки! – воскликнул Евгений.

– Послушай, – Абраэль подался вперёд, облокотившись на колени, – не мы должны решать такие вопросы. Наверняка Высшие уже в курсе происходящего, и только они смогут помочь Михаилу. А вот мы с тобой рискуем быть уничтоженными, если начнём самодеятельность. К слову, Михаил – очень могущественный, не думаю, что Самаэль успеет нанести ему непоправимый вред.

Евгений сокрушенно опустил голову.

– Это я виноват в произошедшем. Если бы я не пришёл к нему и не рассказал о том, что какому-то демону понадобилось его перо, он был бы сейчас с нами.

– Ты правильно поступил, – успокоил его Абраэль, – таких демонов, которым могла бы понадобиться такая вещь, мало. Я думаю, что Михаил догадывался, кто будет перед ним, когда шёл на встречу.

– Да, догадывался. Он считал, что обязан поговорить с Самаэлем, надеялся, что сможет вернуть его в свет. На первой встрече у него не получилось, поэтому он пришёл и во второй раз… Пожалуй, ты прав, – выдохнул Евгений, – но чувство вины всё равно терзает меня.

– Я слышал, у тебя появилась новая гостья? – решил перевести тему Абраэль.

– Да, та самая, которую не получилось забрать в первый раз.

– Наталия?

Евгений кивнул.

– Каковы её намерения? Что она думает по поводу пребывания здесь? – встревожился Абраэль.

– Она пока сама не знает, хочет ли стать одной из нас, но думаю, что плохих намерений у неё нет, – Евгений потёр ладони, – она меня немного… удивила.

– Чем же?

– Страшно представить, какое количество ужаса ей пришлось наблюдать и пережить, но кажется, что это ничуть на неё не повлияло.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю