332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Алексей Переяславцев » Исправление неправильного попаданца » Текст книги (страница 10)
Исправление неправильного попаданца
  • Текст добавлен: 15 октября 2016, 06:34

Текст книги "Исправление неправильного попаданца"


Автор книги: Алексей Переяславцев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 10 (всего у книги 29 страниц) [доступный отрывок для чтения: 11 страниц]

Вторая возможность: оставить ложный след, свернув… куда? Остров Большой Топор отпадает: очень неохота напоминать о его существовании. Грандир тоже не подходит: создать след можно, но он тут же проверяется, там у них есть свои люди, они моментом дадут знать, что никакой «Ласточки» тут не пролетало. А если какой-то другой порт? Можно, но обшарить все порты при таком-то количестве «змеев» не штука. Особенно если дать указание на конкретный порт. Только что это времени потребует… до самого дальнего двенадцать часов ходу, да обратно столько же. К тому времени будет уже темно. А полный сбор обязателен: адмирал не может не понимать, что только наибольшая концентрация сил может принести победу – да и то под вопросом.

Значит, на запад? Нет, сначала надо прослушать гидромагически: куда это недруги взяли курс?

– Сарат!

Молчание, точнее, невнятный шум голосов.

– Сарат!!!

Отреагировал все же:

– Что там, командир?

Э, да у него голос того… не вполне трезвый. Интересно, сколько бутылок они уже уговорили?

– Уже начали праздновать? Рановато! Ладно, Темный вам поперек горла, можете прикончить то, что уже открыто, но больше – ни-ни! И послушай сигналы от «змеев». От этого зависит план наших действий.

– А чего тут слушать, уже и так ясно: трое идут на Грандир, медленно. Я так думаю, двое из них нами подшибленные, третий сопровождает. Видимо, кому-то крепко досталось. Не уверены то есть, что дотянут до порта. И еще масса «змеев»… вот тут количество назвать не могу… направляются к острову Стархат или Нурхат, так с ходу не скажешь. То бишь на северо-запад.

– А они нас слышат?

– На двенадцати милях? Должны слышать.

Выходит, я перестраховщик? Ну и ладно, паранойя крепче спать будет. Но сходить с курса нельзя. Через полчаса… нет, лучше через час… они нас точно потеряют, если, конечно, сами не изменят курс. Что ж, наберемся терпения.

– Сарат, попроси капитана сбавить скорость и послушай обстановку.

Через пару минут:

– Командир, хорошо только те трое слышны, которые хромые. Идут малым ходом прямиком в Грандир, без сомнений. Прочие ушли много дальше.

Значит, можно еще с полчасика, не больше, выждать и поворачивать к Селинне. И напрячь голову, пока есть время. Его-то и будет не хватать, мы порядком потратили на боевые действия, а это нехорошо. К Новой земле попадем засветло, но полностью разгрузиться до темноты не успеем, почти ручаюсь. В ночь Дофет не выйдет – во всяком случае, я бы на его месте не вышел. Это вам не Хатегат, маяков нет. Еще большая потеря времени. И виноват только я сам. Мог бы предвидеть такую задержку. Орден Большого Лаптя мне за это, по совокупности заслуг.

А какие еще итоги? Неплохие: гранатомет опробован в боевых условиях, доказана его высокая полезность в хозяйстве. Правда, в руках Вахана, и надо бы еще проверить, как оно будет с менее талантливым комендором. Кстати, само слово нужно ввести в практику. И все равно: победили мы с хорошим запасом, не пуская в ход и половины наших возможностей. Доказана невозможность подобраться к нам незаметно на веслах – при наличии постоянной вахты из макустиков, разумеется. Причем на вахту даже необязательно ставить Сарата: можно подготовить кого-то без магических способностей.

А что отсюда следует? То, что при проектировании следующего корабля не надо так заморачиваться скоростью. Правда, есть один минус: если у моего будущего океанского корабля будет скорость меньше, чем у «змея», противник сможет организовать одновременную атаку несколькими кораблями, а то и всей эскадрой разом. Ну и что с того? Поставить пару или даже четверку гранатометов, так они помножат на ноль эскадру хоть в два десятка вымпелов. А такую, вполне вероятно, противники и не соберут. Вывод: можно изменить обводы в пользу большей ширины, что добавит остойчивости и безопасности при штормах. Да, думать надо и даже очень надо. Хотя… мои тактические выкладки не худо бы проверить.

– Сарат, не пора ли поворачивать?

– Уже начинаем, командир.

– Тогда вызови ко мне Тарека.

Тарек тоже принял стаканчик-другой, но по нему было почти не заметно.

– Есть тактическая задача, друг. Вот представь себе: у нас есть корабль океанского класса, длиной, скажем, ярдов шестьдесят, вооружение – четыре гранатомета. Скорость меньше, чем у «Ласточки»… миль тридцать в час, не больше. Или даже двадцать пять. Задача: можно ли отбиться без потерь от эскадры «змеев»? Их двадцать, мели и прочие обстоятельства не мешают.

– Я не моряк, командир. Но попробовать рассчитать можно. Вот взять хотя бы сегодняшний бой: по моим наблюдениям, у Вахана ушло по пяти секунд на поражение цели…

«Местных секунд, – так и не приучился я полноценно оперировать местными единицами измерений, – а практическая скорострельность – не более одного выстрела в две земных секунды».

– так что, считай, за четверть минуты…

«То есть за пятнадцать земных секунд, с запасом», – мысленно поправил я.

– …пять вымпелов на дрова пойдут. В расчете на один гранатомет, конечно. Внесем поправку на то, что не все стреляют так, как Вахан…

Но даже и с поправкой выходило, что вражья стая лишится хода (как минимум), прежде чем выйдет на дистанцию эффективного поражения из своего оружия. Если, конечно, у противников не найдется чего-то более действенного. Ну да и мы можем усовершенствовать наш кукиш супротив ихней фиги. Выходит, есть смысл потратить время и улучшить вооружение, тогда даже уменьшение скорости не пойдет во вред (в смысле уязвимости). Перечерчивать придется проект корабля, эх…

Как предполагал в расчете по времени, так и вышло. Даже пустив все силы на разгрузку и отказавшись (с большими усилиями) участвовать в празднике по случаю такой замечательной победы, мы смогли выйти из устья Селинны лишь с рассветом, а до Субарака добрались, когда не то что завтрак – обед уже давно забылся. Оставив инструкции, мы помчались как можно быстрее домой. И все равно опоздали: Моана уже уехала на заседание Гильдии магов.

Еще одна сцена, которую я видеть никак не мог

– Да будет милость Морских Отцов над тобой, вождь.

– У тебя есть важные сведения, как мне доложили. Садись сюда и говори.

– Благодарю, вождь. Вчера вечером в Грандир прибыли два «змея» от вождя Дунгхура. Они вернулись с битвы, в которой пытались перехватить известную тебе «Ласточку». Первый из них имел серьезные повреждения корпуса. Второй в бою не участвовал, но подобрал людей с третьего. Этот третий получил настолько обширные пробоины (не считая потерь в экипаже), что не смог дотянуть даже до Грандира. Потери таковы: на первом «змее» у троих гребцов переломаны ребра, еще у одного сломано запястье правой руки, причем маг был настолько занят удержанием течи, что не мог помочь им сразу. На втором «змее» две тяжелые контузии достоверно, еще трое гребцов вылетели за борт и, по-видимому, также были контужены, ибо утонули, еще двоих удалось спасти – те отделались переломами. Пробоина в днище более квадратного ярда, киль сломан. У мага хватило силы держать воду в течение двух часов, после чего он свалился. Разреши доложить выводы, вождь?

Тхрар кивнул.

– На «Ласточке» присутствовал тот, кто владеет магией смерти, его опознали по плащу. И еще, по меньшей мере, с полдесятка людей, имеющих странные амулеты, уже виденные ранее. И все это осталось в бездействии. Вывод: владелец не пустил в ход и половины того, что имел. Причина этого осталась неясной.

– Я могу назвать ее. Владелец уже однажды сказал моим людям, что не желает враждовать с Повелителями моря. Он всего лишь подтвердил сказанное.

– Не характерно для земляных червей.

– Кто тебе сказал, что он из земляных червей?

Молчание. Потом:

– Но кто он тогда?

– Вот это я и хотел бы выяснить. А еще больше: каковы его цели? Но, думаю, это узнать не так просто.

– Если мне будет позволено, я попытаюсь.

– Да будет милость Морских Отцов над тобой. Иди.

Глава 15

Сцена, которую я видеть никак не мог

– Доброго вам дня, почтеннейший.

Ответный кивок. Потом последовало медленное и отчетливое:

– Сегодня у меня переговоры с доктором магии жизни Моаной-ра. Если мне не удастся договориться, я желаю, чтобы вы убедили ее рассказать во всех подробностях, откуда берутся те кристаллы, которыми владеет Сарат-ир.

– Если почтеннейший позволит, Четвертый подойдет и задаст вопрос. Каков будет знак?

– Вот этот.

Знак был магическим. Разумеется, его мог заметить лишь маг. Поскольку Рухим-аг весьма ценил эффективность работы подчиненных, часть его помощников были магами.

Доверенный подчиненный в ранге доктора магии электричества и воды поклонился и вышел.

На душе работали когтями кошки. Однако их надо со всей непреклонностью игнорировать: у людей праздник, мне надлежало быть на уровне. Кстати, по всему видно, что ребята уже слегка начали праздновать.

Пришлось нацепить сияющую улыбку:

– Рядовой Вахан-аб!

– Я!

– Отлично сделано, рядовой!

В соответствии с уставом стрелок вытянулся и рявкнул нечто среднее между «Рад стараться!» и «Дак это я всегда с легкостью и запросто!».

Конечно, одной похвалы мало. Добавить:

– Рядовой Вахан-аб, за проявленное умение в обращении с винтовками и гранатометом вам присваивается звание комендора…

Некоторое оторопение легко прочиталось на лицах всех военнослужащих, кроме Тарека. Разумеется, я слукавил. Нет и не было такого воинского звания, но… пришлось придумать. К счастью, понял это лишь хитрец-лейтенант.

– …каковое звание равноценно сержантскому и дает право командовать расчетом гранатомета, а именно подносчиками снарядов и переносчиками гранатомета, а равно дает право выбирать цель и открывать огонь по своему разумению, за исключением тех случаев, когда это запрещено приказом командира…

Престиж юного комендора взмывал на легких крылах. Этот взлет подогревался неприкрытой завистью со стороны рядового состава.

– …а сверх того, указанное звание равноценно сержантскому во всем, касающемся денежного вознаграждения и иных положенных выплат.

Восторженный рев солдатских глоток, деятельное выбивание пыли из куртки свежепроизведенного в комендоры и… ожидание в глазах. Его нельзя обмануть. Но в последний момент я чуть изменил решение:

– После того как приедет Моана, разрешаю… – короткий мысленный расчет – … открыть четыре бутылки. Сорт – на ваше, ребята, усмотрение. Илора – закуска, надеюсь, найдется?

Исполненный негодования ответный взгляд. Впрочем, его никто, кроме меня, не заметил по причине всеобщей радости. Даже то обстоятельство, что придется слегка подождать, ее не омрачило.

Тут же пришлось убедиться, что среди воинства совершенно ниоткуда появились трезвые. Это высшие чины (лейтенант и старшина) пробились ко мне. У них явно возникли нехорошие предположения, что и подтвердилось вопросом:

– Командир, чего надо ждать?

Пришлось рассказать, с кем именно сейчас ведет переговоры Моана и что это за личность.

Выслушав, мои военачальники переглянулись, и старшина солидно начал:

– Надо подумать, командир, что тут вообще можно сделать…

Еще одна сцена, которую я видеть никак не мог

– Дорогая Моана, доброго вам дня! Очень рад вас видеть!

– И вам, Тофар. Какие у вас новости или вопросы?

– Для начала я хотел узнать, нет ли чего для меня?

– Ничего по вашей специализации.

Намек был прекрасно понят.

– Это не имеет значения…

На этом месте беседа была скомкана. В нее вклинился незаметно подошедший Рухим-аг:

– Вынужден вас прервать. У меня с Моаной назначена встреча.

К некоторому удивлению Моаны, Тофар удалился, распрощавшись в самых вежливых выражениях. Хотя его взгляд подавал недвусмысленные советы быть осторожной.

– Доброго вам дня, почтеннейший Рухим-аг. – Ни на лице, ни в голосе у доктора магии жизни приветливость не проявлялась.

– И вам. Пройдемте, мне с вами надо поговорить.

– Это ВАМ надо, почтеннейший. Я никуда идти не собираюсь, мне и тут хорошо. Не возражаю, если вы установите противоподслушку.

– Вы не в том ранге, чтобы мне дерзить. Я такого не терплю даже от равных.

– Вы во мне нуждаетесь, почтеннейший, а не наоборот. В этом случае ранг не имеет значения. Я внимательно слушаю, хотя сразу предупреждаю: если требуются мои профессиональные услуги, вам придется подождать не менее десяти дней.

Академик сдержался, но с усилием.

– В данный момент меня не волнует магия жизни. Меня интересуют ваши кристаллы.

– Они для вас почти бесполезны, почтеннейший, с их узкой специализацией. К тому же я не намерена их продавать.

– Не пытайтесь притворяться дурой, Моана, у вас плохо выходит. Речь идет о тех кристаллах, благодаря которым известный вам Сарат-ир – полная бездарность, спешу заметить, – стал лиценциатом и более того, намерен защитить магистерскую диссертацию. Такие кристаллы должны иметь выдающиеся характеристики – раз уж они делают посредственного бакалавра магистром по магической силе. Если быть точным, мне нужны даже не кристаллы, а их источник.

– У вас есть возможность зачерпнуть из этого источника, почтеннейший. Обращайтесь к купцу Морад-ару, – вы ведь его знаете? – он как раз такими торгует. Надеюсь, вас не смутит тот факт, что я сама у него покупаю? К вашему сведению: вы недооцениваете способности моего мужа Сарат-ира.

– Ваш очередной муж – универсал. Следовательно, он никто, нуль. По своим природным способностям как был бакалавром, так им и останется. Поэтому он меня совершенно не интересует…

Не было сказано вслух, но отчетливо подразумевалось: «к счастью для него».

– …а нужен мне не Морад-ар, а совсем другой человек. Вам назвать его имя или сами догадаетесь?

– Сколько у меня мужей и кто они такие – мое личное дело, почтеннейший, и, полагаю, вас оно ни в какой мере не касается. Имя можете не называть, я его и так знаю. Что же именно вы хотите?

Многочисленные знакомые обычно полагали эту женщину вздорной, вспыльчивой, взрывной, импульсивной. Лишь немногие знали, насколько она может быть расчетливой. Однако сейчас аналитическое искусство особо почтенной осталось почти не востребованным. И так было ясно, что академик настроен более чем решительно; вопрос лишь, насколько именно. Не будь при ней алмаза, она бы на такое не отважилась – но мощь этого кристалла дала возможность слегка обшарить мысли почтеннейшего без его ведома и (самое главное!) тщательно затереть следы такого вмешательства.

– Мне нужно, чтобы Профес-ор снабжал меня и только меня кристаллами надлежащего качества по справедливым ценам.

– «Справедливым», надо полагать, значит «назначаемым вами», почтеннейший?

– Именно так. Ему вполне хватит на жизнь, заверяю вас.

– Ваши заверения недорого стоят, почтеннейший. То, что вы полагаете достаточным для проживания, другой человек может оценить совершенно иначе. Впрочем, сейчас у меня еще один весьма важный вопрос: а что останется мне?

– А вы… вместе с вашим мужем… отойдете в сторону и не будете мне мешать. Тогда вас никто не тронет.

В другой ситуации Моана уже закруглила бы разговор, но для проникновения сквозь щиты Рухим-ага даже ей требовалось время. И она предпринимала все усилия, чтобы его выиграть.

– Что касается НАШЕЙ безопасности, то ВАШЕГО слова для этого совершенно недостаточно, почтеннейший. Думаю, вы и сами это знаете. Но есть еще обстоятельство, которое мне крайне неприятно. Вы требуете оказать вам услугу, не предлагая за нее никакой платы. Так дела не делаются.

– Вы не в том положении, чтобы торговаться. Я ведь могу и пересмотреть условия.

– А я, почтеннейший, могу подумать, что сообществу магов жизни станет очень интересно содержание нашей с вами беседы. Реакцию сами представите или вам объяснить подробно?

– Никто за вас не заступится. И знаете почему? Ваш… МУЖ… а вслед за ним и вы суть угроза стабильности. Что касается него, то маг должен иметь тот ранг, который соответствует его способностям и знаниям. Повторяю, его уровень – бакалавр и не более, поскольку он универсал. Используя кристаллы, он сумел достичь ранга лиценциата. Такое еще можно было бы стерпеть, но он, насколько мне известно, замахивается на магистерскую диссертацию. О желтой ленте пусть забудет, это не обсуждается. Но если вы хотите, чтобы его лишили и лиценциатского диплома – могу устроить, мне стоит лишь поставить вопрос на ближайшем заседании Академии. Вы также угрожаете стабильности нашего общества: хотя бы тем, что поставляете эти самые кристаллы… тому, кто не должен их получать. Уж не говорю о том, что вы в подчинении этого Профес-ора, ранг которого неизвестен. Мало того: я не уверен, что у него вообще есть хоть какой-то магический ранг.

– Я вижу, вы не в ладах с логикой, почтеннейший. Вы уже достигли наивысшего из рангов, который, надеюсь, соответствует вашим способностям и знаниям. Следовательно, вам кристаллы ни к чему. Что до Профес-ора, то я ему подчиняюсь не потому, что он поставляет кристаллы, а по другим причинам, знать которые вам совершенно необязательно.

Моана нарочно выводила академика из себя, но отнюдь не по причине стервозности характера. Она знала, что в состоянии гнева внимание рассеивается. Ее худшие подозрения оправдались. Как только Рухим-аг получит отказ, он тут же начнет силовые действия.

– Предупреждаю в последний раз: если я доберусь до источника кристаллов без вашей помощи, то использую все возможности, чтобы вы и ваши близкие в дальнейшем не стояли у меня на дороге. У меня в распоряжении достаточно сил, чтобы изловить этого вашего Профес-ора в считаные дни.

Тут Рухим-аг отвлекся. К нему мелкой рысцой подбежал помощник в ранге магистра, прошептал на ухо короткую фразу, получил в ответ кивок и убежал. Само собой разумеется, доктор магии жизни не могла рассчитывать, что ей удастся пробить защиту от подслушивания, установленную на уровне академика, так, чтобы сам академик этого не заметил. Собственно, не было необходимости во взломе защиты. Заданный вопрос она прочитала своими методами, а сказано было: «Можно действовать?»

Заметание следов вмешательства магии разума тоже требует времени. Только поэтому доктор магии затягивала переговоры (со всей осторожностью, конечно).

– Сомневаюсь, почтеннейший, что изловить человека, который путешествует по Великому океану, можно быстро. И уж точно не завидую тем, кто попытается это сделать.

– Вы не боевой маг, Моана. Насколько мне известно, он тоже.

– Мне кажется, почтеннейший, что вы уже в который раз недооцениваете противостоящие вам силы…

Поначалу она думала припугнуть академика, но потом решила, что пусть уж лучше он недооценит командира.

– …но пока что оставим Профес-ора в покое. Сейчас речь пойдет обо мне. За один сегодняшний вечер я наслышалась угроз больше, чем за… очень долгое время, короче. Напоминаю еще раз: магов жизни мало, они все друг друга знают и отнюдь не привыкли к такому обращению.

– Могу вас уверить, что сообщество магов жизни ни в малейшей степени не заинтересуется вашей судьбой. У него будут на то причины.

Работа была сделана. Пропала необходимость продолжать переговоры. Моана встала с кресла. Теперь в ее голосе отчетливо лязгала сталь:

– Не советую, почтеннейший. Не советую делать то, что вы задумали. Вас съедят.

В Гильдии вряд ли нашелся бы маг, считающий Моану-ра дурой. Рухим-аг не был исключением. В частности, он был уверен, что собеседница прекрасно представляет себе и может сравнить свои и его возможности, и потому предположил, что именно ожидаемая поддержка от других магов жизни и есть причина столь твердой уверенности в себе, но при этом совершенно неверно определил душевное состояние особо почтенной. В оправдание ему стоит заметить, что пересчитать тех, кто правильно бы оценил умонастроение Моаны (в данный момент), можно было по пальцам двух рук.

Доктор магии жизни пришла в бешенство. Возможно, именно оно было причиной двух ее ошибок. Правильно рассудив, что академик уже отдал приказ о ее захвате, она, в свою очередь, недооценила оперативность действий противника. Второй ошибкой, проистекавшей из первой, было то, что, выходя из здания Гильдии, она не подумала включить амулет мощного телещита.

– Какие варианты предлагаете? Старшина?

– У нас есть связь по магофону. Запросить ситуацию.

– Если сигнал магофона заверещит посреди разговора, это нехорошо выйдет. Да и беспокоюсь: вдруг все же есть возможность перехватить разговор другим кристаллом? Тарек?

– Выехать навстречу. И все места, пригодные под засаду, проверить. Кстати, дорогу я знаю, не так много там мест, где можно организовать такое дело. На каменном мосту, на деревянном мосту, возле россыпи… ну, ты знаешь. Да, еще там, где лес вплотную к дороге, это мили три.

– Допустим. Сколько человек под эту задачу?

– Семеро, считая меня. Винтовки, натурально. Но быстро ехать не сможем: к местам, где возможна засада, подходить надо медленно. Вот кстати, командир: каков состав предполагаемой засады?

– Два арбалетчика обязательны. Без них мага не взять. И еще трое магов в поддержку, это минимальный состав. Так мне сказали.

– На месте Рухим-ага я бы послал одного наблюдателя, чтоб держался подальше и информировал работодателя, ежели что пойдет не так. Вот кого упускать нельзя.

– Легко сказать. Если он со стороны города – как перехватишь?

– Двоих с винтовками в обход.

– Зависит от местности. Если засада у моста и со стороны города, то еще можно что-то сделать, если с нашей стороны – никак не обойти.

– Эти рассуждения без толку, ребята. Где засада, мы не знаем…

Я мысленно прибавил: «…и еще не факт, что она вообще есть – моя паранойя здорова приврать».

– …так что у нас как раз тот случай, когда надо действовать по обстоятельствам. Еще момент: у нас не все трезвые…

С чистой совестью можно было бы сказать «все слегка нетрезвые». Если не считать меня самого, но мне-то как раз не суждено ввязаться в битву.

– …посему особо меткой стрельбы ожидать нельзя.

– Преувеличиваешь, командир. Ладно, пусть не на пятьсот ярдов, но уж на четыреста верным делом попадут. Меня другое волнует: надо бы кого знающего из противников живым брать. А как?

– Принцип простой: наносить ранения, чтоб противник, пытаясь с ними справиться, довел себя до истощения. Но Темный, знаешь ли, в мелочах. Да вот пример: на вражеском маге не будет крупными рунами написано: «Я истощен, вяжите меня»…

Синхронный хрюк.

– …на этом и может кого из наших подловить. Как с этим бороться – сам не знаю.

– А Сарат тут не может помочь?

– К нему вопрос, не ко мне. Или к Арзане.

– Хочешь сказать, что без мага на дело идти нельзя?

– Без мага жизни нельзя, вот как. А у нас выбор небогат.

– Сарата мы знаем. Лучше бы с ним.

– С ним как раз хуже…

Эту мысль я не успел довести до конца. Из гранильной мастерской отчетливо донесся омерзительный звук магофона.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю