332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Федоренко » Ничего себе Поездочка или Съездил блин в Египет (СИ) » Текст книги (страница 9)
Ничего себе Поездочка или Съездил блин в Египет (СИ)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:47

Текст книги "Ничего себе Поездочка или Съездил блин в Египет (СИ)"


Автор книги: Александр Федоренко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

– Леха, а ну-ка посвети мне – попросил Савелий, подходя к следующему участку стен, который обследовал. – Тут, похоже, текст с какими-то сведениями…

Алексей быстро направился к нему, и включил фонарь, потому что света от палочек, было недостаточно. Некоторое время, они, молча, взирали, на иероглифы, аккуратно вырезанные на поверхности стены.

– Акил, что я не могу разобрать – иди, прочти – вскоре послышался голос Савелия – тут вроде, про Нил что-то.

Египтолог, оставив свой участок стен, где тоже что-то читал, подошел к ним. Несколько секунд всматривался, на ходу переходя на инглиш, проговорил:

– Ну, я вам переведу общий смысл, а не дословно…. Ну значит так, тут сказано; – что когда великое Сахарское море исчезло, а Нил стал впадать в Средиземное море, племена из Ливии заняли его дельту, а эмигранты из Абиссинии двинулись на север. В Верхний Египет, принеся с собой знания правивших ими, небожителей. Божественные цари ушли из Египта, когда беженцы из Абиссинии обосновались на Ниле – их новые города, получившие общее название Нижнего мира, появились у истоков Нила и в горах, в частности Синайских, между которыми поддерживалось сообщение водным путем, через туннели…

– Подожди – перебил Алексей – значит, все эти пески раньше были морским дном?

– Когда-то, безусловно – ответил египтолог – здесь было море, захватывающее часть Ливийской равнины, потом стало озером… о нем есть какие-то упоминания. А о великом Сахарском Море, есть упоминания в одной из книг Гермеса Трисмегиста. Там помещен рассказ бога Тота о пирамидах, стоявших когда-то на берегу моря, «волны которого в бессильной злобе бились в их основания», что свидетельствует, как о размерах Сахарского моря, так и о великой, древности египетской цивилизации.

– Это все конечно интересно – влез в разговор Тимур – но вы сможете вернуться к изучению этих памяток и позже. А сейчас ищите то, что поможет нам идти дальше.

Савелий и Акил, вынужденно прервали свое изучение, и принялись быстро переходить от одного текста к другому, проглядывая самые необычные наборы иероглифов.

– Агхом!! – Неожиданно сказал Джамиль, что означало – «вот они» – и все обернулись к нему.

– Что-то есть? – Подбегая к Луксорскому профессору, поинтересовался Тимур – давай читай…

Но тот в английском языке, был не силен, потому только развел руками, тогда переводить с арабского языка, стал свободный от дел Бадру. И получился смешной до жути перевод. С древнеегипетского на арабский язык, потом на инглиш, а усваиваться все должно было на русском. В наушниках Алексея, после каких-то невнятных фраз, раздался, чуть звенящий от возбуждения голос Бадру:

– Если ты не внял предупреждению, о Идущий путями сокрытыми, будь готов познать, «Ярость Пламени», «Буйство Вод», и Гнев Металла, но если и они, не убедят тебя повернуть… то «Дыханием Смерти» будешь ты обречен, угаснуть. В муках познаешь Жажду Пустынь, великую сухость земель. Но не надейся на облегчение, в посмертии, тебе тоже не будет покоя…

– Еще одна страшилка – скептически хмыкнул Тимур, как и всегда перебивая говорящего – ну в древние времена, может, это и представляло страшную опасность. Но с нашими костюмами, и оборудованием нам ничего не грозит. Поэтом ищем проход дальше.

      Делать нечего стали искать, тщательно исследуя уже и сам пол, и его стыки со стенами. Но по все видимости, этот зал таил в себе какой-то секрет, потому то, ни нажатия на выпуклости, ни прощупывание иероглифов, на предмет подвижности, ничего не дали. В конце концов, Лехе надоело, и он даже пару раз стукнул по стене кувалдой, пытаясь понять разницу в звуке, а затем, отчаявшись, уронил ее на пол.

И тут небольшая плита, куда ударил боек, чуть опустилась, внутри стены послышался тихий скрежет, а небольшой, вертикальный блок, неожиданно утопился в стену, и съехал набок, Леха, как ужаленный отскочил назад, но из темноты ничего не влетело, и не вскочило, но ведь могло. Вздумай древний изобретатель, оставить там механизм самострела, выпускающий дротик или стрелу, не помог бы и костюм.

Осторожно приблизившись, Алексей поднес к проему светопалочку, но толком ничего не увидел, зато луч от так, и не выключенного фонаря, выхватил из темноты, небольшую нишу в конце открывшегося коридора, и в ней что-то тускло блеснуло. Присмотревшись. Леха заметил там, нечто напоминающее вазу или урну, хотя он бы сказал, что там стоит кубок, который дарят чемпионам.

– Золотой сосуд вроде там, в конце – неуверенно проговорил он – но больше ничего не разглядеть…

Все тут же бросились к нему, включая нашлемные фонарики, и поднося световпалочки ближе к темноте за порталом. Узкое помещение стало видно полностью, и ни чем особо, не выделилось – ни облицовки, ни росписей, ни резьбы. Тимур, демонстрируя свою догадливость, подобрал лежащий на полу каменный шар, и словно в боулинге, накатом швырнул его в проем. Ни чего не произошло, шар просто прокатился до конца коридорчика, и замер на месте. Выждав некоторое время, туда двинулся Ахмед. За ним осторожно пошел Бадру, его пропустил Алексей, чтобы поднять упущенную кувалду, и лишь потом идти дальше. Борис подхватил лом, и, держа его как копье, двинулся следом за ним. Удостоверившись в безопасности, за ними прошли и остальные.

Бадру обойдя Ахмеда, подошел к нише и, протянув руку, взял кубок, в тот же миг из стен ударили мощные струи огня, и не будь ткань костюмов огнестойкой, стали бы всем девятеро живыми факелами. Все произошло так быстро, что среагировать никто не успел, только Савва, заорал:

– Поставь на место!!!

– Run!!! Бегите!!! – Крикнул Алексей, толкая вперед Ахмеда.

Благо дело дальше был не тупик, если свернуть направо в огненном зареве стал виден выход из узкого помещения, и Ахмед, пригнув голову, ринулся туда. По дороге он увлек Бадру, все еще держащего кубок, и они вместе вывалились в темноту, спасительного проема. Леха бежавший следом за египтянами, чуть замешкался, перехватывая кувалду сразу под боек, и пытаясь понять – куда бежит, но сзади налетел Борис, которого в свою очередь, тоже толкнули. И они, не удержавшись, повалились на не успевших, прийти в себя, и подняться арабов. За ними прорвались и остальные, но, не заметив в темноте упавших товарищей, тоже растянулись на каменном полу. Алексей извернулся, и перекатился на другой бок, потому что под ним оказался лом, который химик не бросил даже в такой спешке. Впрочем, как оказалось позже, никто ничего не бросил, а сейчас Леха просто отодвинулся к ближайшей стене, таща за собой кувалду, чтобы ни дай бог, кто-то об нее не покалечился – им вообще сильно повезло, ничего себе не переломать.

Туша друг друга – потому что рюкзаки воспламенились стали осматриваться. Леха опираясь на стену и кувалду, попробовал встать, но его кто-то схватил за руку, обернувшись, он увидел химика.

– Воздух! – Сдавленно прохрипел Борис – и показал пальцем назад.

Алексей решил, что тому нечем дышать, и лихорадочно соображал, что же делать, но тут химик добавил:

– Огню было в чем гореть.… Надо взять пробы…

– А-а – только и вымолвил Леха – надо, а то тоже задыхаюсь…

Наконец встав на ноги. Алексей помог подняться Илоне, подал руку Савелию, затем Ахмеду, и в свете чудом уцелевших, но сильно оплавленных фонарей, они принялись дальше тушить уже почти сгоревшие рюкзаки. Помимо сбивания пламени, надо было еще попытаться спасти драгоценную поклажу, и хотя они еще не осознали, что ждет их впереди, но старались сохранить, и взятую с собой воду, и личные вещи.

– Мне надо сделать анализ – все повторял Борис – может тут есть запасы воздуха…. Или как-то древня система его получения в замкнутых пространствах.

– Да погоди ты.… Давайте хоть осмотримся – выдавил из себя Савелий – все хоть целы?

– Да, да, да – послышались голоса в наушниках – только чуть барбекю из нас не сделали – истерически засмеялся Тимур – если бы ни костюмы – все люди-гриль.

Наскоро осмотрели друг друга. Покрытые копотью, и пятнами гари, люди, с перепуганными скрытыми за стеклом лицами, вот что увидел, каждый член команды. Леха попробовал осмотреться, но после огненной купели, ужасно хотелось пить, и это отвлекало мысли. Сетуя, что этой проблемой конструктора костюмов не озаботились. Алексей облизнул пересохшие губы и мысленно выругался, что не придумали что-то сами, но это надо было делать в лагере, а сейчас попить, не снимая шлема, было невозможно, хоть пластиковые бутылки и уцелели. Правда их покорежило, но вода не вытекала. Немного покусав язык, чтобы выработать хоть каплю слюны, Алексей, все-таки, поповорачивался в разные стороны, стараясь под лучом фонаря, рассмотреть, где они очутились.

– По ходу это была «Ярость Огня» – отдышавшись, пробормотал он – не хочу, и представлять что будет дальше.

– Быстро же, сбылось предупреждение – хмыкнул Димон – теперь боюсь не то что, сделать шаг в сторону, а даже пошевелится.

– Будьте все предельно осторожными! – Предупредил Савелии, говоря по-английски – следите за каждым своим шагом. Бадру, а ты, если решишь еще что-то потрогать или взять, привязывай крепкую нитку, и дергай издалека.

– Я вообще не буду больше, ни к чему прикасаться – ответил египтянин, облокачиваясь на стену, чтобы положить добытый кубок, в уцелевший только у него, рюкзак, и тут же отпрыгнул, потому, что чуть выступавший оттуда кирпич внезапно стал на место, и проем откуда они только что выпали, закрыла опустившаяся сверху каменная плита.

– Бадру… !!!

– Бадру какого…?

– Бадру …ты мудак!

И египтянин услышал, восемь совсем не лестных отзывов о себе, на двух самых ярчайших языках мира.

– Гребаный ты ишак! – Растеряно протянул «Береза» – как можно было в темноте, надавить на тот самый, нужный кирпич… Пьтфу ты…

– Аллах свидетель – я нечаянно…

– Да никто и не говорит, что ты спецом – проворчал Алексей, пробуя каменную преграду, бойком кувалды. – Можно попробовать разбить – с сомнением произнес он – только вот я не заметил, какой она толщины. Борис, а ну попробуй ломом поддеть…

– Да она зараза, в паз вошла – наклоняясь к полу, проговорил химик – подогнано так, что и перочинный нож едва пройдет. Да и весить она может с пол тоны…

– Боюсь, мы в любом случае не успеем – как-то очень спокойно проговорил Акил, поворачиваясь то направо, то налево, а затем посмотрев на потолок.

– Это еще почему? – Поинтересовался Тимур, сходя вниз по короткой, всего в три ступени лестнице.

– Потому что мы в мышеловке. Это квадратная, герметичная камера, и… вы слышите этот звук?

– Какой еще звук? – Прекращая простукивать плиту, и прислушиваясь, спросил Алексей.

– Буйство Вод! – Прошептал Савелий, но так, что его услышали все – похоже, это наш последний в жизни заплыв…

– Нет!!! – Закричала Илона и принялась стучать кулачками в запертую дверь – Нет, нет, мамочки!!! Не хочу… Вы-пус-ти-те!!!

Из незамеченной ранее, каменной трубы под потолком, донесся рокот, и стало понятно, что затопление уже неотвратимо.

Ахмед!!! – Заорал Тимур – подствольник есть? Бадру переводи! Если есть – пусть заряжает.

– Ты сдурел? – Накинулся на него Борис – там же осколочные заряды, живую массу поражать, нас всех посечет... Лучше осмотрим пол… давайте ищите.. люк, заслонку, хоть что-нибудь!

Лихорадочно заметались лучи фонарей, в темноту полетели бесполезные теперь палочки, давая осмотреть, почти всю квадратную камеру. Кто-то светил, на стены, ища там хоть какой-то неровный выступ, или вмятость, кто-то освещал потолок, в надежде, что там может быть, окно или люк. Джамиль тыкал во все камни подряд, надеясь открыть хоть какую-то щель, через которую можно было бы улизнуть. Но времени не хватило – с ревом и клокотанием, из трубы сильным напором, хлынула вода, и камера стала быстро заполняться. Но люди есть люди, уже стоя практически по пояс в воде, они продолжали искать.

– Если получится, пробуйте пробиться, в то отверстие, откуда поступает вода – крикнул Савелий – как только камеру затопит, приток должен уменьшиться и иссякнуть.

– Постарайтесь, сохранить, хоть что-то – закричал и Леха – выживем пригодиться.

Краем глаза он заметил, что Бадру все это время при помощи кирки, пытался вытянуть обратно, нажатый им кирпич, но принцип замка видимо был такой, что открыть можно было, только с другой стороны двери, которая могла весить и тонну. Мелькнула скоротечная и несвоевременная мысль – что будь они просто заперты, может быть, и придумали бы как выбраться, но сейчас это уже не важно. С досады, от осознания, что наступает настоящий конец, и чуда похоже, не предвидится, Алексей схватил кувалду, и начал быть по всем каменным блокам подряд, безумно надеясь если не найти скрытый рычаг, то может быть нарушить кладку, и под давлением воды выдавить блок наружу.

В одном месте, где-то на уровне солнечного сплетения, стена пошла вязью мелких трещин, и Леху, уцепился за этот крохотный шанс, стал наносить поистине богатырские удары, в висках застучали тревожные молоточки, и он крикнув:

– Борис ко мне! Ломом помогай!!!

Химик со всех ног, расталкивая воду, бросился к нему, и словно копьем принялся, бить ломом. Бадру тоже подскочил, и видимо пытаясь, искупить свою провинность, заработал киркой, так, усиленно что, наверное, никогда бы не смог повторить такие усилия.

– Бадру, бей в стену под углом – заорал Борис – чтобы я потом ломом…

Говорят в минуты смертельной опасности, у некоторых людей открываются резервные силы организма – перепрыгивают огромные расстояния, в одиночку поднимают автомобили, голыми руками разгибают прутья кованых решеток, или бегут, так что обгоняют гепарда. Видимо и тут, сработало нечто подобное, а может, всему виной была конструкция пирамиды, но усилия троих парней, не пропали даром. Сила неистового желания и утроенная мощь ударов, давали свои результаты – огромный каменный блок, с трудом, но подавался – вдвигаясь вовнутрь стены,

А вода все поднималась. Вот уже по грудь самому высокому Ахмеду, не говоря уже о низкорослом Борисе, еще чуть-чуть, и им придется плыть.

– Борис теперь использую лом как рычаг – крикнул Савелий – вбей его между блоком и стеной и дави!

Он подскочил к непомнящей себя от усилий троице, и, выхватив лом, из обессиленных рук химика, принялся помогать. Леха почувствовал, как ноги отрываются от пола, последние несколько ударов, он и так нанес сквозь плотную толщу воды, а теперь еще и это. Он присел, и, перехватив кувалду, и бил уже торцом бойка, не в замахе, а просто от себя вперед. Теперь только усилия Савелия и его собственные могли, спасти всем жизни.

В висках стучали уже не молоточки, а кузнечные молоты, в ушах бухало нарастающее давление, Леха задыхаясь, уже не бил, а просто налегал на рукоять кувалды, всем телом и пытаясь додавить плохо поддающийся блок, на ту сторону.

– Еще чуть-чуть – прохрипел он в момент, когда высунул голову – помогайте давить…

Подплыл Джамиль, нырнул, и вместе с Саввой они налегли на лом, уже полностью под водой. Невероятно напряжение мышц, в голове затухают все мысли, и последним неимоверным усилием, они таки его продавили. Грохот падающей на той стороне, выбитой глыбы, рев бурлящей воды, подстегивающие крики товарищей, все смешалось, Алексей вставил перед собой кувалду, и позволил гигантской струе увлечь себя в образовавшуюся дыру.

А дальше он уже ничего не запомнил, то ли ударился головой, то ли вконец обессилел, но сознание видимо потерял, еще по эту сторону стены.

…В себя Алексей пришел, от звуков смеха с истеричными нотками, очень сильно смахивающего, на смех сумасшедшего. Перед глазами стояла красная пелена, но дышалось почему-то легко и свободно, а тот же голос, который смеялся, проговорил:

– Двадцать первый век – нанотехнологии, робототизированное производство – а нам спасли жизнь… кувалда и лом – а-ха-ха – вновь залился смехом знакомый голос – по которому Леха признал Тимура. У вас теперь будут новые погоняла – Лом и Кувалда... ха-ха-ха.

Алексей со стоном сел, и ощупал лицо – шлема на голове не было, но дышать вроде бы как-то удавалось. Он протер глаза и посмотрел вокруг себя, услышав реплику Бориса:

– Тимур, возьми себя в руки – и без тебя тошно. Леха ты как?

– Башка гудит – ответил Алексей – и перед глазами, круги разноцветные . Все выбрались?

– Да – послышался голос Савелия – благодаря тебе, между прочим. Хорошо, что в костюмах были, иначе бы захлебнулись. А так, все живы, все целы, отделались только ушибами, да синяками. Ну и нервы понятно подлечить придется…

Зрение, наконец, наладилось, взор прояснился, и Леха начал различать окружающие его силуэты. Зрелище было печальным, если не сказать больше. Посреди огромной лужи, лежали и сидели Лехины товарищи, по несчастью. Обессилевшие, жалкие, но несказанно счастливые – несмотря, ни на что, они выбрались! Зал чем-то тускло освещался, но как ни присматривался Алексей, источники света не обнаружил. Странностей становилось все больше...

Он снял перчатки, и принялся стаскивать с себя костюм, собираясь выкрутить промокшую одежду, потому как она промокла до нитки. Ведь вместо сапог, все надели кроссовки, и перчатки были ни те.

– Надо собрать все, что удалось сохранить – тем временем, устало проговорил Савелий – и посмотреть, что мы имеем. Приводите себя в порядок… ну насколько это возможно, и нужно будет вернуться назад, подобрать все что уцелело.

Алексей, раздевшись до пояса, выкрутил футболку, тупо осмотрел разбитое стекло своего шлема, и спросил:

– А как мы дышим то?

– Не знаю– охая, ответил ему Борис, державшийся за бок, – наверное какие-то древние штуки, все еще работают.… Дышится довольно хорошо, несмотря на то, что мы глубоко под песком. А вирусы и грибки уже бояться не чего, если что-то тут и было, мы уже это вдохнули…

– Обрадовал… – фыркнула Илона, осматривая свой, маленький прибор, который так и не выпустила из рук.

Алексей не одеваясь, разулся, вылил воду из кроссовок, затем, вновь надев их на ноги, принялся осматривать весь валяющийся мусор, который принесло сюда водой. Отыскал бутылку с водой, открутил крышку, и, припав жадно к горлышку, выпил несколько больших глотков. Затем отправился исследовать окрестности.

Зал с колоннами, вот как, можно было назвать помещение, куда их вынесло водным потоком. Только колонны эти были не круглыми и не рельефными, а прямоугольными, довольно простыми, словно литыми, из доисторического бетона, видимо являющиеся несущими конструкциями, всего гигантского сооружения, или какой-то его части. У стен стояли ряды вытесанных из камня величественных статуй, но, ни шикарной росписи, ни письмен нигде не наблюдалось. Лишь в центр потолка было помещено изображение Луны, которое ни с чем нельзя было спутать, потому что древние зодчие разместили там даже кратеры…

– Лунный Зал что ли? – Промелькнула скоротечная мысль, но поскольку сейчас, было не до того, Леха, просто отодвинул ее, на потом, и принялся бегло осматривать стены.

Некоторое время, покружив по залу, он, обнаружил тот вываленный ими блок, и прямоугольную дыру в стене. Подойдя к проему, Леха заглянул в него, но кроме темноты ничего не увидел. Зато между стеной и выпавшим блоком, обнаружились несколько упаковок хлебцов и чипсов, взятых ими с собой.

– Эй, народ! – Повернувшись лицом к товарищам, показал он свою находку – давайте в кучу, у кого что есть – надо подкрепиться. Потом уже постараемся выудить оттуда – он кивнул на проломленную стену – свои вещи.

Припасов уцелевших после катания на «водных горках» естественно оказалось не так много. Да их и брали то чуть-чуть. Но, тем не менее, у них оказалось: три больших пачки чипсов, упаковки хлебцев, что дают в самолетах, пакет ореховой смеси с изюмом, с десяток упаковок печенья «супер-контик», пачка сушеных бананов, и пакет засушенных фиников. А еще семь пол-литровых бутылок и литровая военная фляжка с водой, которые сохранились на поясах, и банка тоника, которую Бадру, нес в своем, единственно уцелевшем рюкзаке. Правда, еще уцелел подсумок Ахмеда, но у того там были только боеприпасы.

– Не густо, но хоть не пусто – Проговорил Савелий – давайте подкрепимся, но чуть-чуть, думаю, не все прямо так проголодались… Припасы надо беречь.

Некоторое время, все сохли и ели, сидя прямо на своих же снятых защитных костюмах, одинокие путики в зале из другого времени, которым еще предстояло решать, что они будут делать дальше.

– Прямо таки проходим курс по выживанию – усмехнулся пришедший в себя Тимур – осталось еще, научиться добывать себе пропитание и разводить костер, из ничего.

– Из чего костер? И какое пропитание? Разумней всего, будет вернуться, и попробовать открыть ту запертую дверь – проговорил Борис.

– Это придется делать по пояс в воде – чуть помедлив, сказал Алексей – воды вытекло не больше половины… Можно конечно попробовать взорвать, если у Ахмеда есть динамит…

– Откуда тут вообще вода? – Размышляя вслух, подумала Илона.

– Наверное, какой-то подземный источник – ответил ей Савелий – мы же в оазисе – их тут много.

– Надо отыскать чемодан Бориса – проговорил, думающий о чем-то своем, Бадру – если уцелели его пробирки, и все такое… то сделать анализ воды, если она пригодна для питья – пополнить наши запасы.

– Ты никак дальше идти собрался? – Удивилась Илона – мало нам что ли?

– А если дверь не откроем, даже если попробуем? – Вопросом на вопрос ответил египтянин – так что пока одни будут заниматься дверью, остальные могут собрать уцелевший вещи, и попробовать их наладить. Что твой ноут включается?

– Я еще не сошла с ума, чтобы пробовать. Батарею вынула, пусть он просохнет. А в плане радаров и сканеров, мы пока слепые, как котята.

Поев, все оставшиеся продуты сложили в рюкзак Бадру, и, проверив работающие фонари, принялись по-новой натягивать костюмы. Затем, уже без шлемов, просто надев на головы ремешки с фонариками, помогая друг другу, пробрались назад в затопленную комнату. С этой стороны оставили только Илону и Тимура, чтобы те, принимали все утерянные вещи, которые смогут разыскать.

– Как думаешь, скоро ли нас пойдут искать? – Сбросил у Алексея Борис – лучом фонаря освещая поверхность, уже успокоившейся воды.

– Ну, как только сильно обеспокоятся – ответил Леха – хороших новостей они не дождутся, и ближе к вечеру, пожалуй, тревогу забьют. Пока соберутся, пока выдвинутся, в общем, не раньше, чем часов через шесть…

Пока Бадру, Борис, Савелий, Акил, и Леха бродя по воде, искали потерянные вещи, Ахмед и Джамиль осматривали дверь. И через некоторое время – Бадру переводя, сообщил неутешительные новости:

– Плита мощная, заряд взрывчатки, должен быть большой, а у Ахмеда только одна динамитная шашка. Тут бы пластит, тогда бы, может, и вскрыли… Можно, еще, попытаться выбраться, через тот тоннель, откуда лилась вода, но надо веревка с кошкой,… а у нас, только веревка и та наполовину сгоревшая. Так что остается только, ждать помощи сверху, или пробовать идти дальше, с тем, что у нас есть.

– Ладно – нехотя сказал Савелий – тогда выбираемся обратно, сохнем и пробуем открыть следующий проход.

В тусклом свете зала с колоннами, и как оказалось вырубленными в камне статуями, они выяснили, что разыскали, практически все, свои вещи. Только вот, оборудование Илоны, стало уже нерабочим, хоть запасные батареи, к фонарям, взятые Лехой уцелели, так как были запечатаны, в прочный целлофан, или полиэтилен, тут «Датый» точно сказать не мог. Нашлись и еще целые светопалочки, как и спасшие жизнь всем участникам этого похода – лом, кувалда, и две кирки, с мотком обгорелой веревки. Так что день они уж точно могли продержаться, а завтра их должны по-любому отыскать.

– Ну что – спросил Савелий, когда все выбрались, обратно, в зал – все согласны, двигаться дальше? Или у кого-то, быть может, есть желание остаться, и подождать помощь…

– Я думаю сидеть тут в одиночестве, мало кому захочется – с нервной ноткой в голосе, хихикнула Илона – так что, давайте подумаем, как открыть, вон ту красивенькую дверь, тем более что искать ее не надо.

Все обернулись в указанную девушкой сторону, где виднелся четко очерченный прямоугольник портала – вход куда-то, перегороженный, массивной плитой двери. Больше видимых выходов, из этого зала, не было, и естественно, пока их никто искать не собирался – нужно было открыть тот, что обнаружился. Собрав все свои вещи, горе археологи, направились туда.

Здесь действительно, все было оформлено массивно, монументально, но не так помпезно, как во времена Среднего и Нового Царств. По обе стороны от арки входа толстенные пилоны, по бокам от них сидящие статуи Инпу и Сетха, а на протяжении всего зала до самого этого портала, вдоль стен застыли каменные сфинксы с бараньими головами.

– Судя по всему, тут чтили Барана – на ходу заметил Савва – как иудеи Тельца… Может это как-то связано с зодиаком, или периодами рассвета по звездным эрам?

– Может – коротко ответил ему, Акил.

Они приблизились к арочному проему, и «Береза» прервал все свои размышления, сосредоточив все внимание на каменной плите, дверного полотна. Оно было украшено символикой, и витиеватым орнаментом. Ровно посередине плиты, на уровне груди Алексея, была прикреплена квадратная пластина, с иероглифами.

– Прямо как «пятнашки» – хмыкнул он, подходя ближе и рассматривая дверь-преграду с этой, то ли таблицей, то ли загадкой – надо правильно собрать… Переставить иероглифы, так чтобы вышла правильная комбинация.

– Это какой-то кодовый замок – проговорил Савелий – и, похоже, мы застряли.

– Ну нет, я не собираюсь просто так сдаваться! – Зло проговорил Тимур, подходя к двери, и начиная двигать, квадратики, на которых, были вырезаны символы различных птиц, змей, веревок, ножей, человеческих ладоней и тому подобное.

– Если бы их было только три – покачал головой Акил – тогда еще были бы шансы подобрать комбинацию, но там целых двенадцать символов. Комбинаций может быть много.

Когда Тимуру надоело и он отошел, его место занял Джамиль, пробуя что-то свое. А Алексею почему-то пришла мысль об обманке, и он принялся шарить за пилонами, и осматривать стены самого проема. Но ничего такого не обнаружил, и с несколько смущенным видом, понажимал на возможные рычаги, и ничего не найдя, тоже подошел к двери. За это время свои попытки успели перепробовать все, кто хотел. Настала очередь Алексея.

Он не стал сразу пробовать смещать квадратики, а просто рассматривал, их и вот, среди всех остальных заметил вроде бы несоответствующий знак. Он был хоть и немного, но крупнее остальных, и чем-то неуловимым, притягивал взгляд. Изображенная на нем, священная птица ибис символизировала Тота – бога науки и магии.

– Хитрый умный маг – вслух проговорил Леха – к тому же ученный, а значит с практичным складом ума… так-так… Савва, а ну напомни, чем там еще Тот знаменит, кроме науки и магии.

– Много чем. Он изобретателя астрономии, медицины и геометрии, автора «Книги мертвых». Тот также служил небесным летописцем, и покровителем Луны -календарь составлялся, на основе лунных фаз. Изображался в виде ибиса, или человека с головой ибиса, увенчанной лунным диском.

– Ага, луна значит его планета – как и моя – проговорил Алексей – я седьмого июля родился – пояснил он. – Ну, тогда тут несоответствие, за ибисом изображено восходящее солнце.… Попробую нажать.

И он не понимая сам, чем руководствуется, ткнул пальцем, в выбранный символ, и хорошенько надавил. Послышался тихий щелчок, и звук убираемых и растягиваемых в разные стороны запоров. Каменная дверь с тихим стуком, отъехала прямо в стену, открывая узкое, но довольно длинное помещение, пустое, и более всего похожее, просто на очередной коридор.

– Ну, ты факир – подскакивая к другу, обрадовался Савелий – как додумался то?

– Не знаю, может фильм, какой вспомнил, может игрушку компьютерную, играл в свое время во всякие бродилки по древним замкам... И это делали люди – принцип мышления одинаков.

– Нормально ты наиграл, себе опыта – воскликнул Борис – Димон бы обзавидовался…

Все сразу проявили нетерпение, стали заглядывать в открывшийся проем. И Ахмед, держа автомат наизготовку, тут же двинулся вперед, но Алексей, схватив его за плечо, показал предупреждающий знак – что-то в боковых стенах показалось ему подозрительным. В памяти всплыли фильмы, про всякие там сокровища, спрятанные в глубинах древних храмов, или руинах городов, прежних цивилизаций, когда герои по сюжету сталкивались с разнообразными многовековыми, хитроумными ловушками, и успешно преодолевали их.

Оставаясь, по эту сторону проема, он поудобней перехватил рукоять кувалды, и осторожно дотронулся бойком до первой же плиты, находящейся по другую сторону. Ничего не произошло, тогда Леха, ткнул сильнее, в ту же плиту, а заодно, и следующую. Несколько долгих, невероятно растянутых мгновений, стояла гулкая тишина, все оставалось на месте, а потом из узких, но длинных вертикальных пазов на стенах, выехали острые, огромные, и бешено вращающиеся диски. Они занимали всю высоту от пола до потолка, и их возвратно-поступательное движение, не вдвигало их обратно в стену, и наполовину. Причем расстояние, между ними было таково, что наврядли их можно было, как-то миновать, даже высчитывая временные, промежутки.

– Похоже, рассчитано, не для простого отпугивания – испугано пробормотал Бадру, застывая сбоку от Алексея, и выглядывая из-за плеча приятеля – нас бы технично так, попилило. Порезало бы на вертикальные полосы.

– Ага, пошинковало бы на раз… – выдавил из себя Савелий, выглядывая с другой стороны – как же быть?

– Надо как-то заклинить их – подумав, ответил Алексей – тогда может, удастся протиснуться…

– Или вернуть на места – подсказал Тимур, и так напрашивающуюся мысль – и не наступать, на те плиты…

– Как это сделать? – Хмыкнул Савва – Механизм наверняка хорошо упрятан, и отсюда не доступен. Да и вообще, у всех этих ловушек пружина назад не взводиться.

– А, по-моему – проговорила Илона вы не замечаете очевидного – никто бы не стал устраивать такую западню – намереваясь туда вернуться. А значит, она устроена против тех, кто мог пробираться изнутри. Они боялись кого-то идущего с той стороны. Но и с этой, тоже, защитились от проникновений.

Наступила озадаченная тишина, все стояли, молча глядя на беспрерывное вращение гигантских дисков.

– Или не хотели, чтобы кто-то разграбил их сокровищницу – наконец выговорил Тимур, тыкая взятым на время ломом, в те плиты, что запустили механизм – Бадру, а ну-ка спроси у Ахмеда, есть ли у него еще, гранаты для подствольника, или потерял?

– Ты что собрался запулить туда гранату? – Не поверил своим ушам Савелий – да нас же….

– Я ему это уже говорил – хмыкнул Борис – видать не понял.

– Ну а как иначе, давайте динамитом – не сдавался Тимур – может, перекорежит там все, и мы пройдем. Можно конечно попробовать кувалдой, погнуть диски, и они заклинят, но толщина бронзы, может оказаться более трех миллиметров.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю