332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Александр Федоренко » Ничего себе Поездочка или Съездил блин в Египет (СИ) » Текст книги (страница 4)
Ничего себе Поездочка или Съездил блин в Египет (СИ)
  • Текст добавлен: 26 сентября 2016, 17:47

Текст книги "Ничего себе Поездочка или Съездил блин в Египет (СИ)"


Автор книги: Александр Федоренко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 21 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Тимур посмотрел вокруг, с сожалением, глянул на покрытых чадрой, местных женщин, на их одежды, скрывающие все части тела, потом на Элеонору и Илону, пожал плечами и сказал:

– Думаю напоследок, можно воспользоваться отелем, мало ли в каких условиях, нам придется жить дальше. И сколько. Спроси у них – кивнул он, на фургон сопровождения – какой нам наиболее удобен, и ближе всех находится? А то надоело ездить. Можно глянуть, что-нибудь по-быстрому, и все – селиться. Только пусть забронируют места.

– Хорошо.

Савелий сказал пару слов Акилу, тот Йозефу, потом все в обратном порядке, и «Береза» наконец сообщил:

– По их словам, ближе всех располагается «Dream Lodge Hotel» он буквально в десяти минутах ходьбы от Горы Мертвых. В номерах, к услугам гостей отеля – диван-кровать, холодильник и телевизор. В отдельной ванной комнате – душ.

      – Сойдет – махнул рукой Тимур, – не до выпендрежа сейчас. Так что едем к Горе, посмотрим там все, а потом сразу заселяться. С голоду надеюсь, никто не помрет, видел, – все чем-то перекусили.

Леха выругался про себя – все-таки второй день считай всухомятку, даже кофе ни разу не выпили, но что делать хозяин – барин. А по дороге, перекусят припасенными чипсами и крекером. Он затолкал Сему обратно в корзину, сыпнул немного вискаса, и, погладив, потрепал за ухо – мол, потерпи брат, а там глядишь, еще за египетскими кисками побегаем. Сема умный, Сема все понимает, только сказать не может. Не зря же выбирал при покупке, самого смышленого на вид, котенка.

Вновь уселись в автомобили, и тронулись в сторону горы с гробницами. Пока ехали к ней, смогли убедиться, что население оазиса состоит в основном из перешедших к оседлости, берберов. У местных жителей был даже свой язык, очень похожий на берберский, и совсем не напоминающий арабский, на котором говорит почти весь Египет. Как ни странно, среди них заметили много альбиносов – белокожих блондинов, но со всеми особенностями, негроидной расы. Видимо, сказывается закрытость общины в течение тысячелетий.

– Ну как финики, понравились? – Поинтересовался Бадру – и, увидев, утвердительный кивок Алексея, продолжил – это главное богатство оазиса, ну, финиковые пальмы. Их в Сиве не меньше трехсот тысяч. Причем более половины – сорта «саиди», одни из самых лучших, в мире…

– Не отвлекай его – пусть привыкнет, а то если тут въедешь не туда, пол квартала снесешь – попросил Савелий.

Египтянин обижено замолчал, а Леха врубил местное радио, отыскал волну с ненавязчивой музыкой, и постарался не отставать от пикапа, едущего впереди. Попетляли по улочкам, потом чуть дали по прямой, и сразу сбавили скорость доехав до места. Некрополь времен Древнего Египта, под названием «Гора мертвых», был размещен на холме, и окружен каменной террасой. Поэтому естественно, туда поднимались только пешком. Остановились, и, оставив пикапы с грузом на попечение военных, поднялись вверх.

Холм оказался, сплошь изрыт могилами, кое-где даже валялись человеческие кости. Однако лишь четыре могилы, в некрополе, имели историческую ценность, и доступ к ним, был перекрыт решетками. Но сторож некрополя, Мухаммед открыл их для археологов. И вскоре они узнали, что самая известная могила – Си-Амона – богатого торговца. вместе с тремя другими, была случайно найдена в сороковом году во время бомбежек оазиса итальянцами. Местные жители укрывались от бомб, в некрополе, но, так как места для всех там не хватало, начали рыть землянки и наткнулись на ранее неизвестные, могилы. К глубокому сожалению, во время войны у египетских властей, не было возможности оперативно оценить историческую ценность найденного захоронения, поэтому большая часть находок, была распродана местными жителями, итальянцам и англичанам.

– По ходу, тут, нам бы уже ничего не светло – тихо проговорил Тимур – даже если бы и получили возможность поискать. Все давно разграблено…

– Но хоть росписи на стенах гробницы остались – ответил ему Савва – смотри, они иллюстрируют историю Си-Амона, которую нам сейчас, расскажет Акил. А я тут, и не рассчитывал рыться, если ты об этом.

– Да? Так чего же? Все больше никаких отсрочек…

А росписи, действительно прекрасно сохранились, однако фотографировать их, не разрешали. Зато Мухаммед с удовольствием сам позировал каждому, из пропущенных им «туристов» – всех поразила его удивительная внешность – ярко-голубые глаза на очень смуглом лице.

Алексею стало как-то не по себе, он оставил гробницы, и вернулся на террасы Горы Мертвых, с которых открылся отличный вид, на оазис. Зеленые сады, серо-голубые озера, загадочный храм на скале, бурая полоса пустыни на горизонте – все дышало спокойствием и умиротворением.

– Затишье перед бурей – почему-то подумалось ему – хотя, что тут может произойти? Ливийцы вторгнуться, или внезапное наводнение?

– Ты чего убежал? – Выходя их гробницы торговца, и подходя к Лехе, поинтересовался Бадру.

– Да так, что-то меня не впечатлило. После Каирского музея, меня уже ничем не проймешь. Ну, ты как – будешь ждать остальных, или со мной? А то я к машине. Сема там один, пойду, выгуляю чуток.

– А, ну да. Согласен с тобой музей, это нечто. Ладно, идем к машине, остальные догонят.

Леха пожал плечами, и пошел открывать пикап, ключи были только у него, а там все-таки можно посидеть в прохладе, врубив кондиционер. Сема чуть погулял, но потом спрятался в тени, и Леха забрал его в салон.

Пока ждали Березовского и остальную компанию, покурили, перекидываясь вялыми репликами – жара давала о себе знать, а адаптироваться, еще не успели. Бадру хоть и был коренным жителем Каира, но за время учебы в России, успел отвыкнуть.

– Ты так с Ленкой, и не помирился? – Неожиданно спросил египтянин.

– Нет – чуть поморщился Алексей, когда тот затронул больную тему. – И не помирюсь уже. Запросы у нее – мама не горюй, а сама из себя, толком ничего не представляет.

– Не скажи, она самая красивая на курсе.

– Ну, это с вашей, арабской точки зрения. Вы как блондинок видите, так и млеете сразу. А я с ней, случайно замутил, не в моем вкусе она. Так просто получилось. А там понеслось, поехало…

– Ясно. Ладно, заводи, вон уже «Береза» идет, поехали в отель, а то пот градом после этой горы Мертвых

Вскоре все расселись по машинам и отъехали, выстраиваясь один за другим, и вновь следуя за фургоном сопровождения. Ехать пришлось недалеко, пропетляли немного по узким улочкам, затем почти по прямой еще пару километров, и вскоре уже гостеприимный Отель Dream Lodge, распахнул свои двери. Самое главное в нем оказался работающий, и бесплатный Wi-Fi , брал, правда, только в зонах общественного пользования, но и это было уже много. Имелся здесь, и ​​открытый бассейн, что порадовало всех без исключения.

Практически сразу, едва оформившись и пройдя в номер, Леха побросав вещи на кровать, быстро переоделся в плавки, набросил полотенце, и пошел освежаться к бассейну... Не забыв при этом прихватить клетку с Семой, которому обещал погулять. Рассчитывая на то, что любимый котик, все-таки не дурак, он вынул его из клетки, на ошейник нацепил рыбацкий колокольчик, и сказал:

– Побегай, но не далеко!

А сам аккуратно спустился по лесенке, ногой пробуя воду, затем решился и плюхнулся целиком. С удовольствием нырнул пару раз, проплыл туда-сюда, а потом просто болтался, отмокая и охлаждаясь. Вскоре послышались громкие голоса – сюда добрались и остальные участники экспедиции. И тут же начали прыгать, в такую долгожданную воду.

Раздалась серия всплесков, несдерживаемые возгласы удовольствия, и визг обрызганных девушек. Сильный всплеск, заставил воду в бассейне колыхнуться, Леху – это Димон, и Борис, прыгнули на голову, демонстрируя свое умение. Вскоре туда попрыгали, и остальные, нарушая безмятежный покой Алексея. Тимур, ухлестывая за девчонками, не отходил от них, ни на шаг, всячески показывая свой интерес, цокал языком, и метал оценивающие взгляды.

«Датый» улыбаясь, помахал всем, и рывком подтянувшись, вылез из бассейна, сразу отправившись на поиски Семы. Шел, ориентируясь, на звон колокольчика.

– Райха фин? – Спросил попавшийся навстречу Джамиль.

– Ана мэбат каллимш араби. – Ответил Леха уже заученной фразой, означавшей – я не говорю по-арабски – и пошел по территории, разыскивать свого любимца.

Вскоре отыскал, свое дымчатое чудо, увлеченно роющееся, под цветущим кустом, и, подхватив, сунул в корзину, а затем направился обратно в номер, на ходу мечтая о запотевшей бутылке пива. О чем мечтал Сема, осталось загадкой.

Только теперь, войдя в номер, Леха рассмотрел свои временные «Хоромы,» которые, к комфорту гостей, были оформлены в традиционном стиле, оборудованы кондиционером, и обставлены мебелью ручной работы. Номер Алексея, Саввы, и Бадру, оказался застелен сиванскими коврами, имел балкон с видом на сад и небольшой уголок с телевизором, и холодильник. А что еще надо.?

Выудив из холодильника запотевшую бутылку «Сахары» Леха, не желая рисковать с каким-нибудь другим, не известным ему пивом, откупорил ее, и залпом выдув половину, лишь тогда отнял бутылку от губ.

– Ух, блаженство – проговорил

Затем, переодел плавки, уселся на кровать и, покрутив бутылку, принялся высматривать содержание алкоголя:

– Так – пробормотал он – ага четыре процента, плотность че то не указана, но явно не выше десяти. Для жары то, что надо.

Он поднес горлышко к носу и принюхался, наверное, в первый раз за все дни – аромат слабый, водянистый, вкус пустоватый, с едва заметной солодовой составляющей. В послевкусии кроме СО2 как ни странно чувствовался хмель, не сильно, но вполне явно. В общем, выпить такого пива, можно было много, ведь по жаре, оно освежает как нельзя лучше. Что не сказать о «Стелле», которой его угостил Акил, говоря, что вот оно то, и есть, настоящее Египетское пиво.

За дверью послышались голоса, смех, и топот, пришли Савва и Бадру, глянули на цедящего пиво Алексея, разлегшегося рядом с ним, довольного кота, и тут же направились к холодильнику, чтобы последовать его примеру.

– А я бы не отказался от сидра – задумчиво проговорил Бадру, распахивая дверцу холодильника, он и раньше не особо чтил арабские сухие законы, а после учебы в России, так и подавно – там и градус имеется, и вкус приятней.

– Надо сказать пусть еще холодильник пивом затарят – отпивая больше половины из своей бутылки – сказал «Береза» – а сейчас одевайтесь, нам накроют ужин у камина.

– Во как – поразился Леха – ну тогда конечно. Сема ты тут пока побудь, обещаю притащить что-нибудь мясное. Ребят дверь в туалет не закрывайте, мало ли коту, понадобится…

Вскоре они покинули номер, и чуть погодя вся честная компания, включая Акила, Косея, и Луксорских искателей уже сидела за столами. Здесь состоялось более близкое знакомство, с арабскими коллегами». Бадру работал переводчиком, правда и Акил мог тоже помочь в общении, но он знал только английский, а по-русски не мог связать, и пары слов.

Джамиль, что значило «красивый», о чем он сразу, не преминул заявить, и Сабир, имя которого переводилось как «терпеливый», оказались молодыми парнями, хоть по ним, это не особо было заметно. После того как Бадру, перевел значение их имен, Леха, через Акила, сообщил, что его имя обозначает «защитник». И тут же узнал, что оно по-арабски звучит как Эльмосаад.

Со стороны это общение выглядело смешным, мешая русские и английские слова, Савва пытался общаться со всеми сразу. Арабский он знал еще хуже, чем английский, который почти так же знал и Акил. Но, помогая себе жестами, вставляя пару простых слов, по-арабски, кое-что смог объяснить парням из Луксора, даже Алексей.

– Кулю тамэм? – Тем временем, спросил Сабир, у Тимура, видя некоторую заминку, среди русских партнеров.

– Он интересуется, – перевел Бадру – все ли нормально?

– А, кулю тамэм – без вопросительной интонации ответил татарин – только они не пьют, и мы себя чувствуем немного не в своей тарелке.

– Они говорят – пускай, нас это не беспокоит...

– Ну, тогда ладно, Макс, давай-ка открывай джин, холодный тоник, надеюсь, тут найдется?

– Сейчас все организуют – ответил Бадру и что-то сказал Акилу.

Алексей осмотрел квадратные столы, которые накрыли в традициях ближневосточной кухни. Блюдущие свои фигуры девушки, выбрали «Кушари». Оно как им пояснили, считалось национальным, египетским, вегетарианским блюдом, и состояло из макарон с томатным соусом, который перемешивается с рисом, чечевицей, карамелизированным луком, чесноком и нутом. Остальные как гарнир, выбрали «Фул медамес» – это блюдо готовится из бобов, которые подаются с растительным маслом, чесноком и лимонным соком. Готовили его еще во времена фараонов двенадцатой династии.

– Слово «медамес» – на хорошем английском, пояснил Косей – в переводе с коптского языка переводится как «зарытый». Название связано с тем, как первоначально, готовили это блюдо: – горшок с бобами зарывали в горячие угли и песок. Сегодня «фул медамес» дополняют множеством других продуктов, например, сливочным маслом, томатным соусом, тахини, жаренными или вареными яйцами, и пастрамой. Однако традиционно, его нужно есть само по себе, вместе с хлебом. Попробуйте, не пожалеете.

Лехе вообще было по большому счету все равно – кормят бесплатно, и хорошо. И пива пей, сколько хочешь, в разумных естественно порциях. Он просто старался не опозориться, и есть аккуратно, искоса наблюдая за соседями по столу.

Когда с первой частью ужина было покончено, Савелий, неожиданно заявил:

– Думаю, завтрашний осмотр достопримечательностей, тоже ничего особого не даст, поэтому хотелось бы сразу уточнить – копать мы будем далеко за жилыми зонами. Начну издалека. Меня больше всего на свете, интересует период, когда Египтом правили не фараоны и цари, а непосредственно боги.

На этом месте Борис, и Димон одновременно поперхнулись, на лицах Макса, и девушек тоже отразилось чрезмерное удивление. Тимур, Леха, и арабы, ни чем не выказали, своих эмоций, а Савелий тем, временем выждал чуть, и продолжил:

– Если верить древним свидетельствам Манефона и Геродота, – династиям фараонов, предшествовали четыре других династии – две богов, одна полубогов и одна переходная династия. Сначала Египтом правили семь великих богов – в общей сложности правление составило двенадцать тысяч триста лет. Перечислю кто и сколько правил, итак: – Существенно дольше всех, правил Птах – девять тысяч лет, поэтому, он мне наиболее интересен. После него правил Ра всего тысячу лет. За ним эстафету правления принял Шу, и проправил семьсот лет, его сменил Геб, и правил пятьсот лет. За ним Осирис, который правил четыреста пятьдесят лет, и Сет правивший триста пятьдесят лет. И, наконец, Гор, который правил, вновь объединенным Египтом триста лет, после чего были уже божественные правители.

– Ты нам прям библию, рассказал – усмехнулся Макс – еще давай, кто там кого родил.

– Вторая династия богов – не отреагировал на реплику «Береза», продолжая говорить – так писал Манефон, состояла из двенадцати божественных правителей, первым из которых был бог Тот; они правили на протяжении тысячи пятьсот семидесяти лет. В общем именно тот период меня очень сильно интересует. Все сказанное выше, подтверждают нынешние археологические находки, и Туринский папирус.

Начнем с этого самого загадочного Птаха. Египтяне верили, что «великий бог, пришедший на Землю в древние времена» буквально поднял эти земли из воды и грязи; он перегородил дамбой воды Нила, а также проделал огромный объем работ по рытью каналов и мелиорации земли. Древний бог получил имя Птах – Бог Неба и Земли. Он считался великим ученым, искусным инженером, архитектором и главным ремесленником богов. Достоверность легенды о Поднятой Земле подтверждается техническими аспектами. От дельты до города Сиена (Асуан) Нил – это спокойная и судоходная река, а к югу от Асуана, бурные и опасные воды Нила перегорожены несколькими порогами. Сегодня уровень воды в Ниле регулируется Асуанской плотиной – как и в доисторические времена. Согласно египетской легенде Птах поначалу обосновался на острове Абу, который со времен греков называется Элефантиной – этот остров находится неподалеку от Асуана, перед первым нильским порогом. И кстати, в тексте и на рисунках бог Птах, символом которого была змея, изображался сидящим в подземной пещере, откуда он управлял уровнем воды в Ниле. «Это он охранял двери, сдерживающие наводнения, это он запирал засовы в нужное время». В переводе с технического языка это означает, что в самом подходящем с инженерной точки зрения месте, Птах построил «двойные пещеры» (два сообщающихся резервуара), шлюзы между которыми могли открываться и закрываться, запираться и отпираться, что позволяло регулировать уровень воды и скорость течения в Ниле. Каково?

– Ну, допустим некто технически подкованный давным-давно, прибыл сюда и основал Египет, что это дает нам? – Вопросительно посмотрел на Савелия, Тимур – мы ведь не научная экспедиция, за такие догадки деньги не платят, в лучшем случае гонорар в какой-нибудь захудалой газетенке. Были бы, подтверждаемые находками факты, тогда еще можно на что-то рассчитывать, а так.… Нет нам нужны сокровища и неважно чьи, богов, царей фараонов, или просто знатных египтян всех времен.

– Да ладно, пусть продолжает – поддержал приятеля, Бадру – все равно пока чай заварят, то да се, нам, что же молча сидеть? А по-арабски вы не гу-гу. Я буду переводить…

– Спасибо – кивнул египетскому приятелю «Береза», продолжил – так вот Птаха и других богов египтяне называли НТР – Стражи или Наблюдатели. Согласно легенде они пришли из земли Та-Ур, «Далекой, Чужой Земли». Чье название, Ур, означало «древний», но могло быть и названием конкретного места, которое часто упоминается в месопотамских и библейских текстах – древнего города Ура в южной Месопотамии. Узкий пролив Красного моря, соединявший Месопотамию и Египет, назывался Та-Нетер, или Место Богов, потому что именно этим путем боги пришли в Египет. Предположение о том, что древнейшие боги пришли из библейской земли Шем, подтверждается и тем удивительным фактом, что имена этих древних богов имеют семитские, или аккадские корни. Так, например, имя Птах в египетском языке не имеет смысла, а в языках семитской группы означает «тот, кто делал вещи, вырезая и открывая».Через некоторое время – а точнее девять тысяч лет, по версии Манефона, – власть над Египтом перешла к Ра, сыну Птаха. Его имя, также не имело смысла на языке древних египтян, но, поскольку образ Ра связывался с ярким небесным телом, ученые предположили, что «Ра» означает «сияющий». Египтяне верили, что Ра также спустился на Землю с «планеты миллионов лет» на Небесной Ладье, верхняя часть которой имела форму конуса и называлась бенбен, впоследствии он хранился в специально построенном святилище, в священном городе Ан.

Во времена фараонов египтяне совершали паломничества к этому святилищу, чтобы взглянуть на бенбен и другие реликвии, имевшие отношение к Ра и полетам богов. Жрецы Гелиополя первыми записали легенды о богах Египта, поведав, что первый «отряд» богов под командованием Ра состоял из девяти Стражей – самого Ра и четырех супружеских пар. Замещать Ра, когда тому надоедало жить в Египте, должны были его сын Шу (Сушь) и дочь Тефнут (Влага); основная же их обязанность состояла в том, что они помогали Ра управлять накрывающими Землю небесами. Шу и Тефнут послужили примером для фараонов, правивших Египтом в последующие эпохи: законной супругой правителя становилась единокровная сестра. После Шу и Тефнут трон унаследовали – по свидетельству легенд, и трудов Манефона – их дети Геб («Тот, кто вздымает землю») и Нут («Протянувшийся небосвод»), тоже вступившие в брак.

– И?

– Так вот, к чему я веду – если согласно этим текстам древними богами Египта являлись реальные существа, обладающие сверхзнаниями и возможностями, то помимо изделий из золота, мы можем поискать и их оборудование-оружие, которое могло быть и тем и другим одновременно. Не знаю, куда подевались эти продвинутые ребята, потом, но после себя они по-любому должны были что-то оставить…

– И ты решил поискать, это «что-то» – именно здесь? – Удивилась Илона – но почему?

– Тому есть несколько причин. Во-первых, именно здесь выявлены наидревнейшие следы человека. А во-вторых, именно в этих местах как мне кажется, в последний раз, было применено сверхоружие древних.

– С чего ты это взял? – Хмыкнул Борис.

– Согласно описаниям Геродота, воины царя Камбиса Второго захватившего весь Египет, пришли в Сиву в пятьсот двадцать пятом году до н. э. Причиной этому было, недовольство персидского правителя действиями жрецов оазиса. Прорицатели, не слишком стремились признавать Камбиса. К тому же, они обладали немалыми богатствами и землями, что еще больше раздражало царя… Он отправил пятидесяти тысячное, повторюсь, войско для покорения Сивы, но они бесследно исчезли в пустыне. .. А в последнее время, на раскопках стали находить оружие, принадлежавшее воинам Камбиса. А значит, тут что-то по-любому упрятано, и охраняется, с очень древних времен.

– Что боевой механизм? – Вопросительно, улыбнулся Димон, любивший всевозможные компьютерные игралки. – Пофигачил там всех лазером, и всех делов…

– Думаю нечто другое. Во всех мифах Египта, бог Тот слывет как великий врачеватель и Осириса воскресил, и Исиде голову приделал, тоесть явно обладал чем-то сверхсильным и могущественным. Найдя подобную штуку, мы можем сказочно разбогатеть.

– Ты всерьез что ли, насчет изделий технического прогресса, из будущего, у древних богов Египта? – не выдержала Элеонора

На это Савва, лишь пожал плечами, и отхлебнув мятного чая из изящной чашки, пояснил:

– Геродот, побывавший в Египте в пятом веке до нашей эры, пришел к выводу, что греки переняли свои представления о богах у египтян. Излагая египетские мифы, для соотечественников, он использовал имена богов греческого пантеона, заменяя египетские. Его убежденность, в египетских корнях греческой теологии, проистекала не только из сходства атрибутов богов, а в основном из подобия мифов и легенд. Больше всего его поразила, одна удивительная параллель, которую никак, нельзя назвать совпадением: – история о кастрации одного бога другим, в схватке за верховенство.… А вообще, в настоящее время достоверно известно, что первые мифы о богах и людях были записаны в Шумере. Именно там, многочисленные тексты – их количество поражает воображение, а богатство деталей удивляет – впервые сохранили для потомков события доисторических времен на нашей планете. Исходя из этого, можно сделать вывод, что все так называемые боги древних земель, одни и те же действующие лица, под разными именами. И если первый народ, который им был свидетелями – шумеры, то становится понятна любовь человечества к золоту – потому что именно шумерские боги, рьяно занимались его добычей, будто бы для насыщения им своей родной планеты, которая погибала. Описание их оружия и оборудования, есть на глиняных табличках. Загадкой осталось только одно – почему Шумер уничтожен в один миг, и успели ли перевезти все добытое золото? Но это так, мои размышления вслух. Мы не можем быть, одновременно в сотне мест, в которых бы хотелось порыться.

– Так что, нам здесь искать? – Вернул искателя древностей, в реальный мир, Борис – Храм, или зиккурат?

– Бункер с золотом – заржал Димон – желательно уже с петлями для крючьев, чтобы зацепить вертолетом.

Все заулыбались, но тут вполне серьезно на своем посредственном английском, заговорил Акил:

– Это что-то, сокрыто под песками Великого Моря. И скорее всего находится близ водоемов, ибо иначе было бы бессмысленно строить, чтобы то ни было. Об этом говорят предание туарегов, далекие предки, которых вроде бы услышали его от последних жрецов местного храма…

В этот момент, подали десерт, и египтолог замолчал, давая возможность приезжим, насладиться местными вкусностями. Леха из глиняного чайника, налил себе чашку мятного чая, без сахара и решил попробовать все, Первой его внимание, привлекла «Basbousa» – блюдо из манной крупы, вымоченной в сахарном сиропе и покрытое миндалем. Затем последовало «Kahk» – песочное печенье, фаршированное орехами и покрытое сахарной пудрой. Остальные больше предпочли пахлаву, по-местному -«Baklava» – сладкое блюдо из нескольких слоев теста, пропитанных сиропом и посыпанных орехами.

После трапезы, Джамиль, пытаясь проявить гостеприимство, предложил гостям его страны:

– Шиша? Сигар?

– Он спрашивает, будем ли мы курить кальян, или сигару – перевел Бадру.

После стольких часов проведенных за рулем, хотелось лечь полежать, и Алексей поднялся из-за стола, и, покопавшись в памяти, сказал арабским товарищам:

– Шукран, – что, по его мнению, означало «спасибо» и добавил – Ана табэн айза энэм.

Надеясь, что правильно сказа фразу – «Я устал, хочу спать», Алексей пошел в номер. Как и обещал, он принес для Семы, пару кусков верблюжатины завернутой в салфетку, чем не сказано того обрадовал, и несколько минут слушал довольное урчание. По соседству с их, располагался номер Элеоноры и Илоны, но, видя явный интерес Тимура к девушкам, «Датый» не стал даже предполагать, что творится там. Включил телик, поискал музыкальный канал, и улегся, вспоминая все, что когда-либо читал или смотрел о богах древних цивилизаций.

Бадру тоже последовал его примеру, пришел в номер, и вскоре погрузившись в полудрему, они чутко забылись поверхностным сном. Ждать Савелия пришлось долго, он решил воспользоваться беспроводным Интернетом. Сема доев мясо, понарезал круги по номеру, затем попробовал выпросить чего-нибудь съестного, но когда понял, что мяуканье не дает никакого результата, попил воды из пиалы, и, облюбовав место на ковре, улегся почивать.

Уже на грани сна и бодрствования, Леха услышал как щелкнул замок – это наконец-то пришел Савва, и только тогда, погрузился уже в более глубокий сон. Остальные участники экспедиции, поужинав, тоже разошлись по номерам, где почти сразу улеглись в кровати. Долгий день хорошенько вымотал почти всех, и усталость дала о себе знать.

***

Утром следующего дня, наконец-то нормально выспавшись, встав и приняв контрастный душ, друзья сытые после вчерашнего ужина, выпив только по чашке местного густого кофе, и отправились на осмотр памяток старины. Для этих целей отель, выделял собственный транспорт, и сопровождение.

Подумав, прикинув все «за» и «против» Леха оставил Сему, на попечение Тимура, который с ними не ехал, а предпочел насладиться отелем, в полной мере. Следующим пунктом их просветительной программы были храмы, возведенные в честь бога солнца Амона-Ра, покровителя Сивы.

Пока ехали в открытом фургоне, местный гид поведал, что Храмов Амона тут имелось два, и оба находились в деревеньке Агурми – древней столице оазиса. Первый, некогда стоял в пальмовых рощах у основания утеса, и местные жители называют его Умм-Убейда. До начала девятнадцатого века, он был в отличном состоянии, но в тысяча восемьсот одиннадцатом году, его сильно повредило землетрясение, а через восемьдесят шесть лет, тогдашний правитель оазиса, взорвал единственный уцелевший после землетрясения зал. И зачем?! А чтобы добыть стройматериалы, для возведения собственного дома.

Когда приехали на место, Алексей был несколько разочарован, хоть и знал что особо ожидать не чего – от храма осталась лишь одна стена. Правда, на ней замечательно сохранились, барельефы, поэтому хоть было на что посмотреть.

Далее двинулись к руинам храма Амона-Ра находящихся на вершине утеса Агурми в четырех километрах от города, где когда-то жил оракул, подтвердивший статус Александра Великого, как божества. Храм Оракула, так и стоит на возвышенности, среди развалин древнего городка Агурми, первого поселения в Сиве. Агурми – музей, и вход в него оказался платным, как в любой музей в Египте, и Леха с горечью подумал, что наскреби он, даже денег на перелет, все равно не было бы, не на что есть, ни за что смотреть. Служитель музея показал «псевдоархеологам» храм, рассказал, как был устроен город, в котором даже водопровод функционировал, и указал на наиболее интересные места, чтобы не пропустили их, во время осмотра…

Второй храм Амона, заинтриговал Леху куда больше. Этот храм Оракула был построен гораздо раньше первого – в период правления двадцать шестой династии. Его жрецы, прославились своими прорицаниями, а оракул Сивы был одним из семи знаменитейших оракулов античного мира. Впрочем, оазис тогда не именовался Сива – это название, появилось лишь в Средние века. Древние греки как, оказалось, звали его – оазис Амона. Сюда приезжал и Александр Македонский после завоевания Египта, чтобы проконсультироваться с оракулом. Именно тогда жрецы нарекли его сыном Амона, а Александр выразил желание быть похороненным в Сиве. Восьмиметровые стены храма Оракула впечатляли, а внутри находилось несколько залов украшенных барельефами. В одной из стен имелось три ниши. В которых будто бы прятались жрецы, отвечая за оракула, на вопросы пришедших.

Солнце палило нещадно, и стало совсем жарко, Лехе захотелось искупаться, или хотя бы принять душ. Он был такой не один, и по совместному желанию, их всех повезли, к следующей достопримечательности Сивы, скрытой тенью финиковых пальм, – ванне Клеопатры. Это оказался круглый бассейн диаметром метров десять. Его стены были выложены каменными блоками, а вода в нем булькала и пузырилась благодаря источникам, бьющим со дна.

По преданию, легендарная царица, очень любила плавать в этом бассейне.

С криками :

– А чем мы хуже? Русо туристо, и все такое, – мужская часть компании бултыхнулась в воду, и ребята поплавали там с большим удовольствием,...А затем, к ним присоединились девушки.

      Алексей было заскучавший и утративший интерес к одноцветным сооружениям, теперь же освежившись, чувствовал себя намного лучше, и был готов ехать на осмотр поселка. Шали. В котором, имелась крепость, построенная в двенадцатом веке, для того, чтобы хоть как-то защищаться от племен бедуинов, которые, то и дело предпринимали попытки разрушить все вокруг. Вот ее и собирались осмотреть.

Ближе к полудню, группа отправилась исследовать глиняные развалины древнего Шали, который, с тысячи двести третьего года, и до конца девятнадцатого века был столицей оазиса. Леху порадовало то, что вход в город был свободный, потому что не очень приятно, когда за тебя все время платят, и было это, наверное, потому, что граница между заброшенными и жилыми домами в поселении была весьма условна.

Камни для строительства крепости, делали из обожженной глины, соли и особого песка, который приносили со дна солевых озер. И для привыкших видеть крепости только из камня, друзей, это было странно. Поначалу в этом городе было три входа: – для благородных жителей, для обычных, и для женщин. Внутри крепости было поселение, примерно в семьсот жителей. Никаких чужеземцев и путников в деревню не пускали, но в тысяча восемьсот сороковом году Мухаммед Али начал свое завоевание Египта и, в частности Сивы. Поэтому жители села потихоньку стали покидать деревню и вести кочевую жизнь. А может, этому была другая причина, и жители попросту бежали? Но в любом случае, Шали остался пустым, а после нескольких затяжных ливней и вовсе полуразрушенным.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю