290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Блэкаут (СИ) » Текст книги (страница 8)
Блэкаут (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Блэкаут (СИ)"


Автор книги: Александр Левченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

– На колено! – скомандовал старший сержант. – Пригнувшись и вперёд!

Группа Ковача, окружив полукольцом обе тележки, быстрым шагом двинулась в сторону баррикады. Тем временем капитан Савин, лёжа на дороге, открыл беглый огонь по этой куче мусора, чтобы не дать противнику поднять голову. Как только группа Ковача поравнялась с капитаном, он вскочил и укрылся за щитами, продолжая двигаться и вести огонь.

– Колонна, вперед! – громко скомандовал лейтенант Купер.

Все полицейские, державшие периметр, оторвали щиты от земли и, пригнувшись, пошли по дороге. Бойцы «Рубежа» двинулись вместе с ними, периодически останавливаясь и открывая огонь по вероятным целям. Со стороны противника стрельба почти прекратилась, были слышны лишь крики раненых.

Отряд капитана Савина тем временем почти достиг баррикады. Всё это время он не прекращал вести огонь, хотя в его сторону никто так и не выстрелил. Когда до баррикады оставалось каких-то двадцать метров, он сменил пустой магазин и крикнул:

– Тарань!

Щитовики расступились, и капрал Холанд вместе с сержантом Новаком побежали вперёд, толкая перед собой тяжёлые тележки. Со всего размаху они врезались в баррикаду. Удар был настолько сильный, что баррикада рухнула, а удерживающие её тележки разъехались в сторону. В образовавшийся проём тут же влетел Савин с щитовиками.

За рухнувшей баррикадой валялось полтора десятка убитых и раненых. Многие кричали от боли и просили о помощи.

– Дураки думали, что баррикада из мусора защитит их от пуль! – презрительно сказал старший сержант Ковач. – Похоже, они пересмотрели старых боевиков.

Внезапно один из раненых дрожащей рукой поднял с земли пистолет и выстрелил в капитана. Его ноги мгновенно подкосились, и он рухнул на землю. Пуля пробила правую ногу насквозь. Капитан не растерялся и, лёжа на боку, тут же выпустил почти полмагазина, изрешетив стрелявшего в него насквозь. Еще один из защитников баррикады потянулся за оружием, но старший сержант Ковач, заметив это, прыгнул к нему и, прижав щитом руку с оружием, нанёс противнику мощный удар протезом в лицо. Противник мгновенно потерял сознание и обмяк. Удостоверившись, что остальные раненые не представляют опасности, полицейские тут же подбежали к раненному капитану, намереваясь оказать ему помощь.

– Отставить! – крикнул капитан. – Быстро убрать с дороги всех убитых и раненых. Очистить проезд от остатков баррикады, собрать оружие и патроны. Наша колонна пройдёт здесь через минуту.

Полицейские без лишних вопросов принялись исполнять приказ. Некоторые находились в шоковом состоянии, им никогда раньше не приходилось видеть столько крови и трупов. Но чёткие приказы капитана и старшего сержанта не дали им окончательно потерять самообладание.

Капитан Савин тем временем достал из подсумка пакет первой помощи. Пуля задела внешнюю часть правого бедра немного выше колена. Используя баллончик с медицинским клеем, он быстро залепил входящее и выходящее отверстия. Затем обмотал ногу эластичным бинтом и вколол обезболивающее.

«На первое время хватит, – подумал Савин. – Как выберемся из города, медики осмотрят».

Капрал Холанд, выполняя приказ капитана, подошел к раненной женщине и попытался оттащить её с дороги, держа за руки. Та мгновенно завопила от боли, и капрал тут же её отпустил.

– Холанд, мать твою! – окрикнул его старший сержант Ковач. – Выполняй приказ.

– Я помогу, – крикнул сержант Новак и тут же подбежал к Холанду. – Крис, просто делай, что должен, не обращай ни на что внимание. Представь, что мы просто делаем свою работу.

Капрал Холанд, весь покрытый потом, неуверенно кивнул. Вместе с сержантом Новаком они оттащили кричащую от боли женщину. Дорога была свободна.

Основная колонна приближалась. Полицейские головного отряда погрузили раненного капитана в тележку, и все вместе влились в общий строй. Больше по колонне никто не стрелял. Обитатели парка в панике разбежались подальше, даже фонарями в сторону колонны никто не светил.

По итогам ожесточённой перестрелки, помимо капитана Савина, ранения получили и несколько полицейских. В основном это были ударные травмы от попадания пуль в щиты или бронежилеты. Двое бойцов «Рубежа» получили лёгкие ранения рук. Одному из стрелков пуля по касательной попала в шлем, вызвав лёгкое сотрясение мозга и кратковременную потерю сознания. Из числа штатских, к счастью, никто не пострадал.

В целом для переселенцев всё обошлось очень хорошо. Никто не получил тяжёлых ранений. Даже с имеющимися средствами медики могли быстро вернуть их в строй. Всего несколько человек не могли самостоятельно идти дальше и нуждались в транспортировке на тележках.

Покидая парковую зону, люди внезапно услышали беспорядочную стрельбу и дикие крики со стороны того места, где всего несколько минут назад происходил бой.

– Как думаешь, что там творится? – спросил Сергей Калашников, обращаясь к Лизе. Всю дорогу он держался возле неё и Сары, катив рядом свой велосипед.

– Не знаю. Похоже, оставшиеся каннибалы не поделили трупы.

Колонна всё дальше уходила от места боя. Крики и звуки стрельбы становились всё тише и тише, пока не стихли окончательно.

Протокол беседы с выжившими

Выживший №25: Крис Холанд, мужчина, 23 года, капрал полиции города Беркан

– Как отреагировали люди на бойню в Беркане?

– По-разному. Бойцы «Рубежа» и большинство обычных копов перенесли это нормально. Спасатели тоже более или менее, они и похуже сцены видали. А вот штатские, конечно же, были в шоке, никто из них такого не ожидал. Особенно дети сильно испугались, они ещё долго шарахались от любых громких звуков. Впрочем, как и их родители.

– А вы?

– Что я?

– Как лично вы отреагировали на эти события? Насколько я знаю, вы были в составе штурмовой группы капитана Савина, которая прорывала баррикаду на дороге.

– Кто же вам рассказал такие подробности?

– Мистер Новак. Он же был тогда с вами?

– Да, верно.

(Замешкался)

– Крис, всё нормально?

– Да, задумался просто. Не могу однозначно ответить, что я чувствовал. Когда мы только шли по дороге с тележками, мне было жутко страшно. Я подумал, какого чёрта капитан выбрал для этого меня… Но, когда началась пальба и он приказал таранить баррикаду, страх отступил. Я даже почувствовал какой-то эмоциональный подъём, когда мы с Новаком бежали вперед с тележками. Звучит бредово?… Только вот продлилось это ровно до того момента, как мы ворвались в образовавшийся проём… Помню, как увидел расстрелянных людей, лежащих в лужах собственной крови. Я в тот момент просто остолбенел… Даже когда прозвучал выстрел, и капитан упал, я всё ещё стоял как вкопанный и не мог пошевелиться… В чувства меня привёл сержант Новак. Он со всего маху врезал мне по шлему и повторил приказ капитана, только после этого меня отпустило. Я пытался тащить ту женщину. Боже, это было ужасно… Она так кричала, молила о помощи, что-то говорила про своих детей, про своего мужа, которого изрешетил капитан Савин, а мы с Новаком просто оттаскивали её с дороги как мусор, мешающий проехать тележкам… Я ещё месяц после тех событий просыпался от кошмаров весь в холодном поту…

– После этого вы потеряли желание стать бойцом «Рубежа»?

– На какое-то время да. Помню, когда я ещё шёл с бойцами «Рубежа» в Беркан и общался с сержантом Вэй, служба в спецотряде казалась мне такой крутой. Их полевая форма, их боевые экзокостюмы и электромагнитное оружие. Я представлял себе, как однажды надену всё это и стану полноправным бойцом «Рубежа». Даже когда сержант Вэй на моих глазах застрелила того инфицированного, для меня это не стало каким-то потрясением. Всё же тогда мы считали его сумасшедшим убийцей, который заслужил смерть… Но после бойни в Беркане я посмотрел на всё иначе. Вот что на самом деле представлял из себя «Рубеж».

– Понимаю вас, Крис. Скажите, люди осуждали капитана Савина за столь жестокие действия?

– Открыто, конечно же, нет, но за спиной перешёптывались. Кто-то держал мысли и эмоции при себе, кто-то делился ими с окружающими. Но, насколько я знаю, в лицо Савину никто ничего не высказывал. Ну, разве что его зам, лейтенант Купер.

– Люди боялись его?

– Наверное, это тоже имело место. Скорее, они окончательно осознали, что капитан Савин ради достижения цели готов идти по трупам, причём в прямом смысле. А бойцы «Рубежа» выполнят любой приказ своего командира, насколько бы жестоким тот ни был… Но позже всем нам пришлось признать очевидное – если бы мы покинули Беркан хотя бы на день позже, то вряд ли кто-то выбрался бы из города живым.

– Из-за инфицированных?

– Да. В тот момент мы ещё не понимали, почему люди в парковой зоне устроили перестрелку после нашего ухода. Потом до нас дошло, что это была не перестрелка, а нападение толпы инфицированных, которые сбежались на звуки боя. Нам очень повезло, что они не побежали за нами.

– Как вы думаете, там кто-нибудь выжил?

– Вряд ли. После боя обитатели парка были рассеяны и дезорганизованы. Большую часть тех, кто владел огнестрельным оружием, мы убили, так что серьёзного сопротивления оказать никто бы и не смог. По факту мы помогли инфицированным полностью захватить город… Мерзко об этом думать… Тогда мы всего этого ещё не понимали. Но когда те твари разбежались по всей долине, мы ощутили это в полной мере.

Эпоха Хаоса, день 18
Сергей Калашников

Другие районы Беркана колонна миновала без происшествий. Отойдя от города на несколько километров, капитан Савин приказал устроить привал в одной из придорожных лесопосадок. Люди нуждались в отдыхе, а раненые – в полноценной медицинской помощи. На одной из полян разбили импровизированный полевой госпиталь, где в первую очередь осматривали тех, кто получил огнестрельные ранения или ударные травмы. Во время боя у медиков не было возможности оказывать полноценную помощь раненым, они ограничивались лишь остановкой кровотечения и введением обезболивающих. Также хватало людей, особенно среди штатских, кто не имел физических травм, но находился в состоянии шока. Таким оказывали психологическую поддержку и выдавали успокоительные препараты.

– Сергей! – крикнул Денис, когда заметил слоняющегося по лагерю Калашникова.

Денис сидел рядом с госпиталем, прислонившись спиной к дереву. Врач уже осмотрел его и заново перевязал рану.

– Серьёзно тебя задело, – оценивающе сказал Сергей, подходя к Денису. – Ты как вообще?

– Ничего страшного, до свадьбы заживёт, – с усмешкой ответил Денис. – Врач сказал, кость не задета. Мне вкололи регенератор, так что через пару дней смогу уже нормально ходить. Главное, что мы выбрались из города без потерь. Особо серьёзных ранений тоже ни у кого нет, медики всех вылечат… Ты сам-то как?

– Нормально. Как ты и сказал, я всю дорогу держался рядом с сержантом Вэй.

– Вот и славно. Я знал, что она не даст тебя в обиду, – усмехнулся Денис. – Ты готов ехать?

– Да, готов. Могу выехать, как только скажешь.

– Хорошо. Тогда отдохни пару часиков, пока полностью не рассветёт. Подойди к лейтенанту Куперу, он выдаст тебе паёк в дорогу. Подкрепись хорошенько и по готовности выезжай… Ах да, и с девочками не забудь попрощаться, – ухмыляясь, сказал Денис.

– Ты о чём? – пытаясь изобразить недоумение, спросил Сергей. Хотя он прекрасно понял, что имел в виду Денис.

– Да так, ни о чём… Мы задержимся здесь до полудня, после двинемся по маршруту…

Денис сделал паузу, о чём-то задумался и добавил:

– Сергей, будь осторожен. Как я тебе и говорил, если возникнет необходимость стрелять, ни о чём не задумывайся, просто стреляй. Не важно, кто это будет – мужчина, женщина или ребёнок. Если что-то угрожает твоей жизни, думай только о себе, на других забей. Ты меня понял?

Сергей молча кивнул, глядя Денису в глаза. Друзья пожали руки, пожелали друг другу удачи, и Сергей ушёл готовиться к выезду.


***

Спустя 10 часов Сергей уже подъезжал к туристической деревне. В обычных условиях он проехал бы эти сто километров намного быстрее, но нелёгкий ночной переход и общее истощение давали о себе знать. Единственное, что дарило ему хоть какое-то облегчение – чёрные грозовые тучи, закрывавшие местность от раскалённого летнего солнца.

Мчась по идеально ровной трассе, он неоднократно замечал людей или хотя бы следы их недавнего присутствия. То это были палатки и тенты, установленные у водоёмов, то вещи, выброшенные кем-то на дорогу. Несколько раз Сергей натыкался на небольшие группы таких же переселенцев, медленно бредущих по трассе или соседним дорогам. Судя по всему, они также пытались уйти как можно дальше от Беркана.

Все эти люди были сильно истощены и измотаны. Они несли пожитки в рюкзаках и сумках или везли на тележках. Когда силы начинали их покидать, им приходилось понемногу выбрасывать вещи прямо на дорогу. Кто-то уже не мог идти и просто сидел на обочине, молча наблюдая, как мимо проезжает человек на велосипеде.

Трасса М115 огибала все населённые пункты, которые располагались по пути к туристической деревне. Поэтому сами посёлки Сергей мог видеть лишь издали. Людей в них он не заметил. Решил, что все, кто ещё жив, либо попрятались в домах, либо ушли вглубь долины, где располагалась б́ольшая часть животноводческих ферм и сельскохозяйственных угодий.

Лишь один раз, проезжая недалеко от посёлка Тарли, Сергей заметил среди домов несколько жителей. Это показалось странным. Местные явно ничего не делали и, казалось бы, никуда конкретно не шли. Они просто бродили между домами или почти неподвижно стояли на месте, опустив или запрокинув головы. На Сергея, который остановился в километре от посёлка, они не обратили никакого внимания, словно бы и не заметив его. Следуя указаниям Дениса, он решил не привлекать внимания и двинулся дальше.

Проехав ещё пару километров, Сергей увидел дорожную развязку и знакомый указатель – «Природный парк Горная Стена». Чтобы попасть в туристическую деревню, необходимо было свернуть направо и проехать ещё несколько километров. Сама же трасса М115 уходила дальше вглубь долины Фьярвик.

Спустя всего полчаса Сергей уже видел ровные ряды аккуратных домиков, стоявших на возвышенности в предгорье Большого Хребта. Величественные горные вершины нависали над домами, отчего те казались совсем игрушечными. Сергею оставалось лишь подняться по некрутому зигзагообразному серпантину, и конечная цель его маршрута была бы достигнута.

Он остановился перед началом подъема и внимательно осмотрел ту часть туристической деревни, которую мог видеть. С одной стороны, ничего подозрительного он не заметил. Все дома, что он видел, казались абсолютно целыми. Сергей не заметил никаких признаков того, что кто-то подверг это место разорению, как опасался Денис. Но с другой стороны, в домах и рядом с ними он не увидел ни одного человека.

Зигзагообразная дорога уводила вверх. Спустя несколько минут Сергей достиг большого придорожного щита с надписью – «Туристическая деревня природного парка Горная Стена».

Ниже подпись – «Экологический туризм круглый год». Проехав по главной улице несколько домов и никого не встретив, Сергей слез с велосипеда и поставил его возле здания администрации. Он вошел вовнутрь.

– Фрэнк, ты здесь? – позвал он своего начальника, но ему никто не ответил.

Внутри был заметный беспорядок. Как будто кто-то бегло обыскивал помещение, но при этом явно спешил. Сергей поднялся на второй этаж, осмотрел комнаты, но и там ни Фрэнка, ни кого-либо ещё из сотрудников не оказалось.

– И где все? – спросил он сам себя. – Если они ушли, то куда? Может дальше в горы?.. Не, бред какой-то.

Сергей вышел на улицу и решил пройтись пешком. Сама туристическая деревня занимала не очень большую площадь – всего несколько десятков домов, расположенных по большей части вдоль главной улицы. Сергей заглядывал в домики один за другим, но все они были пусты.

Вместо типичных современных домов, напичканных умной электроникой, вдоль улиц стояли небольшие гостевые домики в стиле старой эпохи. Внешне туристическая деревня напоминала уютный западноевропейский пригород начала двадцать первого века. В мире, где человек и шагу не мог ступить без умных гаджетов, туристическая деревня сильно отличалась своим ретро-стилем. В гостевых домиках не было практически никаких современных девайсов – ни сенсорных панелей на стенах, ни виртуальных помощников, ни чего-либо подобного. Всё внутреннее убранство максимально соответствовало внешнему виду построек – деревянные двери на петлях, двустворчатые окна, деревянная мебель и даже настоящие камины.

Сергей уже почти дошёл до того места, где главная улица резко поворачивала направо, как вдруг внезапный порыв ветра донёс до него отвратительный резкий запах. Он мгновенно вспомнил тот самый трупный смрад, который ему довелось почувствовать в Беркане этой ночью. И только он успел всё это осознать, как перед его глазами развернулась страшная картина. Сразу за поворотом посреди улицы валялись разорванные в клочья человеческие тела. Руки, ноги, внутренности – всё было разбросано и растащено в разные стороны. Всю улицу на десятки метров вперед покрывали пятна запёкшейся, почти что чёрной крови, а стены и окна домов были изрешечены пулями.

От неожиданности Сергей рефлекторно глотнул воздух, и мерзкий трупный запах с удвоенной силой ударил ему в нос. Он мгновенно закрыл ладонью лицо и резко развернулся. Первой мыслью было как можно скорее уносить отсюда ноги. Но не успел он сделать и трёх шагов, как его вырвало. В течение целой минуты его буквально выворачивало наизнанку, и он никак не мог это остановить. Между спазмами Сергей попробовал задержать дыхание или дышать ртом, чтобы не чувствовать отвратительный трупный смрад, но у него ничего не получилось. Желудок активно извергал наружу своё содержимое, не давая сделать глоток воздуха.

Как только ему полегчало, Сергей вытер рот рукавом рубашки и, не оборачиваясь и не поднимая головы, неуверенной походкой начал двигаться в ту сторону, откуда пришёл. Глаза сильно слезились, рвотные позывы продолжали беспокоить, хотя желудок и был уже пуст. Пищевод и ротовая полость горели от желудочного сока. Сергей дрожащей рукой достал бутылку воды из подсумка. Не поднимая головы, откупорил её, сдавил рукой, и тонкая струя воды прыснула ему в рот. Промыв его, он сделал несколько небольших глотков. Стало намного легче, жжение внутри притихло, превратившись из полыхающего пожара в тлеющие угольки. Закрыв глаза, Сергей поднял голову и прыснул струёй воды в лицо.

– Успокойся, Сергей, успокойся. Возьми себя в руки… Это просто трупы. Ты уже видел такое в Беркане и не раз, так что давай прекращай это.

Сергей открыл глаза. В том месте, откуда он пришёл, прямо посреди улицы неуверенно стояла человеческая фигура. Он не сразу смог разглядеть человека, глаза всё ещё слезились. Пару раз моргнув, ему удалось сделать картинку более чёткой. В полусотне метров неподвижно стояла женщина. Отвернутая от Сергея, она словно что-то рассматривала у себя под ногами. Сергей быстро протёр глаза свободной рукой, и ясность зрения вернулась к нему окончательно. Одежда женщины была изодрана и покрыта багровыми пятнами. Длинные светлые волосы слиплись от крови и свисали вниз словно сосульки, закрывая лицо. Женщина стояла на месте неуверенно, немного покачиваясь из стороны в сторону, словно пьяная.

Увидев это, Сергей рефлекторно разжал пальцы, бутылка воды упала на дорогу. Женщина резко развернулась и уставилась прямо на Сергея. Увидев её изодранное лицо и не по-человечески бешеные глаза, он замер на месте. Женщина смотрела в его сторону и по-прежнему не шевелилась. Сергей машинально попятился. В то же мгновение незнакомка завопила и резко рванула к нему. Сергей, ни о чём не думая, кроме как о спасении, рванул к ближайшему зданию справа от себя.

Это оказался небольшой гостевой домик с деревянной дверью, открывавшейся вовнутрь. Сергей попытался закрыть её, но, увы, сделать это не получилось. Магнитный замок не работал.

Сергей со всей силой успел навалиться на дверь, и в тоже мгновение в неё на полной скорости врезалась женщина с обратной стороны. Дверь задрожала от ударов, заскрежетала от навалившегося веса, но Сергей держал её крепко. Проскочила мысль о револьвере на поясе. Дрожащей рукой он вытащил его из кобуры и прижал ствол к двери в районе живота, не прекращая удерживать дверь всем своим телом.

«Если возникнет необходимость стрелять, ни о чем не задумывайся, просто стреляй» – вспомнил он напутствие Дениса.

Дрожащим большим пальцем Сергей взвёл курок и уже был готов выстрелить сквозь дверь, как вдруг стук прекратился, и женщина затихла. Прижавшись ухом к двери, он мог слышать её тяжёлое дыхание и еле заметное горловое рычание. Постояв так несколько секунд, женщина отошла от двери.

Сергей с облегчением выдохнул. Сердце бешено колотилось, в голове бурлила каша из мыслей и предположений, очень хотелось пить. Он опустил вниз ствол револьвера и аккуратно вернул взведённый курок в исходное положение. Теперь нужно было попробовать успокоиться и обдумать произошедшее.

Но вдруг, буквально через пару секунд, соседнее с дверью окно разлетелось вдребезги, и в комнату ввалилась окровавленная женщина. Ошарашенный Сергей тут же направил в её сторону револьвер и трижды выстрелил. Первая пуля пролетела мимо, две последующих попали в грудь и живот. Женщина задёргалась, начала биться об пол руками и ногами, жадно глотая воздух и харкая кровью. Сергей решил, что скорее всего прострелил ей лёгкое.

После стрельбы в маленьком помещении в ушах стоял звон. Сергей не опускал револьвер и попытался собраться с силами, чтобы сделать ещё один, но на этот раз прицельный выстрел, как где-то неподалёку послышался крик. Сергей не сразу понял, что это. В ушах всё еще стоял громкий свист, и крик с улицы сливался с ним. Но через мгновение крик повторился. За ним ещё один такой же, и ещё. Источников становилось всё больше, и они явно приближались. Причём быстро.

Осознав это, Сергей резко рванул от двери и бросился к лестнице, ведущей на второй этаж. Добежав до межэтажного пролёта, он обернулся и увидел, как входная дверь с грохотом распахнулась. В помещение влетела целая толпа изуродованных окровавленных людей с безумными глазами. Сергей направил на них револьвер и начал беспорядочно жать на спуск. Прозвучало три оглушительных выстрела, от которых вновь заложило уши. После чего револьвер начал издавать лишь негромкие щелчки, которые Сергей уже не мог слышать. Наконец поняв, что он отстрелял все шесть патронов в барабане, не разбираясь, попал он в кого-либо или нет, Сергей рванул дальше по лестнице на второй этаж. Вбежав в ближайшую комнату, он закрыл за собой дверь и повалил на бок тяжёлую тумбочку, перекрывая проход.

– Что делать?! Что делать, мать твою?! – судорожно бормотал Сергей, осматривая комнату. – Да что за хрень тут творится?!

Спустя секунду толпа уже ломилась в дверь, но поваленная тумбочка не давала ей открыться. Нужно было как можно скорее перезарядить револьвер. Дрожащими от страха руками, Сергей сдвинул в сторону барабан, вытряхнул отстрелянные гильзы, достал из подсумка мунклип с шестью патронами и вставил их в барабан.

Пока он судорожно перезаряжал револьвер, тумбочка, удерживающая дверь, с каждым новым ударом отъезжала в сторону и дверь понемногу открывалась. В образовавшийся проём уже начали просовываться грязные окровавленные руки. Вернув заполненный патронами барабан на место, Сергей навел ствол револьвера на дверь и разом высадил все шесть патронов. За дверью кто-то рухнул, руки из проёма исчезли. На несколько секунд удары прекратились. Сквозь дыры от пуль никого не было видно.

Воспользовавшись паузой, Сергей резко подбежал к двери, снова её закрыл и плотно придвинул тумбочку, дополнительно подперев её коленом. Сергей понимал, что пока он держит дверь, твари не ворвутся в комнату и у него будет время подумать, что делать дальше.

Спустя пару секунд стуки в дверь возобновились. Сергей скинул рюкзак и сел на пол, прижавшись спиной к широкой тумбочке. Во рту пересохло. Пришлось достать из рюкзака полупустую бутылку воды. Сергей осушил её за три больших глотка, но успокоиться не получилось. Руки по-прежнему тряслись, а револьвер снова надо было перезарядить. Убрав бутылку, он вытряхнул на пол пустые гильзы. В спешке необходимости уже не было, так что он решил приберечь оставшиеся мункилипы на экстренный случай. Достав несколько патронов из подсумка, где они лежали россыпью, он один за одни затолкал их в барабан. Крутанув его большим пальцем, совсем как Ден на стрельбище, Сергей дёрнул револьвер вправо, возвращая барабан на место.

Прошло несколько минут, но стук в дверь не прекратился. Каждые несколько секунд Сергей ощущал легкий толчок в спину, но это его уже сильно не беспокоило. Сейчас он был в относительной безопасности и мог всё обдумать.

«Да что с этими людьми такое творится? Они все разом с ума посходили, что ли? Я будто попал в старый трешовый ужастик. Этому точно должно быть какое-то логичное объяснение… Ладно, хрен с ним, потом разберусь. Первым делом надо решить, что делать дальше и как отсюда выбраться. Вечно тут сидеть всё равно не получится… Погоди. А почему вечно? Наша колонна будет здесь максимум через три дня. Думаю, копы быстро разберутся с этими психами. Надо будет только их как-то предупредить… Точно, у меня же есть сигнальные ракеты, которые дал мне Дэн. Запустить зелёную, если в деревне безопасно, и красную, если есть опасность. Точно, так я и сделаю… Еды у меня на три дня хватит, если есть понемногу один раз в день. Вот только воды маловато, меньше литра осталось. Ладно, как-нибудь переживу».

Пока Сергей размышлял, удары в дверь окончательно прекратились. Ещё некоторое время с той стороны доносилось тяжёлое дыхание и тот самый гортанный рык, но через несколько минут и их не стало слышно.

«То ли до них дошло, что через дверь им не пробиться, то ли память у них короткая, как у рыбок. Наверное, забыли с какой целью вообще ломились в эту дверь».

Выждав несколько минут, Сергей аккуратно отполз от двери и подошёл к окну. Стараясь не шуметь, он медленно выглянул наружу. Обзор закрывал пологий козырёк веранды, так что пришлось высунуться дальше… И сразу отпрянуть, увидев, что вокруг дома бродит порядка пятнадцати человек. Эти люди были словно пьяные или сонные – шаркающая походка, лёгкое покачивание и неестественное положение головы. Сергей тут же вспомнил, как проезжал мимо посёлка Тарли и видел издалека похожую картину.

«Похоже, эти психи пришли сюда оттуда. Помню, Лиза тоже рассказывала про похожий случай в Беркане во время патрулирования… Чертовщина какая-то».

Сергей решил повнимательней осмотреть комнату. Судя по внутреннему убранству, дом никто не готовил к приёму постояльцев – постельного белья не было, халаты и полотенца отсутствовали, мини-бар пустовал. На всякий случай Сергей решил дополнительно укрепить дверь и придвинуть к ней ещё одну тумбочку из дальнего угла комнаты. Часы показывали почти восемь вечера. Солнце к этому времени уже успело частично скрыться за горным хребтом. Сергей начал аккуратно кантовать тяжёлую тумбочку в сторону двери. Но, не заметив в полумраке хрустальный графин, стоявший на подоконнике, случайно задел его локтем, и тот, упав на пол, разлетелся с оглушительным звоном.

– Твою ж мать!

Услышав это, люди на улице моментально дёрнулись и начали крутить головами в разные стороны. Со стороны лестницы послышался громкий топот ног. Сергей ускорился и буквально бросил вторую тумбочку рядом с первой, после чего в дверь снова стали ломиться.

– Бейтесь, бейтесь на здоровье. Это вы уже точно не сдвинете.

Словно в ответ на его слова верхняя часть двери, изрешечённая пулевыми отверстиями, треснула. С каждым новым ударом трещина всё увеличивалась. Ошарашенный Сергей машинально отступил назад. Через несколько секунд в двери уже образовалось небольшое отверстие, в которое начали просовываться руки и выламывать куски двери.

«Вот же я дурак. Сам ослабил дверь своей стрельбой».

Отверстие в двери становилось всё больше и больше. Уже начали мелькать не только руки, но и окровавленные лица с нечеловечески бешеными глазами. Перепуганный Сергей выхватил револьвер и дрожащими руками постарался прицелиться, ожидая появление очередной головы. Но, спустя пару мгновений, он успокоился и опустил ствол.

«А что толку? Патронов у меня в любом случае на всех не хватит… Нужно искать другой выход».

Тумбочки засыпало осколками дерева. Дыра в двери расширилась настолько, что в неё мог пролезть человек. Молодая девушка в изодранном платье с дикими криками начала протискиваться вовнутрь, пока остальные продолжали отрывать куски двери. Она смотрела прямо в глаза Сергею, тянула руки, словно не ощущая расстояния, не понимая, что их друг от друга отделяет ещё несколько метров. Быстро пролезть у неё не получилось, зацепившись платьем за острую щепку она забилась всем телом и завопила что-то нечленораздельное. Как только она пролезла в дыру по пояс, Сергей поднял револьвер и метким выстрелом прострелил ей голову. Она резко дёрнулась и моментально обмякла, закрыв своим телом дыру в двери.

– Это вас задержит.

Сергей убрал револьвер в кобуру, быстро надел рюкзак и вылез в открытое окно. Он стоял на гладкой, но нескользкой пластиковой крыше веранды, имевшей небольшой уклон вниз. Солнце к тому времени полностью скрылось за горами, постепенно наступала ночь. Понимая, что дверь долго не продержится, Сергей начал судорожно крутить головой, соображая, куда бы ему спрятаться. Вокруг дома бурлила целая толпа человек в тридцать. Некоторые, увидев Сергея, пытались забраться на козырёк. Они подпрыгивали, цеплялись руками, но быстро срывались вниз. Соседние дома стояли слишком далеко, чтобы Сергей мог до них допрыгнуть. Бежать было некуда.

– Сергей! – послышался откуда-то знакомый мужской голос. Он осмотрелся, но так и не понял, откуда кричали. Ревущая внизу толпа почти заглушала того, кто его звал. – Сергей, обернись!

Он повернулся через левое плечо и не поверил своим глазам. Какой-то мужчина махал ему из окна второго этажа одного из домов, подсвечивая себя фонарём.

– Фрэнк, это ты?! – крикнул в ответ Сергей, опознав в мужчине своего начальника.

– Да, мы здесь. Тут безопасно, попробуй перебраться к нам.

– Но как? Мне отсюда не слезть.

– Эти твари ночью почти не видят. Если отвлечёшь их чем-нибудь громким или ярким, то сможешь добежать. Мы откроем дверь. У тебя есть чем их отвлечь?

Сергей на пару секунд задумался, после чего воодушевлённо ответил:

– Да, есть.

Внезапно из комнаты, в которой минуту назад прятался Сергей, послышались крики и грохот. Он заглянул вовнутрь через открытое окно и увидел, что твари окончательно сломали дверь и начали пролазить в комнату. Увидев это, он тут же попытался закрыть окно, но неработающий магнитный замок не дал ему это сделать. Он отбежал в сторону от окна и перебрался с козырька веранды на крышу дома. Она была очень крутой по сравнению с козырьком. Поэтому Сергею пришлось снять рюкзак и фактически лечь на нижнюю часть крыши, уперевшись ногами в водосточный жёлоб.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю