290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Блэкаут (СИ) » Текст книги (страница 13)
Блэкаут (СИ)
  • Текст добавлен: 30 ноября 2019, 11:00

Текст книги "Блэкаут (СИ)"


Автор книги: Александр Левченко






сообщить о нарушении

Текущая страница: 13 (всего у книги 17 страниц) [доступный отрывок для чтения: 6 страниц]

Протокол беседы с выжившими

Выживший №3: Фрэнк Варга, мужчина, 53 года, руководитель природного парка «Горная стена»

– Фрэнк, если не ошибаюсь, ваша нынешняя должность называется… «Советник главы общины по экономике»?

– Абсолютно верно. Капитан Савин по достоинству оценил мои заслуги и сразу предложил место в руководстве. А Хелен, как и в прежние времена, стала моим заместителем.

– Если не секрет, то о каких ваших заслугах идёт речь?

– Из самого очевидного это, конечно же, создание того места, где мы сейчас находимся. Раньше оно называлось туристической деревней. Если бы несколько лет назад я бы не задумал полностью её перестроить в стиле старой эпохи, то у нас здесь не было бы ни уютных домов с большими окнами и естественной вентиляцией, ни практичной деревянной мебели, ни каминов в домах. И это лишь то, что лежит на поверхности. Не будем забывать о канализации, которая отлично функционирует даже сейчас, дровяных печах и мангалах для приготовления пищи, запасах синтетического угля, свечей и консервированной еды с длительными сроками хранения. Именно поэтому капитан Савин привёл сюда своих людей. Именно поэтому наша община живёт и у неё есть отличные перспективы в будущем.

– Фрэнк, я вижу, скромностью вы явно не отличаетесь.

– Я объективно оцениваю свои заслуги, и мне нечего стесняться. Я десять лет руководил природным парком и отлично справлялся с обязанностями. Капитан Савин, как истинный лидер, поступил очень мудро, окружив себя не бесполезными подхалимами, а действительно опытными людьми, которым можно смело дать серьёзные полномочия.

– И привилегии тоже?

– Не без этого.

– Расскажите подробнее, особенно, что касается привилегий.

– Ну, например, я – советник по экономике, доктор Риччи – советник по здравоохранению. Есть у нас советник по науке и образованию, советник по труду и так далее. Каждый отвечает за свою сферу деятельности. Я думаю, вы уже представили, как это примерно выглядит. Если условно приравнять нашу общину к государству, то каждый советник будет министром во главе своего министерства. У каждого есть заместители и подчинённые. А что касается привилегий, то все советники, как и бойцы гвардии, имеют улучшенные жилищные условия, приоритет в получении некоторых услуг и увеличенный коэффициент оплаты труда.

– То есть в вашей общине уже сложилась своя замкнутая экономика? Расскажите об этом.

– Пока что товарно-денежные отношения толком не устоялись, но я над этим серьёзно работаю. К сожалению, многие люди совершенно не понимают, как важна экономика в жизни общества. Ведь раньше они и не замечали её существования. До наступления нынешней эпохи всё было автоматизировано, все экономические процессы протекали сами собой, словно по волшебству. Многие даже не помнят, что такое наличные деньги. В общине мне пришлось буквально с нуля создавать новую систему товарно-денежных отношений. И поверьте, доктор Мур, это не так легко, как вам кажется. В своих расчётах мне пришлось учитывать множество факторов – наши запасы, объёмы добычи и расхода различных ресурсов, прогнозировать потребление еды, воды и медикоментов.

– Фрэнк, думаю, нет необходимости настолько подробно всё расписывать. Понятно, что вы проделали большую работу. Лучше расскажите, что вы решили использовать в качестве средства платежа.

– Мы долгое время не могли определиться, что считать валютой. Если бы блэкаут случился сотню лет назад, то у людей хотя бы остались пластиковые купюры или даже металлические монеты, которые вполне можно было использовать для платежа в новых условиях. Но, увы, от наличных денег давно отказались, поэтому нам пришлось придумывать что-то своё. Сначала кто-то предложил использовать автоматные патроны. Если не ошибаюсь, о чём-то подобном писали в одном из фантастических романов старой эпохи, не помню его названия.

– Кажется, я понял, о чём вы говорите, там что-то про жизнь под землёй. Саму книгу я не читал, но припоминаю её экранизацию 2033 года.

– Идея с патронами, конечно, была интересная, но её сразу отбросили. Боеприпасов у гвардии оказалось не так много, чтобы ими ещё и расплачиваться. Тогда я предложил использовать стрелянные автоматные гильзы, которых у нас накопилось довольно много. Их специально собрали после зачистки деревни. Во время мародёрных рейдов гвардейцы тоже старались собирать хотя бы часть стрелянных гильз. А на тренировках по стрельбе их сбор вообще был обязательным.

– То есть вы просто брали гильзы и использовали их в качестве денег?

– Конечно, нет. Если бы мы так сделали, то любой гвардеец после очередной зачистки мог легко прикарманить не один десяток. Чтобы гильза начала считаться средством платежа, двое умельцев под моим личным присмотром наносили на каждую гравировку с уникальным номером, плюс специальные отметки. Это почти исключало возможности изготовления подделок.

(Высыпает на стол несколько гильз с гравировкой)

– Действительно, очень неплохо сделано. Но вы сказали, что это временное решение. Почему?

– Экономика общины растёт, товарно-денежные отношения между людьми постоянно развиваются, гильз на всех уже не хватает. Многие уже стали использовать долговые расписки. Вот я и предложил вернуться к прошлому и начать печатать бумажные деньги или, как их ещё называли, банкноты.

– Интересно. И как же вы собрались это делать, не имея печатных станков?

– На самом деле это намного проще и быстрее, чем выводить гравировку на гильзах. Оказалось, те умельцы, что занимались гравировкой, неплохо работают и с деревом. Из небольших деревянных пластин они сделают клише, это что-то вроде печатей. Покрывая их чернилами или краской, мы сможем легко печатать бумажные деньги, причём в любом количестве. Да, они будут выглядеть слегка примитивно, но зато таким образом можно изготавливать банкноты разного номинала, используя разные клише и разный цвет чернил. Всё необходимое для этого у нас уже есть.

– Я вижу, вы отлично всё продумали. Мне бы такое точно не пришло в голову.

– Собственно, именно поэтому я и стал советником по экономике.

– А как вы организовали общее разделение труда? Каким образом решается, кто какую работу будет выполнять?

– О, вопрос разделения труда, пожалуй, являлся самым острым в момент создания общины. Нас тут больше трёхсот человек, и большинство – это домохозяйки, дети да простые копы, которые толком делать ничего не умеют. Я, конечно же, подразумеваю те навыки, которые жизненно необходимы в нынешних условиях, а не умение распечатать пиццу в пищевом принтере или выписать штраф за антисоциальное поведение. Поэтому капитан Савин почти сразу после создания общины распустил всю полицию.

– Что вы имеете в виду?

– Да то и имею, что всех копов сделали штатскими. Звания и соответствующие привилегии разом были отменены.

– Довольно жёсткое решение.

– А на кой чёрт общине нужна сотня безоружных копов в званиях от капрала до майора? Нам в первую очередь нужны рабочие, а им звания ни к чему. Для защиты от возможных врагов и охраны порядка более чем достаточно гвардии, которую создали в тот же день. К тому же всё оружие и так под их контролем. А полицейские свою задачу уже выполнили, как только прибыли сюда. Так что пришло время им засучить рукава и заняться физическим трудом.

– И как полицейские отнеслись к своему… увольнению? Будем называть вещи своими именами.

– Конечно же, негативно. Когда им это объявили на следующий день после уборки трупов, там такой гомон начался. Бойцам гвардии чуть не пришлось вмешаться. К счастью, мистер Шелби, бывший майор полиции, оказался достаточно разумным человеком и постарался успокоить своих подчинённых. Капитан Савин, само собой, переговорил с ним заранее и взамен утраченного звания предложил должность советника по труду. Шелби, конечно же, поначалу ломался, всё о своей офицерской чести беспокоился. Но, когда капитан добавил к должности советника неплохие привилегии для Шелби и его семьи, он быстро согласился и встал на сторону капитана. В итоге новообразованным штатским пришлось смириться со своим новым статусом и взяться за работу.

– Фрэнк, я всё хотел спросить. А почему спецотряд «Рубеж» был, по сути, так же расформирован и преобразован в гвардию?

– Да вроде бы это очевидно. Чтобы не возникало путаницы с названиями отряда и общины. Как только возник вопрос, какое название дать общине, а ведь ей непременно нужно было название, капитан сразу предложил назвать её Рубеж. Его бойцы в целом поддержали такое предложение, советники тоже. Соответственно бывшему спецотряду полиции «Рубеж» пришлось менять не столько название, сколько свой статус. Больше спецотряд не являлся подразделением полиции. Он стал главной военной силой общины. Если исходить из количества бойцов, то до армии спецотряд, конечно же, недотягивал, ополчением или самообороной называть его было бы глупо, поэтому остановились на гвардии. Все бойцы сохранили звания и получили соответствующие привилегии. Конечно, не такие серьёзные, как у советников, но всяко лучше, чем у обычных работяг.

– Фрэнк, не поймите меня неправильно, но всё, что вы мне рассказали, очень смахивает на узурпацию власти.

– Да называйте это как хотите. Но можете поверить, что Рубеж – это эталон справедливости в новом мире. Каждый человек здесь занимает ровно то место, которое он заслуживает по своим способностям и труду. У нас нет рабства, как у давидианцев, где люди вкалывают от зари до зари за миску похлёбки. Здесь всё по-честному. Если у тебя есть достаточно знаний и управленческих навыков, чтобы руководить рабочей бригадой, то ты, как минимум, можешь стать бригадиром или хотя бы его помощником. Людей, способных что-то чинить или создавать своими руками, не отправят на рубку дров или рытьё оборонительных сооружений. А если человек не способен ни на что, кроме малоквалифицированной работы, то ему придётся делать то, что поручат, вне зависимости от его желания – перетаскивать ресурсы, черпать дерьмо из септика, подметать улицы и прочее.

– Допустим, частично я соглашусь с вашими аргументами. А что скажете о детском труде? Если не ошибаюсь, то трудовая повинность распространяется на всех трудоспособных в возрасте от двенадцати лет. И вроде как поговаривают о снижении этой планки до десяти.

– Доктор Мур, ну вы же взрослый и вполне неглупый человек. Вот сами подумайте, чем ещё заниматься детям в таком возрасте?

– Насколько я помню, обычно в этом возрасте дети учились.

– И чему же им учиться, доктор Мур? Нейробиологии, вычислительной социологии или может криптоэкономике? Людям эти знания больше ни к чему, да и учить, честно говоря, особо некому. Среди нас есть несколько преподавателей, которые учат детей помладше считать, читать и писать, рассказывают об основах мироустройства и социального взаимодействия в новых условиях. Бывшие сотрудники парка преподают всем, в том числе и детям, основы выживания в дикой природе, делятся своим опытом. Лишь эти знания сейчас имеют значение для жизни общины. А к десяти-двенадцати годам у ребёнка уже есть достаточный багаж знаний, чтобы начать приносить реальную пользу. Ребёнок может, как минимум, подметать улицы, разносить дрова и воду по домам или выполнять прочую несложную работу. Пусть помогают родителям, на худой конец. Иначе детей просто нечем будет занять.

– Ладно, Фрэнк. Думаю, на этом нам лучше остановиться.

– Доктор Мур, я понимаю, вам наши порядки кажутся, мягко говоря, дикими, но вы всё оцениваете, как человек из ушедшей эпохи. Поверьте мне, лишь так сейчас можно выжить. Если всё пустить на самотёк и позволить каждому делать лишь то, что хочет только он, то никто не выживет. Думаю, вы знаете, что до блэкаута в этой долине жило более трёх миллионов человек. А сейчас, дай бог, если наберется, хотя бы три тысячи. Нет больше великой человеческой цивилизации, которая развивалась тысячи лет, нам приходится всё начинать сначала. Поэтому мы должны выжить не только ради самих себя, но и ради всего человечества.

Эпоха Хаоса, день 47
Рейд на Феррол

– Звено Дельта, смирно, приготовиться к осмотру, – скомандовала Лиза. – Рядовой Калашников, где твой топор?

– Сержант Вэй, я положил его в одну из тележек, – отчеканил Сергей, стоя в строю.

Гвардеец, стоявший рядом, ухмыльнулся.

– Капрал Акопян, а ты какого чёрта лыбишься? Скоро и до тебя очередь дойдёт, – возмущённо произнесла Лиза. – Капрал Мао, к тебе это тоже относится. Похоже, этот рейд выйдет чертовски весёлым, потому что вместо бойцов мне дали отряд клоунов.

Лиза вновь перевела взгляд на Сергея:

– Рядовой гвардии Калашников, какого чёрта ты оставил топор в тележке, если на вчерашнем инструктаже лейтенант чётко сказал, что инструменты для вскрытия дверей сразу крепятся к рюкзаку?

Сергей уже хотел было сказать «виноват, мэм», как и положено по уставу, но Лиза в тот же момент подошла к нему вплотную и тихо сказала на ухо:

– Сергей, если ты ещё раз подставишь меня перед лейтенантом, я по возвращению из рейда так тебя отделаю, что мало не покажется. И под словом «отделаю», я подразумеваю отнюдь не то, что было у нас прошлой ночью. А теперь бегом за топором и обратно в строй.

– Есть, мэм, – отчеканил Сергей и выбежал из строя.

– Акопян, ну а теперь твой звёздный час.

Сергей, придерживая рукой автомат, побежал к выстроенным неподалёку в ряд магазинным тележкам. Всего их было около дюжины, и он никак не мог вспомнить, в какую именно бросил топор. Большинство стояли пустыми, но некоторые были заполнены канистрами с водой и провиантом. В другие сложили щиты, защитную экипировку и прочие вещи, которые могли понадобиться в рейде.

– Опять что-то потеряли, господин гвардеец? – слегка издевательским тоном спросил бывший капрал полиции Крис Холанд, стоявший рядом с ближайшей тележкой.

– Да ладно тебе, Крис, – послышался голос бывшего сержанта Анджея Новака, так же стоявшего неподалёку. – Что ищешь, Сергей?

– Ребят, вы пожарный топор не видели? Я его в одну из тележек бросил, когда они ещё пустыми были, и не могу вспомнить, в какую именно.

– Пожарный топор? – задумчиво произнёс Крис. – Это такой с красным лезвием и чёрной рукояткой?

– Да, да, это он, – не скрывая радости, произнёс Сергей. – Ты видел его?

– Не-а, не видел, – подколол его Крис. – Да не злись ты, пошутил я. Здесь твой топор.

Он тут же вытащил топор Сергей из-под кучи защитных комбинезонов.

– Ну спасибо тебе, приколист, – Сергей взял топор. – Анджей, будь другом, закрепи его на рюкзаке.

Анджей начал крепить рукоятку топора захватами к внешнему каркасу штурмового рюкзака.

– Ребят, может, уже перестанете обижаться? Это же не я всю полицию распустил. Вам, кстати, никто не мешает написать заявление о вступлении в гвардию. У капитана вы оба на хорошем счету. Он мне сам сказал, что вы ещё в Беркане себя неплохо показали. Крис, ты разве сам не хотел стать бойцом «Рубежа» до блэкаута?

– Ну, было такое дело. Это тебе сержант Вэй поведала?

– Если честно, то да, – неохотно признался Сергей. – Как-то раз обмолвилась.

– Спасибо, конечно, за щедрое предложение, – начал Крис, – но меня и нынешняя работа устраивает.

– Ловить рыбу и раз в месяц катать тележку в рейде? Тебя как бывшего копа такое устраивает?

– А почему нет? Свободного времени хоть отбавляй и никакой муштры. Я даже книги читать начал по вечерам.

– А ты, Анджей, что скажешь?

– Я того же мнения. Уверен, вы и без нашей помощи вполне обойдётесь.

– Зря вы так, парни… Ладно, после рейда ещё поболтаем, мне пора в строй.

– Удачи, гвардеец, – крикнул Крис Холанд. – С таким сержантом она тебе понадобится.

Когда Сергей вернулся в строй, Лиза уже заканчивала проверять снаряжение остальных бойцов звена. Удостоверившись, что в этот раз Сергей ничего не забыл, она направилась к лейтенанту Куперу, руководившему рейдом.

Всего в операции участвовало двадцать бойцов гвардии, разделённых на пять звеньев, в каждом по четыре гвардейца, включая командира звена. Лейтенант Купер, помимо руководства всей операцией, так же являлся командиром звена Альфа. Звеньями Браво, Чарли, Дельта и Эхо командовали соответственно лейтенант Миллер, старший сержант Ковач, сержант Вэй и сержант Кималь.

– Лейтенант Купер, звено Дельта готово к выходу, – доложила Лиза.

– Хорошо, сержант, возвращайтесь к своему звену.

– Есть, сэр.

– Общее построение! – громко скомандовал лейтенант Купер.

Перед ним по порядку выстроились все боевые звенья, а также отряд «грузчиков» (так называли штатских, которые в рейдах толкали тележки).

– Итак, господа, ещё раз коротко повторю детали операции. Цель рейда – городок Феррол. Расстояние до него по дорогам около семнадцати километров. Если по пути не возникнет серьёзных проблем, то мы достигнем конечной точки не позже полудня. Далее надеваем защитную экипировку и входим в город. Наша основная цель – крупный супермаркет на окраине. Будем надеяться, что большого количества инфицированных мы там не встретим. В любом случае, пока не покинем город, не снимайте баллистические комбинезоны, маски, очки и перчатки. Если вдруг вам станет неудобно или жарко и вы захотите что-то снять, то ещё раз вспомните капрала Хикса, который был укушен по собственной глупости. Ещё раз повторяю, что это не зачистка, а мародёрный рейд. У нас нет задачи перестрелять всех инфицированных, нам лишь нужны определённые вещи из торгового центра. Поэтому без крайней необходимости огонь не открывать. Быстро заходим, берём всё, что нужно, и быстро уходим. Если всё пойдёт по плану, что бывает крайне редко, то в городе мы пробудем не более трёх часов и успеем вернуться обратно ещё до захода солнца. По этой части есть вопросы?

Командиры звеньев промолчали.

– Хорошо. До Феррола будем двигаться в следующем боевом порядке: звено Браво – головной дозор, Альфа, Чарли и Эхо, а также грузчики с тележками двигаются в центре колонны, звено Дельта – тыловой дозор. Всем всё понятно?

– Так точно, сэр, – дружно ответили командиры звеньев.

– Отлично. Двинулись.

С места построения колонна двигалась по центральной улице, ведущей к выезду из общины. Люди, стоявшие по краям дороги и выглядывавшие из окон домов, провожали их как героев, искренне желая удачи. Миновав укреплённый блокпост на въезде в посёлок, колонна спустилась по серпантину и направилась в сторону трассы М115.


***

На весь путь до Феррола ушло чуть более трёх часов. По дороге никаких проблем не возникло, если не считать нескольких инфицированных, бродивших по трассе и рядом с ней. Их уничтожили с безопасного расстояния, используя глушители, чтобы звуки стрельбы больше никого не привлекли.

– Колонна, стоп! – скомандовал лейтенант Купер. – Тридцать минут на отдых и переодевание. Командирам звеньев доложиться по готовности.

Для Сергея это был первый полноценный рейд. До этого ему приходилось лишь пару раз ходить в караулы и на патрулирование окрестностей. Такого рода мероприятия проводились скорее в тренировочных целях, чтобы гвардейцы не теряли физическую форму и навыки между рейдами, или для отработки группового взаимодействия на пересечённой местности.

Проблема информационного обмена между отрядами и отдельными бойцами встала довольно остро после блэкаута. Раньше вся информация о ходе спецоперации выводилась прямо на визор шлема. Боец в любой момент мог развернуть перед глазами трёхмерную карту местности с наиболее важными маркерами, узнать, где именно находится противник и союзные отряды, посмотреть маршрут дальнейшего движения. Кроме того, на визор выводилось изображение с тепловизора и всевозможных внешних сканеров. Командир отряда мог в любой момент посмотреть, что именно видят его бойцы, подключившись к их видеокамерам. Непрерывно вёлся и голосовой обмен на любых расстояниях. Теперь же для обмена информацией в боевых условиях, гвардейцам приходилось осваивать язык жестов, учиться ориентироваться на местности без приборов, а также быстро отличать своих от вероятного противника. Всё это изучалось и оттачивалось в регулярных тренировочных рейдах недалеко от общины.

Сама община, по сути, не нуждалась в постоянной круговой обороне. Она находилась в полной изоляции от остальной долины. Располагалась на обширном горном плато, куда вела всего одна дорога. Для эффективной обороны от возможного противника вполне хватало укреплённого блокпоста на въезде, который возвели в течение первых дней.

Немного отдохнув, гвардейцы принялись доставать из тележек защитное снаряжение. Защитный комплект состоял из баллистического комбинезона, шлем-маски (она была сделана из того же материала, что и комбинезон, и закрывала всю голову, кроме области глаз), противоосколочных очков и перчаток. Эта экипировка не спасала от пуль, но при этом могла отлично защитить от осколков или зубов инфицированных.

Когда гвардейцы переоделись, командиры звеньев отчитались о готовности.

– Финальный инструктаж, – начал лейтенант Купер. – Как только войдём в город, нам нужно будет пройти около километра по центральной улице. Стараемся идти очень тихо. Напоминаю, что эти твари видят довольно плохо, да и слышат не сильно лучше. Если прижаться к стене и не двигаться, то с расстояния в полсотни метров они вас не заметят. А на дистанции больше ста метров они смогут вас распознать, если только начнёте прыгать и орать во всё горло. Поэтому не спешите расходовать патроны, даже если имеете возможность подстрелить инфицированного. Боеприпасов у нас осталось очень мало, так что скоро придётся, как и старшему сержанту Ковачу, орудовать холодным оружием. В любом случае помните, что наша цель наполнить тележки полезным грузом и доставить их в общину, всё остальное вторично. Если все готовы, то устанавливайте глушители и вперёд.

Гвардейцы достали из разгрузок быстросъемные глушители и установили их на стволы автоматов. Спустя несколько минут колонна уже двигалась по центральной улице городка Феррол. Мёртвый город встретил их привычным смердящим запахом, разорёнными домами, следами крови на дороге и стенах, разбросанными повсюду обглоданными костями и гниющими человеческими останками. Несмотря на то, что жители мелких городков и посёлков после блэкаута имели намного больше возможностей выжить, чем обитатели мегаполисов вроде Беркана, инфицированные снизили их шансы практически до нуля. Единственные места, где ещё могли оставаться выжившие, так это очень старые горные деревни. В домиках прежней эпохи можно было согреться зимой и не задохнуться от жары летом. Их жители привыкли хранить дома приличный запас провизии с длительными сроками хранения и, довольно часто, огнестрельное оружие. К тому же такие деревни легко было оборонять, а инфицированные вообще вряд ли туда отправились бы.

Когда колонна достигла очередного перекрёстка, лейтенант Миллер, командовавший звеном Браво, крикнул:

– Справа контакт. Группа тварей, дистанция около ста метров.

– Что делают? – уточнил лейтенант Купер.

– Стоят и смотрят в нашу сторону… Поправка, они скрылись за зданием, как будто их что-то спугнуло.

– Спугнуло? Не помню, чтобы эти твари чего-то боялись. Ладно, продолжить движение.

Через несколько минут они уже достигли конечной цели – крупного торгового центра.

– В здании нет окон, так что все готовьте фонари, – скомандовал лейтенант Купер. – Браво и Чарли проверьте вход. Остальным охранять грузчиков.

Тактика зачистки зданий от инфицированных была уже отработана и неоднократно опробована в боевых условиях. Первым всегда шёл боец со щитом, на который устанавливалось несколько мощных фонарей. За его спиной двигались остальные бойцы звена, готовые в любой момент открыть огонь. Если инфицированный внезапно появлялся прямо перед отрядом, то щитовик старался принять удар на себя, после чего его в упор расстреливали бойцы, вооружённые автоматами. Подобная тактика показывала себя особо эффективной в узких коридорах, где даже опытный стрелок мог и не успеть выстрелить.

Старший сержант Ковач, командовавший звеном Чарти, слегка усовершенствовал эту тактику. Мастер-оружейник смастерил на основе его нерабочего протеза правой руки крепление для клинка. Теперь Ковач в любой момент мог достать из подсумка острый клинок, сделанный из большого кухонного ножа, и установить его на место правой кисти. Таким образом, удерживая в левой руке щит, а в правой острой клинок, он вполне мог справиться с инфицированным даже в одиночку.

Звенья Браво и Чарли под прикрытием щитов вошли через главный вход торгового комплекса. Послышались крики инфицированных и несколько негромких хлопков. Через минуту из главного входа показался старший сержант Ковач с окровавленным клинком:

– Всё чисто, сняли пару инфицированных.

– Заходим, держим строй, – приказал Купер.

Зайдя в здание, отряд включил фонари, осветив кромешную тьму вестибюля торгового центра. Один из бойцов, вошедших с первой группой, подбирал с пола отстрелянные гильзы и складывал их в карман.

– Вперед по коридору, – негромко скомандовал лейтенант Купер, и вся боевая формация медленным шагом двинулась вглубь тёмной галереи, по обеим сторонам которой располагались витрины разнообразных магазинов. Как и в большинстве торговых центров, по большей части, магазинов модной одежды от дорогих брендов, которые абсолютно не интересовали мародёров. Проверять каждое помещение на присутствие инфицированных не было никакой возможности, поэтому гвардейцы окружили тележки со всех сторон, держа периметр под контролем, не давая возможности напасть на грузчиков.

Первую остановку сделали около крупного магазина медицинских препаратов и оборудования. Почти всё, что лежало на витринах и в торговом зале, разграбили ещё в первые дни после блэкаута. Но ни одно складское помещение прежние мародёры открыть не смогли. Все двери так и остались заблокированными с момента отключения электроэнергии.

– Капрал Мао, возьми у Калашникова топор и вскрой всё, что сможешь, – приказала Лиза.

– Есть, сержант.

Капрал Мао отстегнул пожарный топор от рюкзака Сергея и принялся за работу. Через несколько минут ему удалось вскрыть дверь склада, содержимым которого доверху наполнили сразу три тележки. Колонна двинулась дальше.

Следующим по счёту стал магазин товаров для туризма. Обычная одежда и обувь сильно уступала в удобстве и долговечности специализированной туристической. Сергей, как туринструктор, хорошо в этом разбирался. Он быстро отобрал самые качественные и ходовые товары. Хоть эти вещи и занимали в тележках довольно большой объём, но община в них очень нуждалась. К тому же лето подходило к концу, возникла необходимость заранее запастись демисезонный одеждой и обувью. Для перевозки пришлось выделить пять тележек, осталось заполнить чем-то ещё две.

Колонна мародёров продолжила движение вперёд по тёмным галереям, пробивая тьму яркими лучами фонарей. Внезапно метрах в тридцати перед головным дозором из-за поворота показалась тёмная человеческая фигура.

– Тварь по фронту.

– Не стрелять, он мой, – скомандовал старший сержант Ковач.

Увидев направленный на него свет фонарей, инфицированный дико закричал и бросился вперёд. Как только он преодолел половину дистанции, Ковач рванул ему навстречу, сбил с ног ударом щита, его же ребром прижал тварь к полу и нанёс несколько резких колющих ударов клинком в область груди. Инфицированный беспомощно подёргался несколько секунд и затих.

Довольный старший сержант уже начал вытирать окровавленное лезвие об одежду трупа, но в это же мгновение где-то сзади раздались крики. В хвосте колонны один из бойцов звена Дельта был неожиданно сбит с ног непонятно откуда появившейся тварью. Гвардеец упал на спину, а тварь, навалившись сверху, принялась изо всех сил драть его руками и пытаться укусить. Сергей, стоявший ближе всех, увидел, как тварь, быстро преодолев сопротивление, вцепилась зубами в плечо упавшего бойца. Не теряя ни секунды, он направил автомат на инфицированного и уже готов был выстрелить, но внезапно раздался громкий голос Лизы:

– Не стрелять!

В ту же секунду она подбежала и со всей силу ударила тварь ногой. Та, выпустив жертву, повалилась на бок. Спустя мгновенье Лиза уже давила на спуск, раздирая свинцом грудную клетку лежащей на спине твари.

– Минус один! – крикнула Лиза.

– Круговая оборона! – крикнул следом лейтенант Купер. – Лиза, что там у вас?

– Инфицированный напал на капрала Акопяна, провожу осмотр повреждений.

Лиза начала внимательно проверять, не прокусил ли инфицированный защитную экипировку бойца.

– Всё хорошо, прокусов нет.

– Принял. Доложи, как будете готовы двигаться дальше.

Лиза помогла капралу Акопяну встать и, спустя секунду, схватив его за разгруз, со всей силу прижала к одной из тележек.

– Акопян, мать твою, как ты пропустил эту тварь?! Он ведь был в твоём секторе!

– Я… я н-не знаю, – заикаясь от испуга, пытался отвечать капрал. – Он… он там п-прятался! – капрал показал на открытую дверь ближайшего магазина.

– В смысле прятался? Эти твари не умеют прятаться. Они нападают сразу, как только видят человека.

– Т-тогда п-почему он п-пропустил всю к-колонну и б-бросился на меня?

– А ведь он дело говорит, – подметил Сергей. – По идее инфицированный должен был броситься ещё на головной дозор. Но он пропустил вперёд всю колонну и напал на самого последнего человека. Похоже, они понемногу умнеют и, судя по повадкам, всё больше начинают походить на хищных зверей.

– Согласен, – подхватил сержант Кималь, стоявший рядом. – Нам бы не помешало удвоить бдительность.

– В любом случае ты проглядел свой сектор, придурок, – продолжила Лиза третировать капрала, – потому что пялился только вперёд, вместо того, чтобы держать тыл.

– П-простите, сержант.

– Ладно, после рейда разберёмся, – Лиза отпустила его. – Кстати, это тварь так сильно воняет или капрал Акопян наложил в штаны?

Несколько бойцов, стоявших рядом, хоть и были слегка напуганы произошедшим полминуты назад, но шутку сержанта оценили и достойно сдержали смех. Лиза тем временем подошла к Сергею и обратилась к нему очень тихо, чтобы никто не слышал:

– Если бы ты прострелил насквозь эту тварь и ранил Акопяна, он бы сто процентов заразился. Надеюсь, понимаешь, что ты мог натворить?

– Да, понимаю, прости.

– У Акопяна просил бы прощения перед тем, как вышибить ему мозги. А потом извинялся бы перед его семьёй. Будь внимательней и думай своей головой, даже если действовать нужно быстро.

– Спасибо, Лиза.

Она ничего ему не ответила. Просто вернулась в колонну и крикнула лейтенанту Куперу:

– Звено Дельта готово двигаться дальше.

Лейтенант Купер уже хотел отдать приказ на движение, но его окликнул старший сержант Ковач.

– Купер, подойди сюда на минутку.

Лейтенант подошёл к Ковачу.

– Посмотри-ка, что я нашёл.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю