332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Wolf_0623 » Противостояние Пламени и Льда (СИ) » Текст книги (страница 9)
Противостояние Пламени и Льда (СИ)
  • Текст добавлен: 9 ноября 2017, 17:30

Текст книги "Противостояние Пламени и Льда (СИ)"


Автор книги: Wolf_0623






сообщить о нарушении

Текущая страница: 9 (всего у книги 28 страниц)

– Что случилось с мамой? Она что, больше не проснётся? – брюнет, посмотрев на свою дочь опухшими от слёз глазами, кивнул и прижал девочку к себе. Она была единственным, что осталось ему от Юкино. – Как это произошло?

– Я не успел прийти вовремя… – прохрипел мужчина, сжимая хрупкое тельце дочурки в объятиях. Юкиро непонимающе посмотрела на своего отца, а в её голове было только одно: «Он не успел спасти маму, это он виноват! Виноват во всём!»

Тогда эти слова звучали по-детски и глупо, но травмы дают свои плоды.

Юкиро после смерти матери отдалилась от своего единственного родственника – отца. Только зелёному иксиду Фрошу, который всегда говорил одно и то же – «И я того же мнения» – можно было излить душу.

Через два года после трагедии Юкиро обучилась магии, а еще позднее взяла одно из самых сложных заданий, что были на тот момент в гильдии, и пропала.

Роуг же, после смерти любимой, ушёл в себя и появлялся в гильдии как можно реже, аргументируя это тем, что здание очень сильно напоминает ему о Юкино. А когда пропала и Юкиро, то черноволосый окончательно ушел в себя, заливая горе алкоголем…

Потерять жену и дочь было просто невыносимо для мага…

***

– Какой кошмар! – воскликнула Люси, смахивая слезы, что скатывались по ее щекам. Было больно слышать, что такое и правда с кем-то произошло. Сначала любимая, потом дочь… Блондинку удивлял факт того, что Роуг, пусть и пьянствует, как когда-то Ромео, но все еще держится.

Присутствующие, поникнув, склонили головы, ведь сказать что-либо на подобное не поворачивался язык. Да и что говорить-то? От рассказа мастера «Саблезубых» хотелось плакать навзрыд, но все поголовно молчали. Неужели Юкино, что всегда святилась счастьем и улыбалась, и правда погибла?

Тишину разорвал громкий стук дверей, а следом за ним тяжелое дыхание и стук каблучков зимних сапог.

– Джувия не здесь? – с надеждой в голосе спросил Грей, стараясь нормализовать сбившееся после бега дыхание. Согильдийцы отрицательно мотнули головой, чувствуя, что грядет что-то не хорошее.

Яркий свет щипал глаза всех жителей Магнолии, ведь от столь мощной вспышки негде было укрыться. Следом раздался оглушающий рев, что давил на уши, чуть ли не заставив головы местных треснуть от столь пронзительного крика.

– Это…

– Дилиора?

Комментарий к Конец жизни.

Поплачем? Спасибо за прочтение и жду ваши отзывы! (◕‿◕)♡

========== Воплощение страха. ==========

Яркий свет охватил всю Магнолию, ослепляя ее жителей. Спрятаться от столь резкой вспышки было невозможно. Ослепительный свет неприятно защипал глаза, а рев, что раздался по всему городу, давил на уши, чуть ли не заставляя головы жителей треснуть.

– Это…

– Дилиора? – черные глаза Грея округлились, услышав до боли знакомый рев. Мужчина развернулся, замечая на другом конце города демона, что однажды уничтожил всю его семью. Фуллбастер выбежал на улицу, оглядываясь по сторонам в поисках жены и дочери, что после приезда в город сразу отправились домой.

– Что за монстр? – испуганно проговорил Шторм. Он не стал дожидаться ответа шокированного отца, сразу рванув в сторону дома, где должны были находиться его мать и сестра.

Грей, находясь в ступоре от увиденного, не понимал, откуда в Магнолии мог взяться кошмар его детства. Этот монстр в своё время лишил его семьи, а позже и приёмной матери – Ур. Из-за него темноволосый замкнулся в себе, его сердце окутал холод, а теперь та, что смогла заставить сердце Фуллбастера биться вновь, сейчас находилась в опасности, ведь Дождия могла оказаться рядом с демоном. Брюнет прекрасно знал какого это – потерять членов семьи, и он не хотел, чтобы его дети ощутили на себе то же самое.

Стиснув зубы, Грей сжал кулаки и, ринувшись с места, побежал навстречу Дилиоре. Фуллбастер был единственным, кто мог уничтожить это чудовище. Печать «Ледяного Убийцы Демонов», что была передана отцом, сохранилась у мужчины и по сей день.

Однако сатир был не единственным из призванных демонов, ибо на восточной стороне Магнолии был замечен Шакал, что принял свою полную форму Эстериаса. Люси, что неизвестно каким способом услышала голос того, из-за кого ей пришлось сломать ключ Водолея, после чего женщина долго страдала, сразу направилась в сторону повергнутого много лет назад недруга. Но почему она слышит его?

По дороге блондинка вспоминала, как ключ одного из ее сильнейших духов был сломан, как больно было Заклинательнице, когда Водолей исчезла, не оставив и капельки своей воды. Моменты из прошлого, которые Драгнил так старалась забыть, всплывали в голове, вызывая слезы. Но волшебнице сейчас не до этого. Главное – спасти семью и город, а о себе она подумает потом…

***

Каждый встретил свой главный кошмар, вызывавший неимоверный страх, ведь волшебники теперь ответственны не только за свою жизнь, но и за жизни своих детей, остановить которых, умоляя не сражаться в столь опасной битве, было невозможно.

Лицо девушки, волосы которой имели довольно причудливый цвет, ведь одна сторона головы Заклинательницы была окрашена в светлый, а другая в темный цвет, исказило злорадство. Сама природа подарила красавице такую необычность, а гетерохромия, что делала ее глаза еще более завораживающими, пугала, но в то же время и привлекала.

– Видишь? Все идет по плану, – Юкиро обняла красноволосого юношу со спины и, довольно улыбнувшись, прикрыла разноцветные глаза. – Я старалась призвать всех демонов…

– Отпусти меня… – карие глаза парня походили на два пустых омута отчаяния, в которых можно было утонуть. Сколько боли он причинил людям за все лет лет, которые существует его гильдия? Кто-то потерял родителей, кто-то детей, другие – друзей и близких.

Все люди грешны. Обида, страх, зависть, отчаяние, страсть, печаль, жадность… Это и многое другое ведет человека к искушению и соблазну, с головой отдавая во власть демонам. А что же стало с ним? В какой именно момент Рейки погряз в эту тьму? Когда он потерял тот луч света, что всегда спасал его от сумерек, наполнявших сердце?

– Я больше так не могу… Хватит, прошу… – Фернандес схватился за алые волосы, что были в точности крови друзей, что сейчас сражались с его проблемой. Это он слаб, а не «Хвост Феи». Это он поддался искушению, осквернив свою и без того прогнившую душу.

– Все только началось, – усмехнулась разноволосая.

Разве не этого он желал? Она лишь сделала так, чтобы угодить, но неужели все ее старания пошли прахом? Столько лет изучения демонов Книги Зерефа не могли пройти просто так, ведь Чени смогла добиться столь замечательных, но в то же время и ужасных успехов. Призвать всю нечисть, что однажды унесла с собой немало жизней, стоило многих лет тренировок и огромных сил.

– Остался только один.

– Юкиро, они же погибнут! – Рейки закрыл лицо ладонями, понимая, что все, что было ему дорого, вот-вот исчезнет. Карие глаза парня окрасились в красный цвет, а зрачок, что принял вытянутую форму, попал в плен черного круга.

– Так ты все еще просишь их спасти? – Юкиро поднялась вслед за мастером, что уже пришел в себя. Уж не ожидала она, что Шедоумэйдж так быстро потеряет контроль, вновь став Рейки Фернандесом – членом захолустной гильдии, которая и являлась основной целью «Глаз Зла». Ради того, чтобы уничтожить сборище слабаков, мастер собрал армию темных волшебников, при этом воспользовавшись и силой Юкиро, что с радостью предложила себя магу. Абсолютно во всех смыслах. – Убьем их вместе и останемся одни, как и хотели, да? – светловолосая потерлась щекой о спину кареглазого, продолжая его обнимать. Еще совсем немного и они смогут навсегда быть вместе. Только вдвоем.

Девочка сидела на сырой земле, прижав колени к груди. Тихие всхлипы доносились со стороны юной леди, а горячие слезы, скатываясь по щекам, падали на ноги, оканчивая свой путь на земле.

Прошло уже около восьми лет, как ее матери, к которой разноволосая была привязана всем сердцем и душой, погибла. Собственный же отец не смог уберечь единственное, что было по-настоящему дорого его дочери. Роуг убил Юкино. Это он виноват, что ее больше нет. Это его вина, что она больше не прижмет Чени-младшую к груди, попросив рассказать про еще одного выученного дочкой демона. Он должен понести наказание. Юкиро не знала как, но она должна была отомстить за маму. Неважно, сколько при этом погибнет людей, вообще никак не связанных с семьей Чени.

– Ты ведь можешь призывать демонов? – подросток лет четырнадцати, чьи красные волосы были собраны в маленький хвост, подошел к темноволосой, осматривая ее взглядом алых глаз. Презрение читалось в его очах, что сердце юной девушки учащено забилось, а душа сразу влюбилась в этого незнакомца. Ей нравился этот взгляд. Злобный, ненавидящий весь мир… Это было именно то, что Юкиро и искала. Он сможет помочь ей. – Ты вступаешь в «Глаза Зла». – юноша схватил руку разноглазой, на что та лишь утвердительно кивнула, осознавая, что ей неважно, куда придется вступить. Главное – отомстить за маму и заставить отца мучиться так же, как и Агрия. – Шедоумэейдж – мастер «Глаз Зла».

– Юкиро, – девушка притянула юношу к себе, медленно накрыв его губы своими и вовлекая в поцелуй. Фернандес не сопротивлялся, ему было абсолютно все равно, чего захочет от него светловолосая, пока он может ее использовать.

Парень усмехнулся, накрыв хрупкие ладони Юкиро своими и устремляя взгляд на поле битвы. Слабые всегда должны умереть. Так же и с «Хвостом Феи», что не имели абсолютно никакой силы в отличии от «Глаз Зла». Сильнейшие волшебники собрались в одной темной гильдии, что скоро станет главенствующей во всем Фиоре.

***

Порывисто дует ветер, сметая с крыш снежную пыль, кружит в воздухе миллионы снежинок, воя ведьмой в печных трубах. Темно и пустынно на улицах. Только кое-где сквозь серебристую пелену метели слабо блестят огоньки в домах, и мутно светят уличные фонари.

Водяные лезвия разлетались в стороны противников, отбрасывая их на дальние расстояния. Джувия, что оказалась в самом эпицентре сражения против темных магов, старалась выбраться из круга врагов, дабы использовать более мощные заклинания.

Женщина осеклась, оказавшись в открытом положении, чем один из магов воспользовался. Прочитав одно из своих заклинаний, он ранил Фуллбастер в бок. Несомненно, физические атаки не отражаются на состоянии Дождии, но этот удар был другим, прямо как когда-то в битве против Мереди. Синеволосая вскрикнула, упав на заснеженную дорогу. Рана не затягивалась, чего волшебница никак не ожидала. Водяное тело должно было выдержать любые атаки, независимо от магической силы противника.

Стена воды отразила последующий удар, не давая волшебнику вновь ранить Джувию. Голубые глаза женщины округлились, когда взгляд ее очей заметил хрупкую девичью фигурку. Дождия попыталась приподняться, но ноющая боль в боку давала о себе знать, и женщина тут же опустилась на землю, придерживаясь за глубокую рану, из которой сочилась вода.

– Мама, как ты? – Сильвия опустилась рядом с женщиной, обеспокоенно оглядывая ее раненное тело. Лицо матери синеволосой было испорченно ссадинами, а само тело волшебницы было изранено глубокими порезами. – Мам, – взволновалась девушка, укладывая голову Дождии себе на колени. На черные глаза Сильвии навернулись слезы, ведь мать ей не отвечала.

***

Снегопад становился все сильнее, закрывая двум созидателям льда вид на своего врага, что уничтожил уже несколько жилых домов. Благо, Гейл и Нова со своими семьями успели меньше, чем за час увести всех жителей из города.

Теперь только они могут остановить Дилиору. Теперь только отец и сын, что много лет не могут найти общий язык, должны одолеть одного из демонов, готового уничтожить все на своем пути…

Комментарий к Воплощение страха.

Спасибо за прочтение и жду ваши отзывы! (◕‿◕)♡

========== Ветер. ==========

Разряды молний разлетались в стороны, отталкивая врагов на дальние расстояния. Двое Громовых Убийц Драконов заставляли падающие с неба снежинки таять прямо на лету и опускаться капельками воды на землю.

Светлые волосы девушки намокли при столь сильной метели, превращаясь в сосульки, а теплая одежда, что должна была греть тело юной волшебницы на морозе, придавала тяжести и сковывала движения, ибо если выжать вещи, то в воде, что вышла бы, можно было бы искупаться.

– Где их, черт возьми, носит? – мастер «Хвоста Феи» нахмурился, отправляя в полет противника, что был готов напасть на его дочь. Нова разочарованно вздохнула, ведь она сама хотела вынести этого противника, но отец ей помешал.

– Они скоро будут тут! – Леви и Гейл, которым приходилось укрывать всех жителей Магнолии, не считая волшебников, старались тратить меньше сил, дабы продержаться как можно дольше, дожидаясь прибытия иксидов. Высшие могли без трудностей переправить людей в безопасное место, пока в их городе идет столь ожесточенная битва. Сколько бы жителей погибло, не эвакуируй их «Хвост Феи»? Все.

Гейл, которому с самого начала показалось странным, что в бой пустили слабых магов, тяжело задышал, опустившись на колено. Тяжело. Очень тяжело защищать столь огромное количество людей, использовав одни из своих сильнейших заклинаний. Леви с тревогой взглянула на сына, что был готов с минуты на минуту потерять сознание. Сердце матери неприятно кольнуло, когда ее глаза увидели, как Редфокс-младший с трудом держит барьер, защищая жителей своего родного города. Он должен. Это больно, страшно, но парень должен держаться, чтобы его семья и друзья были в безопасности. Единственное, что он сейчас может – оборонять гражданских, дожидаясь иксидов.

Острый слух Редфокса почувствовал за своей спиной чьи-то движения. Хоть Гейл и был сыном одного из сильнейших магов Фиора, но в ближнем бою от него не было толка, ибо магию письмен было выгодно использовать с дальних расстояний. Особенно красноглазый любил материализовать «Стальных Птиц», что являлись одним из его мощнейших заклинаний.

Парень крепко зажмурился, впервые за свои шестнадцать лет надеясь на чью-то помощь. Противно было осознавать, что он не смог защитить сам себя, чего уже не говоря о целом городе. Юноша был готов принять то, что вот-вот с ним случится, надеясь, что подобного не произойдет с его близкими.

Лязг старенькой рапиры раздался сквозь завывание бури, что, по-видимому, не собиралась уступать, делая и без того ужасающую битву сложней. Погода словно решила поиздеваться так же, как и тот, кто призвал всех этих чудовищ. Это был точно не Зереф, но именно его приспешники, которых старшее поколение разгромило много лет назад, сейчас находились в Магнолии. От увиденного бросало в ужас, каждый хотел защитить свое. Любимых, друзей, семьи… Каждый старался не думать о том, что с ним сейчас может произойти. Раздавит Дилиора, разорвет Шакал, пронзит корнями Мард Де Гир, неважно, пока волшебники, которых всегда презирали, сейчас были единственной надеждой жителей Магнолии.

– Лаксус, неужели «Громовержцы» были распущены? – сквозь белую пелену снега, что светлой стеной закрывала Дреяру обзор, блондин с точностью мог сказать, что это был его давний друг, с которым мужчина был много лет в ссоре. Все шестнадцать лет Убийца Драконов считал пришедшего на помощь товарища предателем, что однажды увел у него невесту прямо перед свадьбой.

– За кого ты меня принимаешь, Фрид? – усмехнулся Лаксус, направляясь в сторону друга юности. Драконьи глаза позволяли ему увидеть зеленоволосого, вокруг которого уже находились Бикслоу и Эвергрин, дожидаясь команд от своего капитана. – «Громовержцы» всегда будут существовать…

– Тогда давайте как можно скорее расправимся с этими дураками, пока вся моя одежда не промокла. – Штраус недовольно оглядела врагов. Русоволосой стало даже жаль магов, которые явно действовали не по своей воли. Заподозрив неладное, женщина сразу вспомнила, что Венди тоже контролировали.

Члены Хвоста Феи стали перешептываться, обращая свое внимание на синеволосую волшебницу. Женщине становилось неловко и даже обидно, когда в словах бывших товарищей она слышала лишь то, какая она плохая мать, раз бросила своего собственного ребенка, оставив на попечение темной гильдии.

На карие глаза Венди навернулись слезы, когда Ровендо крепко обнял ее, буркнув что-то про «Не слушай, что они говорят. Папа тебя простил – это главное». Сердце матери неприятно кольнуло, когда Марвелл представила, как Ровендо смеялся не в ее объятиях, как он называл «мамочкой» другую, как он говорил, что любит другую женщину.

– Хотите, чтобы я вам задницы поджег? – Ромео недовольно покосился на быстро утихших согильдийцев, направляясь в сторону женщины, которую полюбил еще будучи мальчишкой. Конбальту не менее противно было слышать, как его же собственные товарищи, не стесняясь, говорят гадости про Венди. Он уверен, у нее была причина, чтобы скрывать от него ребенка, чего уже не говоря о том, что кареглазая оставила его. По собственной воле темноволосая никогда бы так не поступила.

– Да и я Звездной Рекой добавлю, – шикнул Драгнил-младший, и вся гильдия громко рассмеялась, тыкая в парня пальцем. Да что с «Хвостом Феи» такое? Разве стали бы они смеяться над товарищем или обсуждать поступки человека, которого не видели много лет? Наш стиснул зубы, и Сильвия, понимая, что парень сейчас раскроет магию Звездного Убийцы Драконов, не сдержавшись, схватила юношу за руку, ладонь которой была сжата в кулак. Синеволосая знала, что если дело доходит до чей-то душевной боли, то блондин начинает пережит. – Вы же знаете Венди-сан давно, – Драгнил раздраженно покосился на Сильвию, давая понять, что ей лучше его не трогать, ибо парень не в самом лучшем расположении духа. В голове девушки застыл вопрос «А Наш-сан ли это?». Куда делся тот улыбчивый юноша? Неужели предательство Фернандеса-младшего так повлияло на блондина, что он возненавидел и своего лучшего друга? – Так почему вы так уверенны в том, что она бы так поступила? Вы видели слезы Венди-сан, когда она говорила о своем сыне, что Рейки отнял у нее? Он подло шантажировал ее ребенком, заставляя поддаваться контролю… – зеленые глаза юноши наполнились злобой, что смешивалась с обидой за эту хрупкую женщину. Почему? Почему все так уверенны, что их товарищ, которого они знали столько лет, мог поступить настолько подло по отношению к собственному ребенку?

– Что ты хочешь этим сказать? – недовольно нахмурившись, Эрза впритык подошла к Нашу, что явно не собирался останавливать свою пламенную речь. Да, ее сын, на которого Фернандес подавала огромные надежды, оказался предателем, но Рейки все еще оставался ее ребенком, которого женщина любила всем сердцем.

– Эрза-сан, так Шедоумэйдж – ваш сын? – Венди закрыла рот ладошками, по которым, скатываясь горячим потоком, капали слезы. Не может быть, чтобы тот подлец, разъединивший ее с Ровендо, оказался ребенком такой женщины как Титания. – Простите, Эрза-сан, – Марвелл опустилась на колени, продолжая всхлипывать. Плечи синеволосой подрагивали, а карие глаза, что застелила пелена слез, были крепко зажмурены. От такого зрелища хотелось плакать вместе с несчастной матерью, но все молчали, глядя на Убийцу Драконов.

В гильдии повисла мертвая, гнетущая тишина. Почему все так обернулось? В какой момент в их большую, дружную семью пробрались раздор и смерть? Когда «феи» возненавидели друг друга?

Ровендо обнял Венди за шею, и та, прижав к себе ребенка, расплакалась навзрыд.

– Эй, народ, – скрестив руки на груди, Нацу широко улыбнулся, вставая из-за стола, за которым всего несколько минут назад сидела вся его семья. Люси последовала за мужем, потащив за собой и Луну, что просто хотела поесть после такой тяжелой бойни. – А с каких это пор мы осуждаем друзей? – Драгнил подал Венди руку, предлагая помочь подняться, и женщина замешкалась. Сколько лет она не видела его дружелюбной улыбки? – Это хрень не в стиле «Хвоста Феи». Мы – друзья, а друзья не шепчутся за спиной у друг друга.

Люси подтолкнула Ромео вперед к его семье. Конбальт покраснел, встретившись со взглядом Ровендо.

Все удивленно переглянулись, обмениваясь парой фраз, после чего, подняв указательный палец вверх, демонстрируя свой фирменный жест, улыбнулись, поочередно извиняясь за свое поведение перед Венди и Нашем.

Вот она – величайшая гильдия Фиора. Вот он – настоящий «Хвост Феи».

– Не боишься запачкать новое платье? – усмехнулся Бикслоу, когда его «детишки» отправили в дальний полет противника, и тот, ударившись о каменную стену, потерял сознание, бездыханно упав на блестящий снег.

– Чего разболтались? – разряд молнии пронесся около лица Эвергрин, что отвлеклась, не заметив противника. Лаксус, нахмурившись, взглянул на свою команду, однако в его взгляде не было ни капли упрека, лишь печаль, что столько лет друзья не были вместе. Прошло уже порядком шестнадцати лет, а одна из сильнейших команд до сегодняшнего дня была порознь, несмотря на то, что все эти года члены «Громовержцев» находились в одной гильдии. – Гажил, прикрой Гейла.

– Я и сама справлюсь! – недовольно шикнула Нова, закидывая руку друга себе на плечо и помогая подняться на ноги. Парень удивленно взглянул на Дреяр, что впервые не издевалась над его беспомощностью, а наоборот, пришла ему на подмогу. – Старик, справишься без меня? – блондинка ухмыльнулась, когда прямо перед ее носом пронеслась молния. Они могут идти, старшие и без них разберутся.

Удостоверившись, что Гейл может передвигаться, ибо силы покидали парня очень быстро, Нова вошла в магический барьер, который поддерживали Леви и Фрид.

Девушка аккуратно опустила Редфокса на заснеженную землю, стараясь не причинять юноше неудобств. Блондинка была довольно заботливой, даже несмотря на ее поведение, а после того, как Лаксус объяснил ей, что в «Хвосте Феи» все помогают друг другу, она всегда приходила товарищам на подмогу.

Нова развернулась, собираясь уходить, но рука Гейла, с силой сжимавшая тонкую кисть Убийцы Драконов, заставила ее остановиться, удивленно обратив внимание на красноглазого. Она понимала, что даже такому парню, что всегда наплевательски относился к проблемам, да и к жизни тоже, сейчас страшно. Всем страшно, и Дреяр была не исключением. Она с ужасом понимала, что ее друзья и семья, которыми светловолосая обзавелась не так давно, могут погибнуть. Погибнуть прямо у нее на глазах.

Волшебница присела рядом с Гейлом, что, под удивленный взгляд сапфировых глаз, положил девушке на колени голову, быстро уснув. Нова не стала спихивать с себя парня, понимая, что он вымотался, поддерживая столь мощное для него заклинание.

***

Рейки шел по улице, не обращая внимания на сильную метель. Усмешка исказила красивое лицо Фернандеса-младшего, ведь он понимал, что всего через несколько часов той гильдии, которую ненавидел всем сердцем и душой, вот-вот не станет. Наконец, мечта его детства сбудется, а «Глаза Зла» сможет претендовать на место сильнейшей гильдии Фиора. От таких мыслей хотелось смеяться, представляя, с каким выражением лица будут погибать его бывшие товарищи. А особенно взрослое поколение, на глазах у которых погибнут их собственные дети.

Рейки улыбнулся, когда алые глаза мага заметили высокую фигуру мужчины. Он узнает ее из сотни, ведь именно с этим человеком ему хотелось сразиться. Именно этого человека ему хотелось пронзить мечом, заставляя его сердце навсегда остановиться…

Подул ветер.

Ветер… Как много он значит в нашей жизни. Ветер может изменить её, одним дуновением перевернув всё с ног на голову, а может сделать её скучной.

Ветер… Как много в этом слове… Он приносит прохладу и надежду, но уносит и развивает мысли, словно пачку бумажных листков у открытого окна… Он уносит надежды, а иногда даже и жизни…

– Здравствуй, отец…

Комментарий к Ветер.

Спасибо за прочтение и жду ваши отзывы! (◕‿◕)♡

========== Лишь раз. ==========

Лед… Как много значений имеет это слово: оно обозначает замершую воду, обозначает замершее сердце, растопить которое может только любовь. Настоящая, горячая, что обжигает души влюбленных, порождая свои плоды.

А что значит любовь отца для сына? А ведь это та самая любовь, которая учит ребенка жизни… Но что будет, если лишить мальчика отцовской заботы? Что будет чувствовать малыш? Ненависть, обиду на папу? Нет… Ребенок начнет искать проблемы в себе, огородится от мира, боясь, что еще кто-то разочаруется в нем, разлюбит…

***

Ледяные осколки разлетались в стороны, звонко разбиваясь о тело огромного чудовища – Дилиоры. Казалось, демон даже не замечает стараний двух волшебников, что кружились около него, стараясь нанести значимый урон, дабы сбить сатира с ног. Монстр продолжал крушить все в округе, смахивая огромными лапами крыши домов.

Бесполезно… Сколько не пытайся, Дилиору невозможно победить обычными заклинаниями, нужно мощнее. Неужели «Ледяной Гроб» – единственный выход из этой ситуации? Как много людей погибнет, не используй один человек эту магию? Сотни, тысячи? А стоит ли таких потерь одна жизнь?

Черные глаза мужчины были сфокусированы лишь на фигуре паренька, что сражался с волшебником бок о бок. Страшно представить, что сделает с Фуллбастером-старшим Джувия, узнав, что он позволил их сыну вступить в бой со столь ужасным монстром, имея в запасе всего пару-тройку сильных заклинаний, которых было бы недостаточно даже для того, чтобы просто ранить Дилиору, чего уже не говоря об его погибели. Но что будет, если Шторм и вовсе не вернется после этой битвы?

Грей отрицательно мотнул головой, стараясь успокоиться и привести в порядок мысли, как длинная нить спутывающиеся у темноволосого в голове. Не позволит. Фуллбастер сделает все, пусть даже погибнет сам, но не даст его сыну закончить свою жизнь здесь. Брюнет понимал, что все, что ему остается, это использовать «Ледяной Гроб», дабы обезопасить всех своей жертвой.

– Шторм, уходи отсюда, – рявкнул Грей, понимая, что видеть смерть человека, пусть которого и ненавидишь, все равно страшно. Фуллбастер не хотел, чтобы со Штормом произошло то же самое, что и когда-то с ним. Маг до сих пор помнил, как растворилось тело его приемной матери, превращаясь в лед, что сковал на десяток лет кошмар всей его жизни. Она смогла запечатать его боль, что теперь предстоит сделать и Грею. Наконец он смог встретить того, кто убил его семью, кто сгубил все его детство. – Найди маму, Рина и Сильвию. – крикнул Грей. – И убирайтесь из города!

Юноша остановился на месте, удивленно взглянув в сторону серьезно настроенного отца. Он сказал ему убегать? Разве Грей не это делает? Убегает от страха за детей и жену, убегает от собственного кошмара, которым уже много лет был не Дилиора, а боязнь вновь потерять семью, что с таким трудом обрел. Нет, Шторм – не его отец. Он будет сражаться, глядя прямо в лицо собственной смерти, чтобы папа вновь однажды сказал, как гордится юношей, как он рад, что у него вырос такой сын.

– Что за бред ты несешь? – несколько Ледяных Копий полетели в сторону демона. – Победим его вместе, Грей! – это болезненно давившее на сердце отца слово. Сколько лет Шторм обращается к нему по имени? Десять? Когда Фуллбастер успел так вырасти, чтобы перечить магу S-класса? Почему Грей упустил то время, когда его сын взрослел, почему магии его обучала Джувия, а не он, что еще до рождения юноши мечтал проводить с ним тренировки, помогать изучать новые заклинания?

– Грей…

Черные глаза мужчины округлились, а сам он остановился на месте. Почему тело будто сковало цепями, что так не хотели отпускать брюнета? В голове всплыли воспоминания из детства, те самые, которые волшебник старался забыть. Перед глазами пронеслась смерть родителей, Ур…

Сердце пропустило удар, прежде чем Фуллбастер заметил огромную лапу, что ударила его по спине, оставляя на ней уродливые следы когтей. Грей вскрикнул, отлетев на несколько метров от сына, что от страха не мог даже пошевелиться, понимая, что на его глазах гибнет отец. Грей попытался приподняться, дабы дать сдачи монстру, что заставил его ослабить бдительность. Однако, ноющая боль в спине, которая умножилась в разы после полета и мощного удара о землю, заставила темноволосого обессиленно рухнуть на снег и крепко зажмуриться, когда огромная ладонь Дилиоры была готова добить мужчину.

– Прости…

***

Громкий хруст снега заглушал собой тяжелое дыхание. Розоволосый мужчина бежал по дороге, надеясь найти хоть одного из своих товарищей. В данный момент Нацу мечтал лишь об одном – чтобы его жена и дети были в безопасности. Драгнил внимательно оглядывался по сторонам, стараясь услышать знакомый запах согильдийцев, но снег, что предавал воздуху свежесть, перебил все ароматы.

Драконслеер прибавил шагу, заметив сквозь густую пелену снега две женские фигуры. Еле уловимый аромат, исходящий от девушек, полностью оправдал ожидания Нацу – свои.

– Силька! – радостно воскликнул зеленоглазый, и синеволосая вздрогнула, выискивая взглядом отца ее лучших друзей. – В рот мне ноги, чего ревешь? – мужчина присел рядом с дочерью друга, обеспокоенно всматриваясь в заплаканное лицо. Черные глаза девчонки покраснели от слез, что до сих пор капали с милого личика Сильвии.

– Мама… – прохрипела девушка, стараясь сдержать подступающий поток слез. Слишком страшно представить, что Джувия и правда могла погибнуть в такой простой битве. В конце концов Фуллбастер была довольно сильным магом, сразить которого было очень сложно.

Нацу удивленно хлопнул длинными ресницами, замечая на коленях волшебницы подругу. В глаза бросились абсолютно белые губы водной волшебницы. Голубые глаза Джувии были закрыты, что придавало ее лицу омертвевший вид. Рука Драгнила непроизвольно потянулась к запястью Фуллбастер, аккуратно нащупывая пульс. – Дождию за ногу, ты чего так пугаешь? – недовольно буркнул Нацу, легонько стукнув Сильвию по синеволосой макушке. Девушка вздрогнула, с надеждой смотря на улыбающегося Убийцу Драконов. – Жива мамка твоя, – розоволосый аккуратно поднял бессознательное тело подруги, посадив себе на спину, дабы отнести Джувию в безопасное место. – Надо найти Венди, она поможет… – драконслеер направился вперед, слыша запах Небесной Девы где-то поблизости. За ним последовала и Сильвия, что облегченно вздохнула, когда веки Джуии стали подрагивать.

– Хорошо!

***

Грей крепко зажмурил глаза, когда огромная лапа Дилиоры была готова добить его. В голове не было ни единой мысли, что могла бы заставить мага сожалеть о чем-то в жизни. Наоборот, он был готов спокойно принять свою погибель, однако созидателя волновало то, что он так просто сдался перед тем, кого мечтал встретить всю жизнь, да еще и на глазах у собственного сына.

Холод охватил тело мужчины, и тот удивленно распахнул черные глаза, увидев, что находится в «Ледяной Тюрьме», которая, судя по всему, защитить его от удара Дилиоры.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю