332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » W.E.S » ReStart (СИ) » Текст книги (страница 18)
ReStart (СИ)
  • Текст добавлен: 8 июня 2021, 23:30

Текст книги "ReStart (СИ)"


Автор книги: W.E.S






сообщить о нарушении

Текущая страница: 18 (всего у книги 19 страниц)

– Котецу! – Крикнула медбрата, который лениво показался из-за угла, но, так же заметив кровь, поспешил к женщинам.

– Шизуне-сама, что…

– Отвези Оотори-сама в гинекологический кабинет и пусть найдут хирурга, который сегодня дежурит, я не могу до него дозвониться! – Рыкнула Шизуне, помогая девушке сесть в кресло каталку.

– Хирург? – Испугалась Оотори, поморщившись от боли.

– Вначале в гинекологию, я просто хочу убедиться. Оотори-сан, вы ведь в положении? – Юкимура кивнула, зажмурившись. Ей несказанно повезло, что на дежурстве был именно её лечащий врач. – На самом деле я сталкивалось с таким только один раз и очень надеюсь, что у вас не этот же случай. – Проговорила женщина перед тем, как убежать к стойке регистрации.

Оотори сдавленно простонала, чувствуя, как по виску стекает пот от боли.

Ненавижу больницы, думала она, уже надеясь просто не сдохнуть.

***

– Ну как у вас там дела? – Старался говорить чуть бодрее, чтобы не показать, насколько ему паршиво после составления отчетов. Ровный голос девушки, пересказывающий абсолютно все с момента первого пробуждения, все еще стоял в ушах и пугал его. Он знал, что после его ухода Конан и Юкимура еще очень долго общались и Индра даже говорил, что в палату девушка вернулась со слегка опухшим от слез лицом. Индра молчал, пытаясь подобрать слова и тихо выдохнул, сжимая целой рукой мобильный, который ему привез отец.

– Мама… Пропала. – Учиха поднялся с кресла, представляя уже самое худшее. Она не могла пропасть – за больницей круглосуточно наблюдали. – Она ночью вышла из палаты, потом кричала Шизуне-сама и мама не вернулась. – Учиха прикрыл глаза, понимая, что его сын просто не так выразился. Но куда тогда ушла Юкимура? Ей стало плохо? – Приехали её родители. – Тихо сказал Индра.

– Я скоро приеду. – Пообещал мужчина, завершая вызов.

***

Шизуне мягко поймала Учиха, вежливо отстраняя его от двери, ведущей в операционную. Она полагала, что мужчину сюда направил отец девушки, Орочимару, а потому вежливо улыбнулась, скинув темную прядь с лица.

– Мне нужно к Оотори Юкимуре. – Она понимающе кивнула, слегка отведя взгляд.

– Я не могу вас туда пустить, операция еще не завершена… Мы полагали, что все не будет так гладко, но не думали, что… – Она осеклась, замолчав. – Учиха-сама, я знаю, как для вас важна Оотори-сама, знаю, что именно вы заботились о ней все это время в больнице, но вы не являетесь её прямым родственником, я не имею права говорить вам, по закону.

– Шизуне-чан, они почти женаты. – Раздался голос Орочимару, подошедшего сзади. – Мне позвонить твоей наставнице, чтобы она лично выписала разрешение для Учиха-сан? – Шизуне нахмурилась.

– Не за чем беспокоить министра здравоохранения по пустякам. – Буркнула она, устало выдохнув и взглянув на Мадару, во взгляде обсидиановых глаз которого читалась злость. – Оотори-сама беременна. – Запнулась. – Дважды беременна. При первых результатах анализов нам не удалось установить, что плодное яйцо прикрепилось вне полости матки. – Она заметила непонимание. – Оотори-сама имела два плодных яйца. Внутри матки был срок приблизительно четыре недели. В маточной трубе чуть больше недели. – Объяснила она. Учиха глубоко дышал, но Шизуне продолжила. – Я впервые с таким столкнулась, но развитие, которое происходило вне матки, не совпадало с реальным сроком. Это было похоже на мутацию, которую я не могу вам объяснить, Учиха-сама, я столкнулась с таким впервые. Разрыв трубы привел к кровотечению и было принято решение о удалении одной маточной трубы. К сожалению, маточную беременность спасти не удалось. – Тихо закончила она, опустив голову.

– Юкимура… Она жива? С ней все будет хорошо? – Прилагая нечеловеческие усилия спросил он, впившись взглядом в лечащего врача. Она кивнула. Орочимару поспешил вмешаться, положив руку на плечо Мадары.

– Мадара-сан, не поймите меня неправильно, но вы сейчас не поможете ей. Доверьтесь врачам и езжайте домой. Я сообщу вам, когда она очнется.

Мотнул головой, не желая уходить, но, заметив кивок врача, обессиленно выдохнул, разворачиваясь.

– Главное, чтобы Юкимура была жива. – Тихо пробасил он, направляясь к палате, чтобы успокоить сына. Почти поверил, что все будет хорошо. – Хидан, даже после смерти ты умудрился все изгадить. Сука. – Проговорил он, когда вышел на улицу, достав сигареты.

Было паршиво.

Достал мобильный, набирая номер Сенджу. Считал гудки, затягиваясь.

– Алло? – Чуть взволнованно и сонно спросил Хаширама, покосившись на время. Два часа ночи.

– Я увольняюсь. – Предупредил Мадара, не считая нужным даже поздороваться. – Отчет на моем рабочем столе, пусть твой братец им подавиться. – Сбросил вызов, едва заметно задрожав от холода.

***

Очнувшись, она устало смотрела на мать, которая медленно объясняла ей ситуацию. Переводила взгляд на отца, который так же пытался поддержать девушку, но уже практически не слышала ничего, кроме гула в ушах.

– Хочу пройтись. – Сказала, приподнимаясь в постели. Она пролежала четыре дня без сознания и теперь просто хотела побыть одна, услышав новости. Иоко кивнула, смотря на дочь с беспокойством. – Мне можно будет вернуться в палату к Индре? – Спросила, чуть наклонив голову, даже не оборачиваясь.

– Да. – Прошелестел Орочимару, прекрасно понимая столь безрадостное настроение. Они с женой переглянулись, когда едва слышно хлопнула дверь.

– Может, не стоит оставлять её одну?

– Пусть пройдется до приезда Учиха. Её и Индру выпишут через неделю, я сегодня поговорил с Шизуне-чан.

Юкимура молча шла по коридору, ощущая внутри себя всепоглощающую пустоту. Точно такая же пустота была и в мыслях. Не знала. Просто не знала. Не было сил даже заплакать. Она остановилась, заметив боковым зрением автомат для посетителей. Повернула голову, увидев на одной и полок сигареты, к которым были прикреплены скотчем самые дешёвые пластиковые зажигалки. Рукой остановила одного из медбратьев, которые медленно шли по коридору, возвращаясь с перерыва. Вдалеке слышала голос матери. Кажется, она звала её.

– Я могу вам чем-то помочь? – Вежливо спросил он, на что Оотори кивнула.

– У меня нет с собой денег. Вы можете купить вот эту пачку для меня? Я отдам. – Пообещала, смотря в пустоту. Медбрат достал кошелёк, вводя на клавиатуре 4 °F. Оотори наблюдала за тем, как упаковка медленно подъезжает к спуску и падает вниз. Медбрат присел, забирая пачку и после развернулся к девушке, положив темно-синюю упаковку ей в руку.

– Возвращать не нужно. – Тише произнес он, на что Оотори вскинула голову. Котецу. Тот самый медбрат. Он печально улыбнулся. – Вы можете покурить на пожарной лестнице, это самая крайняя дверь, над которой висит зелёная табличка.

– Спасибо. – Прохрипела, опуская голову и сделала шаг в сторону, двигаясь к двери. Сейчас она была благодарна не только за эти чертовы сигареты, но и за отсутствие нравоучений, что после её операции и нескольких дней без сознания, она идет смолить. Сегодня можно. Сегодня ей все можно. О последствиях она подумает потом. Котецу ещё раз посмотрел ей в след, печально выдохнув.

Села на лестницу, не ощущая холода, идущего от бетона. Плевать. Машинально вскрыла пачку и отцепила зажигалку. Тонкие маленькие пальцы выудили сигарету. Зажигалка сработала не сразу – ещё минуту тишина разрезалась отчетливыми щелчками, после которых последовала долгожданная затяжка. Пустота внутри заполнилась едким и горьким дымом. Тихо выругалась, смотря на стену перед собой. Иоко наверняка уже все рассказала Учиха, который должен был приехать. Может и к лучшему, что его не пускали в реанимацию, пока Юкимура приходила в сознание. Не знала почему, но она боялась увидеть там печаль или разочарование.

Вторая сигарета.

Третья.

Время стало тягуче-медленным.

Она слышала, как скрипнула дверь. Слышала тяжелые шаги, но не могла поднять взгляд, продолжая смотреть на стену перед собой.

Мадара сел рядом, приобняв девушку, но она не отреагировала. Сделав последнюю затяжку, она прикрыла глаза.

– А я уже надеялась, что все хорошо закончится. – Учиха молчал, продолжая обнимать её за плечи. – Прости. Вечно от меня проблемы. – Равнодушно произнесла она, чувствуя головокружение от никотина.

– Мы справимся. – Тихо пробасил Мадара, не шевелясь. – Главное, что ты осталась жива.

Оотори не ответила. Ей казалось, что она тоже умерла на том операционном столе.

– Я хотела девочку. – Учиха стиснул её крепче. – Теперь, когда шансы забеременеть не такие высокие, я буду хотеть что-то более реальное.

– Пожалуйста, не говори так. Я знаю, ты расстроена, но все наладится. Если ты…хочешь ребёнка и будешь его хотеть, но не получится, мы найдём выход, я тебе обещаю.

– А ты? – Всё так же без эмоций спросила она, повернув голову к мужчине. Короткие пряди его новой стрижки щекотали лицо и будь у Оотори настроение, она бы фыркнула, прежде чем расцеловать это любимое лицо.

– Я тоже хочу, но…твои желания…важнее. – Смог подобрать слова, не шевелясь. Ей не следовало знать о том, что он до безумия сильно желал воскресить Хидана, чтобы собственноручно вновь отправить его на тот свет. Оотори коснулась губами его головы, зарываясь носом в жесткие волосы.

– Спасибо, что пытаешься мне открыться, Мадара. – Устало выдохнула. – Мы справимся. – Повторила она его слова.

Она знала, что, когда они вернутся в его дом, она все ещё будет спать отдельно, вновь привыкая к мужчине и к новой жизни. Знала, что, уложив мальчиков спать, они напьются на его кухне. Знала, что позволит себе дать слабину и будет рыдать у него на руках, оплакивая не только своего даже не сформировавшегося ребёнка.

Это знал и Мадара.

Комментарий к Ctrl + End

*В Японии аборты разрешены только по медицинским и социально-экономическим показаниям, а также в случаях изнасилования.

========== Alt + F4 ==========

Alt + F4 – перезагрузка компьютера

***

Индра прислушивался к тишине дома, изредка почесывая перевязки на руках. В школу его еще не отпускали, но Джи-джи, который вернулся в класс, приносил ему задания. Оотори сидела в гостевой комнате, изредка выходя оттуда, Мадара каждый день уезжал по делам, забирая на обратном пути Рьюджи из школы. Мальчик не был этому сильно рад – теперь попасть к игровым автоматам было гораздо сложнее.

В тот день все должно было быть так же. Индра слышал, как открылась дверь гостевой комнаты. Слышал шаги по коридору и чуть обернулся, когда скрипнула дверь в его с Рьюджи комнату. Юкимура посмотрела на дверь, покачав её рукой. Скрип стал сильнее, заставив её поморщиться.

– Такой противный скрип. Где у папы инструменты? – Спросила она тихо, пряча руки в карманы черной бесформенной кофты. Индра попытался встать с кровати, но Оотори быстро подошла к кровати, жестом прося его не шевелиться. – Шизуне-сама разрешила тебя забрать, но тебе пока нельзя ходить, малыш. Просто, если знаешь, скажи. – Учиха кивнул, внутренне обрадовавшись тому, что Юкимура проявила хоть какие-то эмоции. Он поднял незабинтованную руку, указав на дверь.

– У него несколько ящиков, один в гараже, один в его кабинете, а еще один, если я помню, на чердаке. Чтобы попасть на чердак, там в конце коридора такая веревка с потолка свисает, нужно потянуть и отойти, потому что, когда люк на потолке откроется, может выпасть лестница. – Протянул Индра, посмотрев на Оотори. – Мам, он сам все починит. – Произнес, но Юкимура только устало улыбнулась, обняв мальчика.

– Малыш, мне нужно чем-то заняться, потому что я пока не могу даже смотреть на компьютер. – Учиха обнял её в ответ.

– Мам, вы с папой что-то потеряли, да? – Рука, поглаживающая его спину, замерла. – Я просто не спал позавчера и слышал, как ты плакала и как папа к тебе приходил. – Она выдохнула, целуя его в макушку.

– Нет, малыш, все хорошо. – Она отстранилась, ободряюще улыбнувшись. Индра нахмурился.

– Почему ты плакала? Тебе снятся кошмары?

– Мне уже долгое время ничего не снится, малыш. Я не вижу сны. – Она замолчала. – Не успокоишься ведь? – Индра замотал головой. – Ты знаешь, откуда берутся дети? – Учиха задумался, отчего она едва не засмеялась.

– Папа говорил, что из мамы. – Юкимура усмехнулась. – Что? Не из мамы?

– Из мамы, я просто думала, что он рассказывал это более подробно. – Согласилась она. – Я была беременна. От твоего папы. – Индра помрачнел.

– Была? А живот тогда где был? Я видел тётю Рин, у неё есть живот. – Не понял мальчик и Юкимура засмеялась, прикрыв лицо ладонями.

– Индра, Боже милостивый, мы же не в компьютерной игре! Он появляется постепенно, с процессом развития эмбриона. – Она перестала смеяться. Мадара точно не будет счастлив, если она расскажет ребенку, но Оотори считала, что лучше удовлетворить любопытство ребенка, учитывая, что даже Рьюджи, знающий о появлении детей едва ли не с младенчества, уже обо всем догадался. Несколькими днями ранее, он пришел к ней в комнату и вызвал свою маму на серьезный разговор, чтобы подтвердить свои догадки. Она считала, что второй раз об этом говорить будет проще. – Индра, я потеряла ребе…плод. Меня прооперировали и удалили мне одну из труб, так что мои шансы стать мамой еще раз, теперь немного ниже.

– Тебе было больно? – Спросил Учиха, сжав руки и прикусив губу от волнения. Она непонимающе наклонила голову. – Это больно?

– Только в самом начале, малыш. На операционном столе я уже ничего не чувствовала.

– Не там, мам. Здесь. – Он ткнул маленьким пальцем себе в грудь и Оотори сжалась.

– Еще немного больно, но все будет хорошо. Я справлюсь. Будут ещё. Наверное. – Прошептала она, подавив в себе желание вновь расплакаться. Индра протянул руки к девушке, едва ощущаемо потянув на кровать, чтобы она легла рядом с ним. Он погладил её по плечу, слыша тихие всхлипы и ощутил предательское пощипывание в глазах.

– Главное, что ты цела. – Прошептал мальчик, продолжая гладить девушку по плечам, а после лег рядом, позволив обнять себя.

Юкимура пролежала недолго. Она встала, когда Индра задремал и направилась в гараж, искать инструменты. Смазала петли во всех дверях, после чего направилась на кухню, помня, что видела в одном из шкафов сломанный тостер. Она нашла его в одном из навесных шкафов в том же состоянии, что и прежде. Достала, приготовив инструменты и погрузилась в работу, лишь изредка щурясь от бликов с гладкой хромированной поверхности.

Именно за этим занятием её и застал Мадара, привезя Рьюджи из школы. Он включил кофемашину, которая в последнее время начала издавать хриплые звуки.

– Я её позже посмотрю. – Внезапно проговорила Оотори, достав еще одну деталь и положив перед собой. Мадара удивленно вскинул брови.

– Ты решила всю технику снять с гарантии?

– Я нашла засохший джем внутри тостера, это явно не гарантийный случай.

– Он попал туда случайно. – Чуть тише произнес Мадара, поднося к губам кружку с кофе. Юкимура понимающе кивнула, не отвлекаясь.

– А потом случайно загорелся, да, все бывает. – Ровно согласилась, откладывая еще несколько неисправных деталей. Учиха сел напротив, наблюдая борьбу с тостером, но не вмешивался, внутренне радуясь тому, что Оотори вышла из комнаты. Это было уже достижение, что она добралась до первого этажа самостоятельно, а не на его руках. – Как прошел твой день?

– Сегодня окончательно забрал документы, потом заехал к Изуне. Ему настолько лучше, что теперь он не затыкается. Потом навестил Хозуки вместе с твоим братом.

– Как они?

– Нормально. Играют в карты, Генгецу показывает чудеса мухлежа. – Усмехнулся мужчина. – Ждут тебя в гости. Потом поехал с Логом по делам. – Он заметил поднятый удивленный взгляд. – Когда я ему сказал, что уволился из АНБУ, он чуть ли не расцвел на глазах. Потом отвез его в аэропорт…

– Куда нелегкая его опять забросила? – Протянула Юкимура усмехнувшись. Мадара вторил её усмешке.

– Индия. – Оотори издала долгий звук, напоминавший зависть. После увольнения из АНБУ она оставалась невыездной еще несколько месяцев. Мадара был в таком же положении. – Давай поедем? Куда бы ты хотела? – Он чуть улыбнулся, оставляя от себя кружку. Оотори пожала плечами, вертя между пальцев отвертку.

– Я хотела в Индонезию…

– Только не говори, что…

– …на Бали. – Учиха обреченно выдохнул. – Я тоже хочу там побывать. – Она пожала плечами. – Конечно, когда Сенджу, соизволит снизойти до разрешения выпустить меня из страны, я в тот же день буду в аэропорту.

– А я словно не хочу никуда поехать, да? – Он вскинул бровь, издав смешок. Юкимура показала кончик языка.

– А я тоже хочу в аэропорт! – На кухне появился Джи-джи, который тащил на своей спине Индру. Мадара встал с места, снимая Учиха со спины Оотори и отошел к кухонному гарнитуру, наблюдая за тем, как Рьюджи достает продукты из холодильника и морщится из-за того, что тот забит не только сладостями. – Кстати, тут будет родительское собрание. – Родители переглянулись. Ни одному из них не хотелось идти.

– Ты пойдешь? – Спросил Учиха первым, на что Юкимура фыркнула, чуть закинув голову. Это рассмешило детей и заставило их облегчённо выдохнуть. Постепенно приходила в себя.

– Конечно пойду. Где же я увижу дураков в таком количестве? – Мадара не сдержал усмешки, скрестив руки на груди. А сможешь сама выйти из дома, хотел спросить он, но промолчал, понимая, что даже сама Юкимура знает, что она не сможет больше хандрить. Нужно было жить дальше.

– О, если вы приедете вдвоем, Амари-сенсей будет в бешенстве! Вы поедете на одной машине! И опоздайте! И переговаривайтесь на собрании, вы взрослые, она не сделает вам замечания! – Юкимура тихо засмеялась, подперев голову рукой.

– Какой ты злобный. – Джи-джи ослепительно улыбнулся, выставив вперед руку с поднятым большим пальцем. Мадара тихо засмеялся, выпрямившись и все же отобрал продукты у ребенка. Тот с опаской взглянул на дайкон в его руках.

– Ты будешь кормить нас тёртой редькой? – Джи-джи показал Мадаре кончик языка, надеясь, что до такого не дойдет.

– Вообще я думал, что сегодня можно заказать пиццу, но, если ты хочешь, Джи-джи, для тебя будет тёртая редька. – Мягко улыбнулся Мадара, отчего мальчику стало не по себе. Он каждый день сообщал Учиха, что тот неважно готовит и степень раздражения от этих подколов уже отчетливо проступала во взгляде обсидиановых глаз. Мальчик моргнул, широко улыбнувшись и выпрямился, игнорируя негодование. Оотори-старшая тоже с неким любопытством покосилась на мужчину. – Что?

– Ты назвал его впервые не полным именем. – Проговорил Индра, чуть вскинув брови от удивления. Учиха фыркнул, достав из кармана брюк мобильный.

– Какую пиццу брать?

– Гавайскую.

– Пепперони.

– С курицей. – Мужчина мрачно посмотрел на детей и свою возлюбленную, которые пожали плечами, виновато улыбнувшись. Он хотел с барбекю. Устало выдохнул, отмечая в приложении несколько видов пиццы.

Уже после раннего ужина, Юкимура помогала Учиха убраться на кухне. Она оперлась на кухонный гарнитур, чуть дернув плечом и сложила руки перед собой, наблюдая за тем, как Мадара моет посуду. Он повернул голову в её сторону, ставя в сушку последний стакан.

– Я хочу сегодня попробовать уснуть в твоей комнате. – Тихо произнесла она, прикрыв глаза. Вновь возник окровавленный силуэт с хищным оскалом. Она не врала Индре, кошмары ей не снились. Они преследовали её наяву. Учиха видел, как девушка нахмурилась и молча обнял её, позволяя опустить голову на свое плечо. – Когда это прекратится? – Едва слышно прошептала она. Мадара устало вздохнул, пытаясь подобрать слова.

– Ты принимала те таблетки, которые тебе дала Конан? – Она мотнула головой. Это даже не разозлило Учиху. Он понимал, почему её нелюбовь к таблеткам возросла вдвое. – Мы справимся. – Кивнула, издав тихий всхлип. Пока детей не было, она могла позволить себе хоть чуть-чуть расслабиться.

***

– Мы опоздаем примерно на пять минут. – Сообщил Мадара, ища в навигаторе объездной маршрут. Юкимура недовольно нахмурилась, нервно поправив рукава черной рубашки. Мадара усмехнулся. – Не переживай, Обито за ними присмотрит.

– Я волнуюсь не за детей, а за твоего кузена. – Протянула девушка. Учиха басисто рассмеялся. К Оотори постепенно возвращалась её манера речи и характер. – Два ребенка, это же катастрофа.

– Ты с ними сидела, тебя они слушались.

– Еще бы они меня не слушались! – Она усмехнулась, повернув голову к окну. Это была очень снежная зима. Впервые за много лет. Этот аргумент её ничуть не убедил.

– Я с ними сидел.

– Мадара, тебе подчинялся отдел идиотов, еще бы ты не справился с двумя детьми. С тобой они вообще предпочитают тихо сидеть в своей комнате и убивать в этом шутере. – Она посмотрела на него с иронией. – Что тебя вообще заставило дать им эту стрелялку? Там на коробке большими буквами написано возрастное ограничение. – Начала возмущаться она, как в тот день, когда впервые обнаружила, что Джи-джи и Индра играли в запрещенную игру. – И откуда она у тебя?

– Изуна подарил. Кстати, он тоже с ними сидел. – Оотори закатила глаза.

– Малыш Зузу сам как ребенок, ему легко найти общий язык со всеми. – Учиха хмыкнул, вспомнив что-то.

– Кстати, об общем языке. Мне вчера звонил отец. – Юкимура с любопытством покосилась на мужчину. – Он хочет устроить семейный ужин.

– Знаешь, я не пробовала то, что готовит Таджима-сама, но мне кажется, что ген кулинарии ты перенял от него. – Мадара усмехнулся, заезжая на школьную парковку. Хоть Юкимура признавала, что теперь он готовил чуть лучше, но не могла отказать себе в удовольствии, посмеяться над мужчиной. Его это не злило. – А зачем…

– Хочет дать благословление. – Оотори удивленно вскинула брови, отстегивая ремень безопасности. С этим похищением и последующими неприятностями, как она называла это мысленно, она совсем забыла о том, что Учиха сделал ей предложение.

– Это обязательно? – Мадара кивнул, заглушив мотор.

– Зато есть плюс. Ты ему нравишься. Не знаю, что ты устраивала в этом лагере, но это явно его забавляло. – Оотори довольно хмыкнула, вспоминая будни из лагеря.

– Если тебе будет интересно, я расскажу.

– Мне все интересно. – Он посмотрел на школьное здание и чуть нахмурился. – Не хочу туда идти. – И Юкимура рассмеялась, прижав ладони к лицу. Впервые за долгое время её смех не был вымученным, он был звонким и искренним. Это заставило мужчину улыбнуться, приподняв уголки губ. Он обратил внимание на её руки. – Ты надела его. – Он разглядывал обручальное кольцо на безымянном пальце девушки. Она убрала руки с лица, повернув тыльную сторону правой руки к себе. Чуть помрачнела, печально улыбнувшись.

– Когда я впервые пришла в себя и не обнаружила кольца, я чертовски сильно испугалась. Даже сильнее, чем, когда поняла, что на мне нет ожерелья Итачи-куна.

– Я купил бы новое. – Но Юкимура мотнула головой.

– Ты не понял. Я боялась, не того, что потеряла кольцо. Я боялась того, что у меня не получится выбраться, что я не увижу вас, что я… – Она глубоко вздохнула, стараясь держать себя в руках. – Что я потеряла вас. Всех. – Учиха понял, кивнув, взяв её за руку. Она усмехнулась. – Пойдем краснеть за ум наших детей и выполнять желание Джи-джи.

– Мне кажется, ты её и так раздражаешь. – Заметил Мадара, на что Оотори вновь засмеялась, закинув голову и ударившись затылком о спинку сидения. Она смеялась недолго, вновь помрачнев. Мадара видел, как она нахмурилась. – Ты в порядке?

– Платье. – Только и сказала Юкимура, будто вспомнив о чем-то. Мадара непонимающе посмотрел на неё, чуть нахмурившись. – Платье жалко. Оно было красивое. – Он устало хмыкнул.

– Будут еще. – Пообещал он, после чего приобнял девушку одной рукой. – Это не то, из-за чего стоит переживать.

– А из-за чего стоит?

– У меня нехорошее предчувствие из-за этого родительского собрания. – Юкимура тихо засмеялась, уткнувшись лбом в плечо мужчины.

***

– Ну как собрание? – Усмехнулся Обито, убирая от лица книгу. Он сумел договориться с детьми, чтобы они не терроризировали его, а потому наслаждался тишиной в доме, пока мальчишки играли в консоль в комнате Индры. Мадара устало выдохнул, стягивая с шеи красный мягкий шарф, подаренный его невестой на днях. Юкимура не произнесла ни слова, садясь в верхней одежде рядом с Обито и устало выдыхая. – Что? Настолько плохо? – Не понял мужчина.

– Где дети? – Протянула Юкимура, перестав потирать лицо ладонями и выпрямившись на несколько мгновений.

– Играют в приставку. – Мадара сел с другой стороны от Обито и задумчиво посмотрел на стену.

– Амари-сенсей настроена очень решительно. – Задумчиво протянул Мадара, прикусив нижнюю губу.

– Да что случилось?! – Не выдержал Обито, но пара только задумчиво мычала. Он вскинул руки, едва не выкинув за спину книгу. Пара переглянулась.

– Учительница настаивает на том, чтобы Джи-джи перешел в другой класс. Родители поддерживают её решение. Мы сказали, что переведем детей в другую школу, как только появится возможность, сейчас школы уже не принимают новых учеников. – Мадара замолчал, посмотрев на Оотори. Она только недовольно фыркнула. – Услышав, что Индра тоже переведется, она…включила заднюю, пытаясь уговорить меня оставить его в классе. – Медленно объяснял он, подходя к сути.

– Он забрал документы мальчиков из школы. – Быстро проговорила Оотори, встав с дивана. Обито удивленно моргнул, не понимая. – Я должна подготовить их к экзаменам, на следующей неделе нужно договориться с другой школой и показать им моё разрешение на преподавание. А еще он написал жалобу на Амари-сенсей. – Обито перевел взгляд на Мадару, который только усмехнулся.

– А причина?

– Ну, Джи-джи теперь тоже мой сын. Неприятно, когда…ты понял. – Мадара смутился под тёплыми взглядами кузена и Юкимуры. Обито похлопал кузена по плечу.

– А её не смутило, что ты заступился за Джи-джи? – На этот раз засмеялась Оотори, устало проведя рукой по лицу. Видимо, историю целиком предстояло рассказать ей.

***

Оотори виновато кивнула, входя следом за серьезным Учиха и под осуждающие взгляды родителей, села на место, позади Мадары.

– Рада видеть вас снова, Учиха-сама. – Проговорила Амари-сенсей, поправив светлые волосы, собранные в пучок, после чего переместила взгляд на девушку, которая откинулась на спинку стула, чуть прикрыв глаза. Какой неудобный стул, думала она, как только Джи-джи вообще способен сидеть на месте несколько часов подряд? – К моему сожалению, темой сегодняшнего собрания станет ваш сын, Оотори-сама. – Серьезно и жестко произнесла Амари-сенсей, заставив Юкимуру закашлять от удивления. Она мысленно пыталась представить, что же еще её сын мог вытворить, но на ум не приходило ничего противозаконного. – Внезапное исчезновение и столь же резкое появление вашего сына вызвало у класса столь сильное удивление, что они не слушаются меня уже больше недели.

– А при чем здесь мой сын, если вы не способны контролировать целый класс? – Она заставила себя изобразить усмешку, после чего подалась вперед, поставив локти на парту. Она слышала усталый вздох Мадары и это будто придало ей сил. В этот раз против учительницы с легкой придурью она не одна.

– Куда исчез ваш ребенок?

– На то были причины, директор начальной школы в курсе. – Ровно ответила Оотори, услышав недовольный ропот родителей одноклассников её мальчиков. От одной этой мысли, что Учиха Мадара и Индра теперь тоже часть её семьи, на душе стало тепло, отчего она прослушала недовольный возглас учительницы. – Простите? – Это заставило Амари-сенсей стушеваться. – Вы что-то сказали? Я не расслышала.

– Я сказала, что вам стоит поразмыслить над тем, что если вы не в состоянии ответить на столь элементарные вопросы, то вам лучше забрать своего сына из этого класса. Родители считают точно так же.

– Рьюджи был у своего дедушки, насколько я знаю, он прекрасно провел время.

– И что же вас заставило отправить ребенка в учебное время? – Не унималась учительница. Оотори видела, как Учиха обернулся к ней, но на лице девушки уже была издевательская улыбка. Она встала из-за стола, выпрямившись.

– Я ловила серийного убийцу и попала к нему в плен, где провела около недели. Рассказать, что со мной там происходило? Могу в красках, уверена, такого сексуального опыта в этой комнате больше ни у кого не было. – Жестко произнесла она и в этот момент ощутила, что у неё не существует страха перед Хиданом, перед Нефритом, перед каннибалом. Она не стыдилась того, что происходило в том чертовом бункере и в самом деле была готова рассказать этим горе-родителям, что они вообще не имеют права решать, кто будет находиться в классе. Сейчас она ощущала лишь злость за сына, которому не повезло попасть в такой класс. Даже скорбь по неудачной беременности отошла на второй план. Мадара продолжал смотреть на неё, увидев в ней ту прежнюю Юкимуру, которая не лезла со словом в карман и могла двигать стены, если ей это было необходимо. Учиха восхитился даже этой уверенной злостью в её взгляде.

– Что вы выдумываете… – Неуверенно начала Амари-сенсей, стушевавшись, когда родительница поднялась с места, смотря прямо на неё.

– Не выдумывает. Я был капитаном этого задания. Мой сын так же по моей неосторожности попал в заложники к этому убийце. Это причина, по которой он попал в больницу и пропускает занятия. Юкимура едва не пожертвовала собой, чтобы спасти его. – Повернулся Мадара, поддержав девушку ледяным басом. Амари-сенсей перевела взгляд на Учиха, который смотрел на неё с равнодушием и легкой неприязнью. Он продолжил, не дав возможности Оотори вновь заговорить. За эти несколько месяцев она уже назащищалась, подумал он. – Если вы решили, что моим сыновьям не стоит учиться в этом классе, так и быть, я их заберу. – Он ненадолго обернулся к Юкимуре, которая продолжала со злостью смотреть на учительницу, готовая идти и подключать к диалогу рукоприкладство. – Любовь моя, твоя лицензия преподавателя еще действует. – Оотори кивнула, чуть расслабившись. Мадара удовлетворенно хмыкнул. – Моя жена подготовит наших детей к экзаменам и с апреля они пойдут в новую школу. – Заключил он.

– Жена? – Учительница, как и многие родители, перевели взгляд на Оотори, которая уже села на свое место, наслаждаясь представлением. Оотори была благодарна Учиха, что он вмешался, она уже не сдерживала себя. Будет что обсудить с психологом, подумала Юкимура, наблюдая за тем, как резко меняется в лице учительница. Та поджала губы, переведя взгляд на Мадару, который чуть обернулся к Оотори, ободряюще улыбнувшись. В этот момент Оотори ощутила, как низ живота предятельски потяжелел. Впервые за долгое время, после заточения, она захотела его. – Учиха-сама, ваш Индра не должен…

– Я уже сам не хочу оставлять здесь своих детей. – Он встал с места. Амари вздрогнула.

– Они могут оба остаться! – Мадара проигнорировал этот вскрик, как игнорировал гул между родителями. Протянул руку, Юкимуре, помогая ей встать с места. Взял её пальто, повесив себе на руку, согнутую в локте и, обняв Оотори за талию, направился к выходу. В коридоре раздался искренний смех девушки, которая остановилась посреди того, обняв мужчину за шею.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю