332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Silver Angel » Мгновенья (СИ) » Текст книги (страница 1)
Мгновенья (СИ)
  • Текст добавлен: 9 августа 2017, 22:00

Текст книги "Мгновенья (СИ)"


Автор книги: Silver Angel




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 2 страниц)

Тяжёлая поступь сотни коней отражалась от скал и гулом разносилась на многие километры вокруг. Не один день длился переход через скалистые просторы Мирияны. Невиданные доселе опасности день за днём уносили жизни десятков солдат, однако Динтар, главнокомандующий этого небольшого войска, не скрывал своего довольства.

Крепость, в сторону которой они сейчас двигались, даже не придётся брать силой. Только зайти за стены и заявить свои права на новые территории. В последнем бою глава горцев Нирин был убит, а основная часть его войска уничтожена. В столицу межгорья Динтар шёл победителем.

Молодой воин родился в небольшом селении и был плодом насилия. В день своего совершеннолетия юноша ушёл на войну – защищать свой край от вторгшихся на его территорию кочевников. Там он набрался бесценного боевого опыта, а через пять лет уже стоял во главе огромного войска и считался главой новообразованного клана степняков. Динтар продолжал увеличивать территории своих владений, захватывая мелкие разобщённые кланы соседей. Недавно же он выиграл свой самый страшный бой (убил главу кланов горцев) и теперь направлялся в столицу, чтобы взять под своё руководство ещё одну частичку его растущей империи.

Старший омега клана Мирияны, теперь уже вдовец с пятью сыновьями, сейчас находился в храме. Шестеро омег стояли на коленях перед статуей Безликого Божества и молились за свои жизни. Смысла в сопротивлении захватчикам не было: глава погиб, армия разбита. Только шестеро испуганных омег – вот и всё, что осталось от семьи Нирина, погибшего главы. К большому сожалению, Филиций, его супруг-омега, так и не смог произвести на свет альфу – истинного наследника. А ни один омега не мог стать во главе войска: не для того они рождены. Старейшины на совете решили с поклоном встретить завоевателя, надеясь на лояльность к смиренным подданным. Действительно, Динтар был заинтересован именно в объединении земель, а потому принимал под своё крыло новых вассалов, если те клялись ему в верности.

Однако Филиций понимал: даже если для народа будет лучше, когда захватчику откроют ворота, то его большую семью ждёт погибель. Вряд ли дикарь пожалеет сыновей и супруга Нирина. Себя омега не жалел, но за своих омег боялся до безумия. Потому и привёл мальчишек в храм, и заставил их молиться. Даже самый младший – трёхлетний малыш – не шалил как обычно, а смиренно шептал что-то на своём детском языке, так как ещё не знал слов молитвы, но всячески подражал старшим братьям и отцу-омеге.

В помещение вошёл молоденький омега и известил Филиция о том, что Динтар со своим войском вошёл в город. Старший омега ещё раз окинул взглядом своих детей. Каждый из них желанный и любимый. Старшему едва исполнилось шестнадцать, и он даже пока не потёк. Все дети совсем малы. Тем страшнее от того, как варвар может распорядиться жизнями детей поверженного врага.

Сам же завоеватель с удовольствием и интересом осматривал свои новые владения. Неприступные стены крепости, небольшие домики, примыкающее к высокому замку. Чистота и красота. Некоторые жители решались выглянуть из своих домов и испуганно смотрели на своего нового хозяина и его огромных воинов-альф.

– Потрясающе, – произнёс один из немногих омег в окружении Динтара. – Какой красивый город…

Альфа лишь кивнул и обратил улыбку немолодому омеге.

– Если хочешь, Сати, я подарю тебе этот город.

Омега застыл на мгновение, с недоумением глядя на альфу. А он никак не мог понять, почему Динтар потащил его в горы.

– Не стоит, – омега немного замешкался. – Это ты великий владыка и завоеватель, а я лишь омега… Я не заслуживаю подобной чести…

– Нет, отец, – очень нежно произнёс суровый для всех воин. – Ты заслуживаешь большего… Но пока я могу подарить тебе лишь этот город. Я планировал со временем оборудовать здесь столицу. Когда я закончу завоевание Долины Дождей, здесь можно будет оборудовать неприступное пристанище. Здесь будет наш новый дом…

Омега вновь окинул взглядом город. Ему нравилось то небольшое селение, в котором он родился и вырос, в котором произвёл на свет столь великолепного сына – своего Бога. Однако то место было слишком мало и серо для величия молодого главы клана.

– Думаю, здесь действительно можно будет обосновать столицу, – всё же сдался Сати.

Динтар довольно кивнул.

В замке процессию приняли достаточно равнодушно. Никто с оружием не кидался, но радости по поводу смены правителя не испытывали. А что ещё оставалось делать несчастным людям? Больше их некому защищать, остаётся только уповать на милость нового господина.

Центральная зала огромного замка очень понравилась альфе. На полу из мельчайших деталей была собрана громадная картина, изображающая льва, поймавшего в клыки ястреба. Динтар даже усмехнулся: создатель этого чуда был настоящим провидцем. Ястреб пал перед мощью молодого льва.

Альфа занял огромное кресло, похожее на трон. Тут же его окружили телохранители: всё же довольно глупо передвигаться по замку бывших врагов абсолютно без защиты. Ещё нужно навести порядок, а пока лишние предосторожности не помешают.

В зал вышел немолодой альфа, член совета. Он склонился перед своим новым главой. Динтар хмыкнул, глядя на трясущегося от волнения старичка.

– Я слышал, что в семье Нирина не было альф, – наконец произнёс он.

Старичок поспешно кивнул.

– Да, господин. Все пять сыновей бывшего главы – омеги.

Альфа удовлетворённо кивнул. Омеги для него совсем неопасны, хотя нужно подумать, что с ними делать. Не хотелось бы, чтобы сынок одного из них устроил в будущем бунт. Но мысли его прервал Сати, который двинулся к сыну и наклонился достаточно низко, чтобы никто не слышал его слов.

– Все сыновья Нирина совсем дети. У старшего ещё даже течки не было, – шептал он сыну. – Не думаю, что они очень для нас опасны, как и сам Филиций, бывший супруг Нирина. Тот и вовсе прав никаких не имеет после смерти супруга. Если ты казнишь детей-омег, может подняться бунт. Так что я советовал бы подождать, когда они подрастут, и просто отдать их в мужья нашим соплеменникам. Так ты прослывёшь милостивым правителем, который позаботился даже о семье своего бывшего врага.

Альфа окинул отца подозрительным взглядом. Тот всегда был очень мягок и старался все вопросы решать без крови. Как истинный альфа Динтар всё привык решать силой. Но не в этот раз.

– Я услышал тебя, Сати, – спокойно произнёс он, а омега лишь кивнул в ответ.

Альфа поднялся с трона и выпрямился во весь в рост. В зале собрались старейшины, а чуть поодаль стояли приближённые к нему воины.

– Слушайте все! – приказал альфа. – Сегодня будет великий праздник в честь объединения наших земель! Готовьте вино и угощения!

Все вокруг только склонили головы перед своим господином.

В это время люди Динтара уже закрыли в небольшой комнате Филиция с сыновьями. Младшие омеги жались к старшим. Только омега-отец и его старший сын Ния сидели чуть поодаль, равнодушно глядя вдаль.

– Возможно, – голос Ния срывался от страха, – если я, как старший, попрошу его…

Филиций только качнул головой. По старым законам после гибели супруга он не имел права быть старшим в семье. Вся ответственность в случае, если бы старейшины всё же решили отбиваться от завоевателя до последнего, легла бы на шестнадцатилетнего Ния – старшего из сыновей омег.

– Не нужно, Ния. Не стоит привлекать к нам лишнее внимание бесполезными мольбами. Динтар поступит так, как посчитает нужным вне зависимости от наших слов и слёз. И тебя он не примет всерьёз, ты всего лишь ребёнок.

Омеге очень хотелось плакать от этих слов, но он с трудом сдерживался: не хотелось пугать младших. Да и слезами горю не поможешь. Может, их не станут убивать…

За дверью слышался шум, голоса, но омеги так и сидели молча, ожидая судьбоносного решения. Свечи тухли одна за другой, а к ним так никто и не приходил. Самый младший омежка уснул на руках брата.

Внезапно послышался топот десятков ног, лязг замка, и тяжёлая дверь отворилась. Бледный Филиций с ужасом смотрел на солдат Динтара.

– За мной! – приказал один из альф таким грозным голосом, что младший из детей проснулся и заплакал.

Филицию пришлось взять ребёнка на руки и успокаивать, пока они шли по тёмным коридорам места, которое раньше было их домом. Сейчас старший омега проклинал себя за то, что так и не смог родить мужу наследника-альфу. Разве способны омеги сами защитить себя от могущественного дикаря?

Как ни странно, омег вели не внутрь замка, а на выход. Омеги с шоком осматривались вокруг. В основном, на улицу вывалили солдаты захватчика, хотя было и много местных. Везде был огонь, который освещал множественные улочки. Чем ближе омег подводили к центральной площади, тем шумнее становилось. Некоторые уже успели напиться вина и были навеселе. Филиций ожидал, что его с детьми ведут на казнь, а оказалось, что на праздник.

Посреди центральной площади стояло несколько столов. В самом центре сидел высокий светловолосый альфа, окружённый своими воинами. Старший омега сразу понял, кто это. Чуть поодаль сидели старейшины, так же пившие вино и евшие блюда с богато обставленных столов. Омег вывели в самый центр, поставили перед самим Динтаром. Дети испуганно жались к отцу, только Ния как старший стоял чуть поодаль, но и он трясся от страха.

– Смотрю, в этом замке Нирин прятал настоящее богатство, – громко произнёс светловолосый альфа, и весь шум мгновенно стих. – Столько омег… Боги одарили моего бывшего врага!

Динтар поднялся с места, обошёл стол и двинулся вперёд к омегам. Малыши стали сильнее прижиматься к своему отцу, Филиций из последних сил пытался держать лицо перед чудовищем, убившим его супруга.

Альфа остановился всего в нескольких шагах от них.

– Кто же является преемником Нирина? – спросил он. – Кто здесь старший?

Ния испуганно вздрогнул, но всё же смог распрямить спину и сделать шаг вперёд. Он поднял взгляд на светловолосого альфу, не желая уступать дикарю ни в чём. После гибели отца он здесь хозяин.

Альфа подошёл вплотную к мальчишке и обхватил его подбородок пальцами, всматриваясь в голубые глаза. Кто бы мог подумать, что даже в этом испуганном ребёнке есть зачатки истинного правителя?

– Я покажу всем, что выше тебя, мальчик. Уж не обессудь, во всём виновата твоя кровь.

Альфа схватил парнишку за руку и потащил за собой. Филиций хотел рвануть за сыном, но не дали маленькие ручки младших сыновей, вцепившихся в ноги. Он только и мог застыть на месте, чувствуя внутри нарастающее отчаяние.

Повиновавшись жесту господина, один из воинов скинул со стола полотно, а вместе с ним и всю еду на землю. В воздухе витало напряжение. Даже Сати зажал рукой рот, чтобы не броситься к сыну. Он понимал, что сейчас не имеет права вмешиваться. Динтар должен доказать, что он здесь хозяин. А это означает: нужно лишить всех прав и свобод старшего из рода. И как бы ни был отвратителен ритуал, но он укрепил власть молодого главы клана.

Ния не вырывался. Он, как кукла, вначале буквально бежал за альфой, который очень сильно вцепился в тонкое запястье. Динтар толкнул его к столу, нажал между лопаток, заставляя лечь на дерево животом. Омега чувствовал, как глаза мокнут от слез, а сердце вырывается из груди от страха, но он не сопротивлялся. Да и как, когда твой обидчик в несколько раз больше и сильнее тебя?

Омега молча терпел, когда с него срывали одежду. Он лишь громко и хрипло дышал и совсем не понимал, что будет происходить дальше.

Альфа на мгновение остановился, взглянув на худенькую фигурку мальчишки. Он не чувствовал злости и уж точно не хотел, чтобы парнишке было больно. Но была необходимость в том, чтобы укрепить свою власть. С одной стороны, этот древний ритуал напугает местных, с другой, его народ будет знать, что он здесь полноправный хозяин по законам и обычаям своих земель.

Омега совсем ничем не пах. Да и ясно это: ещё совсем ребенок, ни разу не потёкший. Альфу не возбуждала беззащитность жертвы. И в глубине души он чувствовал жалость к ней, но назад пути нет. Он немного приспустил брюки, доставая своё не до конца возбуждённое хозяйство, плюнул на руку и ввёл сразу два пальца в парнишку, чтобы побыстрей того разработать и закончить со всем этим.

С губ омеги сорвался болезненный стон, но он старался сдерживать всё внутри. Рыдания так и рвались из горла, но он глотал их. Пришлось закусить губу до крови, чтобы не кричать. Он ещё никогда не испытывал такого страшного стыда и такой боли, но молить о пощаде не имело смысла.

Наблюдая за ужасающим действием, Филиций вначале застыл от ужаса, глядя на своё дитя, но вскоре он уже не мог терпеть. С губ сорвался дикий вскрик, и он хотел рвануть и забрать своего сына, но чьи-то сильные руки схватили его и потащили подальше. Трёхлетний и пятилетний малыши закричали, но детей также быстро схватили солдаты и потащили к замку. Разъярённый отец-омега царапался и вырывался, кричал что-то нечленораздельное. Ужас и боль были настолько сильны, что вскоре он не справился с нахлынувшими чувствами и просто обвис бессознательной тушкой в руках солдата.

Ния чувствовал, как нечто огромное и горячее разрывает его изнутри. Он бы закричал, но лишь несчастная губа пострадала ещё сильнее от сжатых зубов. Боль и стыд смешались воедино. Тяжёлое горячее тело альфы казалось вот-вот раздавит. Короткие ногти омеги царапали дубовый стол. Каждый толчок – настоящая пытка.

Вскоре Динтар глухо рыкнул и излился в узкое нутро маленького омеги. Он успокаивающе погладил худые бока, выпирающие из-под кожи позвонки. Альфа готовился к истерике, рыданиям и крикам, но омежка вытерпел всё почти с достоинством, даже не пискнув ни разу.

Динтар снова натянул штаны на место. По бёдрам омеги бежала кровь, и от этого альфе стало стыдно. Впервые в жизни ему стало стыдно. Ритуал должен быть закончен.

Альфа подчинил врага, сделал ниже себя. Теперь же он обязан сделать того недееспособным, неспособным управлять своими землями. И тогда по праву сильнейшего Динтар станет властителем этих земель.

Альфа достал из ножен, которые всегда висели на поясе, большой изогнутый кинжал. В этот момент он сам себя ненавидел.

Лезвие с большой силой опустилось на правую руку ребёнка. Теперь уже даже среди сторонних наблюдателей нашлись те, кто вскрикнул от подобного зрелища. Сам же Ния был всё ещё в сознании. Пусть он уже не мог из-за шока осознавать всего происходящего, но он видел, как большое лезвие навсегда лишило его пальцев на правой руке. С губ сорвался только всхлип, а дальше обморок наконец накрыл мальчика.

Динтар сделал несколько шагов назад от омеги, чувствуя себя как никогда паршиво. Он уже проделывал подобный ритуал раз, но тот омега был далеко не ребёнком, а змеем, которого нужно было силой приручить. Поступив так же с беззащитным омегой, альфа почувствовал себе самым большим злодеем на свете. И впервые его посетила мысль: а действительно ли его цель стоит того, чтобы платить такую цену. И когда он утратил всё человеческое? Неужели жажда власти уничтожила его душу?

Динтар сразу же, не обращая ни на кого внимания, отправился в замок. Он выпил уже достаточно, но теперь собирался напиться до потери сознания, чтобы забыть о своём страшном грехе.

В это время воинами, а также местными слугами распоряжался Сати. Он приказал отнести пострадавшего омегу к целителю, а его отца и братьев разместить в их комнаты. Всё равно бежать им некуда, а детей и так сильно напугали, чтобы теперь ещё и запирать непонятно где.

Раздав все распоряжения, омега отправился к сыну. Хотя он сам чувствовал ужас от произошедшего, но сыну обязательно скажет, что тот всё сделал правильно. Не может истинный правитель быть мягким и милостивым ко всем.

С того момента, как Динтар первый раз вошёл в свою будущую столицу, прошёл год. Альфа не задержался надолго в крепости, вновь пришлось собирать свою армию и идти защищать границы от кочевников, которые так и норовили захватить часть его территории. Поэтому оставив крепость на обустройство отцу-омеге, альфа вновь отправился воевать.

И вот спустя год альфа возвращался в свою столицу. Границы удалось более менее укрепить, и пока Динтар не собирался дальше расширять свои территории: с нынешними бы управиться, а потом можно и продолжить свой путь на юг.

Альфа очень соскучился по своему отцу и никак не мог дождаться, когда вновь увидит омегу. В горный город он прибыл с небольшим отрядом, не предупредив даже отца о возвращении. Он уже представлял, как обрадуется омега, увидев своего единственного сына живым и здоровым.

В этот раз мирные жители не стали прятаться по своим домам, когда отряд альфы вошел в город. Люди уже привыкли к солдатам нового хозяина, которые поддерживали порядок на улицах города. Сати хорошо справился со своими обязанностями: столица нового объединённого клана была величественна и богата. Альфа с удовольствием любовался на город, который теперь по праву принадлежал ему. Когда он проезжал мимо центральной площади, смотрел в землю, не решаясь поднять взгляд. Вина кольнула в самое сердце.

Тогда, год назад, Сати сказал, что целитель спас мальчишку. Однако альфа всё равно понимал, что испортил омегу. Остальных детей бывшего главы он приказал по достижении совершеннолетия выдать замуж. Этот же омежка, Ния, никому не нужен опороченный и искалеченный. Динтар позволил пареньку остаться вместе с Филицием в замке, помогать Сати с управлением. Старший омега всё же смог тогда взять себя в руки ради младших сыновей и дал клятву Сати в верности. Альфе этого было достаточно. Верность в обмен на благополучие младших омег – равноценная плата.

Приблизившись к замку, Динтар спешился. Он чувствовал воодушевление от долгожданной встречи с отцом. Так хотелось вновь оказаться в объятиях старшего омеги, поцеловать его в щёку, почувствовать приятный запах и забыть на миг, что он уже взрослый альфа.

Слуга отворил большую дверь, пропуская господина в замок. Альфа так и застыл, только переступив порог. Его остановил еле ощутимый сладкий запах, который витал повсюду в замке. Вначале Динтар растерялся, не понимая, почему запах какого-то нового омежки так сильно его зацепил. Однако вскоре альфа сообразил, что причина может быть лишь одна.

Он и забыл, что сразу хотел отправиться к отцу. Приятный запах ласкал, манил за собой. Динтар понял, что нашёл своего мори, и от этого осознания становилось тепло и радостно внутри. То, о чём он и не мечтал, вот-вот свершится.

Динтар остановился у одной из дверей, возле которой запах был наиболее концентрирован, и застыл на мгновение, чувствуя себя вновь невинным мальчишкой, трепещущим перед более взрослыми омегами. Предвкушение наполнило его сердце сладкой истомой.

Он резко дёрнул дверь на себя и зашёл в комнату.

Тонкая фигура в тёмных одеяниях стояла возле окна. Омега испуганно вздрогнул, услышав шум, но сразу к опасности поворачиваться не стал. Недалеко солдаты и господин Сати, так что никто не посмеет его тронуть на территории замка.

Динтар приблизился к омеге, аккуратно поворачивая того к себе лицом. Он увидел испуганный взгляд голубых глаз совсем молоденького юноши. Короткие тёмные волосы обрамляли узкое лицо. Кожа была бледной, почти белой, а в глазах появилось вначале узнавание, а потом и вовсе ужас. Парнишка отчаянно дёрнулся назад, падая на попу и отползая от альфы как можно дальше. Он надеялся спастись, закрыться от обидчика, тогда Динтар и смог чётко рассмотреть искалеченную правую руку своего мори.

Он застыл на мгновение, не веря, что такой потрясающий запах исходит именно от этого омеги. Ну разве это не насмешка богов? Его прекрасный мори, его пара, его истинный – некогда изнасилованный и искалеченный им мальчишка-омега.

Динтар не смог произнести ни слова. Внутри него всё переворачивалось, а мысли путались. К тому же полный ужаса взгляд омеги причинял боль. Альфа только и смог заставить себя развернуться спиной к мальчишке и пойти прочь.

Вскоре он увидел своего отца-омегу, но былая радость от встречи с самым близким человеком превратилась в отчаяние. И вместо того, чтобы властно возвыситься над своим родителем, обещая ему защиту и заботу, он, как маленький мальчик, нырнул в объятия омеги.

Сати нежно улыбнулся и потрепал по волосам уже давно немаленького альфу. Самую большую его драгоценность и гордость, воплощение мечты. Раньше омега мечтал о том, что у него появится пара, которая будет любить и защищать его. Однако омегу в достаточно юном возрасте изнасиловали, испортив тем самым. Ни один альфа даже не взглянул бы на испорченного омегу как на будущего супруга, потому и ждала Сати судьба свободной омеги клана, которую силой мог брать любой альфа. Омега был в отчаянии, и ещё большим ударом стала для него наступившая после насилия беременность. Он искренне ненавидел будущего ребёнка – плод насилия. Но всё переменилось, когда маленький светловолосый альфочка появился на свет. Не любить маленькое чудо было невозможно.

– Ты выглядишь встревоженным, – проницательно произнёс омега. – Что-то случилось? Я думал, что ты вернулся с победой…

– Да, с победой, папа, – тихо произнёс альфа, наконец отстраняясь от омеги.

– Я горжусь тобой, – довольно произнёс Сати, нежно улыбаясь.

– Не стоит, – сказал альфа, вспоминая о своей главной ошибке.

– Отчего же? – не унимался отец, видя, что его чадо находится в растерянности.

– Я нашел своего мори, – срывающимся голосом произнёс альфа.

Отец-омега сразу же расцвёл от слов сына. Он уже и не ждал, что его чадо найдёт себе омегу. Мальчишка был влюблён в войну и в оружие. Омеги лишь мелькали в его окружении, но ни один не мог удержаться рядом. Кажется, теперь всё изменится, и вскоре омега уже будет нянчить внуков – маленьких светловолосых альф. Сати даже улыбнулся своим мечтам. Однако грустный взгляд сына опустил его с небес на землю.

– Тот мальчик… как его? – альфа замолчал на мгновения, вспоминая имя истинного. – Ния… да, Ния… Он мой мори…

Сати нечего было ответить на слова сына. Они ввели его в замешательство. Он вспомнил, что действительно у паренька недавно началась первая течка. Он до сих пор помнил, какой тогда был переполох в городе. Опороченный течный омежка привлёк много внимания, и тогда Сати приказал нескольким самым преданным воинам защищать парнишку и никого к нему не подпускать и никуда одного не отпускать, чтобы избежать неприятностей. Он чувствовал ответственность за искалеченного омегу и в глубине души надеялся, что его всё же удастся выдать замуж даже опороченным. Альфы разные бывают… Но уж точно он никак не мог ожидать, что его родной сын почувствует в омеге пару.

– Ну… раз уж так вышло… – Омега отвёл от сына взгляд, раздумывая над сложившейся ситуацией. – Хорошо, что ты был у него первым… – Альфа даже рыкнул от досады. – Он воспитанный, нежный мальчик. После тебя никто его не трогал, я специально взял это под свой контроль. Жалко мне его было… Единственное, он очень боязливый и закрытый, но это и не странно. Меня больше беспокоит, как он отреагирует, когда ты признаешь его своей парой.

Динтар грустно выдохнул, понимая, что его ждёт впереди. Ненависть пары будет сжирать его живьём, а стереть воспоминания о позоре своему омеге альфа не сможет.

– Рано вешать нос, – бодро заявил Сати. – Мы сделаем всё, чтобы мальчишка по уши в тебя влюбился. Конечно, придётся постараться… Но это стоит того, не так ли?

Альфа только растерянно кивнул. Кто их, этих омег, знает: смогут ли они простить подобное? Вот он никогда бы не смог. Убил бы обидчика, что уж о любви и понимании говорить…

– Не говори ему о том, что почувствовал, – начал учить Сати. – Я пришлю его к тебе слугой, только не трогай его, пусть привыкнет к тебе и поймёт, что ты ему плохого не сделаешь. А я немного поговорю с ним о том, что произошло год назад. Со временем он к тебе привыкнет, тогда и раскроешь карты.

– Спасибо, – Динтар улыбнулся отцу.

Старший омега сразу же отправился к Ния. Испуганный парнишка так больше и не решился выйти из своей комнаты. Год назад, когда он узнал, что его обидчик уехал из замка, испытал непередаваемое облегчение. Омега надеялся, что новый глава сгинет где-то вдалеке. Сейчас же парень испытал настоящий шок. Та ночь отчётливо запечатлелась в его памяти, и он до сих пор видел ночами кошмары. Появление же мучителя выбило у парня почву из-под ног. И что делать дальше? Куда бежать? Где прятаться?

Омега мог лишь испуганно смотреть на Сати, который решил навестить своего подопечного.

– Господин… – Омега сразу же подскочил на ноги и слегка склонился.

Отца варвара, причинившего ему такую боль, как ни странно, он уважал. Сати оказался умным и понимающим, позаботился об его отце, братьях и о нём самом, хотя и не должен был.

– Ния, дорогой, как ты себя чувствуешь? – Старший омега ласково улыбался, осматривая с ног до головы своего будущего родственника.

Омега был бледен, но это и неудивительно, если учесть, что он встретил своего насильника. Ния старался не раскисать и держать себя в руках: он всё ещё старший в своей семье, а потому должен ответственно представлять свой род.

– Всё хорошо, господин, – тихо произнёс омега. По привычке левой рукой он прикрывал правую, пряча своё уродство.

Сати удовлетворённо кивнул.

– У меня для тебя ответственное задание, Ния. Присядь, пожалуйста.

Парень послушался. Омеги сели друг напротив друга.

– Дорогой мой Ния, – ласково произнес Сати. – Я знаю, что тебе всё ещё больно вспоминать о том, что произошло год назад.

Паренёк испуганно вздрогнул и опустил свой взгляд. Ему было стыдно говорить о подобном. В груди образовался ком, от которого парнишке стало тяжело дышать.

– Этот ритуал когда-то был довольно известен, и до сих пор он популярен у степных кланов. Альф-наследников побеждённого клана убивают, а омег… Старший, как преемник, должен быть обесчещен. Таким образом, новый глава показывает свою силу и власть, а затем… – Омега бросил взгляд на искалеченную руку паренька. – Руку принято отрубать по плечо, но Дин пожалел тебя… Достаточно просто лишить работоспособности… Это символизирует, что старший из рода покорен и недееспособен. Так альфа получает все права главы.

От слов Сати омеге легче не стало. Он и раньше знал о причине произошедшего: папа-омега рассказал. Но оправдать монстра он не мог даже тем, что тот совершил традиционный для своих краев ритуал. Никогда не забыть омеге боли и унижения.

– Сейчас мой сын вернулся сюда, домой, чему я очень рад. И я хочу, чтобы помогал ему истинный господин этого дома.

Ния непонимающе уставился на старшего омегу. Он надеялся, что ему удастся избегать альфу, не попадаться тому на глаза, а сейчас все надежды рухнули.

– Не бойся, Ния. Он не сделает тебе ничего плохого, поверь. Динтар очень сожалеет о том, что произошло. Он чувствует стыд перед тобой. И я не хотел бы ставить на тебе крест, всё же ты омега благородной крови. Я обещал твоему отцу, что найду твоим братьям хороших мужей, когда они подрастут. И я очень хочу и твою жизнь устроить.

Ния грустно усмехнулся. Он уж точно видел презрительные взгляды альф и прекрасно понимал, что не сгодится быть супругом, а только разовой игрушкой. Потому и прятался в замке под защитой Сати, боясь, что рано или поздно до него доберутся. Он прекрасно понимал, что теперь калека: правая рука полностью без четырёх пальцев, и чудом уцелел большой. Омега уже научился жить со своим увечьем, но теперь он был уверен в своём уродстве. Никто не сможет полюбить такого. Мало того, что изнасиловали, так ещё покалечили.

– Я отдаю тебе приказ, Ния. Будешь служить моему сыну, и тогда я позабочусь о всей вашей семье без остатка. Найду лучших мужей твоим братьям и даже тебе…

Тон был приказной, а потому молодому омежке осталось только склонить голову в знак покорности.

Сати ушёл, а Ния не мог и с места сдвинуться. Он понимал, что должен выполнить приказ. Сейчас только от Сати зависела судьба его семьи. Никому омеги бывшего главы клана не нужны, а ведь младшему только четыре исполнилось.

Всю ночь омега не мог заснуть. Он пытался перебороть свой страх, загнать его глубоко внутрь, долго убеждал себя, что даже монстру будет неинтересен калека. Что с него ещё можно взять? Он просто должен прислуживать новому господину, отринув боль и страх. Ради маленьких братьев, чьи судьбы сейчас зависят только от него.

Так же полночи заснуть не мог и Динтар. Его терзали чувство вины и страха. Наверное, и поделом ему… Было бы нечестно, если бы он нашёл себе другого мори, здорового и красивого, а этот парнишка так и остался бы никому ненужным и глубоко несчастным. Так что Динтар не мог жаловаться на судьбу, он всегда встречал трудности лицом к лицу и никогда не убегал от проблем. Вот только страх, что его нежный и красивый мори никогда не признает альфу всё равно был достаточно силён.

Под утро, когда проснулся, Динтар вновь ощутил приятный омежий запах, будто Ния заходил в его комнату, пока тот спал. Альфа даже почувствовал лёгкое разочарование, ведь так хотелось вновь хоть издалека взглянуть на своего омегу. Тем более что он не успел налюбоваться на омежку при прошлой встрече.

Как чумной, альфа метался по комнате. Он сдерживал себя и вообще боялся выходить из комнаты. Казалось, что если он сейчас вновь увидит своего мори, никогда уже не сможет от себя отпустить, хотя сейчас как никогда важны выдержка и терпение.

Спустя несколько минут дверь тихо отворилась и в комнату проскользнула одинокая фигура. Увидев, что Динтар уже проснулся, Ния остановился у самого входа, не решаясь пошевелиться. Как и всегда он прикрывал свою правую искалеченную руку левой. Омега не понимал, почему господин Сати именно ему приказал прислуживать молодому главе клана. Не сказать, что омега был совсем недееспособен из-за своего увечья, однако во многих аспектах был куда менее ловким, чем другие слуги. Да и не приходилось ему раньше быть в услужении. Пусть и опороченный, пусть и изувеченный, но он был старшим в своей не самой обычной семье, а потому и относились к нему с отстранённым, но уважением в замке. Конечно, в городе начинались проблемы, ведь омега был красив, но каждый альфа в городе знал, что он больше не невинен, при этом не занят и свободен. Это означало, что любой может заявить на него свои права почти как на шлюху.

Динтар и сам немного растерялся, не понимая, что делать дальше. Он внимательно смотрел на красивого омежку, видя, как тот трясётся от страха под его изучающим взглядом. Нет, такое ему точно не нравилось. Значит, нужно, чтобы мальчик к нему привык.

– Принеси, пожалуйста, воды, – мягким голосом произнёс альфа, – и что-нибудь перекусить.

– Но в столовой накрывают на стол… – Омега даже сам не понял, как смог выдавить из себя хоть слово.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю