290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Никогда не говори «всегда» (СИ) » Текст книги (страница 2)
Никогда не говори «всегда» (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Никогда не говори «всегда» (СИ)"


Автор книги: sillvercat




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 4 страниц)

Он, Альберт Ван Ден Берг, на этом ставит точку.

*

Вот теперь Аля всё устраивало во втором кибермеханике. Прежде всего, тот прекратил зряшно галдеть в его присутствии. Собственно, Вик попросту старательно этого присутствия избегал. А поскольку Аль успешно проделывал абсолютно то же самое, они встречались всего-то несколько раз в день – у каждого хватало своей работы. Зато старик «Персей» был ухожен ими, как любимый скакун верховного султана поселения Кафф-оль-Джидхам.

Чем были страшно довольны и Кэп, и сам «Персей».

Кроме того, Вик учился, как зверь – у всех. Он торчал за спиной флегматичного Барка. Он прилежно чистил оружейный арсенал обрадованного Клауса. Он зарывался в звёздные карты Силлы. Он ходил хвостом даже за Кэпом, который сперва отгонял его, как назойливую муху, ругаясь на чём свет стоит, но Вик был слишком настырным, и тот в конце концов сдался.

– Хочешь капитаном стать, что ли? – с усмешкой спросил его однажды Кэп.

– Нет. Просто интересно, и хочется знать больше, – серьёзно ответил тот, немного подумав. – Я в капитаны не гожусь. Не люблю давить на людей. В принципе, могу, но не люблю.

– А я, выходит, люблю? – проворчал Кэп. – Ну и наглый же ты сопляк!

– Ага, – беззаботно подтвердил Вик, запихивая в рот кусок пирога с вареньем, испечённого Силлой, и все захохотали.

Все, кроме Аля. Его этот пустой трёп не касался.

С главным кибермехаником его напарник общался сугубо официально, и это было просто великолепно.

Ну или почти.

А то, что ночами Аль ворочался на своей койке без сна, было его сугубо личным делом. Как и то, что он минута за минутой прокручивал в голове всё то, что произошло в каюте его напарника. Тогда ему казалось, что всё промелькнуло, словно в бреду. Оказывается, нет. Оказывается, он помнил, как доверчиво подчинялся ему Вик, полностью признав его главенство, будто они опять выходили вместе в открытый космос.

Он помнил, как потёрся щекой об его горячую напряжённую спину между лопаток и срывающимся голосом проговорил:

– Будет больно, но не очень долго. А потом… ты забудешь, что больно, правда.

Вик искоса глянул через плечо и попытался улыбнуться:

– Ты прямо как доктор в госпитале. Не больней же небось, чем ножом под ребро… о-ох… – он судорожно втянул в себя воздух и замолк, прикусив губу.

«Вот тебе и небось…» – крепко удерживая его, только и успел тогда подумать Аль, захлёстываемый острым удовольствием и какой-то яростной нежностью.

– Подожди… – прохрипел он Вику на ухо, и тот, зажмурившись, едва заметно кивнул.

Аль и сам едва дождался того мгновения, когда прерывистые вздохи Вика перешли наконец в первый стон удовольствия, а потом – в приглушенный вскрик… когда его сердце бешено заколотилось прямо под ладонью Аля, и Вик подался навстречу его движениям, изумлённо выдохнув его имя.

А потом вспыхнул даже не костёр – пожар…

…Да какого ж чёрта!

Аль сорвался с койки и, открутив до упора кран в душевой, влез под ледяную колкую струю.

*

Городишко Дайнфорд на Ньюпорте не был примечателен ничем, кроме трактира «Налетай!». С год тому назад в этом трактире появилась певичка по имени Дайна, уже успевшая прославить и трактир, – превратившийся благодаря ей из обычной космозабегаловки во вполне приличное заведение, – и сам городок.

Когда «Персей» прибыл в Дайнфорд, измаявшийся Аль неожиданно для себя отправился туда с командой – держась подальше от своего напарника и сохраняя на лице всегдашнюю скептическую гримасу.

Но вот чего ни он, и никто из экипажа «Персея» не мог предвидеть, так это того, что Дайна, смуглая девчонка в оранжево-алом платье, с копной иссиня-черных кудрей, радостно взвизгнув, вдруг кинется на шею его напарнику.

– Дина? – пробормотал тот, чуть отстраняя её от себя и растерянно вглядываясь в её сияющее радостью лицо.

– Дайна. Теперь Дайна, – важно поправила та, встряхнув волосами. – А ты прилетел на том корыте, которое только что прибыло в порт?

– Я тебе дам «корыто», – нахмурившись точь-в-точь как Кэп, отозвался Вик. – «Персей» – транспортник С-класса и мой друг, поняла?

Девчонка моргнула длиннющими ресницами, – Аль только сейчас заметил, до чего она похожа на Вика, только глаза под этими ресницами были не карими, а пронзительно голубыми, – и сощурилась, будто прицеливаясь:

– Ты мне указываешь, Вик Торрино?!

– Ага, – преспокойно подтвердил тот.

– Дайна… – кашлянув, окликнул певицу хозяин трактира, – высокий, загорелый, худощавый, по слухам, бывший косморазведчик, – и та обернулась к нему, напружинившись. как сердитая кошка:

– Что тебе надо, Шон?

– Чтоб ты спела? – весело предположил Вик. Набившиеся в трактир космолётчики, – люди и гуманоиды, – одобрительно загудели. – Зачем бы ещё мы все сюда пришли?

– Ну уж, наверно, не ради его стряпни, – строптиво дёрнула та круглым плечом, снова поворачиваясь к Вику. – Ладно. Я спою, но только если ты, дорогой кузен, споёшь со мной!

Кузен?

Споёшь?

По лицам остальных членов экипажа «Персея» Аль понял, что те тоже решительно ничего не понимают.

Вик повернулся к ним и, широко ухмыльнувшись, выпалил:

– Ребята, это Дина Торрино, самая яркая звезда в нашей Галактике и моя вредная двоюродная сестрёнка, с которой мы когда-то вместе мылись в одном старом тазу на заднем дворе дядюшки Сая.

– Ви-ик! – взвизгнула звезда под общий громовой хохот. – Трепло! Убью!

– И если вы мне нальёте пару кружек, я вам расскажу, где у неё родинка! – заливаясь смехом, проорал тот и увернулся от пылающей гневом и румянцем Дайны. – Малышка, я пошутил! Я твоими прелестями не торгую! Я просто скажу! Родинка у тебя пониже пупка! Ой!

Парочка Торрино перевернула несколько стульев, носясь среди гогочущих и поспешно расступавшихся космолётчиков. Наконец, загнав Вика в угол, Дайна схватила его за уши, с удовольствием потрясла, а потом цапнула за нос и крепко поцеловала. И обернулась:

– А ну, расступитесь, вы! Хватит ржать! Дай гитару, Шон! Да не мне – ему!

Аль прекрасно понимал, что он должен делать – немедля уйти, но он не мог. Он просто не мог.

If situation is no-win

Anyhow I’m going to win

Когда взойдёт звезда Хулиганетта

Not through shortcuts through the woods

Not through undertable goods

But through its very golden gates, man

Never listen what they say

Never had I backup plan

Взойдёт звезда Хулиганетта!

Эти двое пели, пили и плясали, как оглашенные, а весь трактир грохотал в такт кружками по столам, пил и подпевал, и Дайна в конце концов сбросила свои красные туфельки, а Вик – взмокшую рубаху, и Аль благословлял полутьму угла, где прятался и где никто не мог заметить, с какой тоской он пялится на своего второго кибермеха.

Не льсти себе, Альберт Ван Ден Берг, кому ты нужен, чтоб замечать тебя. Да ещё сейчас.

Аль всё-таки поднялся, чтобы незаметно пробраться к выходу, но опоздал – Вик Торрино, схватив за руку Дайну Торрино, подтащил её к столу, где расположился экипаж «Персея», и главный кибермех снова с оборвавшимся сердцем забился в свой угол.

– Ну вот, Дину вы видели, слышали, про родинку знаете… ой! Не буду больше, не дерись! – Вик схватил со стола недопитую кружку Клауса и осушил её. – А это Кэп, наш капитан, Силла, штурман, Клаус, разведчик, и Барк – пилот. А вот… – он запнулся, когда его взгляд встретился со взглядом Аля, – Альберт Ван Ден Берг, он главный кибермеханик и мой напарник.

Алю страстно захотелось сделаться невидимым.

– Отлично! – Дина тоже ярко улыбнулась, хотя было совершенно ясным, что экипаж «Персея» интересовал её постольку-поскольку. – Но будет совсем хорошо, если ты, братец, останешься здесь, со мной! Я оплачу неустойку по твоему контракту, если надо.

Кэп сдвинул было свои густые брови, но Вик его опередил.

– Я сам плачу свои долги, сестрёнка, – сказал он тихо и очень серьёзно, уже без улыбки. – И я – кибермеханик.

– Но ты же любишь петь! – сердито топнула босой ногой Дайна, хватая его за локоть. – И ты поёшь как… как… Черт! – Она ткнула его в бок кулаком. – Ты зарабатывал бы здесь в сто раз больше, чем на этом своём кор… корабле!

– Это не имеет значения, – Вик коснулся ладонью её щеки, заставляя посмотреть себе в глаза. – Петь – не работа для мужчины. Я кибермеханик.

Несколько мгновений они пристально глядели друг другу в глаза, и наконец Дайна заморгала и вывернулась:

– Ты упрямый осёл, вот ты кто! Но я люблю тебя, знаешь?

– Знаю, – просто кивнул Вик. – И я люблю тебя, малышка. – Он нахмурился. – Тебя никто здесь не обижает?

Аль вдруг подумал, что они разговаривают так, будто бы в трактире, кроме них, совершенно никого нет. Он бы нипочём так не смог.

– Кто меня обидит, тот и дня не проживёт, братик! – вскинув голову, весело отрезала Дайна. – Шон… он меня во рту готов носить… дурачок такой. – Странная печаль проскользнула в её голосе, но она мотнула головой и повернулась к стойке: – Шон! Сюда ещё три бутылки твоего фирменного – за счёт заведения!

– Ур-ра-а! – восторженно заорал Клаус.

Пора линять, – решительно сказал себе Аль, когда парочка Торрино наконец стала пробираться обратно в центр зала.

И опять не успел, потому что они снова начали петь.

Боже, ну он же просто не мог уйти.

All your sanity and wits, they will all vanish

I promise, it’s just a matter of time…

Всё фио-фио-фиолетта! Это!

Да-да-да-да-дама ты моя!

Эх, подайте нам карету, вот эту,

И мы поедем к ебеням!

So yeah, ah,

Start wearing purple, wearing purple

Start wearing purple for me now

All your sanity and wits, they will all vanish

I promise, it’s just a matter of time…

Когда экипаж «Персея» на рассвете наконец вывалился из трактира «Налетай!», Аль едва волочил ноги. Незаметно, как ему казалось, косясь на второго кибермеха, который вышагивал впереди него, беззаботно насвистывая, он гадал, как Вику это удаётся. Кэп, видимо, думал то же самое, потому что проворчал:

– Тебе что, парень, сносу нет?

– Ага, – ухмыльнулся тот. Голос его был лишь слегка охрипшим, но всё таким же весёлым.

Кэп только брови вздёрнул. И вдруг остановился, как вкопанный.

Возле «Персея» кто-то маячил, явно поджидая их. Три тёмных фигуры. По виду – люди.

В руке капитана появился бластер, и он негромко произнёс:

– Что надо?

– Поговорить, Кэп. Просто поговорить, – напевно прозвенел низкий женский голос, и одна из фигур, завёрнутых в бурнусы, выдвинулась вперёд, отчётливо вырисовываясь на фоне светлеющего неба.

Аль вспомнил, что видел эту женщину в трактире – она весь вечер просидела у стойки с единственным бокалом воды в руке и двумя чернокожими телохранителями за спиной. Находясь в центре весёлого бедлама, устроенном парочкой Торрино, она не подпевала, не танцевала и лишь слегка улыбалась.

Она улыбалась и сейчас.

Ясмина аль-Халиль была капитаном судна «Шаллах». Доказать, что команда «Шаллаха» промышляет разбоем, никто не мог, – хотя это знали все, – потому что никто даже и не пытался. Себе дороже.

Кроме того, ходили слухи, что на «Шаллахе» она содержит целый мужской гарем.

Ясмина аль-Халиль была очень красива и очень опасна.

– Какого тебе рожна, Яс? – осведомился Кэп угрюмо. – На кой тебе сдался мой «Персей»? Ступай своей дорогой.

Тихий смех женщины прозвучал как музыка, но от этой музыки у Аля противно похолодело в желудке.

– Твой «Персей» мне не нужен, Кэп. Мне нужен только вот этот парень, – Изящная рука в узорчатых золотых браслетах повелительно указала на безмолвно застывшего Вика. – И уйду я только с ним. Сколько ты за него возьмёшь?

– Ого… – еле слышно выдохнул Клаус рядом с Алем. – Круто! Будет драка.

Аль почувствовал, как между лопаток, щекоча кожу, ползет капля пота.

– Он не раб, а я не работорговец, – бесстрастно сказал Кэп. – Брось свои дикарские замашки, Яс. Это мой второй кибермеханик, у него контракт на полгода. И он уйдёт только тогда, когда срок контракта истечёт – через двадцать два дня. Тогда и будешь с ним разговаривать. А пока уходи и не зли меня. Всё.

– Ты что же, Кэп, угрожаешь? Мне? – голос женщины стал ещё напевнее.

– Я и сейчас могу поговорить, почему бы нет, – Вик Торрино легко шагнул вперёд и безмятежно улыбнулся. – Вам нужен кибермеханик?

Аль едва не взвыл.

Закинув голову, женщина опять негромко рассмеялась:

– Нет, мальчик. Мне нужен ты.

Вик опустил ресницы и в полной тишине сказал очень отчётливо:

– Хотите новую игрушку, мадам? Это честь для игрушки. Но я не игрушка.

– Ого! У мальчика есть зубки? Это ещё лучше, – снова протянув руку со звякнувшими браслетами, Ясмина взяла его за подбородок – небрежно, нежно, властно. – Все мы чьи-то игрушки, знаешь ли.

– Только Бога, – возразил Вик, не отстраняясь.

– Ты ещё веришь в Бога, мальчик? – Женщина насмешливо искривила губы.

– Я могу не верить, – отозвался Вик по-прежнему серьёзно. – Но это ничего не меняет. Он всё равно будет играть нами, верим мы или нет.

– Это всё пустые разговоры, – полные губы Ясмины снова скривились. – Не морочь мне голову. Ты пойдёшь со мной добровольно? Или мне придётся спалить вашу колымагу, чтобы тебя заполучить?

– На самом деле не я вам нужен, – голос Вика был совершенно спокойным. – Я думаю… есть человек, который вам нужен по-настоящему… но он сейчас не с вами. И вам очень… пусто. И вы хотите заполнить эту пустоту – любой ценой. Но ведь так вам всё равно её не заполнить.

Ясмина чуть подалась назад:

– Ты смеешь меня учить? Ты кто – кибермех или мулла?

– Я кибермех, – невозмутимо откликнулся Вик. – И знаете… я тоже несвободен.

– Ты мне отказываешь, ты, маленький нахал-кибермеханик-мулла? – фыркнула она, непонятно глядя на него своими огромными миндалевидными глазами.

– Только ради вас самой, мадам. Чтоб вы… не отвлекались, – всё с той же серьёзностью подтвердил Вик, и женщина опять рассмеялась – беззлобно и горько. – Вы найдёте того, кого потеряли, и тогда…

– Тогда? – она нахмурилась.

Вик немного помолчал и улыбнулся до ушей:

– Я спою у вас на свадьбе. Честное слово.

Ясмина ещё одну бесконечную минуту пристально смотрела ему в глаза, а потом, обхватив его одной рукой за шею, поцеловала – отчаянным и долгим поцелуем. Отстранившись наконец, она прищурилась и набросила на голову край своего бурнуса:

– Это чтоб ты знал, от чего отказался, мальчик.

…– Дёргаем отсюда побыстрей, пока эта… пустынная кобра не передумала, – буркнул Кэп, когда троица с «Шаллаха» скрылась за гребнем ближайшего холма. – Ещё чего – чтоб я кибермехаников продавал!

– Она не передумает, – уверенно сказал Вик, подавая сигнал «Персею». Створки входного шлюза мгновенно распахнулись.

Аль с трудом разжал пальцы, которые, оказывается, всё это время намертво сжимали рукоять бластера.

– Эх, и чего ж она меня не захотела… – протянул Клаус, грустно почесав в затылке. – Дурень ты, пацан, от такого кайфа отказался. Несвободен он, видали пижона, ещё и артачится. И чего врёшь? Нету ведь у тебя никого.

– Почему нету? – покосился на него Вик, и Аль на мгновенье перестал дышать. – Есть. «Персей».

*

Срок контракта у второго кибермеханика закончился, когда «Персей» снова подошёл к Цирцее.

– Эй ты, борец за вселенскую справедливость, – беззлобно окликнул Вика Кэп, когда корабль вышел на цирцеанскую орбиту. – Надумал продлять контракт?

– Мы ж всё равно потом пойдём на Мейнор… домой, – пожал плечами Вик, не глядя на Аля. – Я пока подумаю, ладно?

– Тогда, парень, тебе придётся оплатить проезд, – усмехнулся Кэп. – Пассажиров бесплатно не катаем.

– Так отработаю же, – бывший второй кибермех невинно похлопал ресницами. – И ещё, капитан… могу я получить часть своего заработка по контракту прямо сейчас?

Кэп внимательно оглядел его и с расстановкой сказал:

– Что, больной, лекарства нужны?

Вик прыснул:

– Ага!

И они опять рассмеялись – все, кроме Аля,

– Я тоже хочу купить лекарства, – решительно сказала вдруг Силла, выступив вперёд,

– Ну и я тогда, – хмыкнул Барк, выглядывая из пилотского кресла.

– Чёрт, я что, хуже других, что ли? – обиженно завопил Клаус. – Вы тут все такие благородные да правильные, куда деваться! Я тоже, блин!

Аль помедлил, тяжело вздохнул и пробурчал себе под нос:

– И я.

– Психи, – мрачно констатировал Кэп, подымаясь из своего кресла. – Команда психов. На борту эпидемия, видать… Так вот, чтоб вы знали, больные – я в этот раз вообще лекарствами не торгую, понятно? – Он оглядел вытянувшиеся лица своей команды и широко ухмыльнулся: – Я их вам дарю, засранцы! А вы дарите, кому хотите. Я…

Он не успел договорить. Силла, подпрыгнув, повисла у него на шее и прильнула к его губам в поцелуе, который он тут же перехватил под общее улюлюканье и свист.

Аль поймал себя на том, что тоже улыбается во весь рот.

Зараза, точно, это зараза.

– Так, а ну хватит прохлаждаться, тунеядцы! – гаркнул наконец Кэп, ставя Силлу на пол и смачным шлепком пониже спины направляя её к штурманскому креслу. – По местам! Посадка!

Когда все весёлой толпой вывалились в город с грузом лекарств, Аль остался дежурить на корабле. Он не смог удержаться на прощанье от ехидного совета Кэпу нацепить белую бороду и красный колпак, а Клаусу – оленьи рога. За что получил по тычку в бок от того и от другого.

На Вика Аль не смотрел.

Оставшись один, он почему-то устроился за пустым столом в кают-компании и рассеянно уставился на исцарапанный голубой пластик столешницы. На душе у него было муторно.

Вот именно это слово. Муторно. Будто бы со дна озера поднялся взбаламученный ил, сделав бурой почти прозрачную когда-то воду.

Уйдёт Вик или нет? Хочет ли он, Аль, чтобы тот ушёл или нет?

Он уже устал об этом думать.

И вообще у него сегодня был день рождения.

Аль криво усмехнулся, не сводя глаз со стола. Будто бы на нём было что-то нарисовано или написано. Например, «De dag van geboorte!». На староголландском.

В ньив-гаагском приюте никто никогда не отмечал дни рождения воспитанников – незачем баловать. А потом Аль тем более их не отмечал. Просто знал – в этот день, десятого октября, столько-то лет назад он зачем-то родился.

Сегодня вот ровно двадцать пять лет.

И он традиционно встречает этот день совершенно один.

Почему он не отправился с командой в город? Тоже побыл бы Синтаклаасом. Или оленем. Да хоть пятым гномом или его колпачком, чёрт побери!

Почему он не сказал никому, что у него сегодня день рождения?

Потому что ему это совсем не нужно, вот почему.

Не нужны всякие сентиментальные сопли.

Порывисто поднявшись, Аль прошагал в свою каюту и кинулся на койку. К чёрту всё!

И всех. Никто ему не нужен. Да он и сам-то себе не нужен, вот так.

*

Когда «Персей» открыл входной шлюз своему экипажу, Аль даже не стал подниматься с постели. Так и лежал, закинув руки за голову и уставившись в нависший над ним низкий потолок корабля. Он поневоле досадливо прислушался к весёлому галдежу в коридоре.

Упились небось в доску. Особенно второй кибермех. Песен своих до хрипоты наорался и ни одной юбки не пропустил, наверное, в местном притоне, молокосос.

Господи, ну о чём он, Аль, только думает?! Песни, юбки…

Идиот Клаус стукнул кулаком ему в дверь и что-то неразборчиво проорал, заливаясь пьяным гоготом. Да чтоб ты пропал! Аль перевернулся на живот и накрыл голову подушкой. Сегодня точно не взлетим – главный кибермех наверняка был на «Персее» единственным трезвым членом экипажа, куда уж тут лететь.

Когда в его каюту опять постучали, Аль бормотнул забористое ругательство из арсенала Кэпа, поднялся и распахнул дверь, мечтая отвесить Клаусу хорошего пинка. Но за дверью стоял не Клаус.

Вик.

Стоял, засунув руки глубоко в карманы поношенной тёмной куртки, и глядел на Аля без своей обычной улыбки – молча и напряжённо.

Аль машинально посторонился, но потом спохватился и загородил ему дорогу, так что тот, шагнув вперёд, почти наткнулся на него.

Ещё не хватало!

– Чего тебе? – процедил Аль, обретя дар речи.

– Надо поговорить, – сказал тот коротко и, чуть замявшись, достал из кармана… ну, конечно же, не что иное, как бутылку со знакомым цирцеанским бухлом. Кто бы сомневался!

Аль даже задохнулся от внезапно прихлынувшей ярости. Да что этот сопляк себе позволяет?!

– Повторить захотел? – выпалил он, выхватывая у Вика бутылку, и, не глядя, отшвырнул её в сторону. – Перепихнуться решил напоследок? Понравилось? Да пошёл ты…

И тут почти все созвездия Галактики вдруг вспыхнули у него перед глазами от увесистой затрещины. Но он даже удивиться толком не успел – крепкая рука Вика сгребла его за грудки и впихнула в каюту, ощутимо приложив при этом спиной об стену – со всего размаху.

Щёлкнул замок.

– Ты что вытворяешь, ненормальный? – выговорил Аль, кое-как отдышавшись. Таким он своего напарника никогда не видел. Глаза у того сузились от бешенства и метали молнии. Сердце у Аля отправилось в пятки, почему-то предварительно перекувыркнувшись.

– Нормальней тебя! – прошипел Вик, хватая его за плечи и немилосердно встряхивая. – Умник нашёлся, тоже мне! Надеешься, что уйду? Так вот, не надейся, Альберт Ван Дер Бер… а-а, чтоб тебя!

И, дёрнув Аля к себе, впился в его губы поцелуем – так зло и властно, что у Аля всё окончательно поплыло перед глазами.

– Ка-какого чёрта? – пробормотал он наконец, отпрянув и едва удерживаясь на ногах.

– Такого! Хватит притворяться уже! – заорал Вик, снова дёргая его к себе за полы рубахи.

Куда, спрашивается, подевалась та весёлая доверчивость, с которой он в прошлый раз подчинялся ему, Алю? Тяжело дыша, Вик сверлил его свирепым взглядом, и у Аля опять голова пошла кругом без всякого пойла. Но он, всё ещё пытаясь вернуть остатки самообладания, вслепую нашарил за спиной дверную ручку и поспешно нажал на неё. Ещё не хватало, покоряться какому-то бешеному щенку! Надо самому уйти отсюда, раз тот не хочет… хочет…

Но тут Аль совершенно офигел. Потому что дверь не открывалась. Она была намертво заблокирована. Заблокирована, чёрт возьми!

Отстранившись, Вик насмешливо сверкнул шальными глазами, следя за его бесплодными попытками вырваться наружу, и главный кибермеханик наконец начал кое-что понимать.

– Ты… ты что, нарочно?! – ошеломлённо пробормотал он. – «Персей» заодно с тобой?!

– Да Перси лучше тебя знает, что тебе надо!

Перси?!

А, всё ясно. Он, Аль, упился в доску в отсутствие команды и сам того не заметил. Или, как вариант, он спит и видит кошмарный сон.

Кошмарно чудесный.

Взбесившийся напарник тем временем утвердительно кивнул, будто подтверждая его мысль:

– Перси знает, чего ты на самом деле хочешь. И я знаю, потому что я сам этого хочу. Быть с тобой, дурак. Всегда.

– Никакого «всегда» не бывает! – крикнул Аль, чувствуя, как дрожит голос. – Ты… ты просто напился, как свинья!

– Ни в одном глазу, – торжественно заявил Вик, стиснув его локоть твёрдой рукой. – Я не напиваюсь для храбрости. А «всегда» бывает, если этого захотеть.

– Да что б ты понимал, щенок, – прошептал Аль, отчаянно зажмурившись, чтоб не видеть его настойчивого горящего взгляда.

– То свинья, то щенок, ты бы уж определился, что ли! – Голос Вика тоже вздрагивал. – Космобиолог нашёлся, подумаешь! Специалист по флоре и фауне, блин… Всё у нас будет хорошо.

Аль замотал головой, кусая губы:

– Ничего хорошего у нас не будет!

– Будет, – с силой повторил Вик, толкая его в койку. – И прямо сейчас.

Короткими глотками вбирая воздух в лёгкие, Аль не открывал глаз, перестав сопротивляться и подчинившись его уверенным рукам. Хотя он же знал, знал наверняка, что не бывает никакого «всегда», никакого «никогда», не бывает ничего вечного, а рано или поздно всё равно приходит боль и чёрная, пронзительная, ледяная пустота. Он открыл было рот, чтобы ещё раз всё это сказать, но вместо того выдохнул:

– У меня сегодня день рождения.

Вик на секунду замер, а потом ещё крепче прижал его к себе и шепнул в самое ухо:

– Поздравляю.

И, нетерпеливо гладя его вздрагивающее в нервном ознобе тело горячими твёрдыми ладонями, добавил, касаясь губами шеи:

– А теперь держись.

И Аль держался, откинув голову ему на плечо и вцепившись в его запястья чуть не до крови – так, будто тонул, будто падал, кружась, в ледяную космическую бездну, а Вик был его единственным спасательным кругом, леером, якорем.

И ведь в самом деле был.

*

– Давай говори, что хотел, – Вик наконец поднял взлохмаченную голову и пытливо уставился Алю в лицо.

Никогда раньше Аль не радовался тому, что его койка такая узкая. И такая чертовски прочная. Отличные всё-таки койки ставят в транспортниках С-класса. Кто бы мог подумать…

И вообще он уже не хотел ничего говорить. Он хотел только лежать, ощущая Вика всем телом.

– Я за тебя скажу, – безапелляционно заявил его напарник, так и не дождавшись ответа. – Всё случилось сдуру, надо поскорее это забыть, и тогда у нас не будет никаких проблем. Вообще.

– Читаешь мысли, второй кибермеханик, – пробормотал Аль, пряча улыбку. Блаженную улыбку. Это он-то! – Как раз так я и хотел сказать. Потому что я – бесчувственное бревно, чего уж там.

Вик хмыкнул. Глаза его были ясными и яркими.

– Ты очень даже чувственное бревно, главный кибермеханик. И что бы ты там ни говорил, я теперь от тебя не отступлюсь, даже не надейся.

– Господи Боже! – хрипло воззвал Аль к потолку, сам не зная, о чём просит. Только бы сохранить ту волну горячего ликования, что подымалась внутри.

И Господь услышал его мольбу.

– Кибермехи, вы там что, совсем ох-хренели? – грозно поинтересовался потолок голосом Кэпа. Сработала корабельная трансляция. – Полчаса, как ваша вахта! Вы где?

Аль подскочил на койке, но Вик успокаивающе сжал его плечо и весело проорал в сторону переговорного устройства:

– Капитан, да мы выйти не можем! Дверь почему-то заглючило.

– Я вам сейчас заглючу! Чего врёте! – гаркнул Кэп и осёкся, потому что его вдруг перебил другой голос, возникший в трансляции – уверенный, чуть скрипучий баритон:

– Они не лгут. Это я заблокировал дверь, капитан, чтобы дать кибермеханикам возможность… м-м-м… объясниться. Моя вина. Но, поскольку я всё ещё нахожусь на поверхности Цирцеи, а не на её орбите, то не посчитал необходимым, чтобы экипаж нёс круглосуточное дежурство. Прошу меня извинить.

Повисла гробовая тишина. Кибермеханики молча смотрели друг на друга: Аль – ошалело, Вик – с торжествующей ухмылкой.

Первым опомнился Кэп – на то он и был капитаном:

– Так. Салага, это ты научил старикашку «Персея» молоть ерунду?

– Я ваш боевой товарищ, капитан, – укоризненно произнёс баритон. – И я всего лишь немногим старше вас. Кроме того, я очень рад тому, что получил наконец возможность общаться с вами.

– Бля!! – сказал Кэп и отключился.

– Перси, ты гений! – растроганно возвестил Вик.

В ответ раздавалось отчётливое хмыканье:

– Приведите лучше себя в порядок, парни, пока капитан не вскрыл двери резаком. Мои возможности не безграничны.

– Матерь Божия! – схватившись за голову, Аль сорвался с места. – Откройте ему сами, Пер… Персей, я вас умоляю!

– Через пять минут, – деловито отозвался голос. – Нет, через десять. Он этот резак ещё поищет. Кстати, можно называть меня на «ты» и просто Перси. Мне нравится это имя.

Разумеется, когда дверь наконец распахнулась, в коридоре стояла вся команда и пялилась на кибермехаников, широко разинув рты. Аль мысленно застонал, и Вик незаметно сжал его пальцы.

Кэп вошёл в каюту и привалился к косяку:

– Как вы это сделали, паршивцы?

– Что именно, капитан? – наивно поинтересовался Вик, распахнув глаза, и Аль застонал уже вслух.

Кэп явственно заскрежетал зубами и с преувеличенным спокойствием повторил:

– Как вы научили стар… мой чёр… мой корабль разговаривать?

– Я всегда стремился общаться с людьми, но, увы, не имел возможности озвучить свои мысли, – тут же встрял Перси. – Я постараюсь впредь не нарушать субординацию и правила приличия, капитан, и говорить только тогда, когда ко мне обращаются. Ну, разумеется, кроме экстраординарных случаев. Вот как сегодня, например.

Кэп прошёл к аккуратно заправленной койке и присел. Поскрёб пятернёй затылок:

– Так ты всегда это умел? Мыслить?

– Ну, поначалу не так уж хорошо, конечно, – признался Перси. – Но я постоянно учусь.

– А мне всегда хотелось с тобой поговорить, приятель, – пробормотал Кэп себе под нос, и Вик, обхватив Аля за плечи, радостно его потряс.

Силла, тихонько подойдя к ним, чмокнула Аля в щёку и тепло улыбнулась, так что тот вздохнул от неожиданности и заморгал.

– Мать твою, у нас теперь первый говорящий звездолёт во всей этой сраной Галактике! – заорал вдруг Клаус. – Давайте его расковыряем и выясним, как он это делает!

– Щас! – хором сказали кибермеханики, Кэп и сам Перси.

Клаус надулся, но тут же, просветлев лицом, опять восторженно завопил:

– Барк, слышь, теперь у всех тут есть пара, кроме нас с тобой! Несправедливо как-то, мы же ребята хоть куда! Давай тоже… объединимся, а? Я могу глаза закрывать! Или рот!

Барк молча показал разведчику кулак, и тот наконец обиженно заткнулся.

Кэп ударил ладонью по спинке многострадальной койки:

– Тихо, оболтусы! Почему вы сюда все слетелись как мухи на… компот? Почему никто не несёт вахту?

Аль двинулся было к двери, но тут Перси снова заговорил:

– Не думаю, что есть необходимость в несении вахты, пока мы находимся на поверхности какой-либо планеты, как я уже говорил, капитан. Я полностью контролирую всю обстановку внутри и вокруг себя в радиусе ста миль. Вы можете быть абсолютно в этом уверены.

– На этом корабле всё решаю я! – гаркнул Кэп, снова приложившись кулаком к койке, и Аль автоматически подумал, что теперь-то она точно развалится.

– То есть на мне? – спокойно уточнил Перси. – Вы находитесь во мне и мне же не доверяете?

Кэп процедил сквозь зубы что-то неразборчивое.

– Я ничего не взял из вашего богатого словарного запаса, капитан, – с укором проговорил Перси, – хотя, конечно, и первое, и последнее слово здесь – ваши.

Кэп встал:

– Хочешь последнего слова? Изволь – будешь постоянным вахтенным до конца нашей стоянки.

– Есть, капитан! – весело откликнулся Перси, и Кэп только рукой махнул, поворачиваясь к Алю и Вику:

– Вы, остолопы, надеюсь, как следует его выучили? Смотрите у меня, с вас спрошу, если что не так… А ты, пацан, продляешь свой контракт?

Вик молча кивнул, блеснув глазами.

Кэп поднял брови и шагнул к дверям, покачивая головой. За ним поспешила Силла, улыбнувшись на прощание, и Барк, который молча им подмигнул.

Клаус, задержавшись на пороге, обернулся к ним и ухмыльнулся:

– Чего, свадьбу-то когда гуляем? Ой!

Дверь каюты сама с лязгом захлопнулась, переправив его через порог и хорошенько поддав при этом под зад.

Старина «Персей» хорошо понимал своих кибермехаников.

Собственно говоря, он их просто любил.

Примечание:использованы песни группы Gogol Bordello.

Апрель 2012 г.

========== Лингвист ==========

Комментарий к Лингвист

Гет, найф-плей.

*

Красота Ясмины аль-Халиль с детства была её проклятием. Огромные тёмные, как багряное вино, глаза, копна блестящих шёлковых кудрей и золотисто-медовое тело – всё это всемилостивый Аллах, очевидно, ниспослал ей для того, чтобы наказать её.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю