290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Никогда не говори «всегда» (СИ) » Текст книги (страница 1)
Никогда не говори «всегда» (СИ)
  • Текст добавлен: 6 декабря 2019, 19:00

Текст книги "Никогда не говори «всегда» (СИ)"


Автор книги: sillvercat




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

========== Кибермехи ==========

*

Жизнь Альберта Ван Ден Берга, кибермеханика, летавшего на старом транспортнике под названием «Персей», со стороны могла показаться скучноватой, но она устраивала его настолько, насколько это вообще было возможно в не самом лучшем из миров.

Лучшего из миров вообще не существовало – это Аль знал с детства, проведённого в сиротском приюте Ньив-Гааги, а перебывав на десятках обитаемых планет, окончательно в этом убедился.

Всюду было одно и то же – пустая, бессмысленная, чаще всего жестокая суета гомо сапиенс и не-гомо, но тоже сапиенс.

Собственно, единственным во всей Галактике существом, – пусть и неодушевлённым, но не совсем неразумным, – общение с которым Аля не напрягало, был как раз «Персей», дряхлый транспортник, много раз отремонтированный и тянувший на пределе своих сил. По крайней мере, «Персей», в отличие от всех прочих одушевлённых «сапиенс» был ему понятен и не обременён ненужными чувствами.

К «Персею», правда, прилагался экипаж, но с экипажем за три года Аль уже свыкся. А капитан, штурман, пилот и разведчик свыклись с ним, с его мрачной язвительностью, замкнутостью и постоянной готовностью к чему-то дурному. Силла, штурман, называла его детектором неприятностей, а Кэп – попросту грёбаной вороной.

Но пару раз его способность по максимуму просчитывать возможные варианты неприятностей спасала им всем жизнь.

Кэп постоянно балансировал на грани криминала, подторговывая контрабандным товаром и перевозя из конца в конец Галактики каких-то достаточно тёмных личностей, но пока что всё сходило им с рук, а их счета в межгалактических банках постепенно округлялись. Аль внимательно следил за здоровьем старика «Персея», ну а в свободное от вахт время предпочитал валяться в своей каюте, читая, пересматривая старые фильмы или поигрывая на тотализаторе.

В общем, бренная жизнь текла себе ни шатко, ни валко, и, несмотря на то, что она оставалась довольно бессмысленной штуковиной, к ней вполне можно было притерпеться.

Но тут Кэп решил, что в экипаже не хватает второго кибермеханика.

*

Решение капитана было вполне логичным. Каждый из остальных членов экипажа смог бы, если понадобится, заменить другого, выполняя его обязанности – сам Кэп, и Силла, и пилот Барк, и косморазведчик Клаус. Все они также понемногу кашеварили и знали, как на скорую руку залечить рану или ожог – чтоб побыстрее добраться до ближайшего госпиталя. И только Аля никто из них не смог бы заменить – разве что так же на скорую руку подлатать корабль и дотянуть его до ближайшего космопорта. Если повезёт. А если нет?

А ведь именно от корабля, от этой хрупкой скорлупки, пылинки в безграничных просторах Вселенной, целиком зависели их жизни. И Аль, как никто, это понимал.

Хотя Кэпа его мнение не интересовало. Любые решения, касавшиеся корабля и экипажа, он всегда принимал единолично, ни с кем не советуясь, даже с Силлой, с которой спал. Вернувшись на корабль после очередного похода в очередной городок на очередной обитаемой планете под названием Мейнор где-то на задворках Галактики, – Аль даже не вышел из корабля, чего он в этой глуши не видел? – Кэп просто подтолкнул вперёд темноволосого и темноглазого, крепко сбитого парня. Тот с любопытством оглядывался по сторонам, улыбаясь доверчиво и чуть смущённо, держа за одну лямку снятый с плеча рюкзак.

– Ну, вот и наша колымага. Старикашка, конечно, потрёпан изрядно, но тянет, как зверь, – хмуро, но с гордостью проронил Кэп. – Эй, лежебоки, это Вик Торрино, второй кибермех, твой напарник, Аль.

– Я в напарниках не нуждаюсь, – обретя дар речи, буркнул Аль себе под нос. Сердце у него болезненно сжалось. Ничего хорошего от появления эдакого напарника ждать не приходилось.

– Корабль нуждается, – отрезал Кэп, пристально глядя на него своими серо-стальными глазами. – Более внятных возражений нет?

Вопрос был риторическим, власть Кэпа на «Персее» – абсолютной, а оспаривание его решений – бесполезным. Иногда это бывало нестерпимым. Но «Персей» того стоил, и приходилось терпеть.

Поэтому Аль только покачал головой и проглотил невесть откуда взявшийся в горле твёрдый комок.

Парень – Вик – растерянно моргнул длинными густыми ресницами, но его дурацкая улыбка не увяла.

Она не увядала никогда – в этом Аль скоро убедился со скрежетом зубовным. Парень наверняка лыбился даже во сне – а вот в этом Аль убеждаться не собирался. Ему более чем хватало Вика днём.

– Меня зовут Альберт, – сказал он, впервые заведя новоиспеченного напарника в свою рубку. – Где ты летал раньше?

– Только по нашей системе, в других пока не был, – живо отозвался тот, сбрасывая на пол свой рюкзак. – Я потому сразу и согласился, когда капитан мне предложил… Ого! – он заворожено уставился в главный монитор, на котором сменяли друг друга коды запуска – «Персей» готовился к старту. – Я, может, мало что умею… пока. Но я быстро учусь, дружище!

Дружище, о Господи Боже ты мой…

Видимо, что-то всё-таки отразилось у Аля на лице, как он ни старался сохранить невозмутимость, потому что Вик вопросительно вздёрнул брови и с лёгким замешательством уточнил:

– Босс?

– Меня зовут Альберт, – ровно повторил Аль, с тоской понимая, что его сносной жизни на корабле пришёл полный и бесповоротный конец.

По крайней мере, в кают-компании главный кибермеханик теперь почти не появлялся. Ибо его напарник за едой болтал, как попугай, пересказывая события своей немудрящей биографии, а также случаи из жизни своих многочисленных родственников, друзей и соседей. Байки его, надо признать, были довольно забавны, настолько, что над ними посмеивался даже Кэп.

Но Аль стал перекусывать прямо в своей рубке, в благословенной тишине и покое. Старик «Персей», слава Богу, не болтал, не напевал и не насвистывал.

Хотя, как выяснилось, – и Аля это почему-то достаточно больно задело, – корабль действительно нуждался в новом кибермеханике. Они вполне сошлись, даже более чем – Аль то и дело обнаруживал в головном компьютере корабля какие-то новые программы, на его взгляд, совершенно ненужные.

– А почему ты не подключишь «Персею» голосовую функцию, босс… Альберт? – весело осведомился Вик на второй день своего пребывания на корабле. – Клёво было бы!

– Не хочу. И это не обсуждается, – отрезал Аль, видя, как его напарник снова открывает рот.

Тот вздохнул, почесал в затылке и наконец нехотя кивнул.

Голосовая функция! Этого ещё только не хватало…

Хотя… да, было любопытно представить, как старик «Персей» отвечал бы на вопросы – глубоким мужественным басом. Или нежным контральто с призывным придыханием…

Что за чушь лезет в голову!

Дебилизм второго кибермеханика, похоже, был ещё и заразным…

Кроме всего прочего, едва корабль оказывался вблизи от обитаемых планет, где появлялась возможность установить связь по межпланетным каналам, Вик стремглав бросался болтать со своей невестой. Невеста по имени Мэри-Лу, оставшаяся в родном захолустье, терпеливо дожидалась его возвращения, о чём он с гордостью оповестил всех желающих и нежелающих это узнать. Судя по слегка размытому изображению на мониторе связи, невеста была смазливой и кудрявенькой. И ещё она была такой же пустоголовой балаболкой, как сам Вик, судя по их диалогу, который Алю выпало счастье – о Боже! – однажды случайно услышать.

Два сапога пара, совет да любовь.

Но ему-то, ему, Алю, за что такое наказание?!

Впрочем, надо было отдать парню должное – необходимые кибермеханику знания он хватал на лету, не гнушался никакой работы и, похоже, чувствовал неприязнь Аля. Иногда, виновато глянув на замкнутое лицо главного кибермеха, его напарник замолкал чуть ли не на целый час, что, наверно, было для него настоящим подвигом. А потом, забывшись, снова принимался фонтанировать пустопорожней болтовнёй и дикими эмоциями. А, да, ещё давайте приплюсуем щедрую озвучку: пошлые песенки и насвистывание.

Через неделю такой пытки Аль всерьёз начал подумывать о том, чтобы взять у Кэпа расчёт в ближайшем космопорту. Хватит. К Харонам!

Но не было никакой гарантии, что в новом экипаже его не подстережёт такое же вот сокровище. Или ещё что похуже. Знакомый чёрт, как известно, всегда лучше незнакомого. Да и старину «Персея» бросать не хотелось, как бы нелепо это ни звучало. Надо же, до чего ты дожил, Альберт Ван Ден Берг, очеловечиваешь старую консервную банку с пластиковыми мозгами, лишь бы не связываться с себе подобными существами из плоти и крови!

Собственно, за плечами Аля было очень мало опыта в пресловутых отношениях с себе подобными. И вспоминать об этом опыте он не хотел.

Как и бросать на произвол судьбы – и на нового кибермеханика – старину «Персея».

Скрепя сердце Аль решил ещё немного потерпеть, – скажем, три недели, – когда всё вдруг пошло наперекосяк, причём совершенно неожиданно даже для него.

Как он мог предположить, например, что новичку взбредёт в голову повздорить с Кэпом?!

Чистое же самоубийство.

*

Они как раз должны были толкнуть груз контрабандных лекарств поселенцам на Цирцее, когда Вик об этом узнал. Ну, узнал, и что? Да, львиную долю этих лекарств, как обычно, захапает цирцеанская верхушка, потому что стоимость их весьма и весьма немаленькая. Пусть цирцеанцы сами решают свои проблемы, а ты – кибермеханик с чужого корабля, с чужой планеты, куда ты-то лезешь?..

Но этому безмозглому болвану надо было встать и прямо за столом во всеуслышание заявить:

– Это несправедливо!

Карие глаза его, обычно такие тёплые, враз похолодели и стали совсем непроницаемыми, а всегда доверчивый взгляд – очень твёрдым

В кают-компании повисла мёртвая тишина. Только Клаус коротко присвистнул, но тут же заткнулся, взглянув на каменное лицо капитана.

– Справедливо или несправедливо – это мне решать, – отчеканил Кэп, подымаясь во весь свой почти шестифутовый рост и упираясь кулаками в стол. – А твоё дело – телячье, обосрался, и в стойло. Ты понял?

Вик упрямо молчал, опустив черноволосую голову.

– Я спрашиваю – ты понял? – очень тихо повторил Кэп, не спуская с него внимательного взгляда.

Тот мотнул головой, и капитан наконец отвернулся, видимо, посчитав это утвердительным ответом.

Зря.

Потому что той же ночью этот несчастный идеалист, этот недоделанный придурок сбросил треть груза с лекарствами над кварталом цирцеанской бедноты. Безвозмездно, конечно же. Привет от Синтаклааса.

Когда это выяснилось, Кэп не стал забавлять поселенцев зрелищем разборок среди команды «Персея». Он устало усмехнулся и негромко бросил: «Эй, вы, на взлёт!», а потом небрежно отсалютовал надутому цирцеанскому бургомистру:

– Ошибочка вышла, пан бург. Другим разом сочтёмся.

И, не оглядываясь, зашагал к кораблю.

Вик, упрямо прикусив губу, шагнул следом.

Догоняя его, Аль прошипел:

– Совсем рехнулся, болван? Сейчас капитан из тебя всё дерьмо выбьет, ты это хоть понимаешь?

Парень искоса глянул на него из-под густых ресниц и почти беззаботно пожал плечами:

– Подумаешь! Дело-то сделано.

Но голос его заметно дрогнул.

Аль воздел глаза к белёсому цирцеанскому небу. Попасть Кэпу под руку – удовольствие из последних, стать этому свидетелем – тоже. Но придётся. Да чтоб черти побрали этого деревенского дурня!

Когда корабль вышел на орбиту Цирцеи, Кэп отстегнул ремни и, поднявшись из своего кресла, коротко распорядился:

– Клаус, засунь этого сильно правильного поганца в грузовой отсек до прибытия на Нью-Грис.

По спине Аля пробежал зябкий мерзкий холодок.

Температура в грузовом отсеке была лишь чуть повыше, чем в корабельном холодильнике. В последний раз Клаус, перепивший на Персефоне и запертый в отсеке на сутки, вывалился оттуда с двусторонней крупозной пневмонией, благо, лекарств в лазарете хватало. А до Нью-Гриса было двое суток полёта. Не говоря уже о том, что в грузовом отсеке не было возможности пристегнуться ремнями при маневрах корабля, что неминуемо влекло за собой травмы, и хорошо, если несерьёзные.

Аль открыл было рот, но Кэп покосился в его сторону:

– Этот засранец тебе сейчас нужен?

Аль мог бы утвердительно кивнуть, но, поглядев в ледяные глаза Кэпа, сглотнул и отрицательно качнул головой.

Ты трус, Альберт Ван Ден Берг, что уж тут греха таить…

Промолчала и Силла, тоже сперва явно собиравшаяся что-то сказать. Барк быстро отвернулся, неловко кашлянув. А Клаус только ухмылялся, с живейшим интересом наблюдая за разворачивавшимся перед ним действом.

– Не смейте! – Вик попятился. Но в глазах его не было страха, лишь обида и гнев. – Вы же знаете, что я прав! И… и я увольняюсь! К чёрту ваш контракт! Я вернусь на Цирцею!

– Мальчуган, – проговорил Кэп тихо и почти ласково, – у тебя временный контракт на полгода, ты его сам подписал, и ты пробудешь здесь эти полгода до последней сраной секунды. И в течение каждой из этих секунд только я буду определять, где тебе быть и что делать. На Цирцее тебя никто не ждёт. Отправляйся, куда сказано.

Аль снова открыл рот. И снова закрыл.

– Убери руки! – Вик сердито вывернулся из медвежьих лапищ Клауса. – Никуда я не пойду!

Он переводил отчаянный взгляд с Аля на Силлу, с Силлы на Барка, но все они лишь молча опускали глаза.

Тратить время на пустую болтовню Кэп больше не собирался. Он и так сказал уже слишком много. Торопливо отвернувшись, Аль краем глаза заметил, как Кэп сбил упрямца с ног одним ударом кулака, и поспешил в свою рубку. К Харонам! Он себе такого подчинённого не просил, почему он за него вступаться должен? В конце концов, парень не малолетка и знал, что делал.

А наутро на «Персей» напали пираты. Чем их привлёк старый транспортник, выглядевший совершенно непрезентабельно, осталось неясным. Да и какая разница. Ускользнуть не удалось, и пришлось принимать бой.

Экипаж «Персея» на этот раз еле отбился. Благо, Кэп всегда заботился о том, чтобы в арсенале корабля было самое новейшее оружие, коль уж людей не так много. Сам Кэп, Барк и Клаус были, правда, ранены, но легко, ну а Силла с Алем и царапины не получили – Кэп, как обычно, оставил их в арьергарде.

А Вик…

Ещё в самом начале боя Аль крикнул Кэпу:

– А этот… в грузовом?

– Да что с ним будет, под замком-то? – проорал в ответ Кэп, и Аль, пожав плечами, тоже решил, что новичок, по сути, устроился лучше всех – пересидит горячку драки за толстой дверью.

Когда оставшиеся в живых пираты торопливо отчалили от корабля, спасаясь беспорядочным бегством, когда раны были перевязаны, а убытки подсчитаны, Аль наконец решил отправиться к грузовому отсеку. Странная тревога царапалась внутри, ощутимо и противно.

Дверь в отсек была приоткрыта, и Аль почувствовал, как по телу пробежал уже не холодок, а настоящий мороз, поднимая дыбом волоски на коже. Он заколебался на пороге, прикидывая, не позвать ли сперва остальных, но потом, нащупав на поясе бластер, с размаху толкнул тяжёлую дверь.

Внутри горел тусклый свет, и это уже было хорошо, потому что освещение включалось автоматически только в присутствии живых организмов. Значит, Вик был жив, хоть и лежал ничком в луже собственной крови, которую не мог впитать пластик палубы. В свете древних галогеновых ламп кровь казалась совсем чёрной.

Подхватив Вика под мышки, Аль, боязливо озираясь, торопливо выволок его в коридор, оставляя за собой блестящий багровый след. И только тогда отчаянно закричал, призывая на помощь.

Через пять минут матерившийся сквозь зубы Кэп, Барк и Клаус с оружием наперевес обшарили треклятый отсек, ставший для парня ловушкой, и обнаружили за ящиками одного из пиратов, который тоже был без сознания – Вик как следует приложил его башкой об угол ящика, прежде чем тот полоснул его плазменным ножом. Пират, так и не пришедший в себя, тут же отправился в открытый космос без скафандра – Кэп зряшным мягкосердечием никогда не отличался. А Вика поспешно переправили в лазарет.

Аль помаячил возле лазарета, подпирая стену, хотя ему страшно хотелось уйти и запереться в своей каюте. Но уйти он почему-то не мог.

Наконец Силла, озабоченно хмурясь, вышла из лазарета и сказала возникшему будто из ниоткуда Кэпу, что парень быстро поднимется на ноги, достаточно только возместить потерю крови и плазмы.

Кэп вздохнул облегчённо и почти незаметно, потом от души хлопнул Силлу пониже спины и покосился на приросшего к стене Аля:

– Значит, на Цирцею возвращаться не будем. Иди, отдыхай, главный кибермех. Всё пучком будет с твоим напарником.

Однако на сей раз Кэп ошибался.

*

Вик действительно быстро поправился. Но он вышел из лазарета совершенно другим.

Неузнаваемым.

В это невозможно было поверить, но он стал молчаливее Аля. Если бы кто-то увидел его сейчас впервые, то нипочём не поверил бы, что ещё неделю назад этот парень тараторил, как сорока, блестя глазами и улыбкой, так, что все вокруг помирали со смеху.

В кают-компанию Вик тоже перестал приходить. Либо оставался до глубокой ночи в лабиринтах «Персея», скрупулёзно изучая внутренности старика, либо отсиживался в своей каюте.

И никаких «отлично» никто от него больше не слышал.

Аль должен был радоваться. Но он не радовался. Ему было не по себе. И очень сильно.

Как-то Аль увидел Силлу и Вика вдвоём в рубке. Силла что-то очень тихо втолковывала парню, тревожно заглядывая в глаза и положив руку на его локоть. Тот внимательно слушал, глядя вниз. А потом только покачал головой, легко провёл ладонью по руке женщины, поднялся и вышел.

Силла растерянно огляделась, заметила Аля, как-то вымученно ему улыбнулась и, пряча глаза, поспешно ушла.

Потом Аля вызвал к себе Кэп. Сперва спросил про дела, про износ левого двигателя и состояние спасательного катера. Потом помолчал, поскрёб щёку, взлохматил свои темные волосы, щедро подёрнутые сединой, и наконец проронил:

– Парень не наделает глупостей? Не нравится он мне.

Аль пожал плечами. Откуда ему было знать, в конце-то концов? Не его дело – приставать к напарнику с расспросами о личном. Его дело – натаскать того в обязанностях кибермеханика, вот и всё.

Но Кэп считал иначе.

– Поговори с пацаном, – настойчиво попросил он.

Попросил? Приказал.

– О чём? – неохотно буркнул Аль.

– Его девчонка бросила, ты знаешь? – нахмурившись, осведомился Кэп.

Аль не знал и знать не желал. Подумаешь, беда какая, избавился от пустой свистульки.

Кэп кивнул, будто прочитав его мысли.

– А тут ещё вся байда с Цирцеей и с налётом этим грёбаным… – досадливо скривившись, он махнул рукой и повторил с нажимом: – Поговори с ним.

– Почему я? – хмуро проворчал Аль.

– Потому что это твой напарник, а Силла уже пробовала, – отрезал Кэп

Исчерпывающее объяснение, нечего сказать.

Аль аккуратно прикрыл за собой дверь капитанской каюты, хотя ему очень хотелось хлопнуть ею как следует.

Тоже мне, нашли исповедника, святого отца…

Но Кэп был прав – если так будет продолжаться и дальше, в один прекрасный день парень может запросто выйти в открытый космос проветриться. Без скафандра.

Аля передёрнуло.

Деваться было некуда.

Придётся разговаривать.

*

Цирцеанское пойло отнюдь не являлось марочным коньяком столетней выдержки, но оно, на вкус Аля, было совсем неплохим.

Придерживая бутылку за пазухой, главный кибермеханик «Персея» тяжко вздохнул и пару раз стукнул костяшками пальцев в дверь каюты своего напарника. Слабо надеясь на то, что тот уже спит и не слышит этого вялого постукивания.

– Не заперто, – прозвучало, однако, изнутри.

Аль ещё раз вздохнул и нажал на ручку двери.

Вик, лежавший на койке с закинутыми за голову руками, босой, в расстёгнутой полосатой рубахе и рабочих штанах, медленно сел, глядя на него с удивлением.

Ещё бы.

Аль сам на себя глядел с удивлением.

За три с небольшим года пребывания на «Персее» он впервые заявился в чужую каюту без приглашения, зато с бутылкой.

Да при чём тут вообще «Персей»! Аль проделывал эдакое впервые в жизни.

Чувствуя себя последним идиотом, он неловко извлёк бутылку на свет Божий и, кашлянув, выдавил:

– Вот, нашёл у себя. Кружки есть?

Нашёл, угу. Шёл-шёл и нашёл. Ищите и обрящете.

Ибо стучащему да отворят.

Других цитат из Библии Аль не помнил, но и эти вполне подходили.

Вик пару раз моргнул, потом наконец-то отвёл глаза и, дотянувшись до шкафчика, нашарил внутри два относительно чистых стакана. Аль, неловко присев на край койки, аккуратно набулькал в каждый стакан до половины желтоватой, остро пахнущей жидкости.

– З-закусить нечем? – промямлил он, и Вик молча помотал кудлатой головой.

Аль вдруг подумал, что со времени его прихода парень не проронил ни слова. А ведь если б это было неделю назад, Вик уже мчался бы в кают-компанию в поисках завалявшихся галет, волоча его за собой, чтоб не скучать по дороге. И ещё он подумал, что неделю назад постучался бы в его дверь только под дулом бластера.

Аль повертел в руке стакан и одним глотком осушил его. Вик сделал то же, и оба закашлялись.

– Крепкое, – наконец пробормотал Вик.

– Угу.

– С Цирцеи?

– Ну.

Весьма содержательный диалог. Тонкий такой, остроумный.

Неловкая пауза затянулась, и Аль торопливо набулькал в стаканы вторую порцию дивного напитка. Бр-р.

Вторая доза, впрочем, пошла гораздо легче. В голове сильнее зашумело, а крохотная каюта начала медленно вращаться по кругу. Кэп никаких маневров вроде производить не собирался, значит, это цирцеанское пойло так торкнуло.

Удивление в глазах Вика уже растаяло, и они снова опустели, как дом без хозяина, став непроницаемо тёмными, без обычных золотистых искорок.

Почему-то Алю было больно видеть этот погасший взгляд.

Пора, святой отец. Приступайте уже к своей гуманитарной… то есть гуманной миссии. Хорош балдеть, надо проводить душеспасительную, доверительную беседу.

Господи помилуй…

Кашлянув, Аль поёрзал на койке и выпалил:

– Что у тебя случилось?

– Ничего, – Вик повёл плечом, глядя вниз, – а что?

– Вот и я думаю, что ничего, – пробормотал Аль.

Очень доверительно и душеспасительно.

– Ты изменился, – упрямо продолжал Аль. Цирцеанское пойло, слава ему, всё-таки развязывало язык, хотя и путало мысли. – Ты перестал… ты стал…

«Как я», – промелькнуло у него в голове.

Вик упорно смотрел в свой стакан, словно видел там что-то неведомой Алю.

– Стал таким, как будто, кроме «Персея», тебе никто больше не нужен, – выпалил Аль. – И как будто ты… сам не нужен никому.

Вик чуть улыбнулся, и Аль впервые заметил, что от улыбки на его правой щеке проступает забавная ямочка. Раньше он как-то не шибко приглядывался к своему напарнику – мало того, что он обречён его слушать, ему ещё и любоваться на него?

– Так и есть, – ровно произнёс Вик, снова поднимая тёмный усталый взгляд. И у Аля даже кончики пальцев похолодели.

На то, что произошло дальше, главного кибермеханика могло толкнуть только клятое цирцеанское пойло. Чёрт знает, что туда подмешали аборигены, – белены или афродизиаков, – но Альберт Ван Ден Берг решительно извлёк стакан из ладони своего напарника и аккуратно поставил на тумбочку рядом со своим собственным. И совсем неаккуратно брякнул бутылку с остатками пойла на пол возле койки. И, распахнув дрогнувшими пальцами и без того расстёгнутую рубаху Вика, провёл губами по тёплому смуглому плечу, спускаясь ниже и ниже – туда, где краснела тонкая нитка едва поджившего уродливого шрама, перечеркнувшего выпуклую грудь.

Не дыша, он вскинул голову – Вик пристально глядел на него из-под полуопущенных ресниц, но, по крайней мере, не шарахался в испуге и морду бить тоже не порывался. Пока что.

– Больно? – хрипло спросил Аль.

– Сейчас нет, – отозвался тот не сразу. – И тогда было не больно. Просто страшно. Что я… так и умру там. Один. Что про меня никто даже не вспомнит.

– Я помнил, – выдохнул Аль, крепко сжав его запястье. – И я тебя нашёл. Но я не успел. Из… извини.

– Почему не успел? Ты же меня спас, – тихо возразил Вик. Что-то на миг вспыхнуло в его глазах, и, отчаянно желая удержать это что-то, Аль наклонился к нему и поцеловал.

Губы Вика были обветренными, но мягкими, сперва прохладными, но потом, раскрывшись под его губами, стали удивительно тёплыми. Оторваться от них было невозможно. Хоть убейте.

Аль, тяжело дыша, кое-как отстранился и опять впился взглядом в лицо Вика. По-прежнему не подымая ресниц, тот машинально облизнул губы и едва заметно вздохнул. Голова у Аля шла кругом безо всякого пойла, но он схватил с пола бутылку, глотнул прямо из горлышка и сунул её Вику.

Не останавливаться. Не задумываться. Пожалеть о собственной дури можно будет потом. Очень сильно пожалеть.

Плевать.

Этот парень был как погасший костёр. Зажечь его. Согреться самому.

Боже, как же он устал от всегдашнего холода…

Вик ошеломлённо поднял глаза, и Аль понял, что сказал это вслух.

Плевать.

Аль торопливо и неловко расстегнул ремень и «молнию» на его штанах, потом, спохватившись, на своих собственных, сдёрнул их, потом сдёрнул с его плеч рубаху и вывернулся из своей. К чёрту всё! Вот так. Телом к телу. Как хорошо.

– Хорошо… – эхом откликнулся Вик, и Аль, приподнявшись на локте, опять внимательно поглядел ему в глаза. Они потеплели и уже не походили на тёмные пустые окна заброшенного дома. В них вновь светилось удивление… и ещё что-то. Аль не знал, что. В чужих эмоциях он не разбирался, но…

– Ты когда-нибудь… раньше… это делал? – запинаясь, спросил он.

Вик задумчиво кивнул и добавил:

– Но наоборот.

– В каком смысле – наоборот? – растерялся Аль.

– Не я был в роли девушки, – пресерьёзно пояснил тот. – А Мэри-Лу. Но мне, правда, всегда было интересно, как же такое делается. У парней. И потом есть один большой плюс.

– Какой? – простонал Аль, невольно хватаясь за голову.

– Я не залечу, – объяснил Вик. И губы его наконец дрогнули в знакомой лукавой улыбке.

Боясь лопнуть от смеха и возбуждения, Аль заткнул ему рот поцелуем, наваливаясь сверху, и тот только ахнул, запрокинув голову. А потом с любопытством спросил, едва отдышавшись, обхватив коленями напряжённое тело Аля:

– А ты, ты-то ведь это раньше делал?

Нахмурившись, Аль кивнул. Воспоминания уже не причиняли боли:

– Только…

– Что? – недоумённо моргнул Вик.

– Видишь ли, – начал Аль, сам не в силах удержаться от дурацкого хихиканья, – я тогда как раз был в роли девушки.

И они снова кувыркнулись на жалобно заскрипевшую койку, умирая от хохота и тиская друг друга почти до синяков.

– А… а как же тогда? – задыхаясь, наконец спросил Вик.

– Ты не бойся, – хрипло отозвался Аль, утыкаясь лбом в его горячий лоб. – Мы справимся. Это… не так уж сложно. Мы же всё-таки кибермеханики, чёрт возьми… да перестань… пе-ре-стань же ты… наконец… ржать! Что тут… смешно-ого? Это секс, а не… а не цирк… Я же… сейчас кончу, идиот!

– Опять начнёшь… – прерывающимся голосом выговорил Вик.

И оказался прав.

И Аль оказался прав.

Они отлично справились.

Они же всё-таки были кибермеханиками, чёрт возьми.

*

Койка даже не скрипнула, когда Аль с неё поднялся, и это было странно. Хотя ещё более странным было то, что она вообще уцелела, а не рассыпалась на куски.

Сейчас должна была начаться его вахта.

Голова у него трещала как орех в кулаке. Клятое пойло.

В тусклом свете лампы Аль торопливо нашарил на полу свою скомканную одежду, выпутав её из общей кучи, и кое-как натянул на себя.

Не оглядываясь, быстро шагнул к двери. Но уже на пороге всё-таки не выдержал и оглянулся.

Вик, не просыпаясь, перевернулся на живот, обхватив обеими руками подушку и уткнувшись в неё щекой. Чёрные вихры его были взлохмачены, широкие плечи смуглели под сбившейся простынёй, уголки припухших губ приподнимались в блаженной улыбке.

Значит, он действительно лыбился даже во сне. Открытие века.

Не останавливаться. Не задумываться. Не жалеть. Иначе снова придётся бросить всё и исчезнуть.

Старая, пятилетней давности история вывернула тогда Аля наизнанку, содрала с него всю кожу. Он кое-как её нарастил. Всё, хватит.

Просто секс. Исключительно спьяну. Надраться, перепихнуться, забыть. Всё только в терапевтических целях.

Кэп мог быть доволен – главный кибермеханик выполнил свою миссию гораздо лучше любого святого отца. Или дипломированного шринка.

Мрачно усмехаясь, Аль бесшумно шагнул в тёмный коридор.

Он отбыл вахту до восьми утра, а потом заперся в своей каюте, где, не раздеваясь, рухнул на постель и проспал почти до вечера – мёртвым чёрным сном без сновидений. Очнувшись, долго стоял под колючими струями крохотной душевой. А потом, растершись докрасна полотенцем, он глянул в маленькое зеркальце над раковиной. В нём отразилась привычно бесстрастная и бледная физиономия, взъерошенный белобрысый ёжик мокрых волос, серые глаза, украшенные красными прожилками – спасибо Цирцее.

К чёрту Цирцею.

Он ещё раз придирчиво осмотрел себя в зеркало, толкнул дверь и вышел в коридор. И почти сразу застыл, как вкопанный.

Из кают-компании донёсся взрыв хохота. Потом ещё один.

Понятное дело – волшебным образом исцелившийся от депрессии второй кибермех выступал там с сольным номером.

Аль чуть было не повернул обратно, но, сделав над собой воистину титаническое усилие, шагнул вперёд.

Ничего не было. Ни-че-го. И прятаться он не будет.

Из-за стола к нему повернулись пять ухмыляющихся физиономий. Аль максимально равнодушно скользнул по ним глазами и небрежно проронил:

– Привет.

Он подошёл к плите, чтобы положить себе какого-то варева из концентратов, вкус которого Силла, любившая возиться на кухне, старалась разнообразить, примешивая к нему местные приправы. А когда опять повернулся к столу, натолкнулся прямо на взгляд Вика, – тёплый и смеющийся, – натолкнулся, как на стену, едва не выронив свою миску с едой.

Держи миску и себя в руках, болван.

Он бесстрастно смотрел прямо в карие весёлые глаза, покуда парень не отвёл взгляд. А когда вновь поглядел на Аля, этот взгляд был таким же бесстрастным, как у него самого.

Ничего не было.

Второй кибермех и в самом деле схватывал всё на лету.

Аль машинально жевал, не ощущая вкуса – все рецепторы враз отключились. Дожевав и выпив пару стаканов порошкового напитка, – в горле царила великая марсианская сушь, – он кивком поблагодарил радостно улыбавшуюся Силлу и направился в рубку.

Неожиданно на его плечо легла чья-то рука, и Аль вздрогнул. Но это был капитан.

– А ты молодец, – одобрительно прищурился тот, весьма ощутимо тряхнув его за плечо. – Как ты его растормошил?

– Мы напились, – коротко ответил Аль, едва подавив нервный смешок.

Кэп сдвинул брови и повторил:

– Молодец. Но чтоб больше никакого бухла на корабле, пока я не разрешу.

– Само собой, – пробормотал Аль.

Само собой, никакого бухла. Никаких «отношений», которые вначале поднимают тебя до небес, а потом расшибают об землю – вдрызг, в кровавую кашу.

Хватит.

Да и парню это всё ни к чему – в его захолустье эдакое непотребство наверняка считалось ужасным табу и святотатством. Получил новый опыт, и хватит. Знания никогда лишними не бывают. Пусть возвращается к своей Мэри-Лу, когда истечёт срок контракта, или найдёт себе другую подружку и веселится дальше. Конец.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю