332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Серджи де Шерр » Ротана » Текст книги (страница 1)
Ротана
  • Текст добавлен: 16 июня 2021, 18:03

Текст книги "Ротана"


Автор книги: Серджи де Шерр






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Серджи де Шерр
Ротана

Авария

Глава 1

Где то, в одном из слоев-пространств мультиверсума…

Сначала была пустота. Она не имела цвета и была бесконечна и все же глазу она казалась черной. Маленькие светлячки звезд и галактик не могли осветить всей громады пространства. Но вот угол зрения изменился и к нам приблизилась громадная звездная спираль – Галактика. Космос заиграл, засветились пылевые облака, небо заполнили звезды: желтые, красные, синие, зеленые, серебриcтые, белые, большие и маленькие. Вот галактика скользнула чуть в сторону открывая одно из своих скоплений в конце третьего звездного рукава. Звезды спокойно светились сквозь дымку межзвездного газа и пыли. Вдалеке дрогнула звезда и стала медленно приближаться, увеличиваясь в размерах. Спустя время она превратилась в сплюснуты двойной эллипсоид, один над другим с нагромождением шарообразных фигур спереди, грудой антенн различной длины и блоками разнесенных в стороны цилиндрических двигателей. Бело-голубая громада галактического корабля стремительно пронеслась мимо. Ослепительно полыхнула светящаяся алая надпись на корпусе «МГКР-1210 «Галактос», межгалактический крейсерский рейдер серия 1210.

В рубке никого не было, вахту несли Автоматы Контроля Пространства, тихо попискивал таймер времени отмечая шестой год полета. На родной планете прошло уже семьдесят лет. Большая Корабельная Машина (БКМ), кластер кристаллических искинов, обрабатывала данные, полученные от гравитационных сонаров. Гипер-конвертор, искин двигательной секции ждал сигнала от БКМ. Наконец он поступил. На глубину в два миллиарда километра пространство было свободно, гипер-конвертор послал команду на Излучатели. Сияющий луч свето-гравитационного пробойника вырезал в пространстве тоннель Перехода, воронка пробоя засосала корабль на третий уровень гиперпространства, скорость движения в котором составляла двенадцать скоростей света в секунду. Каждый уровень гиперпространства отличается скоростью перемещения, так на первом уровне сверх-световая скорость составляет в три раза больше скорости света, на втором в шесть раз больше, на третьем в двенадцать раз, на четвертом в 24 раза и далее в геометрической прогрессии. Десятый уровень гиперпространства является последним, далее существуют только уровни мультиверсума, многомерного пространства Вселенной.

При выходе в трехмерный континуум должны были включиться вакуум-генераторы, черпающие энергию из пространства и опустошенные накопители снова были бы наполнены энергией для следующего прыжка, после проверки очередной группы звезд на наличие кислородных планет, но этому помешало непредвиденное обстоятельство. Во время перехода корабль не сильно тряхнуло. В компьютеры поступили сигналы об обнаружении неизвестного излучения, поразившего зону «Зет», вакуум-генераторы вышли из строя. БКМ использовала гиперпространственный мультиплексный сканер для определения местонахождения корабля, ближайшая звезда с планетной системой находилась прямо по курсу на расстоянии триллиона километров. По плану путь корабля пролегал в другую область пространства, но из-за аварийной ситуации БКМ внештатно вывела корабль из гиперпространственного тоннеля. Когда корабль всплыл в обычное пространство по кольцевым техническим коридорам в зону «Зет» направились ремонтные автоматы: многофункциональные технические дроиды, но как только они входили в зону, неизвестно почему, гравитационная связь с ними прерывалась. Автоматическая расстыковка блоков корабля тоже не сработала, так как секция стыковки оборудования попала в зону поражения. Самое странное, что зона поражения расширялась медленно, но верно, со скоростью около сорока сантимов в час. Но уже через 20 суток зона поражения дошла бы до реакторного зала, назревала катастрофа. Хорошо продуманная экспедиция в сторону малой галактики спутника могла бесследно исчезнуть в глубинах пространства.

В пять часов времени по корабельному времени из анабиоза была поднята группа десантников и дежурный Координатор-1. Через два часа после получения всей информации об аварии первая пара десантников пошла на разведку в пораженную область. Как и предполагалось гравитационная связь с зоной прервалась. Долгие двадцать минут нахождения пары в зоне показались сутками для остальных. Через 20 минут на экране выносного монитора появились две фигуры, их скафандры почему-то переливались цветами радуги. Последний обернулся и нажал на панель закрыл герметичную переборку шлюза. Первый из десантников бросил в нишу манипулятора голографический кристалл и одновременно скинул шлем. Лицо его было бледным. Все остолбенели, волосы десантника так же переливались радугой. Десантник протянул руку и включил переговорное устройство.

– Поставьте кристалл в считыватель, но не сами, возьмите медицинского дроида со сканером. Данные с голограммы получит БКМ. Мы, – он кивнул на соседа. – Обречены, не знаю сколько нам осталось. Видите? – десантник дернул себя за волосы

– Там, – он махнул рукой назад. – Все светится и переливается. Когда мы были еще за стойкой вакуум-генераторов приборы в скафандре отметили повышенный уровень радиации. Мы пошли дальше и наши скафандры стали мерцать. Потом зашкалило приборы и мы повернули обратно, но скафандры уже светились. Там тоже все светится. Корпус пробит навылет, эта радужная зараза съедает металл и приборы прямо на глазах. Мы должны уйти обратно.

– Постойте! – закричал Координатор-1. – Неужели это нельзя вылечить, смыть?!

– Нет, – ответил десантник, одев шлем и выходя вслед за товарищем, но приостановившись заметив движение Координатора-1 к пульту. – Слышите?! Не смейте! На корабле женщины, дети! – Лицо его перекосилось от боли, и он жадно глотнул воздух.

– Не надо, – прохрипел десантник. – Не надо открывать шлюзы. Это смерть всем. Как только получите информацию с кристалла, отправьте дроида в аннигиляторы… Дьявольское излучение поражает нервные центры…и…это очень…больно. – Он задохнулся и сполз по стене на пол. Все с ужасом смотрели на обреченных. Сработала автоматика, подав в шлем больше кислорода. Тот открыл глаза, с трудом поднялся.

– Люди, – прошептал он. – Вот и все… Прощайте. Десантник с усилием вывалился за дверь и упал. Герметичная переборка закрылась автоматически. На полу осталось два радужных пятна, которые стали интенсивно светится. Координатор-1 встревоженно посмотрел на монитор и прошелся пальцами по сенсорам пульта. Откуда-то из пола в шлюз под большим давлением вылетела струя зеленоватая жидкости. Минут через пять радужное пятно поблекло, но все еще мерцало. В шлюз зашел автомат и малым аннигилятором в манипуляторе выжег пятно на полу и на стене и застыл в ожидании приказов.

Координатор-1 похлопал себя по щекам, взглянул в зеркало на пульте, вытер лицо и устало опустился в кресло.

– Что будем делать? – спросил он. – Нужно выработать какое-то решение, иначе мы все погибнем. – Координатор взглянул на изображение шлюза на мониторе и поморщился.

– Что это за излучение? – спросил старший группы.

– Черт его знает, Стен, корабль получил пробоину при переходе. Что нас такое пробило я не имею понятия. Может второй корабль, может передающий луч или сгусток сверхэнергии мультиверсума. И так, что вы предлагаете?

– Самое верное, – сказал один из десантников. – Это отбросить пораженную часть корпуса. Вопрос только как? Это нужно сделать, не повредив реакторы и аннигиляторы, иначе мы лишимся хода.

– Но это могут сделать только люди, – заметил Стен.

– Что?! – возмутился Координатор-1. – Вы с ума сошли, Стен! Вы видели, что ОНО делает? На мне уже висят две жизни! Нет, я не позволю! Я…

– Иначе нельзя, – прервал Стен. – Автоматы в этой зоне бессильны. Нас здесь двадцать три человека. Человек держится в зоне активного заражения примерно полчаса. – Стен повысил голос на попытку Координатора-1 возразить. – В космосе ближе к реакторному залу излучение не так активно и каждый из нас продержится около часа.

На Координатора-1 было жалко смотреть, такой у него был вид.

– Ребята, но так-же нельзя, – прошептал он.

Стен выпрямился и гордо вскинул голову, глаза его холодно блеснули.

– Так нужно! Мы десантники, Координатор. Мы всегда первыми принимаем удар Неведомого. Не будь нас – цивилизация понесла бы огромные потери в людях и ресурсах. Ты сам знаешь все, – Стен изменил тональность голоса, он стал мягче. – Ты один из Совета, Кобрик, и на тебе лежит задача довести корабль и экипаж, особенно экипаж, до цели в полной сохранности, а на нас – задача уберечь его от гибели. Промедление смерти подобно! Запомни это, – Стен отвернулся от Координатора к своим людям. – Даю задачу, – сказал он.

– Сейчас четверо из вас в скафандрах высшей защиты выйдут в космос. По приборам замерят уровень радиации и малыми аннигиляторами очертят корпус в том месте, где следует отделить пораженную зону. Это примерно в пятидесяти метрах от места, где радиация максимальна. Я знаю, что назад возврата нет, но каждый из вас знает, что там, – он указал на переднюю часть корабля ваши родные и друзья. Каждый сделает все, что сможет. Каждой группе будет придана унифицированная установка гиперсвязи. Трое оставят ее за пределами пораженной зоны, у каждого будет портативный вокодер для связи с установкой. Мы должны выяснить, можно ли пользоваться гиперсвязью в зоне поражения. – Стен оглядел строй. – Все понятно? – с дрожью в голосе спросил он.

– Да, командор, – не стройно ответили десантники. Они обнялись, попрощались с ребятами первой четверки. Стенли вытер глаза и, еле сдерживая, слезы прошептал: – До встречи в Ирии, стране Богов.

И первая группа вышла в тамбур гравитационного лифта. Бесшумно сомкнулись створки и табло лифта показало, как он стремительно несется вниз к шлюзам. На экранах было видно, как четыре маленькие фигурки двигались по громадному корпусу корабля, мониторы гиперсвязи пока были немы и слепы. Невообразимо долго тянулось время. Тишина в рубке нарушалась только коротким писком таймера. Четверо за бортом корабля то удалялись в зараженную зону, то выходили за ее пределы. Наконец они вышли к оставленной станции, но один снова вернулся в зараженную зону, что-то замеряя там.

В мониторе гиперсвязи послышался шорох и чье-то частое дыхание. Сначала по экрану побежали полосы, на миг возникло искаженное изображение, но тут же выправилось, стало четким и многоцветным. Скафандр десантника мерцал, лицо не было видно из-за лобового фильтра. Десантник кашлянул.

– Я Генри Стоун, – послышался голос. – Вы слышите меня?

– Да, да, Генри, слышим!!! – вскричал Координатор-1.

– Я Генри Стоун. Нахожусь в зоне заражения. В метрах в пяти от меня находится зона распада. Радиоактивность здесь огромная, но скафандр не плохо защищает. Только это дьявольское излучение, оно пронизывает меня будто я голый, но все-таки малая часть задерживается. Наверно от этого и мерцает скафандр. Почему-то жжет в затылке, наверное, это светятся волосы. Сейчас я выйду из зоны.

Слышится шорох, изображение дергается. В поле зрения попадает огромное радужное пятно, оно пульсирует. В черноте космоса виден светящийся конус излучения. Изображение снова дергается, качаясь из стороны в сторону, Стоун куда-то идет. На какой-то миг на экран попадает огромная панорама космоса, где спокойно светят звезды. Камера вокодера, прикрепленного к скафандру, снова поворачивается, выхватывая фигуры десантников. Зажигаются соседние мониторы и все видят их лица. На них нет ни ужаса, ни страха, их лица серьезны и сосредоточены.

– Говорит Бигл Дайтес, – раздается голос.

– Слушаем тебя, Бигл, – отвечает Координатор-1.

– Кобрик, мы отошли от зоны поражения на 35 метров. Работа предстоит большая, нужно иметь запас в дальности. Заражение доберется до сюда не раньше, чем через три дня. Мы сделали разметку корпуса и сейчас начнем делать первый разрез. Ширину разреза пришлось увеличить до трех метров, иначе в скафандре трудно повернуться.

– Хорошо, – ответил Координатор-1. – Прошло 45 минут, что вы чувствуете?

– Я Генри Стоун, у меня все нормально. Максимальная глубина резки аннигилятора один метр. Пусть следующая группа вынесет стационарник, на всякий случай., если последние не успеют дорезать ручниками, можно использовать его на последнем этапе.

– Я Бигл Дантес, нормально.

– Я Вигл Хорти, все норм.

– Я Вега Нойер. Почему-то колет пальцы ног.

– Вега ходил в активную зону, – сказал Вилг. – Если вы не будете подходить к зоне распада, вы продержитесь в два раза больше. Часа два или два с половиной. Ну, мы начинаем.

– Ни пуха, ни пера, – пожелал Стенли.

– К черту, Командор. Мы сделаем все возможное. После нашей проходки выведите еще 4 стационарных аннигилятора. Мы их закрепим на магнитных якорях. Отрезанный блок нужно будет потом затормозить.

– Спасибо ребята, – прошептал Координатор-1. Его услышали, четыре мерцающих шлема синхронно кивнули. Координатор-1 оторвал взгляд от мониторов, поискал глазами таймер.

– Семьдесят минут.

– Я Вега Нойер, отнимаются ноги, болит все тело и будто кто-то иглой тычет в позвоночник. Ребята, простите, больше не могу… Я довел черту до разметки… Ребята, – слышится хрип. – Разрушается скафандр…если успею, то доползу до зоны распада… Простите и…прощайте…

Один из мониторов гаснет. По лицу Координатора-1 катятся слезы, но он не замечает их, многие не замечают. Шорох из мониторов, голос.

– Вега не дополз, но зона скоро поглотит его тело. Мы кончили разметку, видим ваши аннигиляторы.

Прошло восемьдесят пять минут.

– Вот и все… Прощайте. Станции оставляем, – один за другим гаснут два монитора, на экране третьего видно три переливающихся скафандра. Монитор гаснет. Минуты три длится гробовое молчание. Затем старший второй выпрямился, все поглядели на него. Координатор-1 встал и они обнялись. Все попрощались… Створки лифта сомкнулись и лифт ушел вниз, к шлюзам…

Было восемь тридцать утра. Из мониторов:

– Ребята, осталось метров сто, сто тридцать. У нас уже нет сил. Когда выйдете на корпус, пополните аннигиляторы активным веществом, включайте на всю мощность. Прощайте.

Стенли осматривает оставшихся десантников, оборачивается к Координатору-1.

– Ну, прощай друг, пора.

– Я с вами, – шагнул к ним Координатор-1.

– Нет, Кобрик, ты должен передать Совету всю информацию, извини… Прощай. – лифт закрылся. Координатор-1 тяжело опустился в кресло.

– Ребята, поверните камеры передатчиков на аннигиляторы. Когда…закончите, оставьте их включенными, – Координатор-1 посмотрел в зеркало и пригладил волосы.

«Странно», – подумал он. – «Почему волосы белые?» И он снова повернулся к мониторам. Он видел, как черные раструбы аннигиляторов выбрасывают ослепительно-белые лучи, металл плавился и испарялся. Спустя три часа металл резал только один аннигилятор, но вот и он погас. До конца проходки оставалось не более девяти метров. Последняя не полная четверка оставалась на месте до конца, до тех пор, пока руки могли держать рукоятки.

Координатор-1 сидел пред пультом и остановившимся взглядом смотрел на табло радиационной опасности, затем встал и включил связь с БКМ.

– БКМ, ты все слышала…, видела и поняла?

– Да Координатор, – ответила машина.

– Передай все Совету. Через семьдесят минут после моего ухода ты подашь команду на пробуждение дежурного Координатора-2, пилотажной группы и секцию шесть Совета. Все понятно?

– Да, Координатор, – ответила машина.

Координатор-1 положил на пульт кристалл записи происшедшего и вошел в лифт. Пройдя в шлюзовую камеру, он медленно надел скафандр. Но вот защелкнулись замки, Координатор открывает прозрачную дверь оружейного хранилища, трогает за ствол лайтинг. Задумывается над чем-то. Затем сдвигает в бок короб с ручным оружием и достает четыре коробки с активным веществом к стационарному аннигилятору. Коробку с инструментами, магнитный ключ с дополнительным накопителем к секции вакуум-генераторов, там еще есть немного энергии, выходит в переходную камеру, а оттуда на корпус.

Через пять минут он добрался до зоны разреза и увидел там огромную впадину шириной около трех метров. Закрепив на краю трос, прыгнул вниз. Остановившись перед телами своих товарищей и, по одному перенес их вглубь корпуса к стойкам вакуум-генераторов. Магазины аннигиляторов положил под стойки. Минут пять возился с инструментами, магнитным ключом вскрыл блоки накопителей и соединил их кабелями. Вернувшись к аннигиляторам он переносит их в зараженную зону, опускает на бок и вращением фокусировочных колец добивается широкого охвата зоны аннигиляции. Аннигиляторы включены – металл пузырится, растекаясь по поверхности, заклинивая герметические переборки. Минут через двадцать серебристая пленка расплавленного металла скрывает обезображенный остов корабля и медленно остывает. Один за другим гаснут аннигиляторы. Координатор-1 забирает один из них и возвращается не дорезанному участку. За какие-то пять-шесть минут он заканчивает работу, потом переносит аннигилятор в сторону зараженной зоны, станцию гипер-связи устанавливает на корпус повернув видео-конус на остальной корабль и устало садится на пол.

Аннигиляторы начинают, по очереди, выбрасывать струи пламени, и пораженная часть неуловимо замедляют свою скорость по сравнению с основной частью. Струи огня вырываются все быстрее, но долго так продолжаться не может. Неожиданно корабль увеличивает скорость, наверное, заработала программа, вложенная Координатором в гипер-конвертор. Мониторы в рубке молча продолжают работать, фиксируя развернувшуюся трагедию. Один показывает спину Координатора, второй радужный перелив разрушающегося металла, третий – табло аварийного накопителя не вдалеке от светящихся стоек вакуум-генераторов. Красная черта на табло медленно двигается к рубиновой светящейся зоне с надписью «Аннигиляция». Корпус корабля уже исчез из поля видимости видео-конуса гипер-станции. Скафандр Координатора-1 мерцает…

Примерно через два часа в тридцати семи миллионах километров от корабля в космосе полыхнула ослепительная вспышка аннигиляции. На несколько секунд родилось новое солнце, гаснут мониторы гипер-связи.

– Что это? – спрашивает Координатор-2, осматривая пульт, обращает внимание на включенный канал связи с БКМ, двадцать шесть рубиновых огней на пульте. Совсем недавно корабль покинули 26 человек. На столе ручка, бумага с расчетами.

– Прощайте, – слышится голос дежурного Координатора-1. – Живите долго… – На ложе сканера продолжает вращаться продолговатый зеленый кристалл бортового журнала.

Глава 2

Впереди по курсу светилась желтая звездочка. Масс-гравитаторы выдали данные о наличии планетарной системы. Био-конверторы вычислили зону пригодную для жизни. На табло высветились предполагаемые орбиты пятой, четвертой и третьей планеты.

В рубке Координатор-2, группа секции шесть Совета, отвечающая за высадку и разведку планет и группа десантников. Всего тридцать один человек. Еще не все вкурсе с ситуацией, поэтому один из Советников спрашивает:

– Может быть лучше повернуть обратно? Выйдем к стационарному ретранслятору гипер-связи над плоскостью галактики и запросим помощь.

– Извини, Юпияр, у нас проблема с вакуум-генераторами, – ответил старший группы десантников Пашек Генерес, он только что ознакомился с записью происшедшего. – В наличии только активное вещество аннигиляторов и гравитационная тяга. Как насчет трех тысяч лет полета к ретранслятору?

– Можно сократить срок до восьмисот лет, – говорит десантник Джер Лохах просматривая отчет БКМ по текущей ситуации. – Активного вещества хватит на шесть, семь переходов, но не остается массы на торможение, а торможение гравитационной тягой… мы быстрее вылетим за пределы внешнего кольца, чем успеем затормозить на скорости девяносто девять световой. И кроме того, компенсаторы гравитации тоже поглощают активное вещество. В любом случае, чтобы нарастить объемы нам необходимо развернуть заводы у планет гигантов.

В рубке гул голосов.

– Что же делать?

– Проклятый рейс…

– А гибернация?

– Зачем?

– Проспать в гибернаторах три тысячи лет…

– Не реально. Они рассчитаны на два, три года…

– Капсулы холодного сна…

– Их мало, всего тридцать штук…

– А если через три тысячи лет, что-то произойдет и гибернаторы не сработают. Кто тогда поведет корабль?

– Не реально…

– ТИХО! – приказал Координатор-2. – Отставить панику! – он указал на экран с параметрами звезды. – До системы пятнадцать миллиардов километров. Наша текущая скорость двести тысяч километров в секунду. Через пятнадцать часов начнем торможение и через шесть часов пройдем плазменный буфер граничной зоны, отделяющий систему от межзвездного пространства. Возврата назад все равно нет. Таких ситуаций не было за всю историю галактических полетов. В хранилищах семьсот тонн активного вещества. Десять тонн потратим на передачу сообщения Прямым Лучом до Атан.

В рубке стало тихо.

– Второй этап торможения, проведем уже внутри гравитационного колодца планетной системы, – продолжил Координатор-2. – Там меньше трат активного вещества, задействуем электро-гравитационную тягу, отталкиваясь от поля тяготения звезды. – Координатор-2 оглядел всех людей, находящихся в рубке.

– Как только пройдем орбиту первой от края планеты, это газовый гигант, начинаем разворачивать топливные заводы и отправлять их в верхние слои атмосфер всех планет-гигантов. Кроме того, сразу же при входе в гравитационный колодец звезды сбрасываем три кластера разведывательных дронов. Нужно картографировать систему и определить места залегания полезных веществ. На планетах обитаемой зоны строим мезо-энергостанции и перерабатывающие комбинаты. Топливные заводы дадут жизнь мезо-энергостанциям, и мы получаем мезо-вещество и энергию для комбинатов, потом обогащаем мезо-вещество плутонием и получаем активное вещество для аннигиляторов и свето-гравитационных конверторов гипердвигателей. Кроме того, мезо-вещество нам необходимо для запуска свето-гравитационной станции разрыва пространства. По пробитому коридору к Атан направится мощный динграв со всеми данными по сложившейся ситуации и экипажем из трех человек. Задача понятна?

– Не сделаем ли мы ошибку? – засомневался Юпияр Хорти.

– Я думаю Совет Координаторов меня поддержит, – ответил Координатор-2.

… Девять суток спустя «Галактос» вторгся во внутреннее пространство гравитационного колодца желтой звезды, заработали гравитационные машины и корабль начал торможение на последнем участке пути. При подходе к странной кольцевой планете-гиганту в трех миллиардах километрах от звезды оптические умножители корабля зафиксировали длинную, около двух километров, сигару. БКМ выдала на экраны характеристику объекта.

– Полая, биметаллическая, труба, – дежурная группа пилотов с интересом вгляделась в экраны мониторов. – Объект вращается с периодом один оборот в минуту вокруг своего центра равновесия. Диаметр трубы шестьдесят метров. – под трубой просматривался диск зеленоватого цвета диаметром метров сто пятьдесят. Труба крепилась к диску тремя или четырьмя жгутами толщиной метров десять. Где-то в темноте угадывались некие решетчатые конструкции.

Неизвестная конструкция быстро приближалась. Теперь было видно, что объект висит над кольцом планеты-гиганта, примерно в четверти диаметра последней. Один из пилотов набрал команду на торможение, одновременно запели сигналы вызова Координатора и старшего группы десанта в рубку.

Координатор-2 взглянул на экраны и все понял.

– Группу на выход, – приказал он старшему десантной группы. Через двадцать минут от корабля оторвался серебристый диск и направился к неизвестной станции. Гравитолет облетел станцию, нырнул под трубу и сел на диск. Мигнул и вспыхнул монитор гравитационной связи.

– На связи Сет Саут, – послышался голос.

– Слышим тебя, Сет, – ответил Координатор-2.

– Мы вышли на площадку, обнаружен ход вниз, наверное, лифт. Сейчас посмотрим, что там.

Несколько человек встали на зеленоватый круг, очерченный белой линией, он дрогнул и скользнул вниз, открывая цилиндрическую шахту.

– Мы внизу, – донесся голос Сета.

Зажегся дневной свет. Стены и потолок овального коридора интенсивно светились.

– Мы идем по коридору, – сказал Сет направляя камеру передатчика вперед. – Слева на уровне груди алый треугольник. Я нажимаю.

Пальцы Сета в силовом скафандре осторожно коснулись треугольника. Стена перед ним исчезла. Стало видно какое-то куполообразное помещение и три белых круга с красными треугольниками по центру. Круги дрогнули и поплыли по полу навстречу десантникам. В стенах на одинаковом расстоянии друг от друга проявились черные шестигранные отверстия. Стоило только встать на один из кругов и купол над головой стал прозрачным, возникла вертикальная шахта со светящимися стенами и площадка лифта скользнула вверх. Открылся тридцатиметровый кубический зал, в центре его на треугольном постаменте высился зеленоватый конус с тремя наклонными панелями. Сначала Сет не понял, что это, подошел ближе, слегка наклонив камеру и вздох изумления прошелся по рубке. Это была объемная карта планетной системы. В центре пульсировала желтая звезда и вокруг нее по разным орбитам шествовали двенадцать планет с кучей спутников.

Первая, маленькая, коричнево-красная планета вблизи звезды светилась расплавленной магмой, вторая, темно-коричневая блистала красными равнинами и тонким слоем атмосферы, третья, темно-синяя закрывалась от дыхания звезды кучей облаков. Ее опоясывала тонкая мерцающая белая нить. Не бывалая по чистоте четвертая голубая планета со множеством зеленых пятен, и еще одна планета создавала необычную конфигурацию планетной системы, она располагалась на орбите четвертой планеты на другой стороне звезды, имела размер чуть больше четвертой и была опоясана мерцающей белой линией, как и пятая. Пятая планета меньших размеров, голубая с фиолетовыми пятнами. За ней более массивная зеленовато-серая планета с такой же мерцающей линией и аквамаринового цвета спутником. Огромный газовый гигант, следующий планеты, сверкнул в своей атмосфере большим красным пятном был опоясан орбитами десятков мини-лун. Две из них так же мерцали тонкими белыми нитями. Восьмая планета гигант с кольцеобразной структурой и не меньшим количеством мини-лун. Одна из них тоже опоясана белой мерцающей нитью. И еще три планеты за окольцованным гигантом, включая супергигант на внешней орбите системы. Более маленькие планетоиды не принимались во внимание, хотя были указаны, так как располагались между орбитами более крупных планет. У каждой из крупных планет хотя бы один спутник мерцал белой нитью.

Сет переступил с ноги на ногу и вероятно сменил угол наклона камеры – от зеленоватой планеты с аквамариновым спутником потянулась мерцающая линия со стрелкой сначала к планете с фиолетовыми пятнами, потом к синей планете с облаками, потом к спутникам седьмой, восьмой планеты и дальше и покинул Солнечную систему. Сет наклонился, шестая планета исчезла, образовав пояс из каменных глыб, пятая планета интенсивно засветилась, линия, уходящая в глубину галактики, стала ярче. Сет встал, наверняка пластина несла на себе еще какие-то изображения, но Сет хотел посмотреть и другие плоскости.

Там был удивительный мир с высоким зеленоватым небом, фиолетовые волны океана яростно бились в желтые уступы скал. Вдалеке глубоко вдаваясь в воду, поднимались белые пирамидальные здания. Тонкие серые колонны подпирали корпуса зданий и уходили в бушующие волны океана.

Широкие, прямые улицы, заполненные народом, разноцветные полосы разно-скоростных передвижных тротуаров. Среди шумящих зеленых и синих деревьев высятся многоярусные города-небоскребы, уходящие в облака, ленты скоростных магнитных поездов, в небе быстро скользят разноцветные аппараты, похожие на птиц. Вот огромное поле из шестиугольных гранитных плит, усеянное стартовыми шахтами, из которых выскальзывают тупорылые ракетные устройства без стабилизаторов, над которыми спиралью поднимаются в небо облака. Стволы неизвестных установок, усеянные иглами антенн и ребристых чаш, сопровождают каждый взлет, будто подталкивая ракетные устройства в небо, так как не видно ни огненных столбов от двигателей, ни лазерных толкателей, только воздух яростно вихрится вокруг корпусов аппаратов.

Космос вблизи планет поблескивает многоярусными трубами орбитальных сооружений, кубы, шары, от которых отходят другие трубы еще выше и заканчиваются блоками подобных же сооружений на сотню километров выше основной структуры. Над спутниками седьмой планеты висят громадные диски звездных кораблей, в свете искусственных солнц блестят купола и башни различных сооружений., видны орбитальные стапеля. Сквозь гигантский овал сборочного синтезатора медленно выходит очередной корпус, который тут же облепляют тысячи монтажных дроидов, над которыми летают капсулы с инженерами-людьми контролирующих процесс…

Сет опустил камеру.

– Это просто невероятно! – прошептал он. – Как велик был тот мир и как далеко они обошли нас. Интересно сколько же лет прошло с тех пор?

– Но они спаслись, – сказал Координатор-2. – Что-то же должно от них остаться!

Сет отдал какое-то распоряжение по внутренней связи, сам же пошел по коридору нажимая на красные треугольники и снимая открывающиеся помещения. Везде были пустые ниши и ни одной пылинки, будто хозяева только вчера покинули станцию. В некоторых помещениях попадались белые шары, неподвижно висящие над полом. Сет подобрал свисающий на гибком проводе карандаш, осмотрел его, потом ткнул в шар. Возникла светящаяся точка, ткнул еще и еще. Шар мигнул, на мгновение проявилась картинка звездного неба. Темные и светящиеся облака пыли и газа закрывали центр галактики. Шар снова мигнул и погас.

– Похоже на какое-то координационное устройство, – сказал Сет. Он снова произвольно потыкал шар. На этот раз картинка простояла дольше, только несколько другая. Красноватое солнце опускалось за горизонт. От ближайших зданий, Сет не сразу понял, что это город, потянулись длинные черные тени. Шар снова погас. Стало вдруг душно и Сет чуть не сорвал шлем скафандра. Невыразимое желание увидеть создателей этого мира переполнило душу. Сет выпустил карандаш и схватившись за грудь медленно пятясь, задом вышел в коридор. Минут пять он стоял, опустив голову, пока в наушниках не возник голос.

– Сет, Сет, говорит группа анализа.

– Слушаю, Юра, – хрипло прошептал Сет. – Что у вас?

– Анализ дал… – Юрий Вен вздохнул. – Станция покинута полтора миллиарда лет назад.

– Что!? – закричал Сет. – Не может быть!!! Не может быть!

Надежда, родившаяся в сердце, тут же угасла. Сет закрыл глаза и глухо застонал.

– Командир! Вам плохо?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю