290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Не играй, а то влюбишься (СИ) » Текст книги (страница 6)
Не играй, а то влюбишься (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 06:30

Текст книги "Не играй, а то влюбишься (СИ)"


Автор книги: Nikokosinka






сообщить о нарушении

Текущая страница: 6 (всего у книги 13 страниц)

Собрав все продукты, я еще раз развернулась к физруку и, довольно улыбнувшись, вышла из магазина. Погуляв по торговому центру, я всё-таки купила себе новую айфошу, и довольная направилась домой.

Придя, я наспех приготовила себе пельмени, параллельно делая алгебру и готовясь к завтрашнему выносу мозга. Пельмени получились, мягко сказать, не очень, а про алгебру я вообще ничего хорошего не смогла сказать. Уставшая, я легла на кровать, взяв с собой эти ужасно непонятные конспекты и учебники. Ближе к полуночи я разобралась более-менее с некоторыми задачами и решила сходить на перекур, потому что к этому времени мой мозг уже порядком взрывался.

Выйдя на балкон, я облегченно вздохнула, потому что физрука на соседнем балконе не оказалось. Быстро выкурив сигаретку, я зашла обратно в комнату и, сходив в душ, легла спать.

Утром я проснулась с сильнейшей головной болью, она будто разрывалась на несколько маленьких частиц. Выпив две таблетки обезболивающего, я всё-таки решила пойти в школу, а то вдруг ещё мегера подумает, что я её боюсь, и специально не пришла к ней на урок. Придя в школу, я то и дело слышала разговоры о предстоящем празднике, а также о выходном походе. Голова, и без того разрывающаяся, заболела ещё больше. Лизка пришла раньше и дожидалась меня возле входа. С порога она налетела на меня и начала расспрашивать, что с моим телефоном и почему она не могла мне дозвониться вчера. На её слова я лишь достала свой новенький айфончик и покрутила им перед ней, засмеявшись.

– Фига себе, тебе же не нравилась десятка, – засмеялась она, разглядывая телефон.

Именно с такой реакцией прошли четыре урока, все одноклассники добродушно рассматривали мой телефон, то критикуя его, то восхищаясь. На большом перерыве между третьим и четвёртым уроком, как и говорил директор, мы пошли в зал и тянули жребий. На удачу Лизке, которая молилась, чтоб выпали танцы, именно они и выпали. Она вскочила с места и кинулась в объятия Кирилла, который тянул жребий от нашего класса, и оставшийся день она радостно скакала, как сумасшедшая.

На четвёртом уроке была геометрия, на которой должны были обсуждать поход, я собралась слинять оттуда, что я и сделала бы, если не Лиза, которая за руку приволокла меня обратно, и если бы не вошедший директор, я бы все-таки успела слинять. Я твердо для себя решила, что не поеду кормить комаров в эти выходные, а останусь дома и посмотрю какой-нибудь сериальчик, поэтому весь урок я просидела в телефоне, прослушав все их обсуждения.

На пятом уроке отменили, к моему великому счастью, алгебру и поставили пропущенную геометрию, и я счастливая пошла домой в конце дня.

На следующий день, чтобы не казалось странным, что я заболела только тогда, когда надо идти в поход, я осталась дома, накупила кучу всяких гадостей и села смотреть очередной американский сериал. Лиза, естественно, не поверила, что я заболела, и жестоко обиделась на меня, но я успокаивала себя тем, что поход ужаснее обиды подруги, и что она меня простит. Так и прошел весь день. Я была счастлива, что осталась дома, несмотря на прогул по физкультуре и алгебре, и всё бы ничего, если бы в субботу утром не раздался противный и настойчивый звонок дверь…

========== Глава 13. ==========

Комментарий к Глава 13. Бета сделала свою работу в этой главе, читайте на здоровье))

Меня разбудил противный и настойчивый звонок в дверь. Звонивший явно не боялся моего гнева с утра пораньше. Я вскочила с кровати, подавляя желание убить эту звонившую скотину, и посмотрела на часы. Шесть утра. Да ладно? Вы ополоумели что ли? Кто бы ты ни был, тебе не жить. В звонок снова зазвонили, и я решительно направилась в пижаме к двери. Не посмотрев в глазок и не спросив, кто там, я распахнула дверь, желая увидеть этого звонившего придурка. На пороге стоял, прислонившись плечом к стене, никто иной, как ухмыляющийся учитель физкультуры в серых спортивных штанах и толстовке.

– Ты готова ехать? – улыбнулся физрук, бесцеремонно проходя в мои хоромы.

– Куда? – опешила я, поворачиваясь к соседу, который присел на пуфик рядом со шкафом в коридоре. – Я вообще-то болею. – Прикрывая дверь, ответила я, но, не закрывая, надеясь, что он скоро покинет мою квартиру.

– Ох, как жаль. – Он наигранно состроил грустную гримасу и параллельно начал разуваться.

– Что происходит? – Возмутилась я, наблюдая как физрук разулся, аккуратно поставил свои кроссовки рядом с пуфиком и молча прошёл по коридору на кухню, загадочно ухмыляясь. Я всё-таки прикрыла дверь и, сжав ключи в ладони чуть не до крови от злости, пошла вслед за ним.

– Где у тебя здесь кастрюли? – Открывая каждую полку, сосед высматривал на них подобие кастрюли, не дожидаясь ответа, – Ай, сам найду, – махнув на меня рукой, кинул он, продолжая искать.

– Да что вы делаете? – Возмущенно прикрикнула я, хватая его за руку и пытаясь отодвинуть от своих шкафчиков. Он прекратил рыскать и развернулся ко мне. – Итак, сейчас я тебя буду лечить, у нас есть час, если вдруг ты все равно не вылечиваешься, то в поход ты не едешь.

– Вы зря тратите время, я не вылечусь, – встав в позу «Ф», ответила я, прищурив глаза, прекрасно осознавая, что я не сдамся.

– Кидаешь мне вызов? – усмехнулся он, также прищурив глаза, указывая указательным пальцем на себя.

– Именно! – радостно воскликнула я. – Если я не вылечусь, то вы от меня отстаёте и, наконец, уезжаете в свой поход, а я мирно продолжаю спать, – хитро улыбнулась я, протягивая ему руку.

– Согласен, – повторив мои действия, он разбил наш спор и повернулся к плите, – Кастрюля где?

Я указала ему на самую верхнюю полку и довольная пошла в комнату, бросив учителя на кухне, делая вид, что мне очень плохо, изображая кашель. Включив телевизор, я легла обратно в кровать, проклиная все на свете, потому что встать в такую рань я никак не могла, а уж проснуться тем более. Через полчаса моего безделья, я краем глаза увидела, как в комнату входит физрук, держа в руках поднос. Я освободила небольшой столик, и он поставил его туда, а я присела рядом.

– Начнём, я думаю, с супа, – Довольно произнес сосед, поставив передо мной тарелку с белой жидкостью и протягивая мне ложку. Запах был омерзительный, и я даже не понимала, чем воняет, от чего я скривилась, как банановая кожура через неделю.

– Простите, – протянула недоверчиво я, – А что это за гадость? – Я указала ложкой в сторону супа.

– Попробуй и узнаешь, – улыбнулся он, – Его надо съесть полностью. Зажмурившись, чтоб не видеть его, я съела одну ложку и она тут же полезла обратно.

– Фу! Это молоко с луком! А-а-а, какая гадость! – Провопила я, выплевывая всё обратно в тарелку. – Вы меня отравить хотите?

– Это был бы лучший вариант, но нет, – Усмехнулся он, протягивая мне еще одну ложку этого зелья, от чего я вскочила и встала напротив стола, пальцем указывая на суп.

– Я не буду это есть, вы сами когда-нибудь это пробовали? Это отвратительно! – Завопила я.

– Сдаешься? – победоносно усмехнулся мужчина.

– Ни за что, но это я есть и вправду не буду.

Я сложила руки на груди, упрямо уставившись на своего учителя и пристально разглядывая его лицо.

– Хорошо, тогда следующее, – он поставил рядом со мной малюсенькую коробочку, от неё воняло еще противнее, чем от этого супа. – Это дезинфицирующее масло, им надо смазать слизистую твоего носа.

– И всё? – недоверчиво спросила я, взяв коробочку в руки. Воняло, конечно, смертоносно, но я готова была сделать это ради того, чтобы все от меня отстали и больше не приставали с этим походом. Я взяла ватную палочку, обмакнула в это самое масло и просунула в одну ноздрю, и то же самое проделала со второй. Как только я вытащила оттуда ватную палочку, я поняла, что очень сильно ошибалась насчет супа, и он был очень вкусный по сравнению с этим. Нос ужасно обожгло и, казалось, что сейчас от него ничего не останется, там просто все сгорит.

– Иди скорее сюда, сейчас легче станет! – Прикрикнул физрук, похлопав по месту, где я сидела до этого.

Я рукой сжала нос, зажмурив глаза и начала прыгать на месте, пытаясь утихомирить эту адскую боль, одновременно присаживаясь обратно на кровать. Физрук скинул полотенце с кастрюли и резко нагнул меня над ней, прикрывая полотенцем и с силой держа мою голову, чтоб я не вырвалась, что я, в принципе, и делала, так как нос еще больше обожгло от горячего пара. Я завопила, что есть мочи, пытаясь вырваться, но физрук так и не отпускал, еще больше надавливая на мой затылок, будто мстил за все мои проделки, но я больше не могла терпеть.

– Сдаюсь! – Но он меня так и не отпускал. – Я сдаюсь! – Поднимая руки вверх, завопила я.

Он резко отпустил мою голову, а я, вскочив с кровати, отбежала от него на несколько метров, от испуга вытянув руку вперед.

– Вы…садист! – крикнула я, сжимая нос, от чего получился смешной голос, а физрук лишь заржал. – Это было нечестно!

– Да-да, – засмеялся он, – Я плохой, я садист, но давай быстрее, только тебя все ждут, – поторопил он меня, убирая обратно все на поднос.

– Просто знайте, что это было нечестно и я не согласна со своим проигрышем, – грубо произнесла я, выходя из комнаты.

Умывшись, я побрела к шкафу, чтобы выбрать что надеть, и что взять с собой. Определенно я решила, что возьму с собой куртку, так как ночью все равно будет холодно, да и сейчас в шесть утра, я думаю, на улице не теплее, поэтому я надела белый бесформенный свитер, синие облегающие джинсы и белые кроссовки. Конечно, не обошлось без нотаций учителя о том, куда я собираюсь, и что все белое превратится в черное, но дело в том, что я жизнерадостный человек, и чёрное меня угнетало, поэтому в моем гардеробе было мало чёрных вещей, как раз наоборот они были почти все белыми. Поэтому на его комментарии я лишь закатила глаза и пропустила мимо ушей.

Я покидала вещи в маленький рюкзачок голубого цвета, прихватив все гигиенические принадлежности, а также запасные штаны и кофту и, взяв сигареты с комода, вышла быстренько на балкон, пока не видел физрук. Александр Сергеевич тем временем уже домывал всю посуду и приводил кухню в порядок. Молодец какой. Золото, а не мужчина, в кавычках, естественно!

На улице было холодно, вот прям реально холодно! Даже в свитере было немного зябко. Куда их тянет вообще? Мы же там все окочуримся от холода! Я представляю какого будет спать в палатках ночью… В палатках. У меня же нет палатки!

Выкинув сигарету с балкона, так и не докурив ее, я побежала к физруку, который уже вытирал руки об полотенце. От радости я аж прыгнула ему на шею и завизжала: «У меня же нет палатки! Я никуда не еду!», но физрук лишь прижал меня ближе к себе, с минуту молчал, пока я все радостно прыгала перед ним, а потом прошептал на ухо: «Ты спишь в одной палатке с Лизой, а ей директор подогнал». Твою мать. Я медленно отстранилась от него и фыркнула, сложив руки на груди, на что физрук лишь рассмеялся.

Мы, все-таки собравшись, вышли из квартиры, не забыв проверить все ли я выключила, хотя никогда этого не делала, но физрук настоял на этом. В лифте я уже начала снова представлять все "прелести" этой поездки в душном автобусе, комары и жучки в палатке, постоянный надзор родителей и учителей. Надеюсь, мегера с нами не поедет. Я очень на это надеюсь, иначе я уйду в лес и потеряюсь на сутки, чтобы меня никто больше не нашёл.

Недовольная я вышла из подъезда и сразу, откуда ни возьмись, на меня налетела Лизка, обнимая. Она повисла на моей шее и радостно лепетала, как круто, что я еду. Я натянуто улыбнулась и чмокнула её в щечку, как бы приветствуя.

– Так, я уже всё порешала, – деловито начала она, – Ты поедешь впереди вместе с Сашей, а я с Андреем сзади. – Я ослышалась? Она реально учителей наших на «ты» называет? Что вообще произошло за день моего отсутствия? Почему всё самое интересное происходит без меня? – Я так и знала, что он сможет тебя уговорить! – Довольно произнесла она и подмигнула физруку.

– Уговорить? Да он меня чуть не убил там! Спасибо, подруга! – Огрызнулась я, подходя к черному рендж роверу, около которого стоял историк.

– Здравствуйте, … – промямлила я и криво улыбнулась, не зная, как к нему обратиться, ведь отчества я его так и не узнала.

– Андрей, и можно на «ты», – добродушно улыбнулся он.

– Всё, садимся и поехали, а то все уже давным-давно выехали, а нам пришлось с этой кулёмой возиться, – пробурчал физрук, открывая мне дверь на переднем пассажирском сидении.

Когда мы все сели, то… Александр Сергеевич? Саша?.. тьфу ты, блин, короче, физрук включил радио и тронулся с места парковки.

– Я так и не поняла, а мы на машине туда едем? А остальные? – удивленно проговорила я, заглушая музыку.

– Извини, автобус тебя ждать одну не мог, поэтому все едут в вонючем автобусе, а ты в комфортабельной машине, – усмехнулся физрук, уменьшая немного громкость музыки.

– Ох, спасибо, только я не просила ждать, – огрызнулась я и отвернулась к окошку, снова сложив руки на груди. Лизка весело прыснула от смеха на заднем сидении, обнимаясь с… Андреем? … к черту, обнимаясь с историком.

В тишине мы ехали минуты три, пока я снова не заныла.

– Вообще-то я сегодня не завтракала, поэтому я хочу кушать, – возмущенно снова начала я оглашать свои недовольства.

– Тебе было мало моего супчика? – усмехнулся физрук, выезжая на «Трёшку», а меня аж передернуло от воспоминаний этой мерзкой смеси.

– Что за супчик? – удивленно произнесла подруга.

– Лиза! – В ужасе произнесла я, понимая, что подруга и не знала, как он вытащил меня в этот поход. – Он демон! Он садист! – Начала вопить я на всю машину, разворачиваясь к ней лицом. Лиза лишь заливалась смехом, смотря на мои круглые огромные глаза.

– А ты врушка, – усмехнулся физрук, разгоняясь на пустой дороге. – Хотя ты и врать-то нормально не умеешь, – съязвил он.

Машин на дороге было очень мало, в такую рань ни один нормальный человек не поедет никуда, если только дачники, которые не успели выехать вчера, ну или мы – полные дураки…

========== Глава 14. ==========

Рассвет мы встречали на мосту, нагло остановившись на обочине, уплетая аппетитные гамбургеры с колой возле машины. Как сказал физрук, ехать нам осталось не так уж долго, но кушать там, вероятнее всего, было ещё нечего, поэтому мы решили перекусить по дороге. Естественно, по пути кола дала о себе знать и, проснувшись окончательно, мы с Лизкой начали танцевать под радио «Энерджи». Мужчины смеялись над нами, иногда пародируя нас, а иногда в такт нам танцуя. Я достала телефон, решив снять все это на видео, чтобы было, что вспомнить в будущем, но неуклюже поворачивая его в сторону физрука, он с грохотом падает на пол машины. С сожалением вздохнув на то, что у меня руки из жопы растут и на то, что опять я угробила новенький телефон, я нагнулась и начала шарить у себя под ногами, но его там не оказалось.

– По-моему он упал ко мне, – равнодушно произнес физрук, не отрывая взгляда от дороги, но тень улыбки на его губах не скрылась от меня. Чёрт, да ладно? Мне теперь придется лезть к нему в ноги? Господи, почему я такая неуклюжая?

Проклиная себя за все свои действия, я рукой уперлась об его сиденье, а второй рукой пролезла между его ног, пытаясь нащупать телефон. Лиза деликатно, выключила музыку, чтобы слышать нас всех, тем самым наступила гробовая тишина. Моя рука никак не дотягивалась даже до пола, не то, что могла бы найти телефон, на что я сильнее наклонилась к нему, задержав дыхание, пытаясь не дышать. Моя голова была в нескольких сантиметрах от его ног, и со стороны, наверное, казалось, что мы непонятно чем занимаемся в машине, но это было неправдой, я ведь просто доставала телефон. Так у меня ничего и не получилось, поэтому оттолкнувшись от него, я снова выпрямилась в своем кресле.

– Не могли бы вы остановиться на пять минут, чтобы я достала свой телефон, – неловко спросила я, спрятав взгляд и сложив руки на груди.

– Исключено, мы и так выбились из графика, – спокойно произнес физрук, но боковым зрением я увидела, как этот нахал ухмыляется. Меня это разозлило ещё больше.

– Я так не достану, – злобно прошипела я, поворачиваясь к нему и сверля его взглядом.

– Ручки короткие? – съязвил физрук, а у меня внутри начала зарождаться буря злости и раздражения. Так, Наташа, спокойно, он этого и добивается, не поддавайся на его провокации.

– Ну не то, что у вас – лопаты, – усмехнулась я, видя его изменения в лице. – Если вы второй раз уже сломаете мой телефон своей ногой, то в этот раз, действительно будете покупать мне новый, с вами разориться можно.

– Ой, а это не твой телефон у меня под пяткой, – улыбнулся он, будто не слыша меня.

– Нет, это ваша совесть упала вам под пятку, – в тон съязвила я, краем уха, услышав у себя за спиной короткие смешки, а затем смех физрука, видимо он тоже оценил мою язвительность, но так и не остановился. Дальше мы ехали в тишине, телефон я так и не достала, а он так и не остановился. Упертый баран.

Спустя полчаса, мы наконец-то начали подъезжать к лесу. Я уже, честно говоря, устала ехать, устала от общества этого болвана и его самодовольных шуток. Но делать было нечего, так как я сама пошла на эту сделку, которую с треском провалила. Полчаса мы слушали музыку, не разговаривали и даже не обмолвились и парой словечек, лишь только Лизка ворковала со своим историком, тихонько смеясь сзади меня. Солнце уже вовсю светило, и в машине постепенно становилось жарковато, на что я открыла окно, подставляя своё лицо прохладному потоку ветра. Физрук хотел уж было включить кондиционер, говоря, что открытые окна не помогают, но мы хором с Лизкой запротестовали, ссылаясь на то, что мы заболеем. Боковым зрением я часто замечала, что Александр Сергеевич поворачивается ко мне и смотрит с ухмылкой, но я пыталась не реагировать на это и даже не смотреть в его сторону, надеясь, что он смотрит в боковое зеркало, а не на меня.

Мы доехали до леса и все облегченно вздохнули. Физрук медленно нагнулся к моим ногам, наблюдая за моей реакцией. Я же удивленно смотрела на него до тех пор, пока он не достал мой телефон под моим креслом.

– Да ладно? Все это время он был подо мной?! – воскликнула я, резко выдергивая телефон из его рук. – Вы снова меня одурачили!

Я резко вышла из машины, громко хлопнув дверью, и подошла к багажнику, все последовали моему примеру и стали забирать вещи из багажника. У меня был лишь рюкзак, чего не сказать про остальных. Я взяла свою единственную вещь, и быстренько направилась в лес, чтоб мне не успели всучить ещё какие-либо предметы. Дойдя до входа, я остановилась. Надо было их подождать, а то перспектива остаться одной в лесу на всю ночь, ибо дороги я не знала, меня не прельщала. Когда, наконец, они забрали все вещи, и дошли до меня, физрук протянул мне спальный мешок.

– Я не понесу его, у меня тяжёлый рюкзак, – скривилась я, делая пару шагов от него в сторону леса.

– Тогда спать будешь на земле, так как я не понесу его, как видишь, у меня все руки заняты, – вдогонку мне прикрикнул физрук, демонстративно опуская мой мешок на землю.

– Вы не сделаете этого, – усмехнулась я, сложив руки на груди, разворачиваясь к нему.

– Правда? – засмеялся он, окончательно опустив его на землю и, пройдя мимо меня, вошёл в лес.

– Тогда я буду спать в вашем мешке! – огрызнулась я, поворачиваясь обратно к нему.

– Тебе не кажется, что ты как-то торопишь события, нет? – нагло усмехнулся он, – ах да, точно, «у нас же столько всего с тобой было» – процитировал меня физрук, вспомнив первое занятие, на что я тяжело вздохнула и закатила глаза. А Лиза, такая классная подруга, посмеялась над остротой физрука.

– Я не собиралась спать вместе с вами в вашем мешке, я буду там спать одна. – гордо вскинув подбородок к верху, проговорила я, вставая в позу буквы «Ф».

– С какой стати, если это мой мешок? – засмеялся физрук, видя, что я закипаю, но я пыталась держать себя в руках и не смотреть на его самодовольную рожу. Спорить было бесполезно, так как он был непреклонен, поэтому громко фыркнув на него, я дошла обратно до мешка и пошла следом за ним.

Шли мы уже минут пятнадцать, сначала по длинной асфальтированной дороге, а затем вошли вглубь леса, где маленькие паутинки лезли в лицо при каждом шаге. Мы встали посередине леса, пока историк открывал карту и смотрел, куда нам осталось идти. Я пыталась каждый раз прочищать себе дорогу рукой, но как бы я не старалась, все мои волосы и лицо уже были в паутине, и, казалось, что по мне уже ползали куча клещей, муравьев и пауков. Я содрогнулась только от мысли об этом и нервно начала шарить по своему телу в поисках какой-нибудь живности на нем. Конечно, это не скрылось от физрука и он, видимо, не мог не съязвить.

– Что, блохи завелись? – усмехнулся он, опуская вещи на землю, делая мини остановку, пока историк прокладывал путь до «лагеря».

– Сейчас и у тебя они заведутся, – злобно прошипела я и, одним движением скинув с головы резинку потрясла своей «гривой» прям возле самодовольного лица физрука, на что он ошарашено отскочил от меня.

– Ты что, ополоумела? – воскликнул он, пытаясь отряхнуться, – Ты их насобирала, ты и избавляйся от них, – возмутился физрук, в секунду преодолев расстояние до ветки над моей головой и судорожно начиная ее трясти. Я испуганно начала визжать, и рванула с места, вжав в шею плечи и прикрывая голову руками, но не успела я и шагу сделать, как зацепившись за свой же рюкзак рухнула на землю лицом вниз. Я испугалась. Реально испугалась. Перед глазами как будто пролетела вся, не такая уж длинная, жизнь. Лиза подбежала ко мне и судорожно начала переворачивать меня, пытаясь поднять. Но я не понимала где я, но понимала одно, что я жива. Из глаз медленно скатились слёзы. Слёзы испуга.

– Эй, Наташка, ты чего? – испуганно прошептала Лизка, поднимая меня и прижимая к себе.

– Немного перенервничала, – спокойно произнесла я, неловко отходя от неё и вытирая слёзы. Мужики с беспокойством смотрели на меня, не понимая, что вообще произошло. – Что? – нервно спросила я, – Просто испугаться уже нельзя?

– Ладно, – решил разрядить обстановку историк, – Я приблизительно понял, куда идти, пойдёмте.

Схватив свой рюкзак и спальный мешок, я отправилась вслед за ребятами, стараясь не идти сзади, вдруг кто схватит. Параноик чокнутый.

И через полчаса мы, наконец-то, дошли до заветного места. Ребята с гулом поприветствовали нас, пропуская в лагерь. Музыка орала на всю округу, некоторые парни устанавливали палатки, некоторые мариновали шашлык, остальные развлекали девчонок, которые пытались играть в бадминтон и волейбол.

– Что б вы так на моём уроке бегали, – не смог пропустить комментария физрук.

Вид, конечно, был шикарный, с одной стороны, буквально через сто метров от нас, было прозрачное озеро, а с другой стороны наблюдался густой хвойный лес, весь лагерь же стоял на большой поляне. Девчонки расстелили плед и, некоторые из них, решили позагорать. Учителя же заныкались от них на бревнышке и, что-то бурно обсуждая, попивали жидкость из красных стаканчиков. Что же там? Всем всё и так было ясно, они тоже решили отдохнуть. Но тут взгляд упал в сторону, где сидела одиноко наша алгебраичка, явно недовольная всей этой затеей. Пожалуй, сегодня я разделю с ней это состояние души.

========== Глава 15. ==========

– Как я рад, что ты всё-таки подняла свою задницу с дивана и приехала сюда, – засмеялся Ромка, обнимая меня и хлопая по спине, как какого-то братана с района. Я посмеялась собственному странному сравнению, так как для него это было нормой и он порой даже со своей девушкой так здоровался, пока пинок под зад не получил от неё.

Ребята и учителя подошли к нам, забирая вещи и довольно нас зазывая на собирание палаток, на игры в волейбол, на помощь в приготовлении обеда, а кто-то решил даже порыбачить и сварить нам уху, на что все одобрили ход таких мыслей, но одного человека и одной удочки было мало для того, чтобы накормить такую ораву голодных людей. Лизка сразу воодушевилась игрой в волейбол и быстро ретировалась от меня к ним, а я осталась посреди поля одна. Класс. Чего приезжала? Говорила же, что не хочу, зачем нужно было заставлять? Я подошла к огромному столу, который собрали ребята из отдельных маленьких походных столиков и начала потихоньку распаковывать продукты, решая что-нибудь приготовить перекусить.

– Кто-то будет салат? – громко крикнула я, жмурясь от солнца. Больше половины крикнули одобрительно и подняли руки, отрываясь на секунду от дел. Пока я нарезала уже мытые овощи, время медленно подходило к полудню. Когда я решила заняться хоть чем-то, то думала, что это меня отвлечёт от мыслей и время пролетит незаметно, но казалось, что оно вообще остановилось. Спина от количества времени, что я нарезала овощи, уже отваливалась, поэтому я выпрямила позвоночник и сделала легкий массаж.

– Устала? – неожиданно спросил только что подошедший физрук, мимолётно схватывая кусочек огурца с разделочной доски.

– Эй, – возмутилась я, и попыталась ударить его по руке, но не успела.

– Не будь жадиной, – довольно произнес физрук, уплетая огурец, – Мы вообще-то вам палатку поставили, а ты кусочек огурца пожалела.

– Держи, – огрызнулась я и, схватив огурец, с силой попыталась затолкать его ему в рот, но он стал выкручиваться, а затем дико смеяться, когда, наконец, у меня это получилось. У него был заразительный смех, который не прекращался ни на секунду, что заставило меня тоже громко рассмеяться. Мимолётно я начала замечать, что на нас глазеют и учителя, и мои одноклассники, но я быстро осеклась и снова начала резать овощи.

– Салат готов! – крикнула я через пару минут, и все, побросав свои дела, кинулись к столу. Видимо, мы все очень проголодались.

Полдня мы развлекались всем, чем только можно, на секунду мне даже показалось, что я рада, что поехала со всеми, но быстро пресекала эти мысли. Ближе к вечеру ребята предложили поиграть в вышибалы, на что ребята сначала заохали, выкрикивая: "Что за детский сад?", но по итогу мы весело сыграли раз двадцать, пока Рома не выбил Диму, а Дима этого не заметил и началась словесная перепалка, которая грозилась перерасти в драку. Учителя, быстро спохватившись, решили, что дело идет к обеду и надо бы насобирать веток, чтобы зажарить шашлык и отправили нас в лес. Вовремя.

Я медленно гуляла по лесу, переступая каждую палочку и веточку, делая вид, что их нет или я их не вижу. Заниматься этой ерундой совершенно не хотелось, но зато хотелось кушать, притом к этому времени желание усилилось вдвое. Видя, что такой ерундой, как я, занимается больше половины класса, я жутко рассердилась. Ну ладно я – бездарь, не приносящая абсолютно никакой пользы обществу, но другие, что, кушать совершенно не хотят?

Психанув, я судорожно начала собирать каждую веточку на своем пути и складывать их в свои руки, призывая к этому всех окружающих. Через минут пятнадцать моей усердной работы ко мне подошел Ромка, так же по пути со мной собирая ветки.

– Наташка, мы, короче, с ребятами решили в полночь собраться на берегу озера и отдохнуть как следует, – улыбнулся мой одноклассник и заманчиво поиграл бровями на своем лице.

– М-м-м, заманчивое предложение, – улыбнулась я, в такт ему поиграв бровями, – Я всегда за то, чтобы набухаться!

– Отлично! – на ухо прикрикнула мне Лизка, запрыгивая на меня сзади. – Наконец-то ты возвращаешься в строй, узнаю свою подругу, – засмеялась она, когда чуть не повалила меня на землю вместе с ней.

Перекинувшись ещё между собой организационными моментами и о том, что надо выходить по очереди из палаток, чтобы не создавать шум, Ромка отдалился от нас и пошел дальше пускать это «хорошее предложение».

– Наташ, ты меня любишь? – улыбнулась подруга, обнажив свои белые зубки.

– Что ты хочешь? – серьезно спросила я, зная, что сейчас она скажет то, что мне не особо понравится.

– Сначала ответь, – обижено произнесла Лизка, надувая губки.

– Предположим, что да, – тяжело вздохнула я, в очередной раз нагибаясь за ветками, – Не томи уже, что надо-то?

– Можно я приведу в нашу палатку Андр… – не успела договорить моя подруга, как я резко ее перебила.

– НЕТ! – грубо произнесла я и отвернулась от нее, нагибаясь за веткой.

– Но ты даже не дала мне договорить… – вдруг запищала Лизка, – Мы ненадолго, пока ты будешь веселиться на берегу, – защебетала подруга, судорожно помогая мне с ветками, – никто ничего не заметит! Пожа-а-алуйста! – взмолилась подруга, сложив ладошки друг к другу около груди.

– Ага, – не отступала я, – Чтобы вы там совокуплялись на моем лежаке? – огрызнулась я.

– Нет, нет, что ты! Я его сложу, а когда будем выходить, то разложу его обратно! Ну, пожалуйста, ты же моя подруга!

С минуту я молчала, но потом согласилась, уточнив, что если я вернусь и они будут еще там, то я расскажу всем, что они вместе. Подло? Да. Конечно, я не собиралась этого делать и Лизка прекрасно это знала, что таким способом я уж точно не подставлю свою подругу, но предупредила её на всякий случай.

Собрав достаточно хвороста, мы отправились обратно на поляну, где учителя – мужчины расставляли несколько мангалов, чтобы накормить эту ораву людей. Большинство мужской половины нашего класса стали помогать учителям, нанизывая шашлык на шампуры, пока те разводили костер. Часам к девяти мы, наконец-то, были сыты и все забрались в свои палатки, чтобы создать видимость как все устали и хотят спать. Я действительно валилась с ног и казалось, что я сейчас усну прям здесь, за столом, но Лиза толкнула меня локтем и мы побрели в палатку. Плюхнувшись в свой спальный мешок, я слушала рассказы Лизки про то, какой же хороший Андрей, пока не провалилась в царство Морфея.

В полночь меня разбудила Лизка, толкая в бок, чтобы я, наконец-то, проснулась, что увенчалось успехом не так быстро, так как спать мне хотелось больше, чем нажраться вдребезги.

– Лиз, я никуда не пойду, я очень хочу спать, пожалуйста, оставь меня и иди, – промямлила я, утыкаясь снова в мешок.

– Наташ, ну ты же обещала, пожалуйста, – заныла подруга, снова тормоша меня за плечи.

– Ну, попроси свалить физрука, он вряд ли откажется, – пробурчала я в ответ.

– Наташа, ну, пожалуйста, я сейчас плакать буду! – пнула последний раз меня подруга и я вскочила.

– Это запрещенный прием! – прикрикнула я, на что она быстро заткнула мне рот, так как я могла разбудить всех учителей своим криком.

Нехотя встав со своего спального места, я пошла вслед за подругой, мысленно прощаясь со сном. Мы быстро добежали до ребят, где уже во всю гремела музыка, как не было слышно в лагере – непонятно, может, лес прикрывал потоки шума? Господи, что за бред я несу...

Ребята уже разложили выпивку, некоторые начали пить, кто-то снова начал жрать и поглощать скудные запасы закусок, а кто-то мы, которые только пришли. Я моментально схватила первый попавшийся стаканчик и выпила. Хотелось надербаниться и забыть, что моя подруга променяла мой сон на секс со своим учителем. Господи, за что мне все это? Лизка свалила минут через пятнадцать, не забыв прошептать мне на ухо слова благодарности, и испарилась в лесу.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю