290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Мое наваждение (СИ) » Текст книги (страница 3)
Мое наваждение (СИ)
  • Текст добавлен: 8 декабря 2019, 03:02

Текст книги "Мое наваждение (СИ)"


Автор книги: Лесная Ведьма






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 9 страниц)

Споры-разговоры

Тари.

Вика ушла, а я все еще был ошарашен ее словами. Если узнают про магию, я подвергнусь еще большим исследованиям? Нет, я этого не хочу! И хоть никому и не признаюсь, но боюсь этого. Спецслужбы… от их преследования не убежать… почти. Наверно надо уйти от Вики, я для нее угроза… Но я дал клятву, теперь далеко и надолго не отойти от владелицы моей жизни. Решено! Если ей будет грозить опасность, я уйду, пусть даже это и закончится моей смертью. Брр… Страшно все же, холодные мурашки бегут по спине.

Как хочется спрятаться от всех проблем совсем по-детски, скрывших под одеялом, что я и осуществил, отгородившись от всего мира. Жить, не используя магию? Смогу ли я, это же, как перестать дышать. Но и домой нельзя, там больше меня жалеть не будут, убьют сразу. За этими не веселыми мыслями меня и сморил сон.

____________

Вика.

Наступил вечер, время ужина, запустив процесс готовки, пошла звать к столу Тари.

Открыв дверь, увидела его спящим на кровати, свернувшись калачиком и замотанным в одеяло. Присела рядом, всмотрелась в его лицо, в напряженную складку между бровей, что даже во сне не исчезла. Ласково провела по золотистым кудрям рукой, от этого простого действия его синие глаза вмиг распахнулись и заозирались с испугом.

– Это всего лишь я, не пугайся, – сказала под его облегченный выдох.

Медленно продолжая его ласкать по волосам, вспоминала слова Даша, он весь вечер мне выговаривал, что запретить златокудрому летать и магичить, это как лишить птицу крыльев и запереть в клетке. Да, во благо, но для него это уже не жизнь будет. Долго думала сегодня обо всем этом. Лишь два выхода… Первый – вернуть его на родную планету, но тут проблема, никто не знает, где она, а у спецслужб спрашивать не будешь. Второй – купить островок в океане на любой из подходящих для жизни планет и поселиться там. Но на это нужны деньги, очень много… Где мне их достать…? Вздохнула и улыбнулась встревоженному взгляду Тари:

– Пошли ужинать, все готово, – поцеловала его в лоб и направилась к дверям.

Оглянулась у выхода, с улыбкой отмечая, ошарашенный моим поведением вид. Ну, вот зачем? Зачем он дал эту клятву? Я теперь в полной мере ощутила тяжесть войны вседозволенности и совести… Когда понимаешь, что можешь сделать с ним все, о чем мечтаешь с первого дня, и лишь совесть удерживает в рамках приличий. Вздохнула своим мыслям и направилась в кухню.

Ужин прошел спокойно, лишь Тари смешно морщил свой нос на некоторые продукты, которые приходились не по вкусу. Остаток вечера мы с Дашем решили посвятить кинопросмотру, на который позвали и крылатого. Поскольку "мальчиков" больше, пират настоял на мужском фильме о какой-то межгалактической войне. Стрелялку, если короче.

– А у вас на планете бывают войны? – поинтересовался Дашир у Лиа.

– Бывают, как и везде наверно, когда желающие власти не могут остановиться, забывают о народе и хотят больше и больше, – вздохнул он, отвечая, – Но у нас в войнах участвуют лишь маги, простые люди там бесполезны. А у вас своя магия, вы с помощью техники делаете даже слабого сильным. Только не важно, кто сражается, пострадает в итоге больше всего мирное население, а никак не те, кто затеял войну.

– Ты совершенно прав, парень, – согласился пират.

– Достаточно о грустном, а скажи мне Тари, у тебя дома девушки не осталось? Может, ждет тебя кто? – допытывалась я, совершенно не желая верить, что у такого красавчика нет поклонниц.

– Это тоже не очень веселая тема… Нет, меня не ждут, я уже говорил. У нас браки с непризнанными и незаконнорожденными детьми очень редки.

– Но ты же был рожден в браке, как я поняла, почему не признан?

– Я виноват в смерти матери…

– Чушь! Как может новорожденный быть в этом виноват? Тут или лекари сплоховали, или здоровье было у нее слабое, а может все вместе, но никак не ты! – возмутилась я такому положению вещей, – А, если ребенок погибает при родах, что, у вас в этом винят мать?

– В этом случае, когда как, когда мать, что не берегла себя и плод, когда лекарей, – ответил парень, пожав плечами.

– И? Мать тоже отчуждают от дома тогда?

– Если в течение года она опять не понесет, то брак с ней расторгают.

– Да… Для нас эти обычаи чужды и непонятны, – вздохнула я, – А ты хочешь вернуться домой?

– Я же не могу, никак, моя жизнь теперь твоя, – озадачено посмотрел на меня синими глазами.

– А если забыть про клятву? Вот, представить, что нет ее. Хотел бы домой?

– Я хочу жить, – вздохнул крылатый, – если вернусь, то меня убьют… С тобой, хоть и тяжело будет без магии, (на этих его словах в меня метнул взгляд говорящий "А что я говорил" Даш), но я буду жив, – грустно закончил он.

– Ну, тогда у нас один выход, копить денег на остров в океане, где мы с тобой будем жить отдельно ото всех, и не придется скрывать твою магию. Осталось найти недорогой остров и понять на чем заработать.

– Ты можешь сдавать меня в аренду на любую работу – убитым голосом произнес Тари.

– Ты уж из меня совсем рабовладелицу не делай! – возмущению моему не было придела, – Ишь, придумал! Сдавать его! Можешь еще предложишь тебя подкладывать под дам? – рассержено шипела я.

– Можно и так… Ты в праве… Правда, опыта у меня в этом мало… – почти шепотом покаялся он, опустив голову на руки сложенные на столе.

– Ррррр! Не придумывай глупостей! Никому я тебя сдавать не стану! Я тебя люблю, а ты такое предлагаешь!

– Но меня нельзя люби… – вскинул голову, смотря на меня.

Договорить ему я не дала, подсев рядом, взяв его лицо в ладони и накрыв его губы поцелуем, от которого он вздрогнул всем телом.

– Можно тебя любить, я уже тебя люблю! – выпалила на нервах и сбежала к себе в каюту, громко хлопнув дверью.

_______

Тари.

Разозлилась… Обиделась… Поцеловала… Любит… Как это пугает и сбивает с толку…

– Ну, ты парень и загнул, – услышал я голос Даша, который вывел меня из оцепенения.

– М? Что я не так сделал? Ведь, остров и деньги она хочет ради меня? Я правильно понял?

– Тут все верно, – подтвердил пират, кивая головой и улыбаясь щуря глаза.

– У меня вообще впервые, чтобы кто-то для меня хоть что-то сделать захотел. Я не знаю, как отплатить, у себя дома сдавать должника жизни на любую работу, не поощряется, но и никем и не запрещается. А обслуживать дам за деньги… Это ведь во всех мирах оплачивается хорошо? Да, я сам не хочу этого, но, если она прикажет, подчинюсь… Позволить только ей работать я не могу!

– Она никогда такого не прикажет, любит она тебя дуралея, вот и спасает и заботится, как умеет. Не знаешь, как отплатить? Отплати тоже заботой. Заботой! А не попыткой сигануть в койку в благодарность.

– И как? Я не умею…

– Для начала озаботься, чтобы она не мерзла и не голодала. Это-то ты сумеешь, думаю.

– Наверно сумею… А что мне сейчас то делать? Она расстроилась…

– Иди и отнеси ей в комнату земного чая, а там извинись и скажи, что научишься помогать ей. Что освоишь какую-нибудь профессию, – с этими словами Даш вручил мне чашку с ароматным напитком и какое-то сладкое изделие на блюдце, – Иди, иди!

Я и пошел… С трудом постучав в ее дверь с занятыми руками, услышал:

– Кто там?

– Это я, Лиа… можно войти? – в ответ долгая тишина…

________

Вика.

Лиа? Я думала, что Даш пришел успокоить… Не хочу его видеть! Нет! Хочу! Боже! Не могу понять свое сердце! Он так больно сделал своим предположением, что я могу его… Теткам! Да никогда! Не реветь! Скорее стереть жгучие слезы! Надо что-то ответить…

– Вика… Впусти, пожалуйста… Я тебе чай принес… – раздалось за дверью таким расстроенным голосом. А я невольно улыбнулась. Чай он принес, явно рука Даша, спасибо пират-хранитель.

– Войди, открыто!

Смущенно и неуверенно, парень проник в комнату, стараясь не расплескать напиток и не уронить пирожное.

– Поставь это на столик, вот сюда, – показываю на маленький столик при кровати.

Выдохнув, Тари избавился от своей ноши. Посмотрел на меня грустными глазами и перетек на пол, на колени. Да что ж такое! Ругаясь про себя наблюдаю, как он лбом упирается уже в мои колени, шепча:

– Прости, я не хотел обидеть, прости, я всему научусь…

Вздохнула и погладила его по волосам.

– Вставай, я не сержусь больше. Понимаю, что это просто столкновение наших культур и непонимание. Вставай, и садись рядом.

Тари поднял голову и грустными синющими-синющими глазами посмотрел на меня, погладила его по щеке:

– Мы вместе научимся понимать друг друга и с работой что-нибудь придумаем. Все у нас получится!

– Ты первая проявила ко мне доброту и заботу… Я очень хочу отблагодарить, хочу быть полезным… Я не знаю как… Прости… – прошептал он снова мне в колени.

Наклонилась и поцеловала его в макушку, лаская и перебирая его пряди.

– Не все сразу, мое сердце, не все сразу. Вставай уж, давай пирожное попробуем.

Когда он сел рядом, протянула к его губам ложечку с вкусностью. Снова распахнутые в удивлении моря глаз, но рот послушно приоткрыл. Не дав ему опомниться, отправила туда пироженку.

– Вкусно?

– М… Да, очень… Спасибо… А что ты делаешь сейчас… Я никогда не видел, чтобы не детей и не больных, так кормили… Это какой-то обычай у вас? – мило смущаясь, спросил.

– Можно и так сказать. Люди любят так кормить тех, кто им очень нравится. Тебе неприятно?

– Наоборот очень приятно, непривычно очень только… А можно я тебя так угощу?

– Конечно можно, – улыбнулась, наблюдая, как он воюет с пирожным, отрезая ложкой кусочек, как с неуверенностью подносит к моим губам. С довольной рожицей приняла его дар, облизав губы, – Очень вкусно.

Парень задумчиво смотрел на меня. Вопросительно кивнула ему.

– Что такое?

– Интересные чувства… Не думал, что кормить кого-то так приятно.

– Думаю, еще много приятного и неожиданного откроешь для себя. А можно спросить?

– Да, конечно.

– Если не хочешь не отвечай. Просто ты сказал, что девушки у тебя нет. А откуда тогда опыт в постельных делах, которым ты недавно "похвалился", – спросила, внимательно смотря за его реакциями.

Парень нахмурился, но все же решился рассказать.

– Когда наступило совершеннолетие, отец в качестве подарка отвел меня в дом терпимости… Купил мне девушку и заставил ее "сделать из меня мужчину" у него на глазах…

– Все, хватит, я поняла, извини что спросила. Не хотела плохие воспоминания тревожить, – подсела рядом, приобняв его за плечи.

– Я хоть и люблю тебя, но принуждать ни к чему не стану никогда. Сам решишь, остаться со мной или уйти, когда клятва будет считаться исполненной.

– Не будешь меня удерживать?

– Если полюбишь другую, то зачем? Насильно мил не будешь. Да и тебе я желаю лишь счастье, даже, если не со мной, – улыбнулась, поцеловав Тари в висок.

– Для меня все это пока не понятно… Мачеха всегда говорила отцу, что никогда его не отпустит…

– Не торопись все понять и слушай сердце, не все сразу.

Сонным взглядом Тари посмотрел на меня и кивнул.

– О! Да ты спишь уже. Иди отдыхать, завтра день будет тяжелым, мы прилетим на место.

Угукнув, засыпающий на ходу парень пошел к себе, сказав от порога:

– Светлых снов.

– Светлых снов, – ответила я.

Легла на кровать сама. Ему будет сложно освоиться, но справится, постараюсь помочь. Даже, если в итоге он останется не со мной. А сейчас – спать!

Прибытие. Новый дом

Просыпалась я от ощущения чужого присутствия, заворчав, не желая покидать уютное местечко, все же открыла глаза, чтобы столкнуться с синим взглядом:

– Тари? – приподняла я голову, – Что-то случилось?

– Нет, все в порядке, просто принес тебе завтрак.

– А? – растеряно посмотрела на столик, на котором умостился подносик с булочкой, джемом и чаем, – Ой! Спасибо! Спасибо! – поблагодарила за столь приятный сюрприз, – Даш, значит, уже позавтракал?

– Да, а как ты догадалась? – удивился крылатый.

– По завтраку в постель и догадалась, – уминая булочку с вареньем и отпивая чай, прошамкала набитым ртом, – Мммм… Вкушно!

– Так явно, да? Что это не я придумал? – смутился парень.

– Нууууууу, скажем так, узнав тебя немного, это становится понятным. Но не переживай, – улыбнулась, – так только сегодня, завтра, если повторишь жест с завтраком, то уже не буду так уверена в подаче Даша.

Его лицо просветлело, и глаза довольно сверкнули на мои слова.

Покончив с завтраком, поинтересовалась:

– Тари, а ты ел сам то?

– Да, я поговорил с прибором, который готовит, и он мне сделал вкусный завтрак, очень похожий на блюда моей родины… – мечтательно сказал Лиа, пока я старалась не поперхнуться от его "разговоров по душам" с техникой.

Так, для него это естественно, это как дышать, нельзя одергивать, нельзя запрещать. Лишь бы на людях не выкинул чего. Вздохнула.

– Я очень рада, что ты смог договориться и вкусно поел. Вечером пообщаешься с техникой в нашем новом доме, подскажешь ей, какое меню, тебе больше по вкусу.

Я волновалась из-за сегодняшнего вечера, все время красочно рисовалась картина того, как нас поймают. Поэтому, приняв душ, я направилась к Дашу подробнее разузнать про место нашего назначения.

Разведав координаты, отправилась перекрашивать волосы Тари и себе. Синеглазому решили еще бороду с усами прикрепить, делая его старше. Ему это жутко не нравилось, но он стойко терпел, пока я из него делала жгучего брюнета.

– Да не морщь ты так нос то, – чуть смеясь, успокаиваю теперь уже брюнета, – краска временная, вечером голову помоешь и станешь самим собой. Все будет хорошо! Ты лучше скажи, ты карту запомнил?

– Запомнил, запомнил! Ты уже в третий раз спрашиваешь.

– Волнуюсь я, понятно же, – бурчу в ответ, – Ты только обязательно, при опасности, раскрывай крылья и улетай в снятый дом. Или в лес рядом, только, чтобы в безопасное место!

– Я не могу бросить вас! Я не трус! – возмущается Лиа, горя глазами.

– Опять двадцать пять! Да как ты не поймешь, если повяжут всех троих, то все. А так… Если что, ты сможешь нас вытащить. Это-то ты понять можешь?

– Могу… – опускает он голову.

– Вот! Из нас троих, лишь у тебя шанс сбежать, если что случится. Я не говорю, что все так и будет, но вдруг и здесь уже тебя ищут.

– Зачем я им? Вот что я им так нужен?

– Спросил парень со способностью убивать на расстоянии и умеющий летать…

– Но что в этом необычного?… – было начал он возмущение, но осекся, посмотрев в мои глаза, – Ах, да… Магия…

Погладила его по волосам, обняла, чем вызвала удивленный взгляд синих глаз. Линзы! Чуть не забыла! Метнулась к чемоданчику, выискивая нужную коробочку с карими радужками.

– Сейчас линзу поставлю, постарайся не моргать, – и снова парень фыркал недовольно, но какой он милый! Как я боюсь таможню в космопорте… Лишь бы все прошло гладко.

В подготовках и сборах прошел день. И вот уже вдали огни космопорта… Смотрю украдкой на Тари, парень тоже напряжен и взвинчен моими подготовками до предела.

– Все должно быть хорошо! – шепчу ему, обнимая и гладя по напряженной спине. На что он мне угукнул куда-то в шею.

– Ну, что? Голубки, – смеется Даш, – выходим по одному?

– После вас, капитан, – отвечаю ему в тон, отпуская Лиа из объятий, но удерживая его за руку. По легенде мы – семейная пара.

Дверь корабля с тихим шипением отворяется и перед нами чужая земля. Как она нас примет? Выдыхаю и иду под ручку с Тари следом за Даширом. Трап на дальнем углу поля, затем появляется машина, которая отвозит нас на таможню. Утыкаюсь носом в руку крылатого, крепко ту сжимая, стараясь делать счастливый вид влюбленной перед суровым мужчиной изучающим нас. Но при этом меня крупно знобило от нервов и, не придумав ничего лучше, решила применить лучшее расслабляющее для нас, обняла Тари за шею и поцеловала в губы. И, похоже, правильно поступила, от поцелуя крылатик расслабился, обнимая меня горячо в ответ, а суровый дядечка мило так смутился, даже покраснев, и тут же отвел взгляд. Но, как же мне сейчас хочется продолжения поцелуя… но не могу… нельзя…

Подделки документов, что достал Дашир оказались на высоте, нас пропустили! Я готова была скакать от радости, с трудом сдерживая себя в рамках приличия. Поймав на выходе аэрошку, мы все трое полетели смотреть дом. Даш тоже поживет у нас тройку дней, ему нужен отдых от напряженного пути.

За окном нашего транспорта было уже достаточно темно, что не дало рассмотреть планету, но в этом был и плюс – никто не рассмотрит нас. К нашему новому дому мы прилетели, примерно через полчаса. Даже в темноте дом напоминал сказку. Таких на Земле давно не строят, двухэтажный каменный дом, с камином! Интересно, а как его топят то? Дом внутри был таким теплым… душевно теплым… казалось, что он живой.

– Вам тоже кажется дом живым? – спрашиваю ребят.

Даш молча кивнул, а Тари, прикрыв глаза, как бы прислушиваясь, сказал:

– Это не кажется… Он живой и он настроен дружелюбно, хочет общаться.

Ик! Что-то мне уже напряжно… дом живой и хочет общаться?

– Ииии… что он говорит?

– Приветствует и надеется, что мы будем жить тут долго, – с довольным лицом доложил синеглазый, – Виика… А можно мне уже смыть эту краску, снять бороду и убрать линзы? – сменил он резко тему, строя жалостливую моську.

– Можешь, можешь, давай линзы уберу, – подошла к нему и извлекла этот мешающий предмет. На что услышала вздох облегчения.

Отпустив парня искать ванну и принимать душ, мы с Дашем пошли искать спальни. Себе я выбрала светлую комнату на втором этаже, с красивым видом на сад, даже под лунным светом было очень красиво. Огромная кровать занимала полкомнаты, и она была деревянной! Я такие никогда не видела, даже у бабушки. Над ней была палаткой закреплена ткань, кажется, в старину ее называли балдахином… Необычно и красиво, создавало ощущение сказки. А какой странный и огромный шкаф! И тоже из дерева! У нас такая мебель давно запрещена. В комнате были еще две двери, в гардеробную и в личную ванну. Классно! Тут же рванула принять душ, правда перед этим высказав вслух "Домик, а домик, не подглядывай, хорошо?" Вот скажи мне кто ранее, что с домами говорить начну, не поверила бы ни за что.

Насладившись банными процедурами, смыв краску с волос, направилась искать кухню. Очень уж, после всех волнений, есть хотелось.

Ребята нашлись там же. Даш, колдующий около установки для готовки, и Тари спорящий с ним:

– Таааак, где тут программа то включается? – чесал макушку пират.

– А чего искать? Давай я поговорю с ней, она же живая и все закажу, – пытался помочь крылатый.

– Ты лучше учись на кнопки нажимать! А то заболтаешься так с чужой техникой и сцапают тебя, разговорчивого, – упорно изучая программу, бурчал Дашир.

– Мальчики не надо ссор! – спустилась с улыбкой я с последней ступени, – Дадим нашему капитану 15 минут на настройку программы, если уж он не справится, то тогда Лиа поговорит с ней о делах житейских.

– Ему нельзя выдавать себя – настаивал пират.

– Даш, ты сам говорил, лишать его магии, это как лишить воздуха, пусть хоть в доме и только при нас, он будет собой. Договорились, Тари? Только дома и только с нами, – обернулась к синеглазому, тот же в ответ угукнул соглашаясь.

Далее мы веселились, беззлобно подтрунивая над пиратом:

– Обратись к ней ласково, погладь по бочку, чмокни в макушечку, – подсказывала я, после уверений Тари, что установке грустно и она в хандре, – может песенку спеть?

– "Пропал отряд в черной дыре" подойдет? – высказал предложение

пират.

– Не, не, она такую не хочет, ее название пугает, – перевел пожелания нашего "повара" синеглазый.

Так с шутками, прибаутками мы и закончили этот напряженный день. Песню мы в итоге спели все хором, детскую и веселую. Прибор готовки так растрогался, что ужин был – пальчики оближешь. Мы все объелись. Сытые и довольные пошли спать. Засыпая все думала, как нам тут будет? Останемся или придется искать другое место. За этими мыслями меня поймал в свои сети сон.

_______

Тари.

Неужели у нас получилось? Я не верил весь вечер, что мы в безопасности. Особенно после Викиного маскарада, Всезнающий, какая у них странная краска, у меня от нее все зудело. А эти линзы? Глаза до сих пор болят.

Так хочется зайти к ней и посмотреть, как она обустроилась. Странное желание… Ведь так нельзя…

– Дом. Как там хозяйка твоя? Уже заснула? – решил поинтересоваться у нашего жилища.

– Да, Асами, девушка уже заснула. А почему Асами не спит вместе с Асамис? – поставил меня в тупик дом. (Асами и Асамис, на земле аналог – Господин, Госпожа)

– Как это вместе? Мы не женаты. Нам нельзя.

– Почему нельзя? – услышал удивление в ответ, – Она любит Асами, Она хочет Асами. Асами тоже хочет Асамис.

– Да с чего ты это все взял!? Я не хочу! Точнее хочу! Всезнающий! Хочу, но не так! – схватился за голову, утыкаясь в подушку лицом, я запутался!

– Что с вами Асами?

– Ты меня запутал!

– Запутал? Асами не знал, что хочет? У Асами не было свиданий? Поэтому вы не вместе?

– Свидания? Зачем свидания? – удивился я.

– Как это зачем!? – голосом знающего все на свете, возмутился дом, – Так всегда полагается! Свидание, потом совместный ужин, представить родителям, а уж потом вместе живете и делаете детей!

– Каких детей? – поперхнулся я.

– Как каких? Маленьких копий вас, Асами! Без детей никак нельзя! Асами! Вам срочно нужно свидание! Срочно! Вот завтра его и назначьте!

– Ты считаешь, что из нас выйдет пара? Дом, ты ошибаешься, меня нельзя любить…

– Как это ошибаюсь? – голос полный возмущения зазвучал в моей голове, – Как это нельзя любить? Такого не бывает! Любить можно любого, для каждого существа во вселенной есть его родное существо, которое его полюбит обязательно. Так говорила одна моя старая Асамис. Вам повезло, вас уже любит Асамис Вика! Как вы это не видите!?

– Со мной она не будет счастлива…

– Вы глупый Асами! Она не будет счастлива без вас! – и дом замолчал, больше не отзываясь.

Укрылся с головой пытаясь заснуть, но как назло сон не шел, а приходили воспоминания. Ее поцелуи, мимолетные ласки, объятия, добрые слова, а, главное, само спасение меня… Я вдруг осознал, что не хочу уходить от нее. Может и правда меня можно любить? А смогу ли любить я? Вздохнул и провалился в сон, где меня окружали отец, мачеха и брат, они все смеялись, били меня плетьми и говорили, что мне не жить. Резко проснулся, и… сонная Вика сидела рядом.

– Ты кричал, плохой сон приснился? – поинтересовалась девушка, погладив своей маленькой ладошкой меня по волосам. А у меня почему-то от этой нехитрой ласки защемило сердце и защипало в глазах, – Угу, смог лишь ответить и отвернулся, боясь показать слабость.

– Двигайся тогда, – толкнула она меня в бок.

– Зачем?

– Плохие сны прогоняются объятиями, – безапелляционно заявила она и обвила меня руками, – А теперь спи! – Кутая нас в одеяло, сказала эта странная девушка.

Уткнувшись лбом в мою спину, она мирно засопела через парку минут. А я еще долго прислушивался к стуку ее сердца. Теперь точно понимая, что не хочу от нее никуда уходить, никогда.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю