290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Путешествие Нагльфара (СИ) » Текст книги (страница 2)
Путешествие Нагльфара (СИ)
  • Текст добавлен: 7 декабря 2019, 00:30

Текст книги "Путешествие Нагльфара (СИ)"


Автор книги: Kellerr




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 5 страниц)

– Не стыкуется, верно? – догадался тот. – Понимаю. Сам не верил, что Локи именно такой, каким его рисуют в рассказах. Не обманывайся смазливой мордашкой, он тот ещё зверь.

– Оно и ясно – не просто так же он заработал такую славу.

В мыслях Тор провёл почти половину ночи, слушая мешающий рядом храп со всех сторон. Он не привык, чтобы рядом находилось столько людей сразу, поэтому предчувствовал несколько долгих ночей в мучениях от бессонницы.

Рано утром их разбудили и выгнали на палубу, заставив до завтрака разбиться на пары и устроить тренировочные сражения. Тору достался Огун, который молчаливо развёл руками и уложил его на лопатки в первую же минуту. Дело было не в силе, а в неожиданности. Огун был ниже и худее Тора, но оказался ловчее в ближнем бою. Пришлось признать, что Тор просто более неповоротливый из-за своих габаритов, а не из-за того, что настолько плох в драке. И уже в следующем раунде подтвердил свои слова, доказав, что его преимущество в грубой силе.

Огун оказался сбит с ног мощным ударом в живот, который оказался таким сильным, что Тор в первые мгновения до смерти перепугался. Подскочив к скрючившемуся на палубе Огуну, он помог ему подняться и даже был готов позвать корабельного доктора, однако тот отказался от помощи, заверив, что с ним всё хорошо.

– Эй, новичок! – крикнул кто-то из постоянной команды. – Будешь так же вести себя на настоящем сражении – непременно получишь от капитана надбавку к доле!

В тот момент Тор понял, что надбавка его практически не интересовала, а вот совесть мучила: он едва не причинил серьёзный вред своему товарищу.

В мрачном настроении он провёл весь день, а потом боцман корабля – крепкий бритоголовый мужчина, которого звали Скурдж – отыскал его на корме и сообщил, что капитан приглашает Тора на ужин в свою каюту. Возражения не принимались.

Тор в который раз вспомнил, что благосклонность капитана могла сыграть ему на руку, однако никаких мыслей, чтобы ею воспользоваться, у него не было. Он настроился полностью посвятить себя новому занятию, но в качестве обычного матроса и рядового участника команды, но вот ужин с капитаном – это был уже перебор. Однако портить с ним отношения тоже казалось делом слишком опасным, поэтому Тор, проторчав на корме ещё несколько минут, нехотя спустился по лестнице и оказался перед дверью, которую ещё ни разу не открывал. Ему разрешили войти после стука практически сразу.

Тор перешагнул порог, огляделся и сел на свободный стул прямо напротив Локи, который неторопливо ел.

– Зачем я здесь? – не выдержал он, когда понял, что Локи не собирается начинать разговор.

Тот прищурился, слегка отодвинул тарелку и послал Тору такой взгляд, от которого почему-то закрутило живот. Ему показалось, что Локи вот так просто влез ему в голову и сейчас свободно копается в мыслях, знает его от и до и сейчас думает, как с ним поступить. Выдержав ещё несколько секунд, Тор с грохотом придвинул стул ближе к столу и вгрызся в кусок хлеба.

Локи откровенно рассмеялся, и Тору пришлось поднять голову.

– Почему ты всегда первым отводишь глаза? Боишься, что я укушу? Вытяну душу? Ещё что-то?

Он веселился, явно заметив неспособность Тора долго отвечать на прямые взгляды.

– Ты – капитан, – буркнул Тор невнятно, старательно жуя хлеб и запивая глотком рома.

– И что? Думаешь, я только и жду, когда ты сломишься и отведёшь взгляд?

– Мне… неприятно! – вдруг выдал Тор, хотя слово «неприятно» здесь совершенно не подходило. – Ты мне душу наизнанку выворачиваешь. Мне иногда кажется, что ты взглядом и убить можешь.

Губы Локи тронула снисходительная улыбка. Встав, он обошёл стол, приблизился к Тору и с силой дёрнул на себя, подцепив пальцами подбородок. Он невольно повернулся всем корпусом, когда Локи бесцеремонно шагнул вплотную к нему, раздвинув колени. Тор вздрогнул и вытянулся, почувствовав, как колено Локи мягко, но настойчиво врезается в промежность.

– Смотри на меня, – приказал он холодным тоном.

И Тор не посмел больше опустить голову, хотя ощущал, как тяжело становится дышать и как скручиваются в тугой узел внутренности. Лицо Локи хоть и можно было назвать смазливым, как описал Вольштагг, но Тор сейчас был готов поспорить с этим утверждением. Локи был красив, но красота его имела много острых черт – сказывалось йотунское происхождение – и выразительный взгляд, который заменял слова. Им хотелось любоваться, но только тогда, когда он не смотрел в ответ.

И сейчас, когда на него одновременно обрушился этот пристальный взгляд, странные мысли и давление в паху, Тор был готов взорваться от стыда, потому что чувствовал себя до ужаса неловко. В штанах стало тесно, и, судя по тому, как дёрнулись уголки губ Локи, тот это заметил.

– Ты неплохо показал себя на тренировочном бою, – наконец сказал Локи, и Тор смог с облегчением выдохнуть.

– Ты видел?

– Я всегда наблюдаю за командой, – ответил он без тени улыбки, кивнул чему-то своему и отпустил подбородок Тора. – Не поведаешь, как такой, как ты, решил податься на пиратский корабль?

Такой правильный, мысленно закончил Тор, а потом задумался: с чего бы начать? Да и стоило ли вообще? Капитан Локи явно проявлял к нему интерес, вот только Тор не замечал, чтобы подобные беседы проводились с кем-то ещё. Вольштагг сказал, чтобы он это ценил.

Локи вернулся на своё место, а Тор продолжал бороться с возбуждением, которое постепенно стало сходить на нет. Он насмехался над ним – ни больше ни меньше. Однако озвучивать недовольство Тор не решился и попытался сосредоточиться на услышанном вопросе.

– Зачем тебе история какого-то новичка?

– Интересно, – и бровью не повёл Локи.

– Ты же видел, в каком я был состоянии, когда мы впервые поговорили у таверны. Мог бы и не спрашивать… – последнее Тор сказал настолько тихо, что и сам себя не услышал.

– Далеко не каждый, с кем я говорил, внимал моим словам и поднимался на борт. Я поставил тебе условие: ты принят в команду, только если полностью посвятишь себя мне.

Покосившись на него, Тор коротко кивнул.

– Я тебя услышал.

– Поэтому мне интересно, насколько плохо закончилась твоя прежняя жизнь. Это просто любопытство и в то же время – уважение капитана к члену команды, – он снова отпил и откинулся на резную спинку стула, сцепив руки на животе. – Поведаешь?

Тор не мог отказать ему. Просто не мог. Не потому, что это была просьба (или настойчивый приказ?) капитана, а потому, что этот человек действительно имел отвратительную способность подчинять одним лишь взглядом.

Поёрзав на стуле и ненавязчиво потерев член сквозь штаны, чтобы хоть как-то ослабить напряжение, Тор решился на короткий рассказ о своей жизни, совершенно искренне считая, что в ней не было ничего примечательного.

– Я был простым офицером в Ванахейме. У меня была невеста – Джейн, мы собирались пожениться в скором времени. У меня была прекрасная мать, которая долгое время жила одна, а потом приняла предложение руки и сердца от одного знатного человека, которого не интересовали юные особы, а вот с моей матерью ему было интересно, – Тор замолчал, переходя к самой печальной части истории. – Вот только он её подставил. Вернее, меня, потому что я изначально был его целью. Нашу семью обвинили в денежных махинациях. Джейн удалось меня предупредить, тайно отправив письмо, потому что я был в отъезде… но когда вернулся, ни её, ни матери уже не было в живых. Я бежал, вот только сразу стал мечтать о смерти и хотел было вернуться, но…

Он не закончил. Перед глазами снова всплыла Джейн – такая, какой он её запомнил при жизни: улыбчивая, добрая, милая. Возможно, Тор был в неё влюблён, но никогда не задумывался о серьёзности своих чувств. Джейн могла стать ему хорошей партией, у них могла получиться прелестная семья с кучей детей, как и мечтала Джейн…

Шумно втянув воздух через нос, Тор поспешно утёр увлажнившиеся глаза и вспомнил о присутствии рядом Локи. Тот внимательно смотрел на него и, казалось, почти не дышал.

– Не считай меня сентиментальным дураком, – попросил Тор.

– Жалеешь, что сам до сих пор жив, когда их обеих безжалостно убили?

Он моргнул.

– Жалею, что нельзя убить того подлеца дважды, – вдруг с яростью признался Тор.

Локи удивлённо выгнул бровь.

– Так ты отомстил? – прозвучало с утверждением.

– Перед тем, как окончательно сбежать, я подкараулил его и вспорол брюхо, выпустив кишки наружу, а потом смотрел, как он подыхает и открывает рот, будто рыба на берегу.

В глазах Локи мелькнуло нехорошее одобрение, однако Тор совершенно не придал ему значение. Сейчас он впервые признался в страшном преступлении, которое принесло не столько радость отмщения, сколько отвращение к самому себе. Крепко стиснув зубы, Тор уставился в стоящую перед ним тарелку.

– Тор, – на его сжатый кулак легла прохладная ладонь Локи – тот перегнулся через стол, – ты поступил правильно. Не жалей ни единой секунды об этом. Не смей жалеть того, кто сломал тебе жизнь.

– Я убил его потому, что желал этого! – подбородок предательски задрожал. – Самое страшное чувство на свете…

– Тор, – снова прервал его Локи. – Сейчас ты на пиратском корабле. Здесь тоже придётся убивать. Если тебе это поможет, убивай из-за меня, из-за моих приказов. Из-за того, что должен подчиняться капитану. Убивай ради меня.

Отдайся мне.

И Тор в одно мгновение отпустил всё, что его тревожило. Это было не обдуманное решение, а словно вынужденный поворот судьбы. В нём всколыхнулось уже позабытое чувство, которое можно было назвать воодушевлением. У него снова появилась цель. Цель, смысл, ради которого стоило подняться на ноги и продолжать идти. У этого смысла были чёрные волосы, тяжёлый взгляд и приятный голос. Этот смысл держал его за руку и имел один из самых кровавых следов в истории.

Но Тор его не боялся. Больше – не боялся.

========== IV. ==========

Комментарий к IV.

Я слишком стара для таких порнушных текстов.

В первую ночь после разговора, случившегося в капитанской каюте, Тор уснул практически сразу вопреки предположениям, а снился ему Локи. Та беседа настолько плотно засела в голове, что во сне они продолжали разговаривать, что-то обсуждать. Порой молчали. Тор видел его лицо настолько близко, что сдавливало горло. Иногда ему казалось, будто он чувствует дыхание…

До безумия хотелось прикоснуться к Локи. Ощутить давление сильного бедра между ног, почувствовать сухие пальцы на коже.

Тор проснулся от того, что во сне сам первым потянулся к его губам. С непривычки запутавшись в гамаке, он попытался высвободиться и со всей дури свалился на пол, больно ударившись коленом, плечом и головой. В ушах сразу зазвенело, и он протяжно застонал. Несколько человек поблизости недовольно забормотали о том, чтобы он вёл себя тише.

И Тор затих, лёжа на полу и выжидая, когда перестанет кружиться голова и звенеть в ушах. А потом он остро ощутил возбуждение, на которое неприятно давил пояс штанов.

Выругавшись, Тор перевернулся на бок и уставился на свой твёрдый член, который скрывала одежда. Этого ещё не хватало. Совершенно не вовремя. Сейчас не место думать о любовных утехах…

Локи.

Ему снился Локи, и дело почти дошло до поцелуя, а после он проснулся со стояком.

Фыркнув подобной нелепости, Тор проклял капитана с его задушевными беседами и неловко сел. Спустя несколько минут в кубрик ворвался Бальдр и оповестил о начале утренней тренировки. Всем, кто останется спать, сегодня не достанется ничего из еды.

Угроза подействовала моментально.

Во время этой тренировки Тор обнаружил Локи, наблюдающего за командой из-за мачты. Конечно, его взгляд сразу метнулся к Тору, а губы тронула кривая усмешка. Вспыхнув, Тор отмахнулся от воспоминаний о сне, повернулся спиной и с ещё большим усердием стал вкладываться в бой.

На второй день после разговора Тор старался не замечать Локи и не пересекаться с ним.

На третий день Тор проспал тренировку, потому что снова поздно уснул, в результате чего остался без еды и драил палубу под пристальным надзором Бальдра.

В команде нарастало волнение. По расчётам, уже завтра они должны были пересечься с первым кораблём, а значит, в ближайшую ночь вряд ли удастся сомкнуть глаз. Тор порадовался, что, несмотря на сегодняшние невзгоды, он всё-таки более-менее выспался. Физический труд приятно расслабил тело, и к вечеру Тор жалел только об одном – пустом желудке.

– Голоден? – словно прочитав мысли, спросил Локи, тенью объявившись на палубе ближе к закату.

Едва не подпрыгнув от неожиданности, Тор вцепился в трос, удерживающий мачту, и резко обернулся. Локи протягивал ему паёк, завёрнутый в чистый большой платок, чем немало удивил. Тот пялился на его руку так, будто в ней был как минимум слиток золота.

– Разве с наказанным можно так поступать?

– Я капитан – мне можно, – усмехнулся Локи, шагнул ближе и сам вложил в его руку паёк. – Ешь. Завтра у тебя должны быть силы.

Тор долго молчал, глядя на замершего рядом Локи, который скрестил руки на груди и устремил взгляд куда-то на линию горизонта. Сейчас на его голове был повязан старый однотонный платок, не дающий ветру трепать и без того спутанные волосы.

Ему он решил посвятить свою жизнь. Не точно, правда, но Тор понимал, что выбор не особенно велик. К тому же Локи умел убеждать.

Мимо проходили прочие матросы и бросали на них двоих заинтересованные взгляды. Вот только Тор стоял к горизонту спиной и видел всё, что происходило на палубе, а Локи, наоборот – отгородился ото всех.

– Спасибо, – поблагодарил он и принялся жадно есть. – Так ты из Йотунхейма?

Локи послал ему читаемый взгляд.

– Что, новичку не позволительно задавать капитану вопросы?

Усмехнувшись, Локи покачал головой, будто говоря: «Ну что за идиот», и ответил:

– Из Йотунхейма. Что ещё тебя интересует?

– И как ты оказался на пиратском корабле? – продолжил Тор, почувствовав, что Локи поддаётся.

– Захотел свободы. Только и всего. У меня не было трагичной истории, как у тебя, но было страстное желание вырваться за рамки дозволенного.

– О, – глубокомысленно изрёк Тор и, наклонившись к нему так близко, чтобы его никто более не услышал, шепнул: – Бунтовал против правил, значит? И до сих пор бунтуешь?

Заострившийся взгляд Локи не обещал ничего хорошего, однако Тор настолько развеселился, что остановиться уже не мог.

– Завтра сам ответишь на свой вопрос: бунт это или уже образ жизни, – как угрозу проговорил Локи. – Поел?

Тор смял в руках опустевший платок.

– А теперь пошли.

Локи потащил Тора с палубы, не давая возможности высказать возражения или удивиться. Его хватка была настолько цепкой, что Тор просто покорно последовал за ним, спускаясь в мрачное помещение трюма. Сейчас здесь никого не было, поэтому он слышал только доносившийся плеск волн.

Толкнув Тора под лестницу, Локи прижал его к стене всем телом и зажал рот рукой, заговорщицки приложив палец к своим губам и блеснув в темноте зелёными глазами.

– Пока ты драил палубу, должно быть, изрядно устал. Но мне совершенно не нужно, чтобы ты завтра погиб по досадной случайности из-за того, что нервничал ночью и не смог сомкнуть глаза.

Тор лишь хлопал ресницами и совершенно не понимал, зачем Локи притащил его сюда. Однако вопросов стало меньше, когда он вжался бедром в его пах и осторожно потёрся. У Тора перехватило дыхание, и он замер, перестав трепыхаться.

– Вот. Молодец, – похвалил Локи, убрал руку ото рта и просунул её между их телами.

– Стой… что ты делаешь? Прекрати! – дёрнулся Тор, чувствуя, как уверенно Локи сжал его член через штаны и принялся мять, возбуждая. Однако Локи только сильнее вдавил его в угол своим телом, продолжая неотрывно смотреть прямо в глаза. В них не было никакого выражения – только настойчивость, а вот Тор медленно начинал ощущать, как сдаётся под столь резким напором. Плоть продолжала крепнуть, и вот он уже в который раз первым прикрыл глаза, закусил губу и стал глубже дышать, отдаваясь на волю ласкающей руке.

Локи не любил возражений. Ему нравилось полное подчинение, которое, возможно, и входило в понятие «отдаться ему полностью». Вот только Тор, несмотря на весьма откровенный сон с его участием, никак не мог предположить, что отдастся ему и в таком смысле.

Когда Локи распутывал шнуровку на штанах, Тор уже не сопротивлялся. Он сгорал от желания и жаждал поскорее получить разрядку, а ещё хотел почувствовать, как Локи коснётся его обнажённой плоти ладонью без всяких преград. И он не заставил себя ждать. Как только со шнуровкой было покончено, Локи обхватил головку и принялся дрочить с ещё большим напором.

Откинув голову назад, Тор не выдержал и громко застонал, вздрагивая от каждого нового движения. Локи не делал ничего необычного – он просто крепко сжимал ему член и двигался так быстро, что Тору казалось: ещё секунду, и у него искры посыплются из глаз.

А потом он вдруг неожиданно замедлился, сменив ярость на ласку и грубость на мягкость. Теперь его ладонь обхватывала ствол не так крепко, а большой палец то и дело двигался в сторону, цепляя нежную кожицу под головкой.

– Смотри на меня, – голос Локи ворвался в подёрнутое пеленой сознание, и Тор послушно опустил голову, столкнувшись с цепким взглядом.

Во сне он видел его так же близко, но сон прервался, когда их губы почти соприкоснулись. Тор не мог не смотреть на его губы, особенно когда Локи поспешно облизнулся. Возбуждение подходило к пику, и Тор опёрся руками на плечи Локи, прильнул всем телом и вжался в манящий рот. Он простонал в поцелуй, кончив практически сразу, и уткнулся лбом во влажную шею капитана.

Капитана…

Вот и окончание сна, которое увидеть с первого раза ему не удалось.

Сейчас, когда слабость начала растекаться по рукам и ногам, Тор подумал, что сам ни за что бы не посмел притронуться к Локи. Он был не в том положении, чтобы сотворить такое. О чём он – ему бы даже в мыслях не пришло приставать к Локи – к Локи! – с подобными намерениями.

Локи отнял руку, когда член Тора уже обмяк, выудил из его сжатых пальцев платок и старательно обтёрся от семени. Тору пришлось привалиться к стене и наблюдать, как Локи использует тот же платок, в котором пятнадцать минут назад протягивал ему паёк. Лишь после он решился посмотрел на его лицо.

Локи выглядел так, словно они занимались полноценным сексом: растрёпанный, покрасневший, с почему-то дрожащими руками.

– Эй, – Тор положил ладонь ему на запястье, и Локи поднял голову – в светлых глазах метались молнии. – Это… это… зачем?

– Зачем помог тебе кончить? – выгнул бровь Локи, насмехаясь. – Я вроде бы объяснил, что…

– Почему я? В самый первый день у таверны ты подошёл именно ко мне, хотя мог бы выбрать любого из толпы, – Тор подозревал, что не получит прямого ответа, да и вряд ли он вообще существовал, но именно сейчас хотелось добиться от Локи хоть какой-то ответной реакции.

Тщательно сложив испачканный платок, Локи сжал его в чистых руках и, плотно поджав губы, неопределённо пожал плечами.

– Отправляйся спать, Тор. Пусть тебе приснятся хорошие сны.

***

Когда они подходили ближе, чёрный флаг всё же был поднят, и команда Нагльфара с замиранием сердца ожидала дальнейших действий. Паника на корабле, плывшем из Альвхейма, показалась Тору весьма смехотворной. Оттуда послышались испуганные крики, и началась суматоха. Конечно, можно было с лёгкостью поступить так, как частенько поступал Локи, используя свою кровавую славу – приказать сдаться, вынести всё ценное из трюма и помиловать команду. Однако это был первый опыт новичков, поэтому ни о каких лёгких путях не шло речи.

Крики на корабле затихли, и спустя несколько секунд флаг Альвхейма был спущен. Они сдавались без боя.

Тор посмотрел на стоящего в нескольких шагах от него Локи – он довольно улыбался, а потом коротко отдал приказ:

– Сближаемся.

Нагльфар оказался рядом с судном, название которого Тор не успел рассмотреть, да и мало им интересовался. Сейчас его больше интересовали побелевших от страха моряков, которым предстояло встретиться лицом к лицу с самой ужасной командой самого ужасного корабля.

Тор невольно испытал прилив гордости, хотя понимал, насколько грязным выглядело пиратство в глазах законопослушных людей.

Таких, каким он и сам когда-то был.

Бросать кошки было доверено членам основного состава команды. И вот когда корабли находились вплотную друг к другу, Локи подал знак подниматься. Пираты заголосили, бросившись исполнять приказ.

– Ты решил пощадить их? – спросил Тор, урвав момент, чтобы поговорить с Локи.

Тот скривился и сухо рассмеялся.

– Боюсь, после этого меня не простят новички, у которых чешутся руки свернуть кому-нибудь шею.

Тор не испытывал сомнений, вовсе нет. Локи принял его в свою команду, когда, казалось, для него больше не было места на всём белом свете. Принял с распростёртыми объятиями, обещая дать новую цель, показать иной смысл жизни. И он должен беспрекословно его слушаться. Если скажет убить – убивай. Если скажет есть – будешь есть, даже если не голоден.

Если скажет кончить от его руки – он кончит.

Тряхнув головой, Тор отбросил мысли о вчерашнем вечере и последовал за Локи.

Команда вражеского корабля сбилась на палубе в один угол. Все выглядели до того испуганными, что Тору стало их жаль. Им просто не повезло стать целью Локи – вряд ли они были трусами. Впереди всех стоял капитан, однако даже у него тряслись руки.

– Очень жаль, что вы стали нашими первыми в очередном путешествии, – громко сказал Локи, выйдя вперёд и окинув весёлым взглядом захваченный корабль.

Он красовался, ходил с гордо поднятой головой и явно чувствовал себя свободно и раскрепощённо.

– Мы спустили флаг. Можете забрать из трюма всё…

– И заберём, – рявкнул Локи, прерывая его. – Вот только у меня есть ещё одна просьба.

– Какая?

– Сражайтесь, – напускная весёлость вмиг слетела с его лица, а голос окрасился жестокостью. – Сражайтесь, или ваши смерти будут мучительными. У меня в команде много новобранцев, а им нужно отточить навыки, полученные за последние дни тренировок.

Повисло гробовое молчание. Тор почувствовал, как его затрясло от жестокости Локи – он испытал такой сильный прилив отвращения к нему, что был готов ослушаться последующего приказа. Вольштагг пригвоздил его к месту тяжёлой рукой, не позволив сдвинуться.

И Локи, словно уловив настрой, обернулся, подошёл ближе и остановился практически вплотную к Тору. В его взгляде Тор прочитал лишь одно – делай так, как говорю, и не сомневайся.

– Убить всех, – приказал он команде, а Тору показалось, что говорил он исключительно для него.

========== V. ==========

Добыча состояла в основном из того, что необходимо продать на чёрном рынке – денег было мало, но они всё же были. Тор совершенно не разбирался в дорогих тканях и смутно представлял, какую сумму можно получить за них. Сразу же подумалось: а вот Джейн разбиралась. Ей наверняка понравилось бы. Она очень любила шить…

Захваченный корабль сожгли вместе с телами, чтобы не оставлять следов. После жестокой расправы пришлось долго и нудно перетаскивать всё из трюма на палубу, а потом – на Нагльфар. К ночи Тор вымотался настолько, что уснул прямо около мачты, хотя планировал всего лишь отдохнуть несколько минут.

Его разбудил Фандрал, настойчиво трясший за плечо.

– Не спи в сидячем положении, потом спина будет болеть.

Кивнув, Тор нехотя завозился. Фандрал выглядел потрёпанным. Уставшая улыбка на губах, в глазах – бесконечная разбитость. Он тоже не привык к такой жизни, но оказался здесь добровольно. По своему желанию.

– Ты хорошо сражался, – сказал Фандрал, протягивая руку и помогая Тору встать на ноги. – Тебе наверняка накинут к доле.

Сражался? И зачем это было нужно, если вражеская команда уже сдалась…

– Я здесь не ради денег.

– Как и многие остальные. Сколько погибло?

– Из наших? Мало, если честно. Даже из новобранцев. Всё-таки к Локи приходят те, кто действительно готов биться во всю силу.

Тор закрыл глаза, смутно припоминая, как убивал всех на своём пути, ломал шеи, вспарывал кожу, пускал пули в лоб. Если бы не усталость, он бы сильнее чувствовал отвращение. Руки до сих пор были в крови, и он ощущал острую необходимость смыть с себя последствия сражения.

– Локи с тобой разговаривал?

– В каком смысле? – не понял Фандрал.

– Ну… лично? Как с новобранцем, как… с новым знакомым, а не одним из команды?

– Нет, – моргнул он. – Я болтал только с Бальдром, с Локи же только раз пересёкся, и то без слов.

– Ясно, – Тор вздохнул и растёр затёкшую шею, вновь задаваясь вопросом: почему именно он?

– Я слышал, капитан не из тех, кто стремится быть ближе к команде.

Выгнув бровь в недоумении, Тор не удержался от сарказма:

– Неужели?

Фандрал сразу нахмурился:

– Хочешь поспорить?

Спорить Тор не хотел, однако не отказался бы поговорить с кем-то ещё. Он действительно не замечал, чтобы Локи общался с кем-то очень близко. Настолько близко, чтобы зажать в углу трюма и доставить удовольствие. Хотя удовольствием здесь и не пахло – Тор скорее назвал бы то, что произошло, попыткой вымотать до предела. Впрочем, именно так Локи объяснил своё поведение и даже не попросил ничего взамен.

Или попросил, когда приказал всех убить?

Тор передёрнул плечами, стараясь не пускаться в предположения о том, скольких ещё членов команды капитан ублажил подобным способом, чтобы заставить их драться за него как диким животным.

Расставшись с Фандралом, Тор побродил по кораблю в поисках таза с чистой водой. Спустя час его поиски увенчались успехом, и он, уйдя подальше от празднующих победу пиратов, стянул с себя рубаху и с наслаждением стал омывать уставшее тело прохладной водой. В попойке Тор не участвовал, хотя был бы не прочь присоединиться чуть позже. Может быть, именно ром позволит ему расслабиться и повеселиться от души.

Да, пожалуй, именно так он и поступит.

***

Много часов на Нагльфаре не смолкало веселье. Утомлённые тренировками и кровопролитным сражением, пираты всласть отдыхали, не жалея рома и солонины. Музыканты бодро играли простенькие песни, которые тут же подхватывали и начинали горланить что есть мочи, кто-то даже вскакивал и принимался танцевать. А когда музыка смолкала, раз за разом находился смельчак, готовый поделиться историей из жизни. Чаще всего рассказывали что-то смешное, не углубляясь в проблемы и причины того, почему каждый из присутствующих оказался здесь.

Тор поначалу тихонько отсиживался в углу, но в итоге поддался всеобщей атмосфере и к концу уже хохотал от души.

Напился он сильно. Он смутно помнил, как добрался до гамака – кажется, ему помогал Вольштагг и ещё кто-то незнакомый. Провалившись в сон, он проспал несколько часов, но пришёл в себя от настойчивого поглаживания щеки. Затуманенный разум не желал трезветь, и Тор несколько раз пытался отмахнуться от надоедливого болвана, что вздумал насмехаться над ним. Слыша тихие смешки, Тор сердился и, в конце концов, нашёл в себе силы разлепить веки и хмуро посмотреть на наглеца. Изображение двоилось, и в полутьме он далеко не сразу рассмотрел перед собой Локи.

– Наконец-то, – как-то мягко произнёс тот и положил ладонь на его щёку. – Я уже думал, ты не проснёшься.

– Что тебе надо? – нахмурился Тор и снова уронил голову, млея под ласковым прикосновением.

– Пришёл забрать тебя к себе.

– Зачем? – Тор продолжал разговаривать, хотя смысл доходил до него не полностью.

Он почувствовал на себе дыхание Локи, и спустя секунду раздался шёпот на ухо:

– Пока вся команда заслуженно отдыхала и веселилась, мы с Бальдром подсчитывали объём добычи и рассчитывали доли. Понимаешь, чего я хочу?

– Нет, – честно ответил Тор. Соображать он сейчас был не в силах.

Локи пояснил:

– Я тоже хочу отдохнуть и поразвлечься.

– При чём тут я?

Утомлённо вздохнув, Локи провёл кончиками пальцев по его губам, а потом вдруг влажно поцеловал в их уголок. Тор сразу взвился, нарвавшись на головокружение, и попытался сфокусироваться на Локи, который невинно улыбался, сидя на корточках около гамака.

– Я хочу поразвлечься с тобой, – прямо сказал он. – Ты вроде был не против, когда я доставил тебе удовольствие.

Спать Тор больше не хотел, но и не знал, как правильно поступить. Просьба Локи оказалась такой неожиданной, что после знатного опьянения он даже толком не понимал, что конкретно от него требовалось. Направить мысли в правильное русло помог внешний вид Локи. Теперь, когда перед глазами ничего не двоилось, Тор рассмотрел просторную рубаху с закатанными по локоть рукавами и глубоким треугольным вырезом, обнажающим кожу груди до самого живота, а ещё отсутствие сапог – Локи был босой. В глазах затаился дьявольский огонь.

– Локи… Я… – Тор помотал головой, пытаясь привести мысли в порядок.

– Что? Как принимать удовольствие, так тут ты не побрезговал, а как ответить, так на это ты не способен? – в его голосе послышалась злость.

Взглянув на него исподлобья, Тор прикусил губу от досады.

– Я не знаю, как себя вести.

Локи резко поднялся.

– Вставай. Это приказ.

– Но…

– Вставай, – надавил он на голос.

Возразить капитанскому приказу Тор не рискнул, поэтому с трудом выбрался из гамака и окинул кубрик мутным взглядом. Многие гамаки пустовали, а львиная доля людей обнаружилась спящими прямо на палубе. Тор, спотыкаясь, последовал за Локи к каюте.

Он стянул с себя рубаху, не доходя до неё, скомкал и бросил на стол, стоило только распахнуть дверь.

– Ого, – только и произнёс Тор, когда Локи, втащив его за собой, толкнул к стене, прижался телом и жадно впился в шею.

Какое-то время он молча стоял, принимая натиск капитана как должное и неотвратимое. Тот гладил руками по животу и груди, иногда спускался на ягодицы, однако под одежду лезть не спешил. Локи был возбуждён – он откровенно тёрся твёрдым членом о бедро Тора и тяжело дышал. Самого Тора поведение Локи не возбуждало от слова совсем, однако напоминание о том, что вчера он сам покорно подставился под его руку, отбросив рамки разумного, заставляло сейчас оставаться на месте.

Сегодня Локи был иным: он желал прелюдии, требовал ласки, несмотря на вчерашнюю жёсткость. Тор очнулся, лишь когда Локи настойчиво стал выдёргивать заправленную в штаны рубаху. Перехватив его руки, Тор попытался вразумить капитана:

– Стой… Стой же! – прикрикнул он, и Локи вскинулся, дыша подобно загнанной на скачках лошади.

Попытка найти нужные слова с треском провалилась. И что он мог спросить? Снова задать вопрос: «Почему я?». Глупо. Поинтересоваться, почему бы ему не потерпеть до борделя? Бальдр чётко дал понять, что Локи по борделям не ходит. Разве что Сигюн…

– А как же Сигюн? – тут же нашёлся Тор.

Локи даже дышать прекратил, а потом нахмурился.

– Откуда ты знаешь про неё? – и сам же ответил: – Бальдр…

– Бальдр, – не стал отпираться Тор. – Разве это правильно?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю