290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Бхогавати (СИ) » Текст книги (страница 2)
Бхогавати (СИ)
  • Текст добавлен: 26 ноября 2019, 07:30

Текст книги "Бхогавати (СИ)"


Автор книги: Kellerr




Жанры:

   

Слеш

,


сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 3 страниц)

Значит, всё правильно – Локи его проверял.

– Думал, что я уйду?

– С помощью Биврёста ты вмиг можешь оказаться дома, стоит только попросить.

– Я здесь по условию соглашения о мире. Ты ведь сам хотел подтверждения намерений от Одина. И вот я здесь, никуда не сбегаю, а ты так и не ответил, принял ли ответ Асгарда или нет.

Вскинувшись, Локи вернул горделивый вид, будто он не в постели отдыхал, а восседал на троне.

– Мне нужно дважды повторить свои же слова? Мы, наги, хитры, но не лживы.

– Я всего лишь хочу прийти к общему знаменателю, Локи. Мне не нравится находиться в неизвестности, я хочу быть уверенным, что мы достигли взаимопонимания.

Локи долго молчал перед тем, как отодвинуть книгу на самый край, приподняться и похлопать рукой по освободившейся части постели. Он звал Тора к себе, и отказать сейчас означало бы пойти на попятную. Тор не задумывался, что явление в покои Локи завершится пребыванием в его постели.

Вздохнув, он пересёк комнату, едва не запнувшись о хвост, и замер рядом, не торопясь садиться.

– Ложись, – кивнул Локи на подушки в изголовье. – Чувствуй себя как дома, сын Одина.

– Издеваешься?

– Вовсе нет. Разве я плохо принял царского сына в своём мире?

Тут нечего было ответить, и Тор осторожно забрался на постель, сначала встав на четвереньки, а потом перевернувшись на спину. Ноги он согнул в коленях, пальцы рук сцепил на животе, голову держал приподнятой.

– Боишься меня? – уточнил Локи, намекая на скованность позы.

– Опасаюсь, – усмехнулся Тор, пусть и слепо был уверен, что Локи, как говорил ранее, не нападёт без причины.

– Мы миролюбивый народ. Нам не нужно проявлять агрессию, не нужно выяснять отношения с другими мирами. Вы боитесь Бхогавати, готовы направить против нас оружие, потому как наш мир слишком молодой и мало вами изученный. Мы отвечаем добром на добро и злом на зло. Ты не дал мне причины относиться к тебе плохо.

Пока Локи распинался о честности и невинности своего змеиного мира, Тор неотрывно смотрел на его рога. Он более-менее привык вместо обычных асов с человеческими ногами встречать в коридорах нагов с хвостами, но вот с дополнительным украшением Локи так и не примирился. Забыв о том, что наедине с нагом нужно смотреть ему в глаза и только в глаза, тем более при разговоре, Тор, словно зачарованный, оглаживал взглядом столь странную часть тела Локи.

– Потрогай уже, – вдруг сказал он, выводя Тора из ступора. – Тебе ведь хочется.

Тор с сомнением уставился на него.

– Я просто…

– Ты просто, – поддразнил Локи. – Потрогай и успокойся.

Последнее звучало приказом, как в случае с доспехами, и Тор невольно расцепил пальцы и вытянул правую руку. Робкое прикосновение к бархатистой коже на костяных наростах вызвало у Тора глупую улыбку. Он коротко провёл пальцами вверх и вниз, потом осмелился обхватить ладонью и дойти до самого кончика рога.

– Что бы такого, чего у меня нет, потрогать у тебя? – спросил Локи с явной издёвкой.

Всё ещё улыбаясь, Тор поджал губы и предложил очевидное:

– Ноги?

Локи не заставил себя ждать – его рука опустилась на скрытое тканью штанов колено и крепко сжала. Под давлением Тор выпрямил ногу, а Локи точно так же погладил её, а потом положил ладонь, ведя вверх, повторяя движения Тора. Поглаживания завершились уже на напряжённом бедре. Тор видел, как жадно Локи смотрел на полоску кожи над поясом штанов и гадал, пойдёт ли он дальше.

– Ну? – поддразнил Тор и решил тоже скопировать его. – Потрогай и успокойся.

Бросив на него взгляд исподлобья, подстёгнутый Локи тут же переместил руку на пах Тора, легонько сжал, бесстыдно скользнув пальцами между ног. Не ожидав такой спешки, Тор приподнялся на локте, издав сдавленный хрип.

Уголки губ Локи дёрнулись – реакция ему понравилась. Он мотнул головой, высвобождая рог из плена руки, лениво вытянулся рядом и продолжил массирующие движения.

– Локи… – получилось не то с предостережением, не то с мольбой. – Локи, стой.

– Ты ведь разрешил, – и бровью не повёл тот.

– Да, но не так! – Тор уже чувствовал, как тяжелеет в паху, как сбивается дыхание и теряется контроль над телом.

Но Локи не остановился, даже когда Тор попытался увернуться от его руки.

– Лежи, – зашипел он, приподнявшись и с угрозой заглянув в глаза, – и всё будет нормально.

Нормально, повторил про себя Тор. Что значило «нормально» в представлении Локи? Тор не назвал бы нормальным то, как юркие пальцы нага стаскивали с него штаны, как Локи, нагнувшись, с особым вниманием рассматривал его твёрдый член, невесомо водя костяшками пальцев по стволу. Задержавшись около головки, он медленно потянул кожицу вниз, растёр сочившуюся смазку.

Тор дышал рывками, вцепившись в простыни и неотрывно наблюдая за Локи. Он лежал на его чуть разведённых ногах, гладил мягкую кожу внизу живота, щекотал её. От остроты чувств Тор то и дело сжимался, дёргался, но Локи удерживал его за бёдра, наваливаясь весом тела. В конце концов, когда Локи склонился ещё ниже, разомкнул губы и лизнул плоть языком, Тор не сдержался и хрипло застонал, откинув голову назад. Обрушившись на подушки, он прикрыл глаза ладонью, зная, что сейчас Локи смотрел на него своими расширенными вертикальными зрачками.

Его раздвоенный на конце язык, почти как человеческий, только более узкий, лишил Тора последнего самообладания. Ему не причиняли боль, но невольное опасение делало наслаждение, даримое Локи, более острым.

Локи, решив, что теперь Тор полностью сдался, приступил к активным действиям, плотно обхватил член ладонью, иногда облизывая и посасывая головку, касался её сомкнутыми губами, обдавал прохладным дыханием. Тор подбрасывал бёдра, толкался в сжатый кулак, стонал сквозь сжатые зубы, когда Локи двигался особенно резко. Перед глазами вспыхнули слепящие искры, когда Тор кончил, а Локи сжал его невообразимо сильно. Обмякнув на мягкой постели, он дышал через рот и мутно смотрел, как Локи оглядывал ладонь, липкую от вязкого семени. Нужно было что-то сказать, но язык не слушался, а в голове звенела пустота.

– Откуда ты знал, как… – начал было Тор, запутавшись в словах.

Локи поднялся с его ног, удерживая на весу испачканную руку.

– Думаешь, мы, наги, устроены по-другому? Не способны получать удовольствие от возбуждения, не способны размножаться?

– Мало ли, – ответил он и сухо рассмеялся, поразившись своей наивности. – А твой змеиный хвост прячет много тайн, да?

– Всего одну, – по губам Лока скользнула улыбка. – Интересно?

– Интересно, но… не сейчас, – Тор выставил ладонь, решив, что хватит с него новых впечатлений.

Единственное, что сейчас его действительно интересовало, это купальня с ароматными маслами и тёплой водой.

***

Наступившее затишье вновь не продлилось долго. Тор, не скованный цепями и не получивший запрета выходить за пределы дворца, всё чаще и чаще стал выбираться в густой лес, исследуя и изучая его подобно тому, как он изучал рога Локи. Пробираться сквозь густые заросли было сложно, под ногами мешались массивные корни, травы цеплялись за ноги, а мягкая от вечных водоёмов и ручьёв земля то и дело проваливалась.

Тор научился ходить аккуратно, замечал мелких змеек и ступал на другое место, чтобы не тревожить их. Он окончательно перестал носить доспехи, хотя в первое время всё равно держал возле кровати, а теперь они пылились под ней. Змеи не нападали на него, наги были обходительны и вежливы, хотя Тор порой и получал ядовитые взгляды – не все так легко мирились с присутствием чужака в их мире.

Тор же примирился со своим пребыванием здесь, пусть и чувствовал подкрадывающееся одиночество – с Локи, единственным, с кем он мог спокойно поговорить, они по-прежнему виделись редко.

И вот однажды Тор настолько увлёкся исследованием леса, что добрался до края Бхогавати. Резкий обрыв, прерывавший густые заросли, грязно ограничивал столь прекрасный мир, уводил вниз, чернея провалом. Тор долго стоял на краю, вглядываясь сквозь перистые облака и темноту бесконечности, пока не увидел иссохший корень Иггдрасиля. Зрелище настолько поразило его, что он, подгоняемый стуком взволнованного сердца, бросился обратно во дворец, сдержавшись, чтобы не призвать Мьёльнир и не долететь в один миг.

– Локи! – громыхнул он, оказавшись в пустых коридорах. – Локи, где ты?!

Пришлось долго петлять по пустому дворцу, пока ему, наконец, не встретилась та самая нагиня, что вела его в момент первого визита в Бхогавати.

– Мне нужен Локи. Сейчас, – жёстко сказал Тор, преграждая ей путь.

Нагиня склонила голову, прищурившись.

– Господин занят.

– Меня он примет.

– Нет.

– Просто покажи, куда идти, с остальным я разберусь сам! – не сдавался Тор.

Руки дрожали от напряжения; он чувствовал, как где-то далеко-далеко на его злость откликается верный молот, а кончики пальцев заискрились от полыхнувших молний.

Нагиня резко отпрянула, явно испугавшись.

– Не бойся, – Тор поспешил взять себя в руки. – Я не хотел тебя напугать, но мне срочно – слышишь? – очень срочно нужно поговорить с Локи.

Когда дыхание пришло в норму и мысленное единение с Мьёльниром исчезло, нагиня всё же развернулась, поманила рукой и скрылась за поворотом. Тор не стал терять ни минуты, бросившись следом. Те коридоры, по которым его вели, оказались незнакомыми и ещё более мрачными. Здесь мало кто бывал, лишние развилки пропали, а путь упирался в одни-единственные двери – самые большие, какие только Тор видел в этом дворце.

– Веди себя тихо, – предупредила нагиня. – Это священное место, там позволено находиться лишь господину. Но если ты, ас, уверен, что Локи тебя примет, будь по-твоему.

Локи не мог его не принять, решил Тор. Что-то в его пребывании здесь настораживало с самого начала. Животный интерес, который увидел Тор в Локи, интерес к незнакомому телу теперь казался отговоркой. Да, то, что произошло между ними в покоях Локи, подразумевало правду, которую он не получил.

Локи не шёл на контакт, а Тор считал бестактным врываться в покои к змеиному царю снова. Почему же сейчас он был единственным, кого продолжала интересовать их близость?

Просторный зал, оказавшийся за дверьми, был ещё больше, чем тот, в котором Локи принял Тора как гостя в первую встречу. Почти всё пространство занимал огромный растрескавшийся ствол дерева, уходящий в высокий потолок, однако снаружи, вне дворца, никакого продолжения не было видно. Тор понял почти сразу, что перед ним – Иггдрасиль, по крайней мере, часть исполинского древа, и эта часть выглядела очень плохо.

Показавшийся из-за ствола Локи в своём привычном облачении, с широким воротником, множеством браслетов и зачёсанными назад волосами, бросил на Тора усталый подозрительный взгляд. Он медленно полз вокруг древа, ведя рукой по шершавому стволу и изредка постукивая хвостом по полу.

– Зачем ты явился сюда? – спросил Локи, но без удивления, будто знал, что рано или поздно так случится.

– Я был на краю Бхогавати.

– Гулял?

– Мне не запрещалось выходить.

Локи кивнул. Да, он не ограничивал его свободу, постоянно опираясь лишь на честность Тора.

– Я видел иссохший корень Иггдрасиля, Локи, и теперь вижу точно такой же ствол. Что происходит?

Остановившись, Локи обернулся, прижался спиной к древу.

– Именно то, что ты видишь. Древо умирает, ему не хватает Мидгардских вод. Мой мир родился именно по этой причине, и поэтому здесь так влажно, много ручьёв и болотистой местности.

Замерев, Тор не отводил от Локи взгляда.

– Мой отец знал? – спросил он, чувствуя, что Локи должен знать ответ на вопрос, пусть и не ведал откуда.

– Конечно, знал, – его губы искривились в ухмылке. – Как знал и то, для чего рождался Бхогавати. Понимаешь, сын Одина? Мы, наги, теперь контролируем жизнь древа. Стоит нам обречь его на жажду, как Иггдрасиль начнёт иссыхать, и кто знает, какой мир первым сорвётся с обломанных ветвей. Один так легко отпустил тебя, потому что боялся только за Асгард – в первую очередь именно за него.

Тор вновь сжал кулаки так крепко, что почувствовал искры молний. Локи смотрел на его руки, не отползая от древа, но взволнованным или напряжённым не выглядел.

– Ты до сих пор не призвал оружие, – задумчиво сказал он.

Столкнувшись с его взглядом, Тор разжал пальцы.

– Я уважаю наше перемирие.

– И не попытался вернуться в Асгард.

– Я уважаю наше соглашение.

Его ответы понравились Локи, судя по вздёрнутому подбородку и изгибу губ, уже больше похожему на улыбку, а не на ухмылку.

– Но почему именно я, Локи? – Тор устал мучиться именно этим вопросом. – Только не говори о твоём интересе к чужеземному двуногому существу. Ты слишком умный и расчётливый, чтобы действительно придумать глупость о доверии и нахождении одного из сыновей Одина на твоей земле.

– И даже то, что я подарил тебе наслаждение, не избавит от сомнений? – Локи прищурился.

– Если бы ты сам навестил меня, пусть даже после моего первого шага, я бы поверил.

Лёгкого кивка хватило, чтобы Локи оставил древо и плавно двинулся к Тору, вынудив того упереться в стену. Локи держался гордо, но не более, чем нужно. Он не поднимался высоко, оставаясь лицом на уровне лица Тора. Как только он оказался рядом, руки легли Тору на бёдра, хвост протиснулся между ног, раздвигая их, а кончик прицельно уткнулся в промежность, щекоча и возбуждая.

Запрокинув голову, Тор ударился затылком, но почти не обратил внимания – острота чувств сейчас приходилась на ослабевшие ноги и хвост Локи. Он смотрел в немигающие глаза, упорно выдерживая взгляд. А когда Локи вдруг склонил голову к его плечу, упёрся лбом в шею так осторожно, чтобы не задеть рогами, и провёл рукой по груди, Тор взволнованно опустил веки.

– Тебе лучше оставаться здесь, – тихо сказал Локи, рисуя пальцем невидимые узора на тонкой одежде. – Дело не в договорённости или соглашении.

– В чём же тогда? Неужели ты на самом деле заинтересован мной?

Локи на мгновение вскинулся, стрельнув взглядом.

– Ты мне интересен. И только ты, если такой ответ тебе важен, – и снова опустился. – Но главная причина кроется в другом.

Тор разомлел от ласки Локи, не выдержал и обнял его за обнажённое сильное плечо, наслаждаясь ощущением кожи под ладонью. Локи не сопротивлялся.

– Ты мне скажешь? – спросил Тор.

– Только если пообещаешь не горячиться.

Что бы ни мучало Локи, это казалось серьёзным.

– Постараюсь.

Он долго не отвечал, настойчиво вдавливая пальцы в его грудь, а Тор увлёкся мерными поглаживаниями по предплечью.

– Твои братья, – наконец сказал Локи. – Я видел отрывки их судеб.

– Видел?

– В твоих глазах. Это Один научил не отрывать от нагов взгляда?

Согласившись, Тор понял, что слухи, ходившие о нагах по Асгарду, по большей части и оставались слухами.

– Отец говорил, что так вы воспринимаете уважение.

– Один никогда не оставался наедине с моим народом, но почему-то считает, что сделал верные выводы.

– Так в чём же правда?

– В прямом взгляде проще всего увидеть чью-то судьбу или судьбу близких, – ответил Локи. – И поверь мне, если желаешь лучшего и для Асгарда, и для отца, и для братьев – оставайся здесь. Никто тебя не выгонит.

Извернувшись так, чтобы видеть лицо Локи, Тор сказал:

– Иначе случится что-то плохое?

– Иначе ты взойдёшь на престол.

Локи сказал это таким серьёзным тоном, что Тор расхохотался. Он и так всегда считал свои возможности оказаться на троне вымыслом, напоминать было глупо.

– Трон достанется Бальдру.

– Твои подвиги и заслуги могут всё изменить, – Локи вновь посмотрел в глаза Тору без толики юмора. – Если ты станешь царём, Бальдр останется воином, но без советов Хёда он пропадёт на поле битв, погибнет, а ты потеряешь голову от горя.

Повисла долгая пауза.

– Асгард падёт, Тор, стоит только проявить слабость, и другие миры этим воспользуются. И не Бхогавати, а Йотунхейм, Муспельхейм и Свартальвхейм.

Тору не хотелось верить, что предсказание Локи способно исполниться. Представив на мгновение, что он займёт трон Асгарда, Тор поджал губы. Не то чтобы это было главной его мечтой, но ведь царскому сыну положено думать именно так?

– Насколько верны твои предсказания?

– По сравнению с вами, асами, мы прожили очень мало времени, чтобы мои предсказания успели сбыться. Но я видел во снах, как ты пришёл на мою землю, чтобы заключить мирный договор. Именно ты, Тор, поэтому я знаю тебя уже давно. И я не ошибся.

Наги никогда не лгут. Так сказал Локи. Причин сомневаться у Тора до сих пор не нашлось, да и проверять, может ли исполниться ещё одно предсказание, было бы величайшим провалом. Тор давно уже отказался от борьбы за трон, мысленно отдав его Бальдру – достойнейшему из достойнейших. Жизнь вынудила Бальдра стать воином, побывать в сражениях, но когда-то он был мудр в своих речах. И Тор верил, что его голова осталась такой же светлой.

– Ты отпустишь меня ещё раз, если я честно скажу, что мне нужно увидеться с отцом? – спросил Тор, однако не надеялся, что теперь Локи выпустит его добровольно.

Однако ошибся.

– Ты здесь не пленник, и удерживать тебя силой я не стану. Однако надеюсь, что из моей откровенности ты сделаешь правильные выводы и вернёшься.

Тор вдруг увидел надежду в глазах Локи, от которой защемило сердце, поддался секундному порыву и накрыл его губы поцелуем. Змеиный царь позволил себя поцеловать, но не спешил отвечать, лишь в конце, когда Тор подался назад, прихватил его верхнюю губу, отсрочивая разрыв.

***

Хеймдалль открыл мост сразу же, как только позвал Тор, и вот уже склонял голову в приветственном поклоне.

– Змеиный мир пошёл тебе на пользу, – отметил он, и Тор сразу же осмотрел себя, только теперь заметив, что даже не вспомнил о доспехах. – Выглядишь… посвежевшим.

– Там приятный воздух.

– Волосы стали сильнее виться.

– И влажно. Но мне нравится, – вдруг осознал Тор и полной грудью вдохнул сухой асгардский воздух, от которого успел отвыкнуть. – Несколько месяцев прошло, как я в последний раз стоял здесь.

– Что же теперь привело тебя?

– Я думал, ты наблюдаешь за мной.

Хеймдалль склонил голову.

– Не постоянно. Как только я убедился, что царь нагов не причинит тебе вреда, то перестал часто смотреть на Бхогавати.

На ум пришёл тот самый момент, когда Тор оказался в покоях Локи, как они изучали друг друга и как влажный раздвоенный язык дарил наслаждение. Тор открыл было рот, чтобы уточнить конкретное время, но быстро передумал. Он не знал, наблюдал ли Хеймдалль за ними тогда или предпочёл отвернуться, но вмиг стало неловко. И как только он мог забыть, что даже в чужом мире находился под зорким взором?

Видимо, лицо Тора выражало столько разных эмоций, что Хеймдалль сам предпочёл успокоить его:

– У тебя есть право выбирать, с кем проводить время в постели, сын Одина, однако осознай, что змей – лишь временное развлечение.

Множество ругательств готовы были сорваться с уст Тора, но кричать на Хеймдалля было бы бесполезно. Он страж Асгарда и всего лишь выполняет свою работу.

– Если я останусь в Бхогавати, то, может быть, и не временное, – пробормотал он.

– Не собираешься возвращаться в Асгард?

– У меня всё ещё действует соглашение с Локи.

– Тогда зачем ты здесь?

– Мне есть что сказать отцу, и это не касается Иггдрасиля или его сокрытия правды. Есть кое-что важнее.

Идя по Асгарду, Тор вдруг ощутил себя чужаком. Ему попадались на пути слуги, некоторые даже не поднимали головы, а некоторые, узнавшие в изменившемся Торе в непривычном облачении младшего сына Одина, выворачивали шеи, смотря ему вслед. Он старался двигаться тенью, не привлекая к себе внимания. Решение, принятое им, крепло с каждым мгновением, с каждым шагом, пока он искал отца.

Однако первой ему встретилась Фригга.

Она неспешно прогуливалась по саду, который находился неподалёку от бывших покоев Тора. Тор видел улыбку на её лице, но что-то подсказывало, что мать тоскует и не зря ходит именно здесь.

Отряхнув и расправив одежду, Тор направился к ней, да так бесшумно, что мать вздрогнула, стоило ему положить руку на плечо.

– Тор! – воскликнула она, не веря глазам. – Это правда ты?

– Я, мама. Извини, что без предупре…

– Тор, – она обняла его, то ли смеясь, то ли плача.

Тору пришлось замолчать и отдаться тёплым объятиям матери, по которым он тоже скучал.

– Ты так изменился, – мать удержала его лицо в ладонях, принялась гладить по волосам, лбу, колючему подбородку.

– Хеймдалль сказал то же самое.

Она улыбалась.

– Ты вернулся? – в голосе звучала надежда.

– Нет, мама. Мне нужно поговорить с отцом, а потом… – он выдохнул. – Потом я вернусь в Бхогавати. Вернусь к Локи.

На её лице не отразилось разочарования, хотя Тор чувствовал, что она всеми силами его подавляет.

– Локи хорошо к тебе относится? Я слышала столько страшных вещей о нагах…

Тор поспешил её переубедить:

– Некоторым асам стоило бы поучиться у Локи уважению. Поверь, что бы ты ни слышала, это мало похоже на реальность. Змеиный мир прекрасен, а наги – замечательный народ. Всё хорошо, мама, я в порядке.

Она погладила его по щеке, улыбнулась, а в глазах всё равно сверкнули слёзы.

Тор провёл ещё некоторое время с матерью, слушая о размеренной жизни Асгарда, о том, что с тех пор, как был подтверждён мир с Бхогавати, асы успокоились и вернулись в привычное русло жизни. Отец тоже посвежел, вернул аппетит, хотя поначалу часто спрашивал Хеймдалля о вестях о Торе. Тору было приятно, что отец, несмотря ни на что, продолжал помнить его, но надеялся на благоразумие Хеймдалля. Пусть он и видел многое, лишь бы не докладывал о слишком личных вещах, тем более Одину.

Вечером был устроен пир в честь Тора и его великого поступка. Собрались многие асы, Тор ел и пил с братьями, отмечая, что даже Бальдр отбросил свои дела, чтобы провести с ним время. Хёд, который вообще редко выходил из покоев и показывался на люди, тоже присутствовал, слушал рассказы Тора о красивом далёком мире и с любопытством расспрашивал о нагах. Он был единственным, кто вообще так подробно интересовался жизнью нагов – остальные предпочитали не вдаваться в подробности.

Иногда за спиной слышались злые перешёптывания:

– Смотри-ка, Тор, который ушёл жить к змеям, а мы в его честь ещё и пируем!

– Мир с Бхогавати, конечно, важен, но если принял решение остаться там, то зачем вообще появляться в Асгарде?

– Поди, через пару-тройку сотен лет и вовсе хвост отрастит!

– Тор у них наверняка теперь лакомый кусочек!

Не выдержав роящихся слухов, Тор ударил кубком по столу и резко поднялся, привлекая к себе внимание. Шёпот сразу стих, как и другие голоса. Все повернули головы в его сторону, а Тор дрожал, страстно желая разбить Мьёльниром стол.

– Да как вы смеете! – громогласно воскликнул он, окинув гневным взглядом гостей. – Как вы смеете так очернять народ, о котором ничего не знаете? Вы хоть представляете, какую ношу им приходится нести на своих плечах? Представляете, чем обязаны им и их миру?

Бальдр, сидевший рядом, попытался превратить злость брата в шутку, поднявшись следом и хлопнув его по плечу, но Тор вскинулся, не желая слушать успокаивающие речи.

– Брат мой, я уважаю тебя и твоё решение, но ты ведь сам понимаешь, что в Асгарде мало что известно о нагах.

– Но это не причина осквернять их и меня заодно.

Улыбнувшись, Бальдр посмотрел на побледневшего Хёда, который сжался в комок и явно прислушивался к любым изменениям настроения в голосах.

– Я не осквернял тебя, – возразил Бальдр и вдруг с вызовом посмотрел на Тора, так, как не смотрел никогда раньше. – Или есть за что? За правдивые слухи, которые тебя так задевают, брат?

Зарычав и потеряв последние толики рассудка, Тор с размаху ударил Бальдра в челюсть, но тот выстоял, отшатнувшись на несколько шагов. Асы сразу повскакивали с мест, Тора потянули назад несколько пар рук, то же самое сделали и с Бальдром.

– Довольно! – прогремел отец, вновь погрузив зал в тишину. – Вы, мои сыновья, так позорно себя ведёте! Думаете, недостойное поведение забудется до того момента, как кто-то из вас взойдёт на трон?

Бальдр сразу же притих и в извинении склонил перед отцом голову. Тор же остался стоять с гордо расправленными плечами, глядя на отца уверенным непоколебимым взглядом. Более подходящего момента, чтобы объявить о своём решении, нельзя было найти.

– Мы обязаны Бхогавати многим – наги поддерживают жизнь древа Иггдрасиль, – начал Тор, желая открыть правду. – Они миролюбивый народ и не стали бы развязывать войну или нападать на другие миры без причины. Но их царь Локи принял наше предложение о перемирии, и с тех пор, как я нахожусь в его мире, на меня никто ни разу не посмотрел косо, хотя я для них чужак. Но здесь, в родном Асгарде, я слышу столько грязных слов за спиной! Даже от своего родного брата, – гневно сказал Тор, заметив, как дёрнулся от злости Бальдр, и развернулся к отцу. – Именно поэтому я убедился в верности своего решения. Не возражай мне, отец, у тебя есть достойный преемник, а меня всё равно будут вечность упрекать за добровольное решение остаться в чужом мире.

Отец, казалось, и сам задержал дыхание, ожидая конечных слов Тора.

– Я отказываюсь от прав на трон, – без запинки сказал он и с наслаждением вслушался в тишину без каких-либо шепотов позади.

***

Тор прибывал в Бхогавати уже в третий раз. Ощутив воду под ногами, он поднялся на ступени, огляделся вокруг и радостно улыбнулся. С плеч упал тяжёлый груз, дышалось легко и свободно.

«Локи», – подумал Тор.

Локи ждал его столько времени, даже дольше, чем он мог представить. Локи видел о нём сны. Интересно, когда именно ему пришло первое видение о Торе? Несколько лет назад, несколько десятилетий? В самый первый день рождения Бхогавати?

Не хотелось обманывать его ожиданий, а теперь, когда Тора больше не тяготили мысли о троне Асгарда, он нёсся по пустым высоким коридорам дворца с одной лишь мыслью: как можно быстрее прикоснуться к Локи. Они расстались на поцелуе, и Тор до сих пор помнил влагу его губ и преисполненный волнения взгляд. Всё в Локи теперь было родным и знакомым, больше не смущали рога и даже змеиный хвост. Какая, к Хель, разница, если его ждут так, как не ждали ещё никогда?

– Локи! – что есть мочи крикнул Тор, врываясь в главный зал.

Устав от долгого бега, Тор на секунду разочаровался, увидев только пустой трон и нескольких нагов, поднявших на него темноволосые головы. Он уже готов был отправиться дальше, как увидел мелькнувший в воде хвост.

– Тор? – Локи показался из водоёма, такой же обнажённый и мокрый, как в прошлый раз. Его брови недоверчиво хмурились, глаза сверлили гостя с сомнением.

– Как же сложно всё-таки тебя отыскать, – с наслаждением вздохнул Тор, тут же вошёл по колено в воду и, преодолевая сопротивление, перешагнул через извивающийся змеиный хвост, сгребая Локи в охапку.

Тот больше не шевелился, а Тор гладил по волосам, плечам и спине, царапая короткими ногтями чешуйки, которые ниже становились жёстче и грубее.

– Тор, – Локи всё же завозился. – Не принижай моё достоинство перед подданными.

Когда Тор и не подумал послушать предупреждение, преисполненный радости, Локи пошёл на крайние меры – скрутил того хвостом едва ли не до самой груди, разве что руки оставил на свободе. Дышать стало сложно, удерживать равновесие – тем более.

Поднявшись выше, Локи продемонстрировал всё недовольство, на которое только был способен. Тор увидел то, что видел при их первой встрече: поднятый подбородок, взгляд свысока, царскую стать и опасность. Локи даже зашипел, по-змеиному высунув кончик раздвоенного тёмного языка. От такого вида по спине пробежались мурашки, но Тор не посмел высказать своё восхищение – сейчас оно не было нужно Локи.

Уважение – вот что требовалось от чужеземца-аса, вздумавшего так нагло заключать в объятия царя нагов у них же на глазах.

Медленно скручивающийся кольцами хвост тёр ноющий член. Тор с каждой секундой чувствовал, как хватка превращается в пытку, и подчинился. Перестав смотреть Локи в глаза, он опустил голову в подобие поклона.

– Прошу простить моё невежество, – сказал он с придыханием, отдаваясь на волю Локи.

Кольца слегка ослабли.

– Оставьте нас, – властно отдал приказ Локи, и Тор краем глаза заметил поспешно уползших нагов.

Лишь после он вновь осмелился поднять взгляд, а Локи всё улыбался, явно наслаждаясь видом покорённого сына Одина.

– Мне дышать тяжело, – прохрипел он.

Тиски исчезли так же быстро, как и лишние зрители. Не удержавшись на ногах, Тор рухнул в тёплую воду, закашлялся, но удержал тело на поверхности. Хорошо, что здесь было неглубоко, и он руками вцепился за каменные плиты, возвышавшиеся над уровнем воды.

– Мудрое решения для гордеца – склонить голову перед царём чужого мира, – Локи всё ещё возвышался над ним, но, подползая, медленно опускался до тех пор, пока руки не коснулись воды. Он крепко сжимал сначала голени, затем колени, бёдра Тора, пробираясь выше. И вот Тор уже чувствовал плотное змеиное тело между своих ног и едва не тыкался носом в нос Локи.

– Этот гордец отказался от прав на трон, – ответил он.

Локи прищурился, переместив руки на его плечи.

– Это тоже было в твоих видениях?

– Кое-что. Но я не думал, что исполнится именно эта деталь. Тор, ты… – осёкшись, Локи хрипло рассмеялся. – Я ведь не утверждал, что все мои видения непременно должны воплотиться в жизнь. Всё в твоих руках, ты мог бы изменить судьбу.

– Я не хочу, – вдруг возразил Тор и сам крепко взял лицо Локи в ладони. – Мне бы вечность пришлось беспокоиться за братьев и родителей. Это того не стоит. К тому же сердце подсказывает остаться именно здесь, а в Бхогавати лишь один неизменный царь – ты.

Уголок губ Локи дёрнулся, будто подтверждая: «Да, ты прав, именно так». Теперь, когда рядом не было свидетелей, он вёл себя так же уверенно, но куда мягче. Тор чувствовал лёгкие движения гибкого тела, безошибочно давящие на пах, и с трудом продолжал ровно дышать, хотя вздрагивал каждый раз, когда ощущения становились слишком острыми. Это превратилось в некую игру – смотреть Локи в глаза и пытаться сдержаться.

– Что-нибудь видишь сейчас? – спросил Тор, подавляя рвущийся из груди стон.

– Вижу, – и Локи вместо ответа так плотно вжался между ног Тора, что скрыть стон за очередными словами оказалось невозможно. – Выбирайся из воды.

Локи со своим длинным сильным хвостом был гораздо ловчее Тора, особенно в такой ситуации. Когда тот выкарабкался на массивные каменные плиты, Локи уверенно потянул его штаны вниз, хотя намокшая одежда была тяжёлой и упрямо липла к телу. Тор даже поразился сдержанности нага и его непроницаемому лицу, в то время как он сам наверняка бы рванул одежду с такой силой, что она затрещала бы по швам.

Локи не позволил голым ягодицам Тора опуститься на пол, услужливо подсунув хвост и приподняв его бёдра. Никогда раньше Тор не находился в более неловкой и бесстыдной ситуации. Локи держал его ноги широко разведёнными, сжимая вытянутыми руками колени, и хищно смотрел на твёрдую плоть. Сам же Тор любовался блестящей от воды кожей нага, сгорая от ожидания под его пытливым взглядом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю