290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Виноградная девочка (СИ) » Текст книги (страница 5)
Виноградная девочка (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:30

Текст книги "Виноградная девочка (СИ)"


Автор книги: GrenkaM






сообщить о нарушении

Текущая страница: 5 (всего у книги 7 страниц)

– Прости меня. Это я виновата, – жалко пробормотала Рей, покаянно наклоняя голову. Выглядело красиво, как на картинах прерафаэлитов, особенно в лучах утреннего солнца.

– Положим, я сам дурак, – спокойно ответил Кайло. – Но знаешь, Рей, я думал, что они на тебя напали, и действовал инстинктивно. Если бы ты рассказала о себе немного больше, было бы проще.

– Мне стыдно говорить правду, – Рей вознамерилась опять пустить слезу.

– Я тебе уже говорил, что приму о тебе любую правду. Если над тобой издевались – я лично разберусь с каждым. Если ты совершила нечто стыдное, мне все равно. Хоть публичный эксгибиционизм, хоть воровство, хоть подделка чеков! Если бы я не успел ночью, я бы все равно тебя не оставил. Но пришлось бы везти тебя в больницу и ждать не меньше трех месяцев результатов анализов на венерические заболевания. А потом лечить.

Рей краснела и бледнела, запоздало ужасаясь тому, что могло бы с ней произойти. Кайло обошел стол и наклонился к ее уху.

– Еще раз соврешь, – шепнул, – моя хорошая, я не просто тебя выпорю так, что сидеть не сможешь. Я не стану тебя трахать, даже пальцем не коснусь до свадьбы. И уж конечно, не разрешу тебе баловаться руками. Поняла?

Он провел языком по ее уху. Рей мелко-мелко закивала.

– Еще раз и с самого начала, всю неприглядную правду. Не скрывая и не утаивая, – скомандовал он и вернулся к плите – яичница как раз подоспела.

Рей вздохнула и заговорила. Первые фразы дались тяжело, но потом из нее слова полились безостановочным потоком. Оказалось, она была дочкой образованных, но слегка ненормальных людей. Богема, проще говоря. Ее родители получили хорошее образование, но чрезмерно увлеклись левыми идеями и решили, что будут протестовать против потребления и засилья капитала. Так и жили – вечно на колесах, вечно без денег, зато полный багажник веществ, открывающих «двери восприятия». Сначала они даже не предохранялись – ведь это так по-мещански. Вот и появилась Рей.

Потом ее мать подхватила воспаление на очередных протестах против глобализации и больше не могла иметь детей. Не беда – они стали подбирать чужих. Рей пошла в школу в двенадцать лет, и то потому, что ее родители таки соизволили осесть на западе страны и на них положили глаз органы опеки. Жили они в развалюхе с сортиром во дворе. Но зато пытались привить детям «свободное мышление». Детей в итоге осталось трое – сама Рей и два пацана – Финн и По. Родители еще повторяли Рей, что она должна как белая чувствовать вину перед угнетаемыми национальными меньшинствами, к которым принадлежали мальчики. По был добрым пофигистом, вечно где-то пропадал. А вот Финн возмужал слишком быстро и часто приставал к Рей. Родители смотрели на это сквозь пальцы, ведь свободная любовь – это благо. И все бы ничего, но один из странных «продвинутых» гостей едва не изнасиловал Рей. Избил, сломал руку, но она вырвалась и убежала. Обидчика не нашли, Рей провела две недели в больнице, плакала и просила врачей оставить ее в палате навсегда. После этого их с Финном отправили в приют, а По сбежал.

Рей начала учиться, пошла в секцию по художественной гимнастике. Но Финн ревновал, что у нее есть увлечение. И однажды, когда она делала уроки, сидя на подоконнике окна в коридоре, сильно ее толкнул. Рей порезала руку и повредила на ней сухожилие. Гимнастика ей больше не светила. Она все равно училась как могла, а потом ее нашли бабка и дед по отцу. Уже старенькие и небогатые, но она прожила у них два самых счастливых года своей жизни. Сумела окончить школу с хорошими отметками, поступила в институт. Потом бабуля умерла от инсульта, дед всего на месяц от жены отстал. Они оставили ей небольшое наследство, но тут снова на горизонте появился Финн и выманил у нее почти все, до гроша. Она даже бросила институт. И в момент низшей точки Рей увидела Кайло.

Она стала мечтать, что он обратит на нее внимание, вытащит ее из бесконечной черной дыры, в которую превратилась ее жизнь с вечно лапающим ее Финном, его обдолбанными дружками, его просьбами «поработать» – понятно где и каким местом. На последние сбережения, которые она утаила, Рей сняла квартиру в доме Кайло. Финн чуть не лопнул от злости, но она уплатила за три месяца вперед, деньги возврату не подлежали. И теперь видела объект обожания чаще, но стеснялась подойти. А потом подруга по приюту снова привезла ей виноград со своей небольшой фермы, потому что у Рей была самая легкая рука (ну, или нога), и домашнее вино у нее выходило лучше всех.

– Дальше ты знаешь, – неловко закончила Рей.

Пока Рей рассказывала, Кайло судорожно искал, чем занять руки. К омлету нажарил отдельно сосисок – такими тонкими золотистыми кружочками. Нарезал простейший салат и даже запарил китайскую лапшу. Когда Рей закончила, молча поставил это все перед ней и велел коротко:

– Ешь.

Рей удивилась, но подчинилась с радующим душу энтузиазмом. Кайло же кусок в горло не лез. Он мысленно послал к хуям Маркса, который стыдливо не показывался. Ницше с Кантом вдруг вступились за коллегу: учёный не виноват, что больные на голову люди извращают его идеи. Кайло отмахнулся от них и уставился в стол, силясь побороть желание убивать, особенно Финна.

– А ты почему не ешь? – спросила Рей немного нервно. Кайло поднял на неё взгляд. Ну вот, опять глаза на мокром месте!

– Не хочу пока, – сказал мягко. – Что не так, Рей?

Она повздыхала, гоняя по тарелке кусок недоеденной яичницы.

– Зачем я тебе, Кайло? – Она так и не подняла на него глаз. – Ты лишился работы и репутации из-за меня. Кайдел сказала, что вы чуть ли не ценой жизней вытащили нас оттуда.

Рей замолчала и наконец подняла на него взгляд, полный муки.

– А теперь, судя по всему, тебе ещё большие неприятности светят. Ради чего?! – она разошлась, даже кулаком по столу двинула. – Ради замарашки с помойки!

Кайло открыл рот, чтобы ответить ей как следует, но она прижала его ладонь своей, призывая молчать.

– Я не дура, Кайло. И многое видела. Мои глаза говорят мне, что так не бывает, – она легонько погладила его руку пальцами, а её глаза вдруг сделались опытными, печальными, словно кто-то злой вдруг потушил её внутренний свет.

– Я эгоистично хотела тебя для себя. Эгоистично согласилась быть навеки твоей… – Рей поджала губы и опустила глаза. – Но ты ведь не знаешь полумер, правда, Кайло? Ты бросился спасать едва знакомую приблуду, рискуя всем. Ты сделал мне предложение, потому что чувствуешь себя ответственным за меня.

Рей снова подняла на него глаза и твердо проговорила:

– Но ты ничего мне не должен. Ты сделал больше, чем я могла даже представить, и… – она замолчала, подышала немного, набираясь храбрости, и закончила: – Я не хочу быть тебе обузой. Я обещаю, что не стану делать глупостей…

Последнюю фразу Рей выдавила, запинаясь и сбиваясь, потому что Кайло поднялся, не отрывая от неё взгляда, обошёл стойку и опустился перед ней на колени.

– Я всю жизнь смеялся над влюблёнными идиотами, Рей. Над тем, как они теряют разум, поддаваясь чувствам, – он усмехнулся, – глупым, на мой взгляд. Я признавал только те эмоции, что помогали мне в жизни, делали меня сильнее: в спорте, науке, карьере. Но потом ты открыла мне дверь.

Кайло помолчал, подбирая слова, а потом взглянул на неё снизу вверх:

– Ты открыла дверь и я пропал. Стал безумцем, зависимым, наркоманом. Ты называешь себя обузой, а я не представляю, как дальше быть, если ты уйдёшь. – Кайло пристально посмотрел на неё. – Ты охотилась за мной, поймала в сети, потом приручила. Теперь я болен тобой. – Он отстранился и спросил: – Ты хочешь отказаться от меня теперь?

– Кайло, ты же знаешь, я не могу отказать тебе, – тихо сказала Рей. – Если скажешь есть – я ем. Если скажешь кончить – я кончу. Если скажешь пойти и убиться, я пойду и утоплюсь. Я не умею плавать. Если когда-нибудь ты передумаешь, если эта сказка, этот сон кончится, прошу, накачай меня наркотой и сдай в бордель сам. Не возмущайся, – она накрыла его рот рукой. – Просто дай мне обещание, что позаботишься обо мне, что будешь заботиться обо мне до конца.

– В горе и в радости, Рей, – подтвердил Кайло. – Я люблю тебя и буду о тебе заботиться. А ты, – его голос приобрел знакомые металлические нотки, – будешь слушаться. Без глупостей. Без вранья. Без страхов. Доверься мне, Рей. Люби меня, слушайся меня, и я подарю тебе весь этот чертов мир и свое сердце впридачу.

Рей кивнула, обхватив его лицо руками, и еле слышно произнесла:

– Я люблю тебя.

Кайло улыбнулся, чувствуя, как с плеч сваливается немыслимая тяжесть, положил руки ей на колени, чтобы скрыть, как они дрожат. Медленно, фиксируя в памяти каждую секунду, повёл ладони вниз. Обхватил пальцами щиколотки и подтянул её ступни к своему лицу, заставляя Рей отклониться чуть назад в поисках равновесия. Некоторое время разглядывал, а потом прикоснулся к ним лбом. Наверное нужно было что-то сказать, но все было не то. «Я убью за тебя – умру за тебя?» – и так понятно. «Я так долго ждал тебя?» – пафосно и глупо. «Ты лучшее, что было со мной?» – опять не то и снова пафос.

– Пойдём спать, Рей, – услышал он сам себя и удивился, что способен говорить так мягко. – Я хочу обнять тебя и немного поспать. Проснуться первым и смотреть, как ты спишь.

Кайло поднял глаза и глянул на Рей с вопросом. Рей улыбнулась и, демонстрируя чудеса гибкости, наклонилась к нему, опасно балансируя на высоком стуле. Поцеловала в губы и прошептала на ухо:

– Отличная идея.

В этот раз Рей сама протянула руки Кайло навстречу, и он с готовностью подхватил, улыбаясь ей. Рей что-то тихонько сказала, уткнувшись ему в плечо.

– Что? – переспросил Кайло.

– Говорю, что все равно буду немного бояться. Вдруг это все-таки сон или глюк! Не ругай меня, – совсем по-детски попросила она.

– Я даже сердиться на тебя долго не способен, – признался ей Кайло, укладывая ее в кровать, стаскивая штаны и забираясь рядом. Обнял её крепко.

– Просто, ну, пойми, с такими как я никогда не случается счастливых историй, – попыталась объяснить Рей, но Кайло снова закрыл ей рот рукой и потребовал:

– Кивни, если тебя называли страшной, худой или глупой. Не хочу, чтоб ты произносила эту чушь вслух!

Рей осторожно кивнула. Кайло убрал руку.

– Начнем с последнего пункта. Я видел твои оценки. Ты сдала на отлично историю тому мудаку, у которого я получил в свое время удовлетворительно с третьей попытки и пересдавал с комиссией! Это много говорит об уровне твоего интеллекта. Теперь о внешности. Ты красива, как финикийская статуэтка. Легкая, изящная, гибкая, как виноградная лоза. Лицо словно у греческой статуи – совершенно в своей правильности и чистоте. А что до твоей худобы…

Кайло легонько сжал ее сосок, покатал его кончиком пальца. Снова наклонился к ее ушку, подразнил его зубами и губами и шепнул:

– Ты такая тесная и горячая внутри. Я желал бы провести с тобой целый день в постели, ощущая, как ты сжимаешь мой член в себе. Я хочу проверить, сколько раз подряд ты кончишь.

Рей хныкнула, сжимая бедра.

– Кайло, – простонала. – Я очень хочу, пожалуйста, можно?..

Кайло знал, что если он согласится на такое заманчивое предложение – его девочке будет больно. Но он чувствовал, что она хочет. Забавно: возбудилась от похвалы и озвучивания фантазий. Кайло усмехнулся:

– Нет, Рей. Сегодня считать твои оргазмы на моем члене мы не будем.

Рей захныкала, и он поспешил обнять её крепче. Перевернул на живот и прижался всем телом, удерживая свой вес на руках.

– Но это не значит, что мы не будем считать их вовсе. Расскажи мне о своих фантазиях, – попросил тихо, осыпая её шею и плечи ленивыми поцелуями.

Затем Кайло немного отстранился, одной рукой развёл её бёдра и разместил свой член так, чтобы он при движении соприкасался с её влажными, – ох, какими влажными! – складочками. Приник к ней снова, вжался пахом в аппетитную задницу и принялся лениво двигаться.

– Это называется зулусский секс, Рей, – он наклонился к самому её уху и слегка прикусил мочку. Рей застонала и выгнулась под ним. – Но если ты не будешь рассказывать о своих фантазиях, я прекращу и заставлю тебя уснуть, ведь ты устала.

Кайло думал, что сейчас будет что-нибудь про профессора и студентку или про горячего соседа, но ошибся.

– Я представляла, что устроюсь в твою любимую кофейню официанткой, – почти прошептала Рей. – И однажды, чтобы познакомиться, пролью тебе на брюки кофе. А ты очень рассердишься и потребуешь, чтобы я помогла тебе почиститься. Отведешь в туалет, они там индивидуальные, я проверяла. Я начну вытирать твой пах бумажным полотенцем и почувствую, что у тебя на меня стоит. А ты скажешь, что эти итальянские брюки стоят, как две моих зарплаты. И…

Рей запнулась и застонала. Кайло стал двигать бедрами чуть быстрее.

– Продолжай, – велел. Ему нравилось, куда Рей клонит.

– И ты предложил бы мне расплатиться натурой. Сначала сказал бы встать на колени и взять в рот. Я совсем этого не умею, но, возможно, тебе бы сам факт понравился…. – Рей снова замолчала. Кайло нашарил ее грудь и сжал, а она прогнулась, потерлась своими восхитительными оттопыренными ягодицами об него. Продолжила: – Ты бы… ох… велел бы мне расстегнуть форму спереди и показать грудь. Я бы пыталась взять в рот твой большой член, но не смогла бы даже до половины.

– Откуда ты знаешь, что большой? – хрипло поинтересовался Кайло.

– Я… так думала. Ну ты же сам высокий, нос крупный, пальцы длинные… Все приметы сходились. Ах! – Рей сжала бедра и напряглась, зажимая его член. – Я даже гуглила «член профессора Кайло Рена», но никаких обсуждений не нашла! Вот… Ах! И ты бы… Ты бы поднял меня с колен и уложил животом на край раковины, напротив зеркала!

Кайло зажал ноги Рей своими, его член втиснулся меж её бедер. Он двинулся несколько раз на пробу, и застонал с Рей в унисон:

– Так хорошо…

Она уже дрожала. Видимо, «бабочка» имела остаточный эффект и на следующий день.

– Дальше! – рыкнул Кайло, который чувствовал себя на грани от её фантазий, от жара, влажности и тесноты – почти так, как внутри нее, но… Кайло злодейски ухмыльнулся и увеличил амплитуду движений, раз за разом ударяя головкой члена в её гиперчувствительный клитор. Рей захныкала, и он остановился, замерев в той самой сладкой точке.

– Рассказывай дальше, Рей, – прошептал угрожающе, пока она возилась под ним в безуспешной попытке возобновить движение.

– Ты… Ты бы перегнул меня через раковину-у-у, – Кайло продолжил двигаться, воодушевлённый. Рей прерывалась, слова выскакивали обрывками: – Ох! Ты бы вошёл в меня резко, одновременно открыв воду!

Рей снова протяжно застонала, и на секунду даже прихватила простынь зубами.

– Ты бы трахал меня сильно, грубо, включая то горячую, то холодную воду прямо… Ох! Прямо мне на грудь! А-а-а потом…

У Кайло уже цветные круги перед глазами плыли, но он держался из последних сил.

– А потом ты бы снова поставил меня на колени и кончил мне на грудь! – последнюю фразу Рей проговорила скороговоркой и вдруг укусила себя за запястье, силясь сдержать вопль. Кайло отбросил все попытки сдержаться. Прижался грудью к её мокрой от пота спине и, прихватив зубами загривок, принялся вбиваться между ее бедер со всей доступной ему скоростью. И когда его скрутило наконец оргазмом, он почувствовал – и услышал – как Рей кончает вместе с ним, простонав его имя.

Кайло едва успел сдвинуться вбок, чтобы не задавить Рей своим весом, и отключился, по-прежнему вдыхая запах ее тела и волос, по-прежнему крепко обнимая.

Их разбудили дикие детские вопли. Рей сонно моргала рядом. Кайло вскочил, набрасывая на них обоих одеяло. В его квартире определенно было нашествие детей – одинаково чумазых, одетых в какие-то обноски. Парочка неугомонных близнецов лет пяти как раз вскарабкалась к ним на кровать и обсела Рей с криками:

– Тетя, расскажи сказку!

К ним в дверь сунулась Кайдел, на которой висел чуть ли не грудничок с бутылкой смеси в пухленьких ручонках.

– Простите, профессор, сорян, малая, но не могла я их там оставить, финиковы дружочки уже приходили и интересовались, а сам этот сука отсиживается где-то. Один из них педофил, так что…

Кайдел не договорила. Кайло включил преподавателя:

– Чьи эти дети? – спросил с неподражаемой интонацией.

– Мои братья и сестры. Реально простите, профессор, отработаю, бля буду! – зачастила блондинка.

– Кайдел, не выражайся! – хором произнесли близнецы.

– Выведи их, – скомандовал Кайло. – Мы должны одеться.

Кайдел сунула совсем мелкого девчонке постарше, ухватила близнецов за шивороты и вынесла их из спальни как котят, еще и дверь за собой закрыла. Так быстро Кайло никогда не одевался. Рей снова пришлось надеть его футболку и свободные трусы-боксеры. Выглядела она в этом умилительно, словно стащила вещи старшего брата. Кайло поцеловал ее нежно и вышел в гостиную, где как раз творился ад чайлдфришника, а посредине стоял несколько ошарашенный Хакс, на котором висли давешние близнецы.

– Поздравляю, папаша! – заявил Кайло и громко захохотал.

Наконец всех детей собрали в кучу, двух самых мелких взяли на руки Кайдел и Рей, а Хакс разложил по тарелкам еду из ресторана Серджио. И они устроили «семейный» ужин, он же военный совет.

Сначала все просто ели. И Кайло уже мысленно набирал номер клининга, для которого стал постоянным клиентом. Дети ели руками, извозили пастой полированный стол и светлый паркет, благо хоть едой не кидались, наоборот жадничали и подбирали крошки. Близнецы забрались на Хакса и, игнорируя свои тарелки, таскали еду у него, пока он пытался уворачиваться, держа тарелку выше их голов. Вскоре светлое поло на Арми, в котором Кайло с удивлением узнал своё любимое, представляло собой поле битвы макарон с фрикадельками в море из кетчупа.

– Откуда столько? – ошарашено спросил Кайло, наблюдая, как Хакс сдался и отдал свою тарелку близнецам. Кайло насчитал восемь детей кроме Кайдел. Та гадко ухмыльнулась и поставила тарелку на стол.

– А давайте скажем дяде, откуда берутся дети! – прокричала так, что люстра зазвенела.

Дети на секунду затихли, уставившись на неё, и ответили хором:

– Из капусты!

А двое мелких ещё и завопили, подражая всеобщему крику. Кайдел расхохоталась, а Кайло сверлил её злобным взглядом, пока она не шикнула на детей.

– Кому-то нужно прочитать лекцию о противозачаточных, – пробормотал Кайло, возвращаясь к еде. Но тут же вспомнил про их с Рей первый секс и есть снова перехотелось. Нужно выспросить у Хакса побочные эффекты «бабочки» и купить Рей волшебную таблетку, пока не поздно.

– Лучшее способ не залететь – не трахаться, – пожала плечами Кайдел.

Кайло внимательно на неё глянул.

А как ты оказалась в б… – он оборвал себя на полуслове, потому что блондинка бросила на него убийственный взгляд и глазами показала на детей. Рей эту пантомиму не пропустила и забрала у Кайдел второго мелкого.

– А кто хочет посмотреть мультики? – спросила громко и весело. Перекрикивая восторженный ор, заявила: – Я заберу их к себе, а то они профессору всю квартиру разнесут. Поставлю мультики, вымою по одному и буду спать укладывать. Как закончите, приходите помогать.

Хакс галантно вызвался помочь и, закинув на плечи визжащих от радости близнецов, пошёл вслед за Рей и буйной ватагой. Как только детские вопли затихли в коридоре, Кайло встал, нашёл в баре початую бутылку Джека и приложился прямо из горлышка: безумие становилось все безумней. Вместе с бутылкой вернулся за стол, предложил Кайдел выпить. Она мотнула головой и принялась рассказывать. О том, что родители верующие, адепты принципа «дал Бог зайку, даст и лужайку». И она рада, что мать после последнего кесарева больше не может иметь детей. А завод, где ее отец всю жизнь честно проработал фрезеровщиком, недавно закрыли. Люди пришли в очередной понедельник на работу и просто поцеловали замок. Человек, который всю жизни вытачивал однотипные детали, работу на старости лет найти не может от слова совсем, а малых кормить надо. На зарплату официантки семья из одиннадцати человек даже с социальной помощью не проживет. Подруга посоветовала Кайдел обратиться к Финну, мол, поможет заработать молодой и красивой. Тот предложил эскорт.

– Я думала, что буду ходить с толстыми дядями на приёмы и улыбаться. Могу ещё телохранителем быть, драться умею, – фыркнула Кайдел.

А вернувшийся Хакс расхохотался:

– Она умеет, конечно! Пинаться, кусаться, – он подошёл к блондинке сзади и потрепал по голове, за что получил тычок в бок. Закончил: – И огрызаться! Дети вымыты и уложены рядком перед телеком, который показывает глупый жёлтый кирпич в кепке. Рей зашатывает мелких.

Хакс подмигнул Кайло:

– Похоже, у неё есть опыт.

– Ага, – Кайло хлебнул виски и мрачно добавил, представляя себе эту картину в красках. – За братишкой Финном наверняка вот так вот ухаживала.

Хакс нахмурился и сел. Молча попытался отыскать нетронутую еду в месиве на столе, но бросил это гиблое дело и, не спросясь, пошёл заниматься раскопками на кухне. Вернулся страшно довольный – с той самой остывшей яичницей, салатом и китайской лапшой. Кайдел тем временем продолжала:

– Финн привёз меня в порт и сказал, что нужно подождать немного. Я захотела пить, и он сходил, набрал воды из кулера в два стакана. Предложил мне выбрать, другой взял себе. Отпил совсем немного и убежал куда-то. А я выпила всю воду и, похоже, уснула. А проснулась от жара между ног, когда избитый, перебинтованный с ног до головы Финн втащил в комнату девчонку.

Кайдел глянула на Кайло, зачем-то пояснила:

– Это была Рей. Она плакала, бормотала что-то. Было видно, что её накачали. Финн швырнул её на кровать рядом со мной и вышел, ничего не объясняя. – Кайдел выдохнула и перевела взгляд с Кайло на Хакса. – Потом за нами пришли и выволокли в коридор. Дальше вы знаете.

В дверь позвонили и Кайдел подхватилась:

– Черт, Рей наверняка с мелкими не справилась. Пойду помогу.

И выскочила в коридор. Но, щёлкнув замком входной двери, вскрикнула. И Кайло, и Хакс вскочили, чтобы встретить целое стадо быков во главе с Фазмой. Разъярённая Фаз держала, однако, Кайдел за плечо удивительно бережно. В толпе, что добавила нули к его счёту за клининг, Кайло разглядел посеревшего от страха Финна и невозмутимого Митаку, а также обиженных ими вчера банщиков. Фредди-мокрые штаны сверкал на Кайло злобным взглядом из-под кособокой повязки.

Не говоря ни слова, Фаз подошла к охреневшему Хаксу и засветила ему левой в бровь так, что его развернуло. Арми не упал только потому, что успел за стул ухватиться. Кровь из рассеченной брови моментально залила пол-лица.

Кайло в ту же секунду оказался рядом, а Кайдел с визгом повисла на руке Фаз. Кайло схватил Фазму за запястье и вывернул ей руку. В его лицо кто-то из «гостей» ткнул стволом.

– В жилом доме не стрелять! – рявкнула Фазма. – Уберите его от меня!

– Давно не виделись! Каким же дерьмом ты стала! – выплюнул Кайло. А потом толкнул Фазму обратно, увернулся от чужого кулака, пнул кого-то из «быков» по яйцам, лихорадочно думая, как спасти ситуацию. Еще он благодарил судьбу, что Рей прямо сейчас не с ними. И себя за скупость – Кайло снимал небольшую квартиру в старом доме, и в тесном коридоре нападавшим было трудно развернуться.

Баланс сил изменила Кайдел, которую Фазма неосмотрительно упустила из виду. Блондинка завизжала. Да так оглушительно и страшно, что все замерли друг напротив друга. Наверху захлопали дверями – должно быть, бдительная бабка сверху спешила узнать, кого убивают и как это заснять на смартфон.

– Этих дебилов и девку забираем с собой! – скомандовала Фазма.

– Хуя с два! – Кайдел вскочила на хлипкий столик для всякой мелочи типа ключей. – Я в твой вшивый рассадник шлюх не вернусь!

– Передумала? – хмыкнула Фазма. – Выплати неустойку и на выход.

– Какую неустойку?! – почти прорычала Кайдел. – За ту наркоту, которой меня Финн накачал, прежде чем сдать меня вон тому узкоглазому сученышу?! Я блять не подписывалась своей целкой торговать, да еще и под «бабочкой»! Да я первому же клиенту хер откушу, слышишь, ты, вобла драная?!

Боевики Фазмы качнулись к Кайдел, чтобы стащить ее вниз.

– Стоять, – скомандовала Фазма. Повернулась к Митаке: – Это правда?

– Кому ты веришь? – презрительно фыркнул управляющий борделя. – Она подписала все документы. А потом сама под «бабочкой» заявилась. Все шлюхи горазды врать.

Фазма нахмурилась. Хотела что-то сказать. Как вдруг из-за спин боевиков послышался стеснительный голос:

– Извините, но это правда. Нас подложили клиентам обманом.

Кайло едва не застонал – Рей решила поучаствовать. Мужики раздвинулись. На лестничной площадке стояла Рей – максимально невинного вида, даже платье надела, не хватало только букетика с маргаритками. А рядом – целых три бабки с включенными камерами на смартфонах.

– А еще мы полицию вызвали, – нежно сказала Рей и улыбнулась. – У мадам Пиррос с пятого этажа там как раз внук в отделе нравов работает.

========== Как сэкономить на свадьбе ==========

В подъезде послышался топот, и на лестнице появился спецназ. Повязали всех – Фазму, ее боевиков, Хакса с Кайло, девчонок и даже бабок. Правда, перед бабками извинились. Но те повисли на молодых парнях в форме, упрашивая взять как ценных свидетелей. В итоге госпожа Пиррос согласилась присмотреть за мелкими Кайдел, а остальные поехали в участок. Мужчины в автозаке, Фаз отдельно в наручниках, а Рей, Кайдел и бабульки с комфортом на машине внука госпожи Пиррос – По Дэмерона. Того самого, который недолго ходил в сводных братьях Рей, пока не сбежал. И он конечно узнал «сестренку» и окружил ее комфортом.

Самому Кайло было не впервой попадать в автозак. Да и Хаксу тоже. Правда, при этом он сам никогда не бывал в одних пижамных штанах, а его друг не истекал кровью, а вместе с ними не запихивали десяток вражеских быков. Спецназ рассудил логически: два здоровых лба могут сами о себе позаботиться, а вот Финна и Митаку как самых слабых закрыли в два одиночных зарешеченных «стакана». Кайло с Хаксом позволили зайти последним – поближе к окошку и воздуху. На этом человечность стражей порядка закончилась. Кайло потребовал дать хотя бы смыть кровь и наложить повязку, однако ответ был крайне лаконичен: «По прибытию».

Когда за ними с лязгом захлопнулась дверь с малюсенькой решёточкой, Кайло почувствовал на себе десяток тяжёлых взглядов. Он быстро оценил ситуацию: Хакс практически недееспособен, один точный удар уложит его окончательно. Однако были и плюсы: достаточно узкий отсек для заключённых не приспособлен к массовым дракам, крупные мужики едва разместились на лавках, касаясь друг друга коленями. Значит, нападать будут не скопом, а по одному. Сколько-то он продержится. А остальное «По прибытию».

Кайло запихнул Хакса себе за спину, сделал шаг вперёд и воинственно расправил плечи. Взглянул в глаза каждому из десяти мужиков с вызовом. Впечатление от его сурового поступка немного подпортило то, что автозак тряхнуло на ухабе, и Кайло больно треснулся башкой о потолок. Так и ехали. Кайло стоял в воинственной позе, про себя считая шишки, быки пялились. Внезапно Хакс застонал.

– Рыжий, блять! – Кайло испугался не на шутку. Рука у Фаз всегда была тяжёлой

– Иди нахуй, красавчик, – послышалось сдавленно из-за спины, – если заблюю тебе кеды, извиняться не буду.

Сотрясение мозга Хаксу прилетело однозначно. Кайло уже думал, как заорать так, чтобы у конвоиров проснулась совесть, но тут один из быков поднялся и, перешагивая через конечности товарищей, пробрался к задней стенке, где тоже было маленькое окошечко в отсек конвоя

– Мужики, тут человеку плохо, – пробасил. А в ответ тишина.

Говоривший зарычал. Замахнулся и всадил кулак в стену так, что вмятины остались.

– Мел, сука! – он принялся колотить рукой по окошечку, вызывая жуткий лязг. – Я же видел тебя в зале, падла! Тренер тут кончается!

Кайло не верил своим глазам и ушам. Постепенно к первому присоединись остальные, и даже Фредди – мокрые штаны вопил что-то про аптеку.

Через пять минут дружного мужского ора автозак резко затормозил. Хлопнула дверь конвоиров, и Кайло едва успел ухватить Хакса за руки – его укачало до полуобморока, и рыжий едва не вывалился под ноги спецназовцу, что распахнул дверь с решёточкой. Подхватил, но поймал лбом дуло автомата.

– Всем сидеть! – прорычал, видимо, тот самый Мел. – Ты. Взял и понёс.

Кайло отпихнул рукой дуло от лица и вытащил Хакса на улицу. Дверь автозака захлопнулась за ними с грохотом.

Аптекарша оказалась понятливой. Когда один полуголый мужик затаскивает другого, окровавленного под дулом автомата спецназовца, нужно хватать аптечку первой помощи и задавать только правильные вопросы. Поэтому, спустя минут пятнадцать реанимационных мероприятий, кровь была смыта, рассечение обработано порошком для свёртываемости крови, бровь заклеена, голова забинтована (придётся зашивать!) обезболивающие вколоты. Под конец процедуры Хакс уже бодро сверкал незаплывшим глазом и потребовал срезать с него пропитанное кровью и фрикадельками поло. Его, Кайлово, поло, между прочим. Аптекарша не только срезала, но и собственноручно протерла антисептическими салфетками накачанный торс страдальца. Кайло усмехнулся: – Я все Кайдел расскажу, – и язвительно добавил, – тренер.

Хакс показал ему средний палец, а спецназовец – Мел – хохотнул. В итоге добросердечная аптекарша вручила Хаксу бутылку воды, приказала много пить и показаться в ближайшее время врачу. Пока говорила, стреляла глазками то на Хакса, то на Кайло, то на Мела, да так, что Кайло понял: сегодня ночью барышне приснится горячая групповушка.

Обратно в автозак Хакс шёл сам. Поблагодарил Мела и полез внутрь первым, шепнув Кайло, что говорить будет сам. Мужики быстренько потеснились, все умостились рядком на скамьях и автозак тронулся. Хакс молчал и, словно пиратский капитан, сверлил единственным глазом провинившуюся команду. Все присутствующие один за другим угрюмо опускали головы. Все, кроме того, кто Мела стыдил. Мужик приподнялся и хлопнул Хакса по плечу:

– Рад что ты в порядке, Тренер.

Хакс скупо кивнул и отпил глоточек из бутылки. Не закручивая крышку, передал Кайло, который удивился, но тоже глотнул. А потом сунул воду мужику, что сидел напротив. Бутылка пошла по кругу и вернулась к Хаксу пустой. Он закрыл её и втиснул рядом с собой.

– Нас всех обманули, – начал Арми громко, чтобы слышали конвоиры тоже. – Этот чёрный прыщ и узкоглазый замутили подпольный бордель. Девочек принуждали и накачивали наркотой. Митака вызвал вас и Фазму, потому что две девушки пропали. Естественно, под свой, – он подчеркнул эти слова, – под свой нелегальный бизнес он не мог вызвать полицию. Дал вам адрес профессора Рена, которого полгорода видело защищающим одну из пропавших девушек. Но мы не крали девиц. Мы их спасли от этих двух ублюдков. А вас и Фаз ввели в заблуждение.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю