290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Виноградная девочка (СИ) » Текст книги (страница 2)
Виноградная девочка (СИ)
  • Текст добавлен: 4 декабря 2019, 07:30

Текст книги "Виноградная девочка (СИ)"


Автор книги: GrenkaM






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 7 страниц)

– Зачем врала? – прорычал приглушенно, чуть придерживая ее за шею. Рей взвизгнула, Кайло снова прижал ее к себе, снова запустил одну руку в шорты, другой сжал грудь.

– Я… Я думала, что ты не захочешь. Если узнаешь… ох… что я не… – бормотала Рей бессвязно.

Он резко развернул ее к себе, вжал в стену. Впился губами в приоткрытый ротик. Мгновение-другое ласкал ее грубо, не проникая внутрь. Резко убрал руку и взял ее за запястье. Не прекращая целовать, засунул ее ладонь за резинку своих домашних штанов, мокрых насквозь от сока, воды и пены. Рей вскрикнула и распахнула глаза, дотронувшись до члена. Тут же взвизгнула и зажмурилась – пена попала в глаза. Но исследований не прекратила, а Кайло на миг залюбовался ее сосредоточенным личиком. Толкнулся несколько раз ей в ладонь.

Рей инстинктивно обхватила член – неплотно, держала-то явно первый раз, но ему и этого сейчас было достаточно. Он снова нашел ее губы, одной рукой ухватил за волосы, запрокинув голову, другой сжал грудь. Рей застонала ему в рот так, будто он ее трахал. Этого оказалось достаточно – он бурно кончил в собственные штаны и в ее руку. Тут уже ему пришлось хвататься за стенку – ноги не держали. А Рей вдруг обняла его изо всех сил. Молча уткнулась в плечо, да так и замерла. Кайло отдышался, отстранился и протянул насмешливо:

– Теперь ты знаешь, с чем придется иметь дело. Не передумала?

– Нет, я не передумала, я не уйду, – разволновалась протрезвевшая окончательно Рей. – Даже если будет больно, я потерплю, мне потом понравится!

– И как думаешь, ты заслуживаешь оргазма? – поинтересовался Кайло, который окончательно пришел в себя и жаждал продолжить игру.

Рей открыла рот, чтоб ответить, и догадалась, что вопрос с подвохом.

– Не знаю… – она снова покраснела.

– Правильный ответ «нет», конечно, – строго сказал Кайло. – За сталкерство и вранье. А еще за мусор на лестнице! Но я дам тебе последний шанс. Сними шорты.

Рей так послушно стащила липнущую к коже ткань, что у Кайло снова встало в полную боевую готовность. Он снял полотенце и подал его Рей.

– Вытрись и иди в гостиную. Там кожаный диван. Садишься и ждешь меня. Голая, – проинструктировал ее Кайло, а потом склонился ниже и шепнул ей на ушко: – И не трогай себя, Рей, ты ведь наказана.

Рей глянула на него такими глазами, что Кайло почти ее вытолкнул, чтоб не отыметь сейчас же.

Оставшись один, пробормотал: «Да, черт побери, сто раз да, я тебя так дефлорирую, детка, что ты никогда меня не забудешь, при одном воспоминании только кончать станешь!»

Он наскоро ополоснулся, сменил штаны, благо запасные висели тут же, на сушилке. Вышел, не глядя на Рей, которая сидела на диване и дрожала от напряжения. Позвонил в клининговую службу, чтоб убрали виноградный пиздец в ее квартире. И запер входную дверь. А потом развернулся к Рей.

Под его взглядом она вся сжалась. Кайло отвлеченно подумал, что опытная женщина развела бы ноги, приняла бы завлекающую позу. Но Рей была такой искренней в своем порыве и при этом абсолютно не знала, как вести себя с мужчинами. Она даже не представляла, что делает с ним. Кайло пошел к ней, не разрывая зрительного контакта. – Ты больше никогда не будешь врать мне, – проговорил, останавливаясь в паре шагов.

Рей кивнула:

– Я не стану врать, п-п-профессор.

Да блять! Это нечестно! Дальше была его реплика. Кайло сузил глаза, держась изо всех сил, чтобы не рухнуть перед ней на колени прямо сейчас и не лизать, пока она не закричит. Вместо этого он заставил себя ухмыльнуться:

– Ты пересмотрела порно, Рей. Не нужно так меня называть. Развернись ко мне спиной и встань на колени.

Она тут же повиновалась. Секунда, и ему открылась восхитительная картина: аккуратная круглая задница, узкая талия, за которую так и хочется взяться, покрепче, чтобы насадить девчонку на себя. Кайло медленно, растягивая свое удовольствие, мучая ее неизвестностью, подошел ближе. Провел ладонью от шеи по спине вниз. Прошелся вслед за рукой языком, найдя на ее пояснице и боку неотмытые пятна виноградного сока. И наконец ухватил обеими руками эту замечательную задницу. Сжал и отпустил. Легонько хлопнул. А потом положил ладонь на поясницу:

– Прогнись, – приказал.

Кайло сильнее вжал ладонь ей в поясницу, чтобы не было заметно, как у него дрожат руки. Рей подчинилась, красиво выгибаясь, как кошка.

– Почему я, Рей? – мягко спросил он.

Ему почему-то стало важно узнать ответ, хотя все философы в его голове возмущались. Все, кроме Канта с его категорическим императивом этики – Кант одобрял.

– Ты красивый, – тихо сказала Рей. – И я думаю, что ты добрый, хоть и сердишься часто. Ты умный. И я ни разу не видела тебя с девушкой. Я просто хотела, чтоб это был ты. Чтоб ты был первым… Если ты не гей, конечно!

Только слово «гей» удержало Кайло от немедленного семяизвержения в штаны.

– Я совсем не добрый, – признался он, мягко проводя ладонью по ее призывно отставленной заднице к влажным складочкам. Медленно разделил их, наслаждаясь видом. Черт, Рей не просто была влажной, она текла ему на пальцы.

– Я гневлив и злопамятен, – шепнул он ей, впиваясь в шею. – Я легко могу избить кого-то, оскорбить, унизить.

Он легко прикусил ее загривок.

– Но для тебя, моя хорошая, – проложил дорожку из поцелуев по ее гибкой спине, – я сделаю исключение!

И Кайло втолкнул в Рей палец. Все такая же узкая, но куда более мокрая, Рей трепетала на его пальце.

Кайло подвигал им, слушая стоны и приноравливаясь. Добавил второй, чувствуя, как она охватывает его. Попытался вдвинуть третий, но Рей жалко всхлипнула.

Свободной рукой Кайло дотянулся до ее клитора.

– Давай, моя послушная девочка, – прошептал, – возьми в себя третий палец.

Рей шире расставила колени на диване, вцепилась в спинку дивана, прогнулась еще сильнее и слабо вскрикнула, когда Кайло таки ей вставил все три.

Он не отрывал взгляда от своей руки. Пальцам было так тесно внутри нее, что он не мог себе представить, как в ней поместится член. Осторожно, стараясь даже не дышать, двинулся ближе, нагнулся над ней, поцеловал в плечо.

– Такая хорошая девочка, Рей, – он снова поцеловал, потом чуть прикусил её плечо. – Извинения приняты. А теперь время для ответной услуги.

Рей так тяжело дышала, что он даже засомневался в своём плане на секунду. Но стоило ему чуть шевельнуть пальцами, и она застонала, да ещё и развела шире ноги, так что сомнения пропали.

– Двигайся, Рей. Двигайся на моих пальцах, – велел ей Кайло. Она снова приглушённо застонала в ответ на его слова. А он, по-прежнему держа руку в неподвижности, стал медленно продвигаться вниз, осыпая поцелуями её спину. – Я тебе помогу.

Рей послушно двинулась назад. Неловко и рвано, Кайло даже пришлось её придержать, чтобы она не сделала себе больно.

– Ну-ну… Я никуда не денусь, – он погладил её по спине, чуть прикусил за ягодицу. – Ты же мастурбировала, Рей?

Она кивнула и попыталась оглянуться через плечо. Лицо её пылало. Кайло нежно оглаживал её бёдра и едва заметно шевелил кистью, создавая лёгкую вибрацию внутри неё, расслабляя. По её телу прошла едва заметная дрожь, Рей задышала чаще.

– Ты представляла, что я делаю это? – спросил; она снова кивнула. – Вот мои пальцы Рей. Сделай так, чтобы я увидел, как тебе хорошо

Рей медленно качнула бедрами, подаваясь назад. Еще и еще, медленно. Кайло горел в адском пламени, он никогда не думал, что такое возбуждение существует. Рей насаживалась на его пальцы с влажным непристойным звуком, слабо постанывала и дрожала. Кайло по наитию вдруг проговорил:

– Ты такая чудесная! Зачем ты от меня пряталась, а потом врала? Я так хочу тебя, моя хорошая!

И снова прижал пальцы к ее клитору, вырисовывая круги. Рей дернулась на его похвале, а затем кончила с криком. И тогда Кайло выдернул пальцы и заменил их членом, не переставая ласкать Рей. Просто надавил на вход и рывком проложил себе путь через содрогающуюся плоть. Да, вот так, ей больно, но удовольствие сильнее.

Рей захлебнулась стоном. Припала к спинке дивана грудью и вздрагивала. А Кайло замер, ощущая, как она трепещет, медленно двинулся назад, взяв её за талию, как хотел с самого начала, но не остановился на этом. Двигаясь плавно, ласкал её тело – живот, грудь, плечи… А потом подался вперёд, прижался к её спине.

– Ты сладкая, как твое вино, Рей, – зашептал на ухо. – И так же моментально сбиваешь с ног. Я захотел тебя, как только увидел.

Он снова чуть прикусил её за шею, а потом неожиданно обхватил её руками и потянул на себя, убыстряя темп. Рей выгнулась, откинув голову назад и застонала. Кайло прижался щекой к её, стиснул Рей крепче, удерживая так, входя под таким углом, чтобы ей было невыносимо сладко.

– …боже-боже-боже, – она шептала, стонала, вскрикивала, а он и сам потерял разум.

Кайло больше не сдерживался. Не останавливал себя, нарочно замедляясь. Отстранился, вызвав этим ее жалобное хныканье, ухватил Рей за плечи, заставляя выпрямить спину и прижаться к нему. Она вскрикнула – в такой позе он вошел еще глубже. Кайло схватил ее за коленку, заставляя оторвать ногу от дивана, другой рукой нажал на ее плоский животик, почти чувствуя себя внутри нее. Рей неловко балансировала в его руках, вспотевшая, насаженная на его член.

– Доверься, – шепнул, – не уроню.

И она доверилась, откинув голову ему на плечо. А Кайло повернул ее лицо к себе, впился в рот и трахал, поднимая и опуская, пока картинка не взорвалась перед его глазами алыми и белыми пятнами и он сам не закричал, кончая. И все равно трахал, трахал и трахал Рей, пока не почувствовал, что ее тоже прошивают спазмы удовольствия. И тогда Кайло кончил второй раз подряд.

Едва обрел снова разум, обхватил Рей за талию, приподнял. Сел на диван, потом лёг на бок, прижимая её к себе. Зарылся носом в волосы и закрыл глаза. Ницше аплодировал ему стоя, Маркс ухмылялся в бороду. Но Кант смотрел с укоризной: «А про презервативы почему не подумал, идиот?!»

Кайло отмахнулся от назойливой мысли и обнял хрупкое девичье тело крепче. Все равно он больше не собирался её никуда отпускать от себя: Рей переедет к нему естественно. Он похлопочет за неё в институте, чтобы всегда была под присмотром и вообще в зоне немедленной досягаемости. А ещё он запретит ей работать – пускай учится вдумчиво, чтобы он не краснел за свою девочку…

– Кайло, я пойду? – грустный дрожащий голосок вырвал его из грёз.

– Куда? – он не понял. – Тебя отнести в душ?

– Нет… – она как-то вся сжалась. – Я… К себе…

Он резко развернул её. Тянул за плечи настойчиво, пока она не перевернулась, укладываясь лицом к нему. На лице слезы, кулачки перед грудью сжаты. Кайло внимательно присмотрелся к ней, забеспокоился. Постарался говорить как можно мягче.

– Рей, что случилось? Тебе больно?

Блять! А вдруг он все же перестарался?! Кайло вдвинул ей руку между ног, провёл, глянул: крови нет. Он чувствовал, какая она горячая и гиперчувствительная внизу, он же видел, как хорошо ей с ним было… Она задышала рвано, как раненый зверёк. Уткнулась лицом в кожаную подушку.

– Я навязалась тебе, прости. Я больше не буду, – она попыталась встать, но он не пустил, тряхнул за плечи.

– Не будешь что, Рей?

Она молчала и отводила глаза. Тогда Кайло усадил её к себе на колени и принялся баюкать, как ребёнка.

– План такой, Рей. Сейчас мы одеваемся и идём гулять, вон дождь уже закончился. Я расскажу тебе о своих планах на тебя и когда закончу, то дам тебе время подумать, – он потянул паузу, – ну, допустим, на протяжении ужина. А потом мы вернёмся сюда и снова займёмся сексом. И ещё раз утром.

Кайло поцеловал её в мокрую щеку, слизнул слезы:

– И только потом ты мне скажешь, куда и, главное, зачем ты хочешь уйти, – он отстранился и позвал её: – Рей.

Дождался, пока она посмотрит на него – неуверенно, уязвимо.

– Ты, маленькая сталкерша, получила свой артефакт. Ты же не собираешься его тут же бросить?

– Я так далеко в своих фантазиях не заходила, – застенчиво призналась Рей, которая перестала плакать. – Я думала, ты займешься со мной сексом, ну, может, оставишь на уикенд, а потом выпроводишь. И у меня останутся воспоминания на всю жизнь.

– Удивительно, но впереди как раз выходные, – заметил Кайло. Он с трудом подавлял неуместный хохот. Ебать и плакать! И ведь остались же такие наивные простушки, которые думают, что свободный мужчина после отличного секса сразу на дверь членом указывает.

Кстати о двери – в нее как раз позвонили. Кайло посадил Рей обратно на диван, вернул свои штаны на свою задницу, а ей принес свою безразмерную футболку. И строго-настрого приказал дождаться его.

Звонили сотрудники клининга – они закончили уборку. Кайло заглянул в соседскую квартиру, проинспектировал качество, вынес пару замечаний, за что ему сделали скидку, и расплатился. Вернулся к себе, несколько волнуясь, что эта инопланетянка таки сбежала в окно. Но Рей просто заснула на его диване, вымотанная сексуальными приключениями. Кайло накрыл ее пледом, включил ноут, нашел ее в списках студентов по довольно редкому имени. Рей проучилась всего половину курса, оценки были хорошими, участвовала в общественной жизни волонтером. Потом вдруг отчислилась без объяснения причин. За материальной помощью не обращалась. Что-то тут было не то. Кайло, конечно, выяснит и со всем разберется.

Сон под винными парами неглубок и недолог. Рей проснулась примерно через час. Повертела лохматой головой, стеснительно натягивая плед на голые плечи, увидела Кайло, который сидел за столом и набирал на ноуте очередные поправки в свою проклятую докторскую – исправлял положения, выносимые на защиту.

– Как спалось? – спросил мягко.

Рей подскочила на месте:

– Сколько времени?! Я должна была прибраться! Да меня выселят к чертям!

– Я все убрал, – сообщил ей Кайло, жутко довольный собой. Конечно, про клининговую компанию он не сказал. Девчонка, несмотря на весь свой юный фанатизм, оказалась стеснительная, еще зацепится за мысль про деньги, и придется весь вечер успокаивать, вместо того чтоб применить язык по более интересному назначению.

– Спасибо, – Рей покраснела так, словно заплатила за уборку натурой. Ну, в каком-то смысле так и было.

– Я хочу, чтоб ты шла к себе, переоделась и вернулась через двадцать минут. И ни минутой позже, – строго сказал ей Кайло. Он уже заметил, что когда впадает в профессорский раж, то действует на Рей как удав на кролика. – Мы пойдем поедим. Время пошло.

Рей торопливо закивала, выскользнула из-под одеяла и, почти не хромая, устремилась к себе. Кайло ухмыльнулся и тоже пошел переодеться. Джинсы, рубашка, грубые ботинки и, конечно, ремень – очень демократично. Кайло как дурак простоял с ремнем минут пять, представляя всякое. Дверь он не запирал, но Рей все равно позвонила.

Он открыл дверь, потом открыл рот от удивления. Рей связала свои красивые волосы в дурацкие пучки, напялила безразмерный свитер грубой вязки, который съезжал с ее острого плеча, и длинную юбку. И зачем-то накрасила губы яркой помадой совершенно не подходящего ей цвета. Кайло молча взял ее за руку и отвел в ванную комнату снова. Она удивилась, но ничего не сказала. Он наклонил ее над раковиной и умыл. Когда он пальцами стирал с ее губ помаду, Рей часто дышала ему в ладонь, но не сопротивлялась. Кайло распустил ей волосы и причесал их. А затем достал ножницы и обрезал ее дурацкую бохо-юбку выше колена. Успокаивающе поцеловал и спросил:

– Есть пожелания насчет еды? Ты любишь какую-то особенную кухню?

Рей передернула плечами, возвращая свитер на место, глянула на него с чем-то вроде обиды. Одернула остатки юбки и вытерла губы тыльной стороной ладони.

– Зачем ты спрашиваешь, если сделаешь все по-своему? – спросила и поджала губы. Кайло понял, что переборщил. Она старалась, одевалась и красилась для него. По меркам современной молодежи вот это недоразумение было модным – он видел таких чучелоподобных девчонок в институте постоянно. Мальчики были им под стать, от бомжей только запахом отличались. Он этой новой моды в упор не понимал. Особенно подкатанных, сука, штанишек! Его даже сейчас передернуло. Но с Рей так поступать не стоило. Она хоть и влюбленная, но явно не покорная телочка. Маркс такой ход одобрил: за свободу самовыражения!

– Рей, прости! – Кайло принял вид настолько виноватый, насколько был способен. – Я куплю тебе другую такую же (хуюшки!) юбку. Просто (блять, только бы не заржать!) я не хочу сегодня выглядеть рядом с тобой старым.

Рей обернулась к нему с распахнутыми глазами и открыла было рот сказать что-то, но он обнял ее и принялся целовать так тщательно и нежно, что в какой-то момент сам увлекся и не заметил, как они оказались на кафельном полу его ванной комнаты. Кайло запустил руки под этот дурацкий свитер, а Рей застонала. Этот стон привел его в чувство.

Кайло прикинул варианты. Трахать свою красавицу на холодном полу – моветон. Да и есть хотелось зверски. Но самая главная причина отказа – если отыметь ее сейчас, то вечером ему точно ничего не светит, после лишения девственности это будет почти что изнасилование в особо жесткой форме.

– Думаю, – хищно улыбнулся Кайло, – мне придется извиниться как следует. Зато смотри, как удобно!

И сполз ниже, задирая юбку, которая стала совсем короткой. Отодвинул в сторону красивые кружевные трусики и принялся быстро и сильно лизать. Судя по тому, как Рей застонала и завозилась, этого она точно не ожидала, но очень хотела. Кайло был в курсе, что в оральном сексе нельзя лениться. Все эти ленивые поцелуи не туда просто не работают. Надо найти местечко, от прикосновения к которому сносит крышу – обычно клитор – а потом сосать и облизывать его, не снижая темпа, пока девчонка не кончит.

Судя по тому, как быстро Рей достигла оргазма, она была сверхчувствительной. Поди, и долго мастурбировать ей не надо. Тем лучше – Кайло еще посмотрит, сколько раз подряд она сможет кончить. У него вообще появились большие планы на жизнь за какие-то несколько часов. Лучшие часы за много лет в его жизни.

Он провел ее через оргазм, поправил трусики и юбку, вытер рот и подал ей руку.

– А ты? – ужасно удивилась Рей.

– А я пока не заслужил, – подмигнул ей Кайло.

Они вышли на улицу, Кайло поймал такси и привез ее в итальянский ресторан. Внешне скромный, но уютный и недешевый. Здесь готовили лучшую пасту в городе. Рей немного стеснялась, но Кайло ловко сунул ей винную карту.

– Выбери вино, – сказал, – я в нем не разбираюсь. Потому что думал, что не люблю.

Он не собирался скрывать свои отношения. Пусть она молоденькая, но не его студентка. А на остальное ему было плевать.

Вопреки его ожиданиям, Рей расслабилась. Вела себя естественно, толково обсудила с официантом винную карту, вызвав у пожилого итальянца – совладельца заведения -искренний восторг. Он всегда обслуживал Кайло лично, присаживался поболтать за ужином.

– Я бескрайне рад, Кайло, что твоя подруга наконец сделает из тебя человека. Прекрасная дама, что так хорошо разбирается в вине, настоящий подарок. Милая! Я не мог заставить этого варвара глотнуть своего лучшего вина! – Серджио смешно шевелил усиками, вращал круглыми глазами и прижимал руки к сердцу.

Рей, улыбаясь, ответила:

– Проф… Кайло совсем не варвар! Он нарочно всех пугает, чтоб не пользовались его добротой зазря!

Управляющий осыпал Рей комплиментами и наконец свалил к другим гостям. Кайло облегченно выдохнул. Он любил поболтать с Серджио, но именно сегодня видеть его не хотел. Рей попросила его выбрать еду самому, раз вино на ней, и как раз приканчивала пасту с мидиями. Кайло порадовался ее аппетиту, ему нравились девчонки, которые хорошо ели, а не гоняли по тарелке вялый листик салата. Он встал, взял стул и подсел близко к удивившейся Рей, благо стол был круглый. Опустил под скатертью руку на ее голое бедро и шепнул нежно:

– Хочешь десерт?

– Хо… хочу, – выдавила вмиг покрасневшая девчонка. Его девчонка.

– Чизкейк? – промурлыкал Кайло, который готов был отказаться от десерта. Точнее, пробовать вместо десерта Рей.

– Какая встреча! – раздалось позади них звучное контральто. – Профессор Соло-Рен!

Кайло перекосило. Он с заметной заминкой повернулся и поприветствовал гостью:

– Добрый вечер, Эмилин. Вы наконец-то отказались от диеты и лечебного голодания? Или больше не сравниваете итальянские рестораны с адом?

Высокая мадам в длинном шелковом платье, увешанная драгоценностями, что твоя новогодняя елка, кивнула ему.

– А что это с тобой за очаровательная малышка, кузина? – пропела Эмилин Холдо, заведующая кафедрой истории, вечный противник Кайло во всех институтских спорах и несостоявшаяся наездница его члена. Кайло ее грубо отшил, и с этого дня они враждовали.

– Это моя девушка Рей, – так же спокойно сообщил Кайло, предостерегающе сжимая бедро Рей и надеясь, что она не полезет с уточнениями. – Мы празднуем помолвку!

Рей со звоном уронила вилку, но ничего не сказала.

– Поздравляю, – Эмилин сузила глаза, – и приятного вечера!

Она удалилась, а Рей задрожала.

– Что не так? – спросил Кайло, приподнимая пальцем ее подбородок.

– Зачем этот спектакль? – тихо спросила Рей.

– А это не спектакль, – в голосе Кайло прорезались грубые нотки. – Потому что если у нашего приятного времяпровождения на диване будут последствия, я на тебе женюсь, это даже не обсуждается. Стану воспитывать тебя и ребенка!

– А если нет? – Рей на него не смотрела.

– А если нет, то мы просто попробуем встречаться, – Кайло поднес ее руку к губам, целуя без стеснения, хотя вокруг была куча народу. – Или ты бросишь меня без объяснения причин, и назавтра, благодаря Эмилин, все будут знать, что я нанимаю девушек из эскорта, чтоб скрыть, что я гей! Спаси меня!

Кайло изобразил мольбу, и Рей хихикнула, почти против воли.

– А ты не думала, почему я все время один? – спросил он уже серьезно. – Знаешь, у меня настолько дерьмовый характер, что от меня женщины разбегаются, теряя обувь, и только старые шлюхи вроде Эмилин западают на мою ублюдочность. Ты, скорее всего, тоже сбежишь, завтра или послезавтра. Но дай мне немного помечтать. А, Рей?

Вызов был брошен и принят. Рей блеснула глазами:

– Я бы не сбежала!

– Поспорим? – подначил ее Кайло.

– Ты собираешься специально издеваться надо мной? – нахмурилась девчонка.

– Нет, – Кайло вздохнул. – Я просто буду собой.

– А сегодня ты изображал кого-то другого? – Рей подняла бровки.

– Нет, я такой и есть. Если продержишься как моя девушка месяц, я сумею восстановить тебя в институте, – коварно предложил Кайло. – Ты как раз мне услугу должна!

– А если нет? – Рей скрестила руки.

– Тогда я заберу все твои запасы домашнего вина и буду считать, что женщины одинаковы, – хмыкнул Кайло.

– Спорим, – Рей азартно протянула ему ладошку.

Они ударили по рукам и разбили спор, потом Кайло зашептал ей на ушко:

– Уйдем отсюда, дорогая! И десерт возьмем домой! Иначе я не дотерплю и втрахаю тебя в стену ближайшей подворотни!

Они заказали десерт с собой. Серджио лично пришёл их рассчитать. Снова рассыпался в комплиментах перед Рей и позвал на лазанью в ближайшее время. Подмигнул и, сказав, что добавил нечто особенное от себя лично для неё, передал Кайло бумажный пакет.

Кайло чувствовал себя странно. Внимание пожилого итальянца к Рей вызывало у него чувство ревнивой гордости. Еще веселили настырные взгляды со стороны столика Эмилин, где он увидел ещё нескольких коллег – типичные посиделки синих чулков. О, теперь у них будет тема на весь вечер, а Эмилин, наверное, напьётся. Он словно показал всем вокруг, что у него есть не просто женщина, а невеста. Не просто невеста, а самая замечательная невеста на свете! Кайло так погрузился в свои мысли, что не заметил, как они вышли из ресторана. Очнулся только, когда Рей обежала его кругом и засунула нос в пакет, что вручил Серджио.

– Он сказал, что добавил специально для меня что-то! – пропела она, и Кайло вдруг захотелось подхватить её и закружить.

Но вместо этого он улыбнулся и поднял пакет повыше, останавливаясь под фонарем рядом с раскидистым кленом. Воздух был удивительно свеж после дождя, тёплый свет выхватывал из темноты жёлтые листья на асфальте, мягко высвечивал фигуру Рей, которая извлекла из пакета коробочку… Кайло чувствовал: ещё немного, и он покроется сахарной глазурью. Да он, блять, всего несколько часов её знает, а уже по уши влюблён!

– А-а-а, Кайло! Это же моё любимое! – она даже подпрыгнула, держа в руках песочную корзинку с горой белого крема. Гору венчала малюсенькая красная вишенка, которую Рей тут же слизнула бесследно. Подняла на него сверкающие глаза и внезапно сунула пирожное прямо в губы.

– Пробуй!

Он тоже лизнул кремовую верхушку, а она вдруг обхватила его руками за шею и приказала:

– Теперь делись! – и поцеловала его первая. И он закружил её под этими чертовыми кленом-фонарем, не отрываясь от таких сладких губ.

Рей захихикала прямо ему в рот:

– У меня от тебя голова кружится!

Кайло внял и остановился, но целовать не прекратил.

– А у меня от тебя, – выдохнул напоследок, поцеловал её в лоб и опустил на землю. Сам одернул ее свитер, юбку, поправил волосы. Кивнул на круглосуточную аптеку.

– Я пойду за средствами защиты, – усмехнулся, увидев, как она смутилась. – Тебе взять что-то?

– Аскорбинку апельсиновую, – она снова улыбалась.

Кайло уже третьим слоем глазури покрывался мысленно: «Аскорбинку! Моё ты солнце!». Усмехнулся, прикидывая, что побил свой пожизненный рекорд умиления за пару минут, и вручил ей пакет.

– Лопай вот, сладкоежка.

Рей добила корзиночку в мгновение ока, и Кайло протянул руку, убирая крем с ее щеки:

– Я быстро.

Он оставил её под фонарем в двух шагах от аптеки в компании двух чизкейков. Что могло пойти не так?

========== Как все испортить, а потом все исправить ==========

Кайло улыбался и шутил с пожилым фармацевтом. Он купил самые дорогие сверхтонкие презервативы и чуть ли не ведро смазки на случай, если естественной влаги Рей не хватит на второй-третий круг. Аскорбинку, конечно – с апельсиновым, клубничным и малиновым вкусами. И бутылочку минеральной воды, потому что от одних фантазий о Рей – его Рей – у него в горле пересохло.

Колокольчик звякнул, когда Кайло вышел на улицу. И профессор замер. Пакет валялся на земле, кто-то вытряхнул из него чизкейки и растоптал. Рей прижималась спиной к клену, словно дерево могло защитить ее. А вокруг стояли четыре незнакомых парня, по виду шпана. И один, самый темный, тряс Рей за плечо так, что ее чудесное, обычно сияющее личико кривилось от боли.

Кайло не тратил время на прелюдию и накачку себя адреналином. Его гнев – священная безотказная ярость – всегда был с ним, только руку протяни. В три широких быстрых шага он преодолел расстояние от крыльца аптеки до фонаря и нанес ближайшему два удара в голову кулаком, а затем вломил в бок ногой. Противник упал, а второго Кайло тоже встретил ногой в лицо. С мелким укурком разобрался с помощью локтя в нос. И наконец, против всех правил муай-тай, ухватил того ублюдка, который навис над Рей, за неряшливые дреды. Рванул назад и встретил коленом. Швырнул наземь и ударил ногой в живот, потом в лицо. Сделал движение прыгнуть ему на спину и сломать нахер хребет, но Рей обхватила сзади его талию.

– Нет, Кайло, прошу! – кричала она отчаянно.

И тогда Кайло просто выбил ему передние зубы. Рен не запыхался, но дышать было трудно. Рей по-прежнему не отпускала его, крепко держала за талию, уткнувшись лбом куда-то под лопатки. Двое укурков, что остались в сознании, подхватили третьего и сноровисто потащили его прочь. За чувака над которым нависал разъярённый мастер спорта по тайскому боксу, никто не заступился.

Перед глазами у Кайло вдруг отчётливо встали события десятилетней давности, когда он чуть было не расстался со спортивным разрядом, что достался ему таким трудом. Ублюдок с фамилией, которую даже выговорить было невозможно, проиграл ему на соревнованиях. И вот, когда рефери огласил очки, ублюдок принялся сыпать оскорблениями. Обозвал их с Хаксом пидарасами, но так, что слышали только Кайло и рефери. Кайло тогда сорвался, бросился на ублюдка и чуть не сломал – как и сейчас – позвоночник. Его оттащили – как и сейчас – и только показания рефери спасли его от пожизненной дисквалификации. Но в том бою ему влепили технический проигрыш и лишили первого места. Кайло припомнил, как он рвал и метал, а мать только фыркнула: «Отнесись к этому философски, Бенджамин». «На хую я вертел твою философию», – ответил он тогда сгоряча. И получил в наказание за брань ебаное завещание и философскую, сука, каторгу.

И если тогда Кайло рассчитался за свою ярость годом дисквалификации, то сейчас мог отхватить реальный тюремный срок. Рей защищала его, а не этого ублюдка, ведь так? Он попытался взять гнев под контроль, отошёл от придурка – от греха подальше. Сжал руки Рей в успокаивающем жесте.

– Ты в порядке? – прохрипел.

Она отпустила его, отступила на шаг, но не сказала ни слова. Кайло обернулся и охуел. Его девочка опустилась на колени подле ублюдка, который её лапал, и пыталась привести его в чувство. Кайло смотрел и не верил своим глазам.

– Рей? – только и удалось ему выдавить спустя несколько мгновений.

Она подняла на него заплаканные глаза. В желтом свете фонаря мокрые дорожки на щеках горели огнём.

– Это Финн, Кайло. – проговорила срывающимся голосом. – Он мой… Друг.

Друг Финн застонал в ответ на её слова, постепенно приходя в себя. Кайло переводил взгляд с него на Рей, а в голове вдруг воцарилась совершенная гулкая такая тишина. Будто со стороны он услышал собственный холодный злобный голос:

– Финн «Три Пальца»? Этот Финн?

Рей судорожно втянула в себя воздух, а Кайло вдруг сделал шаг вперёд и с размаху опустил тяжёлый башмак на правую руку силящегося подняться придурка. Раздался радующий душу хруст и визг свиньи на убое.

Рей дёрнулась, словно испугалась, что он и ей сейчас с ноги навернет. А Кайло просто подступил ближе.

– Так ты не врала, – продолжал кто-то говорить за Рена холодно. – Может, ты и про пальцы не врала? То-то крови не было.

Рей резко выдохнула и осела на асфальт. Смотрела на него неотрывно, и под этим взглядом с него словно кожа облезать начала от стыда. Да он бы руку отдал, чтобы забрать жестокие, глупые, недостойные слова обратно! В ушах зазвенело.

На улице вокруг них стал собираться народ, кто-то достал телефон – и вряд ли чтобы в полицию звонить. Периферийным зрением Кайло видел, как Серджио выскочил из дверей ресторана с битой наперевес, да так и замер, не веря своим глазам. Кайло явственно почувствовал, как каждый ебаный философ, кого он когда-либо изучал, воткнул в него по ножу, а Ницше облил бензином и поджег труп.

Кайло горел заживо изнутри, а Рей все смотрела и смотрела. Без укора даже. Она не плакала больше. Содрогнулась, когда Финн в очередной раз застонал, отвела глаза. Поднялась на колени, помогла ему подняться тоже. Финн причитал, охал, стонал, разве что не звал мамочку. Ебло превратилось в кровавую кашу, рука – всмятку. Но Кайло уже не радовался этому. Заледенев, он наблюдал, как Рей с трудом поднимает Финна на ноги.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю