332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Fiorry » Capitol Couture (СИ) » Текст книги (страница 1)
Capitol Couture (СИ)
  • Текст добавлен: 13 сентября 2017, 18:00

Текст книги "Capitol Couture (СИ)"


Автор книги: Fiorry






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 8 страниц)

========== Глава 1 ==========

POV Китнисс

Когда тебе семнадцать, то все мысли сводятся к тому, как поскорее сбросить с себя родительскую опеку и начать жить самостоятельно. Вопросы оплаты жилья, еды и чёртовой кучи счетов тебя не волнуют – от слова «совсем». Лично я только и думала, куда бы сбежать из Двенадцатого и что бы такого еще выкинуть наперекор матери. Характер у меня никогда не был подарком.

Могла ли я тогда представить свою жизнь такой, как сейчас? Чёрта с два! Мне двадцать семь, живу в съемной квартире на окраине Капитолия, работаю в офисе с девяти до шести.

Жить одной, да еще и в другом городе, оказалось совсем не сладко. Реальность неплохо так долбанула меня всеми красками за последние годы и совсем не походила на радужную картинку у меня в голове. В институт я не поступила, так как провалила вступительные, а на платное у меня не было денег. Первое время приходилось совсем туго, но возвращаться домой, поджав хвост, я даже не рассматривала как вариант. Маме сказала, что учусь, а она вопросы особо и не задавала. Созваниваемся мы не часто, а видимся и того реже.

Личная жизнь? А что это? Последнего своего парня даже вспоминать не хочу. Томас был музыкантом. Тут вполне можно поставить точку, так как он являл собой типичный пример представителя шоу-индустрии. Высокий брюнет с таким количеством татуировок, что если на его теле начать «раскопки» и анализ всех закорючек, то вполне возможно раскрыть пару-тройку тайн, которые в силе подорвать могущество любой из религий. Тогда мне казалось очень крутым попасть в поле его зрения. Только границы этого поля не заканчивались на моей скоромной персоне, как потом оказалось.

– Детка, ты же понимала на что шла! – Пфф, козел. Ну и к черту его, мне с ним детей не крестить. Хотя, где-то внутри добавилась очередная зарубка на моей самооценке, которая и без того стремительно падала в пропасть.

Что касается подруг, то их у меня никогда и не было. Всегда было легче находить общий язык с мальчишками. В детстве я могла днями напролет бегать по лесу в Двенадцатом, мастерить шалаши на деревьях и изображать охотника. Коим, я в принципе и мечтала стать. Помню, как сообщила о выборе «профессии» маме, чем привела ее в ужас и выслушала серьезную лекцию о своем будущем и вреде общения с местной дворовой шпаной, как величала моих друзей Миссис Эвердин.

Мама считала, что мне не хватает мужского воспитания и все мои завихрения из-за этого. Папа умер когда я была совсем малышкой, поэтому воспоминания о нем практически стерлись из памяти. Знаю, что он всегда читал мне сказку на ночь два раза подряд. Это было моим принципиальным условием. А еще от него пахло лесом и кофе, он мог пить его литрами.

Мальчишки выросли и стали интересоваться девчонками. А я так и не доросла до платьев, штаны и отцовская куртка нравились мне куда больше. Да меня никто и не воспринимал как девушку, по сути для них я превратилась в своего пацана, при котором не стремно почесать в одном месте или обсудить какая на ощупь налившаяся до неприличных размеров грудь у Марты Харрис.

Поэтому, такое важное для девочки событие, как потеря девственности, пришлось устраивать самостоятельно. Просто не хотелось оставаться белой вороной, да и гормоны долбили меня изнутри с такой силой, что грозили безопасности окружающих. Ни о какой любви и речи не шло. Во всяком случае с моей стороны. Выбор пал на парнишку, который постоянно таскался за мной еще в школе. Почему он? Да просто я точно знала, что с ним будет очень просто «договориться». Не нужно было никого из себя строить, что-то выдумывать в плане соблазнения и пускать в ход прочие женские штучки, о которых я ничего не знала. Да и просто потому, что он был единственным парнем, который на меня смотрел.

Сам процесс не доставил никакого удовольствия, механические движения и полная симуляция с моей стороны. Предпочла поставить галочку по пункту становления женщиной и вычеркнуть из памяти, как страшный сон, все подробности той ночи на скрипучем старом диване в доме его родителей, пока те уезжали на выходные к родственникам. От дивана жутко пахло лавандовым маслом, словно кто-то неплохо так сдобрил его парой флаконов духов. С тех пор ненавижу лаванду.

Как хорошо, что мой «первопроходец» сбежал от меня на следующий же день и мне не пришлось продолжать весь этот спектакль. Не знаю куда он делся, да и никогда не хотела знать. Было немного странно, что он прямо-таки испарился после того, как получил то, что хотел. А может логично? Но меня устраивало такое положение дел, хотя тогда я и получила первый противный укол по своей самооценке. Вроде бы его родители тоже переехали в другой дистрикт. Скатертью дорожка! Помню, что тогда зареклась когда-либо повторять сие мероприятие под названием «секс». Обещание, впрочем, сдержать не удалось. Но справедливости ради, учителя были намного лучше и, можно сказать, что я втянулась. Ха!

Помню как стояла на перроне Двенадцатого, в лучшем мамином платье, которое было мне велико, с единственным чемоданом в руке и до боли в костяшках сжимала билет в один конец до Капитолия. Я могла остановиться на любом из дистриктов, но меня манила столица, так сильно отличавшаяся от моего родного дома. Чего я ждала от новой жизни? Всего и сразу. Малолетняя дурёха.

И вот прошло почти десять лет… Где я только не жила, как только не пыталась заработать себе на хлеб. Нужна официантка – я! Разнести газеты – я! Выгулять свору ваших орущих собак – снова я! Но вода камень точит. Скопленных денег хватило на то, чтобы начать понемногу двигаться вперед.

С тех пор столько воды утекло. Сейчас я работаю в крупном журнале «Capitol Couture». Помните мечты про охотника? Дважды ХА-ХА. Я и мода. Никогда бы не поверила, если бы мне кто-то сказал об этом раньше. Прим пищала от восторга, узнав о моем новом месте работы, да так, что у меня чуть перепонки не полопались даже через телефонную трубку. Вот уж кому в нашем журнале бы точно нашлось место! Но, слава богу, сестра послушала мать и пошла в медицину, это мне в пору ей гордиться.

Работа у меня не пыльная, в моде и прочих современных тенденциях мало что смыслю, поэтому даже не думаю о написании собственных статей или карьере главного редактора. Сместить Эффи Тринкет? Куда мне! По этой части лучше обратиться к Сесиль (вот же наградили родители имечком, да?). Типичная капитолийка, за два года совместной работы я так и не знаю, какой у нее настоящий цвет волос, глаз, да и всего прочего. Си, как мы именуем ее за глаза, просто помешана на модных и брендовых вещах. Чего только стоят ее бесконечные образы и эксперименты со всеми цветами радуги.

– Китнисс, я работаю в модном журнале и нужно держать марку! Тебе не мешало бы соответствовать, – поморщив свой носик отвечает Си, видя как я в очередной раз закатываю глаза и пытаюсь спрятаться за экраном ноутбука, чтобы не ослепнуть в столь молодом возрасте.

Поскольку меня угораздило сидеть с ней за соседним столом, считайте, что я так же в курсе всего происходящего в Панеме. Насильно. Слава богу, это живое буйство красок и болтовни в офисе не так часто, поскольку ее задача – это поиск и организация встреч с молодыми и талантливыми. Если не срастется с карьерой мечты, то ее вполне устроит выгодно выйти замуж, пленив своей красотой и «редким умом» какое-нибудь восходящее дарование. Дарование впрочем должно быть с вполне осязаемым кошельком.

Моя же работа невероятно важна и незаменима! Я отвечаю за имидж журнала, а именно за урегулирование всех спорных и конфликтных ситуаций. Круто звучит? А то! Кто еще сможет ежедневно просматривать сотни откликов на портале компании, созваниваться с читателями или отправлять им официальные ответы на весь тот бред, что они пишут, и при этом не пустить себе пулю в висок? Вот и я думаю, что такой «алмаз» только я.

Чего только стоит сегодняшнее письмо от некой Мисс Терезы Уилкинсон, домохозяйки из пятого дистрикта, которая осталась недовольна закрытием рубрики «Живой уголок Панема». Видите ли, мы перестали печатать фотографии кошек, а она так много лет их коллекционирует, что набрала уже более сотни. Рубрики нет – нет фотографий. Нет фотографий – незаполненная половина стены в спальне. Печатать картинки из интернета она не хочет, так как привыкла ежемесячно делать нарезку из нашего журнала.

И что прикажете мне ей на это ответить? «Дорогая Тереза, лучше заведите себе мужика, да погорячее, чтобы он из вас всю дурь кошачью выдолбил. С уважением, журнал Capitol».

========== Глава 2 ==========

POV Китнисс

Ммм… пятница! Испускаю протяжный стон и вытягиваюсь струной на своем стареньком диване, чуть не свернув с журнального столика заранее приготовленный по такому случаю бокал вина. Впереди сидяче-лежачие выходные дома, что может быть лучше? Со всеми делами на этой неделе я уже раскидалась, даже кошатнице удалось настрочить вполне вменяемый ответ.

Надеюсь, меня не уволят, а если и так, то слезы лить не буду! Сама не понимаю, как попала в этот журнал. Вот уж точно – модный приговор. А кто судья? Сама судьба, пожалуй, или товарищ случай.

Но я не жалуюсь, скорее слега недоумеваю от того, как сложились обстоятельства. В какой-то мере я даже получаю удовольствие от своей работы. Ведь если за неделю хочется уволиться все пару раз, то это же пустяки! Да и в основном это дни, когда Сесиль работает из офиса, а не заманивает очередного бедолагу в редакцию.

– Китнисс, ты должна закончить институт и найти достойную работу! Например, пойти по моим стопам и стать врачом, – подражаю голосу матери, издав вымученный смешок из груди.

Ну какой из меня врач? Если только патологоанатом, там пациентам уже нечего бояться.

Чуть больше двух лет назад я работала на одном фуршете, где собрались «сливки сливок». Пришлось месяц вкалывать практически без выходных и распластаться лоскутным ковриком перед ногами мистера Гринтона, чтобы получить заветное место в рядах обслуживающего персонала.

Разнося очередную порцию рвотного по рядам разодетых в пух и прах копитолийцев, я стала случайным свидетелем интереснейшей картины: две яркие представительницы местной фауны, видимо, не смогли разойтись в узком проходе между столиками и намертво сцепились своими нарядами (что, к слову не удивительно, учитывая конструкцию их «платьев»). Совсем молодая девушка с кислотно-синими волосами, закрученными в баранку на голове, судорожно дергала свое пупырчатое платье за длинный, переливающийся всеми цветами радуги, подол, как раз и ставший уловом. Судя по раскрасневшемуся лицу ее оппонентки, женщины лет тридцати пяти на вид, обвешанной с ног до головы какими-то блестящими рыболовными крючками, именно она выступила в роли рыбака, как следует, насадив на свои крючки половину платья синеволосой.

Не знаю, что тогда удержало меня от того, чтобы не разразиться безудержным смехом, опрокинув при этом свой поднос на ближайшую ко мне пожилую пару. Возможно, сыграла роль вселенская скорбь в глазах каждой из них и, вот-вот готовые сорваться из глаз, потоки Ниагары – не могу сказать точно, но я подскочила к ним и, быстро перебирая пальцами, освободила золотую рыбку из невода, попутно успокаивая каждую из страдалиц.

– О, дорогая, ты спасла мой вечер! Поверить не могу, что ты так быстро все исправила. Я была готова сорваться и опозориться перед всеми, – взвизгнула дама постарше, приглаживая крючки на своем платье. И как только она не исцарапала себе руки о них? Ах да, на ней же длинные перчатки, даже не берусь предположить из какого материала.

– Хм, а ты умеешь писать? Умеешь управляться с компьютером? – вздернув брови, спросила дама, выдернув меня из мыслей о минеральном составе ее перчаток. Тряхнув головой, я уставилась на нее, пытаясь осмыслить ее вопрос. Она серьезно считает, что официантка не может писать или читать? Может и подпись я ставлю крестиком?

– Эмм. – выдавила я из себя – Конечно. Хотя с компьютером я на Вы.

– Отлично! Обращаться с техникой умение наживное, не страшно. Приходи в понедельник ко мне в офис, думаю у меня найдется работка, если конечно работа официанткой не предел твоих мечтаний, – она подмигнула мне и прямо-таки силой сунула за ворот моей блузки свою визитку.

Я выдавила из себя улыбку и кое-как выловила визитку из недр своей формы. На ней красовалась надпись: «Эффи Тринкет – главный редактор и душа модного журнала «Сapitol». Что же это за место такое?

***

Ловлю себя на мысли, что погрузившись в воспоминания, лежу как амеба и пялюсь в потолок уже минут 20. Давно пора сделать ремонт, но нет ни моральных, ни физических сил. Да и зачем? Все равно я живу одна, а мои редкие парни не замечают поистрепавшиеся обои и кое-где облезшую штукатурку на потолке. Потолок чаще приходится лицезреть мне, если уж ко мне и заглядывает «гость».

Принимаю сидячее положение и тянусь за бокалом и ноутбуком. Водрузив современное чудо техники себе на колени, делаю маленький глоток вина, на секунду прикрыв глаза от наслаждения. Вино попалось очень ароматное, так и источает запах ежевики и малины. Облизываю пересохшие губы и открываю крышку ноутбука.

– Ну, чем порадуете сегодня? – заправляю за ухо выбившуюся прядь и вбиваю в адресную строку нужный сайт.

Пролистываю ленту новостей:

– О, свадьба. Еще одна. Дети, дети, сладкая парочка. Эй, ребята, вас не учили, что неприлично выкладывать фотографии с языками друг у друга во рту? Открою вам секрет, кроме вас это никому не интересно! – нет, я не завидую. Точно не завидую. В конце концов они не виноваты, что их жизни не стоят на месте.

Листаю дальше, покручивая колесико мышки, мимоходом заливая в себя больше вина.

Какого черта у меня в «друзьях» столько незнакомых мне людей? Я же ровным счетом никого из них не знаю, за исключением нескольких коллег по работе. Даже Сесиль затесалась каким-то боком, но ее страницу я стараюсь избегать всеми силами. Спасибо, хватает на работе. Помимо коллег есть несколько десятков парней. Спасибо, Томас! Один гастрольный тур с тобой и я обеспечена мужчинами до старости. Жаль, что их потолок, это попытки развести девушку на ночь. Да и то, не с глазу на глаз, а на просторах сети. Усмехаюсь про себя.

– Китнисс, а когда к тебе в последний раз вообще кто-то подкатывал? – размышляю вслух. – Про секс я вообще молчу! Может пора поискать адреса кошачьих питомников? Вроде в моем районе есть парочка. С таким трафиком мужчин, как у меня, и в правду можно заводить кошек. Боже, вот я уже и сама с собой разговариваю!

Мое внимание привлекло всплывающее окно, на котором высветилось «У вас одно новое сообщение».

– Удиви меня! – кликаю на окно с сообщением, открывая его в новом окне.

– Так так, Китнисс, погоди гуглить кошачьи питомники! Да у тебя прямо сейчас намечается мастерский подкат, – ухмыляюсь и допиваю вино до конца, поставив пустой бокал на такой же потрепанный столик, как и вся квартира в целом.

Читаю сообщение, ничего не могу с собой поделать и начинаю смеяться в голос, откинувшись на диване и схватившись за живот.

– Парень, мои глаза как два океана, в которых ты готов потерпеть кораблекрушение? Серьезно? И это работает?

Не буду ничего отвечать. Да я лучше куплю кота и назову его твоим именем, благо оно у тебя подходящее, дорогой Феликс.

Боже, ну почему мне не может написать нормальный парень? Хватаю подушку с края дивана и забрасываю в другой конец комнаты, будто она виновата в том, что моя личная жизнь терпит фиаско.

– Ладно, так делу не поможешь! Поднимай свою ленивую задницу, дорогуша, и меняй уже хоть что-то! – с трудом, но все же я покинула так удобно промявшийся под моим весом диван и направилась к шкафу с одеждой, на ходу стягивая с себя один за другим элементы своей одежды, пока не осталась в одном черном кружевном белье.

Ну что? Организуем Сесиль небольшой микроинфаркт своим появлением на вечеринке? На моем лице заиграла озорная улыбка. Си прожужжала мне все уши за последние две недели о предстоящем концерте и «супер-крутом pre-party месяца».

Жужжание коллеги происходило регулярно и каждый раз безрезультатно. На самом деле я безумно привыкла и к ее ярким нарядам, и к постоянной болтовне обо всем и ни о чем. Даже не представляю свои рабочие будни без этого сгустка энергии. Но ей я никогда об этом не скажу!

Сегодня я решительно настроилась что-то изменить в своей жизни. Пусть и стоит начать с такой мелочи, как нарушить ритуальные валяния на диване с пятницы по воскресенье.

Платье или джинсы? Придирчиво осмотрела свой внушительный гардероб, из которого ношу не более половины вещей. Остальные получены в подарок на работе или куплены в периоды отношений с очередным парнем. Сейчас же все это добро пылится без дела.

Гулять так гулять! Уверенно выдергиваю короткое красное платье без бретелек и, развернувшись, направляюсь в ванную комнату.

И пусть удача будет на моей стороне!

Комментарий к Глава 2

Следующую главу обещаю более насыщенной на события. Если есть пожелания или критика, милости прошу!

========== Глава 3 ==========

Комментарий к Глава 3

Я старалась сделать главу более эмоциональной и насыщенной.

Выставляю на ваш суд) жду отзывы!

POV Китнисс

Капитолий никогда не спит. Полюбила ли я его? Не знаю. Скажу да – совру. Скажу нет – опять же совру. Правда, не знаю. Скорее привыкла, приспособилась, как и многие здесь.

Засыпая, я вижу не позолоченные шпили небоскребов, а безмятежный лес родного дистрикта. Мой лес. Такой родной, такой до краев наполненный ароматом свежей листвы и щебетом птиц. Сердце замирает, щедро набрасывая на меня паутину воспоминаний. Здесь нет ничего похожего. Только бетон и стекло.

Прислонившись лбом к стеклу автомобиля, наблюдаю за проносящимися мимо высотками, будто сотканными из света. Поднимаю взгляд к небу, пытаясь увидеть звезды, но их нет. Не в этом месте, где искусственный свет перебивает все иные источники. Шумно выдыхаю, от чего стекло слегка запотевает и дает мне возможность, как в детстве, повыводить на нем замысловатые узоры. Мои тонкие пальцы в легком движении вырисовывают маленькое сердечко. И еще одно. Еще. На миг замираю, осознав, что именно получилось от моих неосознанных движений.

Нет, я не зациклена на том, чтобы встретить свою любовь. Да и что я о ней знаю? Ровным счетом ничего. Я никогда не умела дружить, что уж говорить о большем. Закусываю нижнюю губу и плавным движением теплых пальцев уничтожаю следы своей минутной слабости.

Просто сейчас как-то особенно остро скучаю по человеческому теплу. Скучаю по маме, по моей любимой сестренке, которая из очаровательной малышки давно превратилась в прекрасную юную девушку. Как они там? Кажется, что мы не виделись целую вечность.

За десять лет они так ни разу и не приехали ко мне. Становится в очередной раз больно и обидно от этой мысли. Каждый раз находились причины, и каждый раз они казались такими простыми, понятными, разумными. Сжимаю и разжимаю пальцы, пытаясь отвлечься. Хотя не скажу, что я сама лучше. Но я все же бывала в Двенадцатом, пусть и набегами, не задерживаясь дольше одной недели.

– Мисс, приехали, – улыбается мне водитель, я улыбаюсь в ответ, довольная такой резкой остановкой. Быстро цепляюсь за возможность выбросить все печальные мысли из головы, делаю глубокий вдох, расплачиваюсь и выхожу из машины.

Не думала, что здесь соберется столько людей. Слегка ежусь от налетевшего порыва ветра, сильнее укутываясь в пальто. Осень в Капитолии не сильно отличается от любого другого времени года. Делаю шаг и слышу шуршание под каблуками – листья. Странно, в центре мало деревьев. Наверно принесло ветром. Улыбаюсь такой мелочи, как слега пожелтевшая листва под ногами.

Оглядываюсь по сторонам, пытаясь не навернуться с высоты своих каблуков. Боже, сколько репортеров! Видимо сегодня и правда особенное мероприятие. А может они здесь всегда такие? Я слишком редко выбираюсь куда-то в пятницу вечером, чтобы судить об этом.

– Девушка, подождите! Кажется вы обронили, – поворачиваюсь на приятный мужской голос и замечаю в руках молодого мужчины свои перчатки.

– Спасибо, вот ведь растяпа, – смущенно улыбаюсь, забирая свою потерю.

– Скорее красавица, – еле слышно произносит мужчина, озаряя меня потрясающей улыбкой. Мелочь, но мои щеки мгновенно вспыхнули. Где-то на задворках памяти едва уловимо кольнуло чувство, что мы где-то виделись.

– Мы с вами нигде не встречались? – говорю первое, что приходит в голову, но не успеваю закончить вопрос, как парня уже уносит людской поток в противоположную от меня сторону. Вижу лишь удаляющуюся от меня светлую макушку, секунда и я теряю его в этом потоке. Наверное показалось. Выдыхаю и уверенно пробиваю себе путь к главному входу.

***

Похоже, здесь собрался весь Капитолий. Успеваю заметить несколько знакомых лиц, нужно будет потом подойти и поздороваться с коллегами.

Подтягиваю, постоянно норовящее сползти ниже приличия, платье и прохожу вглубь помещения, окутанного легкой дымкой. Приглушенный свет создает приятный полумрак, звучит мягкая мелодия, вокруг слышны разговоры и смех.

С улыбкой принимаю бокал с подноса, услужливо остановившегося рядом со мной официанта. Как же я тебя понимаю, парень. Крепись, держись, вечер только начался.

– Нисс! О детка, аааа! Неужели ты выбралась из берлоги? – кажется я оглохла на левое ухо, даже не хочу поворачиваться на этот ультразвук, прекрасно узнав голос. Стоп, Нисс?

Залпом выпиваю шипучий напиток, буквально впихивая пустой бокал, не ожидавшей моего напора, молоденькой официантке. Без промедления беру второй и, нацепив на лицо улыбку, которой испугался бы любой нормальный человек, поворачиваюсь.

– Сиси, я же просила не коверкать мое имя.

– Ты же называешь меня этим вульгарным определением женской груди, почему я не могу пофантазировать в твой адрес? – буквально выплюнула мне в лицо коллега.

Стоит отметить, что она неплохо выглядит. Я бы сказала, вполне нормально и скромно? На удивление длинное платье нежного персикового цвета прикрывает все прелести девушки, практически не оставляя оголенных участков. Волосы спадают ярко рыжими локонами на плечи, а из драгоценностей на ней лишь скромное колье. Смущенно перевожу взгляд на свои голые коленки и машинально поправляю лиф, чтобы максимально спрятать выпирающую грудь.

– А ты, я вижу, вышла на охоту, огненная девушка! – ее звонкий смех сливается с общим гамом голосов, царящим в помещении. Черт, надеюсь, в этом полумраке не видны мои багровые щеки. Неужели у меня на лице написано, что я готова к горячей ночи в не менее горячей компании?

– Не говори ерунды, просто все вещи в стирке, – глупее отмазки я не смогла придумать.

– Теперь ты на моей территории, дорогая, давай я тебе все покажу и познакомлю с местными знаменитостями. Держись рядом со мной, и завтра все полосы будут украшены твоими снимками – игриво подмигнула мне Сесиль и, схватив, за руку потащила на «экскурсию».

– Давай обойдемся без полос, – безуспешно пытаюсь вывернуться из ее захвата.

Похоже, Си решила, что сегодня, не иначе как рождество, получив в моем лице несмышленыша, которого можно таскать от одной группы людей к другой, выставляя напоказ. Честное слово, она решила меня продать?

Спустя два часа мои ноги гудели от столь бешеного ритма, глаза слезились от вспышек, а лицо буквально сводило от вымученной улыбки. Завтра я получу, пожалуй, сотню запросов в друзья. Я просто не успеваю запоминать имена новых знакомых, поэтому для удобства мысленно нарекаю каждого порядковым номером. Первый, второй…тридцать второй…

Ммм, а семнадцатый был ничего. Идеально сидящий костюм темно-синего цвета, золотые запонки, дорогие часы, черные как смоль волосы и ярко зеленые глаза. А руки, боги какие руки! Такими руками можно легко порвать, сжать, обхватить. О боже, спокойствие. Из груди вырывается протяжный стон, а по телу пробегают предательские мурашки. Оглядываюсь, пытаясь найти в толпе мой счастливый номер.

– Так и знала, что Алекс не оставит тебя равнодушной. Но мой тебе совет, не связывайся, – шепчет Си. – Пробовала я надкусить идеальное яблочко, да внутри оказался маленький червячок, если ты понимаешь о чем я, – заговорщицки прошептала она мне на ухо.

Что? Ну зачем так жестко обламывать? Неужели нельзя помолчать и дать девушке нафантазировать жесткий секс где-нибудь в укромном уголке этой вечеринки. Углов здесь много, темноты тоже в избытке.

– Я же сказала, что просто пришла развеяться! У меня может быть есть парень. – Ага, небольшой резиновый друг.

– Так я тебе и поверила! Ты выглядишь как кошка, на которую опрокинули ведро валерьянки.

– Если тебе все так ясно, то воздержись от комментариев и укажи яблоко получше! – не удержала я язык за зубами. Что я несу?

– Другой разговор, подруга!

– Только давай еще выпьем и, наконец, присядем. Я сейчас кого-нибудь убью, если не сброшу эти чертовы туфли. Их придумал дьявол.

– Красота требует жертв, дорогая. Идем, ну же! – пробираемся через гущу довольно пьяных и весело танцующих людей к безмятежному оазису с пуфами, креслами и диванами. Да-да-да!

Следующие полчаса были почти как в раю. В большей степени от выпитого алкоголя, который наконец достиг своей цели и забросил меня в царство полной нирваны. Закинув ногу на ногу я полулежала на мягком диванчике, сбросив туфли на пол, полностью наплевав на то, что могут обо мне подумать.

Даже щебетание Сиси не напрягало, а наоборот, было довольно увлекательным. Поймала себя на мысли, что у нее неплохое чувство юмора, а голова не полностью набита опилками. Я даже почувствовала укол совести, вспомнив, что обычно про нее думала. Может я просто никогда не давала ей шанса? Не может, а точно никогда, Китнисс. Смеюсь над очередным комментарием Си. От души смеюсь.

– А вот и наша затворница. Сесиль, твоих рук дело? – поднимаю глаза на подошедшего к нам мужчину. Пока он расцеловывает Си в обе щеки, у меня есть возможность как следует его рассмотреть.

Немолодой. Сложно понять сколько ему лет, но выглядит достаточно потрепанным. Наверное регулярно посещает эти пьяные вечеринки. Довольно высокий, держится определенно статно. Перевожу взгляд на лицо. Легкая небритость, светлые глаза, прямой нос. В волосах виднеется проседь, или это блики софитов? Костюм выглядит довольно небрежно, хотя и видно, что сшит на заказ. Ему явно плевать на свой внешний вид. А может и не только на него.

Засмотревшись, не замечаю, что мужчина уже закончил свою прелюдию и разглядывает меня в ответ. Его взгляд блуждает по моему лицу, опускаясь ниже, и, на секунду мне показалось, что на моем декольте он задержался чуть дольше приличного. Ежусь от такого «рентгена», он словно кожу с меня снимает. Люди вообще умеют читать мысли? Думаю этот точно. Обхватываю себя руками, неосознанно принимая защитную позу.

– Ну что ты нахохлилась как попугай! Я тебя не съем. Сегодня… – хриплый смех вырывается из его груди.

– Кажется мы не знакомы, чтобы вы могли обращаться ко мне в подобном тоне – защитная позиция в деле.

– Хэймитч Эбернети, твой новый руководитель, – ухмыльнувшись произнес мужчина и сделал большой глоток виски.

– У меня уже есть начальник и он рабо. – пытаюсь протестовать, но мне не дают закончить.

– Новый руководитель твоего нового отдела, солнышко, – выделяя каждое слово чеканит мужчина. – Все подробности в понедельник, а пока веселись и предохраняйся. Декретница мне не нужна. Твое здоровье, пташка! – обращается он к Сесиль, салютуя ей своим бокалом.

Дяденька, ты явно перепил. Какой еще руководитель? Какого отдела? Мысли пытались оформиться в предложение, чтобы возразить ему, но не успели. Хэймитч чмокнул Сесиль, и ушел в направлении бара, не дав мне и шанса.

– В понедельник в девять утра, не опаздывай! – крикнул он, не оборачиваясь. Он что серьезно?

***

Стою на улице, наблюдая, как из здания ручейками вытекает людской поток. Если бы я курила, то сейчас был бы самый подходящий момент задымить. Пытаюсь застегнуть пальто, но пальцы меня не слушаются. Плюю на это занятие и просто крепче прижимаю полы к телу. Время четыре утра, самые стойкие остались веселиться дальше, в том числе и Сесиль. Я же, с непривычки, клюю носом и мечтаю оказаться в своей постели. В настоящий момент и в текущем состоянии – одна. Может, в другой раз поиграю в соблазнительницу?

«Да, обязательно», – убеждаю сама себя.

Пытаюсь сфокусировать зрение, высматривая такси. Невольно мое внимание привлекает автомобиль, припаркованный вниз по дороге. А точнее то, что происходит у этого автомобиля.

Мне кажется или это тот самый мужчина, что помог мне перед вечеринкой? Он стоит ко мне вполоборота, прижимая к двери машины миниатюрную блондинку, которая закинула одну ногу на его бедро. Его рука медленно скользит по ее бедру, забираясь все выше под ткань платья. Она без всякого стеснения одной рукой сжимает его довольно аппетитную задницу (отмечаю про себя), а другой жестко зарывается в его светлые волосы.

От столь горячих поцелуев мне становится жарко, пальто распахивается само собой. Пытаюсь отдышаться, не зная куда спрятать свои глаза, которые упорно возвращаются к разгоряченной парочке. Кажется им плевать, что они здесь не одни.

Боже, ну хоть в машину переберитесь, пожалейте окружающих.

Резко разворачиваюсь в противоположную сторону дороги и кричу:

– Такси!

Последняя мысль в моей голове не дает мне покоя. Мы определенно где-то встречались.

========== Глава 4 ==========

POV Пит

Дзынь!

Дзынь-дзынь-дзыыыынь!

Какого черта?! Хватаю подушку и с силой зажимаю голову.

– Проваливайте! Никого нет дома!

Тук-тук-тук!

За громогласным звонком следует настойчивый стук в дверь, окончательно вырывая меня из сладкой дремы.

– Боже, и мертвого поднимите! – пробубнил себе под нос и, исключительно на морально-волевых, поднял свое тело в относительно вертикальное положение.

С силой тру глаза, щурясь от уже успевшего подняться солнца. И как я забыл задернуть шторы? Хотя, вспоминая прошлую ночь, шторы меня волновали в последнюю очередь. Пытаясь прийти в себя, расправляю плечи и от души потягиваюсь, после чего провожу пятерней по волосам, приводя и без того выдающийся сеновал на своей голове в полный хаос.

Выскользнув, а точнее вывалившись из постели, запутавшись в простыне, посылаю в космос пару ласковых и плетусь проверять, кто выиграл в лотерее бессмертие и решил испытать его субботним утром.

ТУК-ТУК-ТУК

– Да иду я, иду! – проходя мимо гостиной, хватаю домашние штаны и, прыгая на одной ноге, кое-как натягиваю их на себя.

Взгляд машинально задерживается на зеркале, где алой помадой выведен номер телефона и отпечаток таких ненасытных этой ночью губ. Ухмыляюсь своим воспоминаниям о белокурой бестии, что так громко стонала подо мной, грозя перебудить всех соседей.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю