332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Элис Котова » Убийство в Диллоне (СИ) » Текст книги (страница 3)
Убийство в Диллоне (СИ)
  • Текст добавлен: 5 января 2021, 16:30

Текст книги "Убийство в Диллоне (СИ)"


Автор книги: Элис Котова






сообщить о нарушении

Текущая страница: 3 (всего у книги 4 страниц)

Эдварду сделалось по-настоящему страшно. Так страшно не было даже тогда, когда на него одевали наручники и когда сержант Бирс сказал про труп старушки в шевроле. Во что бы то ни стало он должен спасти мисс Свон.


Эдвард вложил всю свою силу в удар по двери.


– Открывай немедленно, Сет! Мне нужно видеть прокурора Вольтури!


***


Дальше потянулись самые кошмарные дни в жизни Эдварда Каллена. К прокурору его не допустили. Расследующий дело сержант Бирс и слышать не хотел о том, что мисс Дарт убил шериф Хейл.


– Проверьте ещё раз отпечатки пальцев в коттедже мисс Дарт! Я уверен, что на полу есть и следы обуви шерифа Хейла, – настаивал Эдвард.


– Ну и что, что есть? – безразлично пожимал плечами сержант Бирс. – Шериф Хейл присутствовал при твоём задержании, потому и отпечатки, и следы от ботинок остались в коттедже.


Больше всего сержанта Бирса раздражало требование задержанного предупредить адвоката Свон о смертельной опасности, в которой она якобы оказалась. Чтобы бы там не нёс подзащитный насчёт шерифа Хейла, невозможно было бы даже предположить, что шериф как-то навредил законопослушным гражданам. Мистер Хейл многие годы контролировал порядок в Диллоне и, с точки зрения Райли Бирса, его авторитет был непререкаемым. А Каллену всё-таки придётся назначать психиатрическую экспертизу. Несмотря на то, что раньше подозреваемый вёл себя спокойно и сдержанно, последнее время он как с цепи сорвался.


В конце концов, подозреваемый Каллен так достал своми умозаключениями сержанта Бирса, что тот пошёл на уступку. Полицейский согласился сообщить мисс Свон содержание «бреда, который нёс её подзащитный на тему убийства шерифом законопослушной старушки». «Адвокат Свон получает деньги за свою работу, – рассудил Бирс, – потому пускай слушает фантазии Каллена.» Но даже это обещание не было выполнено. Сержант Бирс сказал, что связаться с Изабеллой Свон не представляется возможным. Никто точно не знал, куда и по какому адресу уехала мисс Свон.


Услышав такой ответ, подозреваемый Каллен умудрился даже в наручниках броситься на сержанта Бирса. Перепуганный Бирс свалися со стула как мешок с картошкой, на голову ему упала подставка с папками и тяжёлая пепельница с дымящимися окурками. Итогом скандала оказался подбитый глаз сержанта Бирса и обожжённая губа. Разъярённый Бирс решил, что Каллена на экспертизу в психбольницу можно направить и после предварительного судебного заседания, а пока что пусть посидит в камере на хлебе и воде. Всякие там водные процедуры и ежедневные прогулки на воздухе, которые до этого добился адвокат, были моментально отменены. Вслед переданному в прокуратуру обвинительному заключению сержант Бирс поспешно принялся строчить дополнительный рапорт о нападении подозреваемого на полицейского во время исполнения его функций. Райли Бирс надеялся, что суд добавит ненавистному садисту и убийце Каллену ещё какое-нибудь дополнительное наказание, хотя ему и так светила «вышка»*** .


***


Предварительное заседание по уголовному делу Эдварда Каллена судья назначил на тридцатое августа.

Рано утром в этот день в камеру к Каллену не только принесли кувшин с водой, но даже допустили парикмахера. Заключённый больше не буйствовал, и парикмахер смог привести его в порядок. Не видевший в течение нескольких дней Каллена, охранник Сет поразился, насколько подавленно тот выглядел. Казалось, подозреваемый просидел в карцере не семь дней, а семь лет. Ужасно бледный, с синяками под глазами и безразличным ко всему взглядом.


Несмотря на проблемы, созданные Калленом за последнее время охранникам своей чрезвычайной активностью, Сету было жаль этого преступника. В душе он надеялся, что судья окажется снисходительным к рыжеволосому парню и, может быть, заменит смертельную санкцию на пожизненное заключение. Парикмахер уже ушёл из камеры, таз с водой забрали, а Каллен успел переодеть чистые брюки. Оставалась рубашка – и охранники снова наденут наручники и повезут заключённого в суд.


Сет решил приободрить Каллена:


– Это только предварительное заседание. Говорят, сегодня судья лишь кратко заслушает прокурора и адвоката. Выбирать присяжных и разбирать дело по сути будут гораздо позже. Может, ещё пройдёт и месяц и два, пока вынесут приговор. Мисс Свон сказала, чтобы это заседание будет закрытым, хотя жители нашего города дорого бы заплатили, чтобы туда попасть.


Сет уже был не рад, что сказал это. При упоминании о мисс Свон Каллен взглянул на него с такой болью, что молодому охраннику стало не по себе.


– Сет прекрати трепаться, – сердито предупредил другой охранник. – Тебя точно отстранят от службы. Сейчас придёт адвокатша и сама расскажет Каллену, что да как.


Каллен на мгновение застыл с рубашкой в руках:


– Мисс Свон вернулась? Она жива? С ней ничего не произошло?


Зелёные глаза преступника моментально ожили на бледном измождённом лице.


– Одевайся уже быстрее. Твоя адвокат ждёт тебя.


***


Судебные заседания в Диллоне происходили регулярно. Два раза в месяц судья окружного суда Марк Дженкс вершил правосудие в белом каменном здании неподалеку от полицейского управления. Но такого столпотворения народа не случалось никогда. Весь Диллон собрался вокруг здания суда, чтобы вживую увидеть местную сенсацию: подозреваемого в убийстве и садистском изнасиловании Эдварда Каллена.


Общественность справедливо негодовала.


– Вот, вот он! Убийца! – раздавалось отовсюду, когда Эдварда вывели из полицейского автомобиля.


– Садист и маньяк! – то и дело слышалось из толпы.


– Монстр! Гореть тебе в аду!


– Она его адвокат! Да как она может его защищать?!


Мисс Свон шла рядом с Эдвардом. Их окружали несколько полицейских.


Несмотря на толпы враждебно настроенных горожан, Эдвард не мог оторвать взгляд от плотной марлевой повязки на хрупкой руке мисс Свон.


Наконец-то подозреваемый и адвокат вошли в полупустой зал судебных заседаний.


Эдвард надеялся, что у них есть несколько минут.


– Я могла бы ходатайствовать о перенесении заседания, но не хочу заставлять тебя и дальше томиться в следственном изоляторе. Я знаю, как они с тобой обошлись.


Изабелла была явно возмущена тем, какие условия создала диллонская полиция её подзащитному, пока она отсутствовала.


– Это всё ерунда. Ничего со мной не случилось.


Эдвард и не заметил, как они с мисс Свон перешли на «ты».


– А вот что с тобой?


По-прежнему скованный наручниками, подозреваемый указал на повязку на руке адвоката. Рана мисс Свон беспокоила его гораздо больше, чем скандалы последних дней.


– Мелкое транспортное происшествие – не бери в голову, – отмахнулась Изабелла.


– Тебе нужно отказаться от этого дела, – твёрдо произнёс Эдвард.


– Ты хочешь поменять адвоката?


Эдвард не понял, чего в её глазах было больше – удивления или обиды?


– Я не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня.


– Адвокат Свон, – их разговор перервал появившийся в зале прокурор Аро Вольтури, – я желаю вам удачи.


На подозреваемого Аро даже не взглянул.


– Удача всегда на стороне правды, – ответила Изабелла, едва улыбнувшись уголками губ.


– А вы знаете, какую-то иную правду, чем та, что написана в моём обвинении?


Прокурор демонстративно похлопал по внушительной чёрной папке. В руках мисс Свон он заметил всего лишь небольшой конверт. В таких хранят открытки или фотографии. Видать, с доказательствами в защиты негусто.


– Мы это выясним во время суда, – ответила мисс Свон.


Прокурор насмешливо взглянул на уверенную молодую женщину. Возразить против всех судебно-медицинских экспертиз, которые едва помещались в его папке, было невозможно. В том, что все свидетели обвинения подтвердят свои показания в суде, Аро был уверен. На что полагалась адвокат Свон – непонятно, но Аро это очень заботило. Неужели мисс Свон откопала что-то, чего не знает он? Что ни говори, а эта стройная красавица была достойным противником. Аро Вольтури был не против сразиться, тем более что в своём триумфе он был уверен.


В этот момент в зал в сопровождении адвоката вошла Розали Хейл. Девушка хромала на одну ногу, опираясь на трость, хотя гипс уже сняли. Эдвард отметил, как изменилась Розали. В «Голубой лагуне» она выглядела зажигательной сексуальной девахой. Сейчас Розали отличалась скромностью в одежде, казалась бледной, подавленной и, возможно, чем-то напуганной. В сторону Эдварда Каллена жертва преступления старалась не смотреть.


Судебный клерк открыл дверь и громко провозгласил:


– Встать, суд идёт!


Только сейчас Эдвард сообразил, что шерифа Хейла нет в зале, но переговорить с мисс Свон уже было невозможно.


Судья Марк Дженкс в волочившейся по полу чёрной мантии прошаркал к своему креслу. Мнение о Марке Дженксе было неоднозначным. С одной стороны, этот судья любил применять максимальную санкцию из тех, которые предусматривала статья, что полагалось преступнику. С другой стороны, во время судебных разбирательств Дженксу удавалось докапываться до истины, невзирая на красноречие прокуроров и ораторские таланты адвокатов.


Усевшись в кресле и окинув немногочисленную аудиторию надменным взглядом, судья приступил к непосредственному исполнению обязанностей. Сначала предстояло уточнить личности подсудимого, пострадавшей, их адвокатов и представителя прокуратуры. На участии пострадавшей в судебном процессе настаивала адвокат Свон. Дженкс удовлетворил её ходатайство, несмотря на протесты адвоката Розали и личную просьбу шерифа Хейла. Судья Дженкс, заслуженно считавшимся одним из самых жестоких судей штата, оставался неподкупным и безразличным к чьим-либо просьбам.


После выяснения личностей всех основных участников процесса, судья задал традиционный вопрос подсудимому: признаёт ли он себя виновным в изнасиловании и убийстве? Эдвард Каллен всё отрицал.

Потом слово предоставили прокурору Аро Вольтури. Красочное обвинение заняло значительный отрезок времени. По речи прокурора было заметно, что он хорошо поработал над нею и был убеждён в обвинительном приговоре.


Затем слово дали адвокату Свон, и Эдварду показалось, что он сидит на раскалённых углях.


– Мой первый вопрос направлен непосредственно к пострадавшей – мисс Хейл, – уверенно начала своё выступление адвокат Свон. Эдвард видел, как испуганно вздрогнула Розали. Мужчина-адвокат, по-видимому, шептал на ухо своей подопечной что-то успокаивающее.


Мисс Свон раскрыла конверт и, взяв оттуда фотографию, обратилась к судье:


– Ваша честь, разрешите показать фотографию.


– Сначала покажите её мне.


Клерк положил фото на стол судье. Марк Дженкс пару минут разглядывал его. На снимок попал темнокожий парень с дредами. Судья велел своему помощнику передать фотографию Розали.


Едва взглянув на фото, Розали побледнела ещё больше. Даже из другого конца зала Эдвард видел, что у Розали беззащитный взгляд раненого зверя.


– Вам плохо, мисс Хейл? – спросила Изабелла.


– Н-нет, – заикаясь, уверила блондинка.


– Вы знаете человека с фотографии?


– Я протестую, – заявил адвокат Розали. – Эта фотография не имеет отношения к делу.


– Имеет, и ещё какое, – возразила мисс Свон.


– Протест отклонён! – стукнул молотком судья. – Мисс Хейл, вы знаете человека на фотографии?


– Нет, – едва слышно пробормотала Розали.


Мисс Свон усмехнулась, и Эдварду показалось, что именно на такой ответ его адвокат и рассчитывала.


– Спасибо, мисс Хейл, – бесстрастно поблагодарила мисс Свон потерпевшую.


– Сейчас я бы хотела заслушать пояснения важного свидетеля, – обратилась к судье адвокат Свон. – Пожалуйста, пригласите господина Робинсона.


По залу прошелестел шумок. Робинсона прекрасно знали все, начиная от судьи Дженкса и заканчивая последним судебным клерком. Робинсон был, вне сомнения, самым богатым и влиятельным человеком в Диллонском округе.


– Мистер Робинсон, пожалуйста, взгляните на эту фотографию, – попросила мисс Свон. Фотография со стола Розали перекочевала на кафедру, за которой давал показания мистер Робинсон. – Вы знаете, кто на ней изображён?


– Да, это Эммет Маккартни, – уверенно ответил мистер Робинсон.


– Откуда вы знаете Эммета Маккартни?


– В июне нынешнего года он обратился ко мне, так как искал работу. Я взял Эммета на должность водителя. В отличие от многих жителей нашего штата, я не вижу ничего предосудительного в том, что нанимаю на работу чернокожих.


– И как долго работал у вас Эммет Маккартни?


– Три недели. Он ещё был на работе двадцать первого июля, но двадцать второго не появился в офисе.


«Что бы это значило?» – подумал Эдвард. Преступление, в котором его обвиняли, было совершено в ночь с двадцать первое на двадцать второе июля. Судебное разбирательство становилось всё более запутанным. Зал потонул в гуле немногочисленных, но возмущённых голосов.


– Я хочу показать ещё одну фотографию, – мисс Свон вынула из конверта очередное фото.


Даже бесстрастный до этого момента судья Дженкс после просмотра фотографии взглянул на Розали Хейл тяжёлым подозрительным взглядом. На любительском снимке были запечатлены темнокожий Эммет, обнимающий Розали. Судя по известному парку, совместное фото было сделано в Бостоне. Фото передали мистеру Робинсону, который тут же признал, что именно этот человек с фотографии и нанимался у него на работу.


Ещё до того, как фото легло на стол Розали Хейл, Эдварду показалось, что

потерпевшая готова свалиться в обморок.


– Ваша честь, – подскочил с места адвокат Розали, – это случайное совпадение!


– Розали Хейл, объясните суду, как так получилось, что вы сфотографированы вместе с человеком, которого якобы не знаете? – резко прозвучал вопрос судьи Дженкса.


– Ваша честь, – снова встрял адвокат Розали, – моя подзащитная гуляла по парку, и там её и этого незнакомого парня неожиданно запечатлел фотограф. Вы же знаете, есть такие фотографы, которые зарабатывают себе на жизнь случайными снимками в людных местах.


Эдвард не видел фото, но подозревал, что адвокат Розали несёт чушь.


– Позвольте показать третью фотографию, – обратилась к судье мисс Свон.


Пока Изабелла извлекала из конверта последнее фото, в зале повисла гробовая тишина. На стол судьи легла третья фотография темнокожего Эммета Маккартни с белокожей рыжеволосой женщиной.


– Кто эта женщина рядом с Эмметом Маккартни? – спросил судья и велел передать фото Розали.


Мисс Свон медлила с ответом, ожидая реакции Розали. Но судя по всему, Розали не знала незнакомку из фотографии. Тогда Изабелла пояснила:


– Это Виктория. Жена Лорана. Эммет Маккартни на самом деле не настоящее имя. Лоран – преступник, уже несколько месяцев скрывающийся от полиции под этим именем.


– Он женат? – неожиданно обратилась Розали к мисс Свон.


Адвокат Розали не успел воспрепятствовать этому разговору.


– Да, Лоран давно женат.


– Этого не может быть! – вдруг закричала Розали, отталкивая от себя фотографию. – Вы всё врёте! Он любил меня! Он обещал мне…


Слёзы градом катились по лицу блондинки. С нею приключилась форменная истерика.


– Мисс Хейл не в себе, – старался изо всех сил адвокат Розали, – от сильной головной боли, она не знает, что говорит. Я заявляю ходатайство о перерыве – моя подзащитная внезапно почувствовала себя плохо.


Адвокат пытался усадить Розали на место и заставить её молчать, но потерпевшую как прорвало.


– Оставьте меня! – кричала Розали своему защитнику, пытаясь оттолкнуть его и выбежать из зала заседания. – Мне надо уйти отсюда! Я забираю заявление об изнасиловании! Каллен меня не насиловал.


– Вы отдаёте себе отчёт, мисс Хейл, в своих словах?! – рявкнул судья. – Час назад вы соглашались с показаниями, а теперь оказывается, что вы оговорили невинного человека? Это квалифицируется, как дача ложных показаний.


– Ваша честь, как невинного? Есть ещё смерть мисс Дарт! – запротестовал прокурор Вольтури. Как же все улики?


Тщательно проработанное обвинение разваливалось, как картонный домик.


Судья стукнул молотком.


– Объявляется перерыв.


***


Через час после оглашённого судьёй Дженксом перерыва в судебном заседании сержанту Бирсу казалось, что земля разверзлась у него под ногами. Как ни странно, первым прибежал скандалить в полицейский участок местный доктор, который осматривал пострадавшую Розали. Доктор тряс перед глазами растерянного Бирса медицинскими бумагами и кричал, что он настаивает на правоте своих заключений. И что Розали была изнасилована, и что изнасилование было неприродным способом, и что сержант Бирс хочет выставить его на посмешище и лишить клиентов. Райли Бирс еле спровадил возмущённого доктора из кабинета, удивляясь, что тому уже известно, что произошло на суде. Сам Райли на суде не присутствовал, но сейчас видел, что формальная «закрытость» судебного заседания ничего не означала. Весь Диллон уже знал, что дочка шерифа отказалась от заявления об изнасиловании, а буквоед и перфекционист – судья Дженкс – решил вернуть дело на дополнительное расследование.


Потом Райли Бирсу доложили, что шериф Хейл подал рапорт об отставке. Не успел Райли оклематься от этой вести, как позвонил заместитель окружного прокурора и в весьма нелицеприятных тонах охарактеризовал результаты расследования Райли Бирса. Аро Вольтури был вне себя от бешенства и пообещал Райли, что прокуратура не забудет такого фортеля со стороны полицейского следователя, который невесть чем занимался последние недели и предоставил для обвинения ложные сведения.


У Бирса раскалывалась голова. Трясущимися руками он достал из сейфа припрятанный на чёрный день коньяк, но не успел даже частично реанимировать расшатавшиеся нервы, как подчинённый внёс в кабинет только что пришедший факс. В документе сообщалось, что сержант Бирс отстраняется от дела, а два офицера ФБР прибудут в Диллон в течение трёх часов. Бирс должен в срочном порядке передать им документы по делу об убийстве мисс Дарт.


Последней позвонила мисс Свон и потребовала, чтобы сержант Бирс немедленно документально оформил новые показания Розали Хейл и, в конце-концов, освободил ни в чём не повинного Эдварда Каллена. Райли начал отнекиваться и объяснять, что офицеры ФБР уже на подъезде к Диллону, пускай федералы и разбираются. Мисс Свон заявила, что если её подопечный проведёт дополнительные сутки в камере, она успеет за это время оформить иск против сержанта Бирса. Она опишет все условия, которые Бирс создал её подзащитному, а прокуратура незамедлительно возбудит ещё одно уголовное дело. Сие означало, что Райли Бирсу придётся поменяться местами с Эдвардом Калленом.


Под напором мисс Свон одуревший от происходящего сержант Бирс согласился, что в течение часа в его кабинете соберутся Розали Хейл, Эдвард Каллен, прокурор Вольтури и, конечно же, сама адвокат Свон.


***


Два офицера ФБР были приятно удивлены, когда в момент их приезда в полицейском участке их ожидал не только сержант, проводивший следствие, но и все остальные участники процесса. Темноволосый офицер отметил исполнительность Райли Бирса и был поражён, когда едва живой Бирс попросил перво-наперво слушаться во всём мисс Свон. Совсем ещё юная, с точки зрения федералов, адвокат Свон настаивала на фиксировании показаний Розали Хейл.


– Мне не верится, что Эммет–бандит, несмотря не всё произошедшее, – начала взволнованная Розали. – И Лоран – это какое-то непонятное имя.


– Лоран – преступник, хорошо известный в определённых кругах, – поведала мисс Свон Розали. – У него очень богатая криминальная биография: вымогательство, мошенничество, кражи. Он, можно сказать, человек творческий и предприимчивый. Последние несколько лет только и занимался тем, что выслеживал, шантажировал и изыскивал новые возможности кого-нибудь ограбить.


– Но у нас была любовь, – отчаянно защищалась Розали. – Он обещал на мне жениться.


Мисс Свон горько улыбнулась.


– Это обещание Лоран вряд ли смог бы исполнить. Как я говорила, он давно женат на Виктории. Если он и любит кого-то в своей жизни, то явно не вас, мисс Хейл.


Весть про то, что Лоран состоит в законном браке, окончательно добила Розали.


– Я расскажу, я расскажу всю правду.


Розали познакомилась с Лораном в Бостоне во время учёбы – он назвался Эмметом, так как был в бегах и жил по поддельным документам. Девушка испытывала искренние чувства к темнокожему парню. Они договорились, что после окончания колледжа, вместе уедут в Диллон. Розали надеялась представить Эммета-Лорана отцу и с родительского благословения выйти замуж. Эммету-Лорану была выгодна поездка в другой штат, так как ему на некоторое время надо было удрать из Бостона.


Возвратившись домой, Розали побоялась сразу представлять шерифу Хейлу своего избранника. Несмотря на пламенные речи отца за трибуной во время предвыборных агитаций, шериф был не настолько демократом, чтобы позволить дочери связать жизнь с чернокожим. Потому Розали уговорила Лорана, по крайней мере, ей так казалось, пока что не знакомиться с отцом. Лоран сделал вид, что поддался на уговоры. Он в первый же день рассмотрел небольшой дом шерифа и понял, что тот небогат. Всё остальное Лорана не интересовало.


Пока дочь безуспешно пыталась убедить отца, что цвет кожи не имеет значения для истинно влюблённых, Лоран разузнал, что в Диллоне только один действительно состоятельный предприниматель – мистер Робинсон. К нему и нанялся хитрый Лоран, надеясь урвать что-то от несметных сокровищ богатого плантатора.


Встречались Розали с Лораном нечасто. Только когда шериф Хейл уходил на ночную рыбалку, девушка уезжала за несколько километров от Диллона в танцевальный клуб или гостиницу. Розали страдала, так как не знала, как уговорить отца и наконец представить ему жениха. Лоран изображал несчастного влюблённого, выжидая момент, когда мистера Робинсона можно будет обокрасть. Но Робинсон был слишком осмотрительным. Деньги он предпочитал хранить в надёжном банке Колумбии. В богатый особняк Робинсона, находившийся в нескольких милях от Диллона, Лорану пробраться не удалось. В рабочем офисе Робинсона ничего интересного не происходило. И тут неожиданно подвернулся Эдвард Каллен.


Ошивающийся в конторе мистера Робинсона, Лоран слышал, как мистер Робинсон договорился с Калленом о сделке на десять тысяч. План шантажа созрел мгновенно. Лоран вызвал из дома Розали и посвятил её в свои намерения. Девушка была растеряна, но опытный мошенник не оставлял попыток.


– Это десять тысяч зелёных! – горячо убеждал Розали Лоран. – Сразу поженимся и заживём безбедно. Я сам всё расскажу, как сделать. Инсценировать принудительный секс проще простого. Утром я припугну Каллена, скажу, что ты пишешь заявление об изнасиловании. Со страху он согласится отдать мне десять тысяч баксов – и всё! Мы богаты! Завтра с тобой уедем из Диллона…


И Розали согласилась.


Сначала всё шло так, как задумано: местный бар, знакомство с Эдвардом Калленом, секс в коттедже мисс Дарт. А потом…


– Эммет, где ты?! – позвала Розали. – Я задыхаюсь.


Потерявший сознание от подмешанного в виски клофелина, Каллен придавил Розали своим телом к кровати.


Наконец-то Эммет оказался в коттедже. Он быстро перевернул неподвижное тело Каллена. Эдвард шмякнулся на кровать рядом с девушкой.


– Развязывай меня быстрее! – дёргала затёкшими руками Розали.


– Ты так стонала под этим придурком, что я аж возбудился, – плотоядно усмехнулся Лоран, разглядывая привязанную к кровати глупышку в призывно-развратной позе. Нет, все бабы таки дуры, независимо от цвета кожи. С его стороны требовалось немного – клятвы в любви до гроба, мелкие подарки и красноречивое обещание жениться. В результате: она твоя навеки.


Развязывать Розали Лоран не спешил. Куда торопиться? У него вся ночь в запасе, пока этот лох проснётся, и его можно будет обрадовать тем, что придётся раскошелиться. Безмозглый придурок даже не заподозрил, что он неслучайно оказался в постели с пышной блондинкой.


Лорану нравились пышные формы Розали. Больше всего его привлекали круглые ягодицы этой наивной дурочки.


– Эммет, что ты делаешь? – воскликнула Розали, увидев, что её любимый расстегивает джинсы и надевает презерватив.


– А ты не догадываешься? – рассмеялся Лоран. – Я же люблю тебя.


Настроение у чернокожего бандита было отличное. Почему бы не улучшить его хорошим трахом?


– Ой, больно! – взвыла от боли глупая блондинка, когда он резко всадил ей туда, куда ему хотелось больше всего.


– Отпусти меня, Эммет! – рыдала привязанная Розали, корчась от мук. – Пожалуйста!


Он и не думал останавливаться. Задница у Розали оказалась не только пышной, но и узкой. Чего ж не воспользоваться?


– Эммет, прекрати, – визжала дурочка под ним, ещё усиливая наслаждение.


Зажёгшийся свет в спальне был неожиданностью, как для теряющей сознание от боли Розали, так и для блаженствующего Лорана.


Проснувшаяся от девичьих криков, мисс Дарт в ужасе смотрела на происходящее. В её коттедже на большой кровати огромный негр насиловал белую девушку. Остального мисс Дарт увидеть не успела.

Реакция у Лорана была мгновенной. Он рывком вскочил с Розали, схватил большой прикроватный светильник и изо всей силы обрушил его на хрупкую седовласую женщину…


– Что ты наделал? – севшим от крика голосом просипела Розали.


– Надо было орать меньше! – огрызнулся разозлённый Лоран. Если бы блондинка не корчила из себя целку, старуха бы не припёрлась. Блин, во всём виноваты эти бабы.


– Быстро вставай! – Лоран принялся развязывать руки Розали. – Одевайся!


– Что ты наделал? Мисс Дарт надо везти в больницу! Она же без сознания, – забыв о собственном унижении, причитала Розали.


«Не хватало ещё, чтобы старуха пришла в сознание! – мысленно злился Лоран. – Тогда уж точно прощай идея с шантажом Каллена, а всё так замечательно складывалось».


– Надо срочно оказать помощь… – лепетала блондинка.


– Успокойся! – резкой пощёчиной заставил её замолчать Лоран. Из разбитой губы Розали засочилась кровь.


– Что с тобой? – разревелась его помощница.


– Вытри кровь об простыню, – скомандовал Лоран. Тело старухи он сейчас загрузит в машину и вывезет подальше. А когда вернётся к Каллену, тот должен видеть кровь на постели. Это поможет вытрясти из него деньги.


Лоран проворно метнулся к выключателю. Чтобы погасить большой свет, надо было перескочить через тело старухи. Безмолвный крик ужаса застрял у Розали в горле, когда она увидела, как прыгнул Эммет и как его белая в перчатке рука закрутила выключатель. Розали поняла, что она совершенно не знает этого человека.


В темноте блестели только белки глаз чернокожего Лорана.


Он быстро взвалил себе на одно плечо ещё тёплое тело старухи.


– Не забудь стакан! – бросил Лоран Розали.


– К-к-акой стакан? – тряслась от страха девушка.


– В который ты сыпала Каллену клофелин!


Господи, ну и тупая же эта блондинка. Неужели она и вправду думала, что он готов на серьёзные отношения с ней?


– Бегом садись в машину.


– Я не могу. У меня дрожат ноги. – Розали от страха не могла пошевелиться.


Ругаясь последними словами, Лоран отнёс старуху в машину Каллена, а потом почти силой выволок блондинку из коттеджа.


– Сейчас я отвезу тебя домой, – Лоран старался говорить спокойно. – Потом старуху доставлю в больницу.


То, что женщина мертва, Лоран понял ещё когда нёс её тело в машину, но надо было успокоить Розали, иначе эта идиотка всё испортит. Теперь ему-то и надо от неё мелочь: чтобы она молчала до утра. Если Каллен не расколется сразу, не согласится отдать деньги по первому требованию Лорана, тогда утром он позвонит Розали и скажет, чтобы она писала заявление в полицию. Парни сильно пугались, если на них поступало подобное заявление. Они сами или их адвокаты старались договориться с жертвой изнасилования. Если девушка забирала заявление, уголовное дело не возбуждали.


– Ты слышишь, Розали? Я везу тебя домой. Сиди там тихо и не вздумай что-то предпринимать до утра. Если я тебе утром позвоню, значит, дурень-Каллен заупрямился и не хочет давать бабло. Тогда скажешь своему папочке, что Каллен тебя изнасиловал. Ты поняла? И не вздумай мыться сразу.


– Лоран, мне кажется, мисс Дарт не дышит, – прошептала блондинка.


– Что ты заладила: дышит – не дышит?! Делай, как я говорю, и у нас завтра будут полные карманы денег.


Они уже подъезжали на машине Каллена к усадьбе шерифа.


– Эммет, – вдруг ни с того ни с сего заупрямилась Розали, – я не буду говорить, что Каллен меня изнасиловал. Это ведь преступление. Мой папа разозлится…


– Да, ты что сбрендила, дура! – заорал Лорен. – Раньше надо было думать!


– Не буду и всё! – стояла на своём Розали.


От злости Лоран потом не мог вспомнить тормозил ли он возле дома шерифа или блондинка на всём ходу вывалилась из автомобиля. Будь он проклят, если ещё раз свяжется с такой ненормальной…


– Насколько я понимаю, – уточнила после рассказа Розали мисс Свон, – утром ваше состояние заметил шериф Хейл. Он вызвал доктора, который осмотрел вас и написал заключение про причинение телесных повреждений и изнасилование.


– Да, так и было. Папа не только расстроился, но и очень рассердился. Сразу спросил: кто? Я побоялась назвать Эммета, как бы я рассказала папе обо всём остальном? Я сказала, что это сделал Эдвард Каллен.


– Потом вы разговаривали с Лораном?


– Один раз по телефону. Он звонил на прошлой неделе и спросил как дела? Интересовался, расследуют ли преступление и кто этим занимается. Простите, мисс Свон, но я сильно испугалась и рассказала ему, что Каллен в тюрьме. И что у него есть девушка-адвокат, которая сейчас уехала в Бостон. Я узнала это от отца.


– Теперь понятно, почему вдруг мой автомобиль оказался неисправным, – подытожила мисс Свон. – Но мне повезло: неуправляемая машина въехала в палатку с мягкими игрушками.


– Простите меня, мисс Свон, – расплакалась Розали.


– Мисс Хейл, – один из офицеров ФБР подошёл к Розали, – вы задержаны по подозрению в шантаже и заведомо ложному обвинению… Если вы намерены помочь следствию, можете это сделать.


– Я знаю, где скрывается сейчас Лоран, – Розали назвала адрес в Бостоне.


– Следствие учтёт вашу помощь.


– Мистер Каллен, вы можете быть свободны, – офицер ФБР приказал снять наручники с Эдварда.


***


– Это всё неправильно, Изабелла.


– Что не правильно?


– То, что ты меня защищала. Это я должен тебя защищать.


– О чём ты, Эдвард? От чего меня нужно защищать? Лорана задержали час назад в Бостоне. С его послужным списком он вряд ли выйдет из тюрьмы…


– Я сейчас не говорю об этом бандите. Я должен защищать тебя от всего на свете.


Щёки Изабеллы покрылись лёгким румянцем. Больше всего на свете Эдварду хотелось сейчас ощутить это милое смущение под своими губами. Но пока что он не имел права на такие вольности.


– Я хочу быть честным с тобой,– серьёзно продолжил Эдвард. – Потому предупреждаю, что один раз солгал. Но это лишь для того, чтобы лучше выглядеть в твоих глазах. Кроме штрафа за превышение скорости, я совершил ещё одно преступление. Во время учёбы в школе, я подрался. Родителей вызвали в полицию, они подписали документ, что берут меня на поруки.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю