290 890 произведений, 24 000 авторов.

» » Проект Воскрешение (СИ) » Текст книги (страница 8)
Проект Воскрешение (СИ)
  • Текст добавлен: 9 декабря 2019, 17:00

Текст книги "Проект Воскрешение (СИ)"


Автор книги: Джеральдина






сообщить о нарушении

Текущая страница: 8 (всего у книги 11 страниц)

11. гл. Концерт

Прошла еще одна неделя. Алекс больше не писал мне. Я не удалила его из друзей. Просто рука не поднялась, сделать это. Но и разговаривать с ним, сама, я больше не хотела. Точнее, я скучала по нему. Дико скучала. Но после того, что он высказал мне, я даже не понимала, как смогу дальше общаться с ним.

А вот с Вороном мы виделись каждый день. Я несколько раз побывала в его замке. Он показал мне свои земли. Степные равнины, на которых паслись табуны лошадей. Показал поле, на котором происходят сражения кланов. Черную выжженную равнину, на которой не росла трава. Лишь обломки костей, покрывали ее.

Но саму битву, Ворон, мне отказался показывать. Это по его словам было опасно. К тому же, на меня тогда мог претендовать бы, любой воин, и Ворону пришлось бы, доказывать, свое право сильнейшего на владение мной. Вобщем все эти заморочки, были не для меня. В ответ, Ворон несколько раз посетил клуб, Дона. К слову, Охламон его радикально обновил. И теперь клуб напоминал космический корабль. Дон был в ярости. Но всем остальным обновление пришлось по вкусу. Все же в этом мире, было достаточно скучно, и любое разнообразие принимали с радостью. А вот мои танцы на шесте Ворона раздражали. Он оказался ревнив.

В этом фальшивом картонном мире я, наконец, по-настоящему ожила. Да, я действительно почувствовала себя по настоящему живой и ощущала каждый миг, этой второй жизни, ярко и пронзительно. Я дышала полной грудью, упоительный воздух, хотя у меня не было легких, да и воздуха, тут не было. Но были чувства. Была нежность, которая затопила меня, полностью. Я осознала, что влюблена в Ворона. Я попыталась бороться со своими эмоциями, но позорно сдалась и приняла свое поражение. Я смирилась и доверилась своему не существующему сердцу. Вит, Люциан, Алекс, даже Дон, все они пытались меня остановить и объяснить, что я не права, но я не слушала ни кого. Только свое сердце…

Зеленая степь простиралась до горизонта. По небу плыли легкие перьевые облака. Тени от них, пробегали по земле. Я стояла на холме, и вглядывалась в горизонт. Внизу под холмом паслись кони.

– Красиво? – Шепнул мне на ухо Ворон, и я заулыбалась. Он стоял сзади, в своем боевом, костюме из натуральной кожи, поверх которого были надеты стальные доспехи. Чтобы соответствовать имиджу диких земель, мне пришлось одеть скромное, темно серое платье в пол. А волосы уходить в косу.

– Очень!.. – Я уже несколько раз успела побывать на диких землях, но меня всегда поражала их естественная красота. Ворон был прав, Ярмарочная красочность остального, игрового мира, очень быстро утомляла и начинала раздражать.

– Покатимся? – Ворон ухватил меня под локоть и потащил вниз, под холм. Как хорошо, что в этом мире, можно делать, все, что угодно, даже то, что ты не умеешь, лишь приняв анимацию. Я, конечно, умела ездить на лошадях. В свое время, отец меня водил на конюшни, он считал, что девушка из высшего общества должна уметь держаться в седле. Но вот, скакать во весь опор по степи, преодолевая крутые склоны и овраги, к этому в реальной жизни я была бы точно не готова. А здесь, – запросто. Мы вскочили на коней и понеслись к горизонту. Время в диких землях было настроено в унисон с реальным. Сейчас тут царил полдень. Мы мчались во весь опор по степи, обгоняя друг друга. Хотя Ворон был более опытным наездником. Во всяком случае, в этом мире.

Он свернул налево, и я помчалась за ним. За очередным холмом, показалось море. Ворон направился к нему.

Волны накатывали с мягким рокотом на кипельно белый песок. Мы оставили коней на холме, а сами спустились вниз к морю. Весь берег был усыпал мелким, белоснежным песком. Ворон с ходу стал раздеваться, сначала исчезли с его ног сапоги, затем броня, и верхняя одежда. Последними пропали штаны. Я зажмурилась, а потом осторожно открыла левый глаза. На парне остались хлопчатобумажные, узкие брюки до колена, видимо заменяющие ему нижнее белье. В них он и забежал в море. Я стояла на берегу, у самой кромки воды, и смотрела с легкой улыбкой, как Ворон резвиться словно ребенок, в море. Затем он повернулся ко мне и протянул руки.

– Идем! – прокричал он, весело. Я склонила голову на бок, задумавшись. У меня было несколько купальных костюмов, но если честно, в этом мире, я еще ни разу не купалась. Хотя моя мастерская и стояла у самой кромки моря. Было как то не до этого. И к тому же при Вороне я боялась раздеваться. Я видела, как он смотрит на меня, когда я танцую на шесте. Словно я добыча, которую он жаждет поймать. Его взгляд отпугивал меня.

– Идем! – Снова закричал Ворон, и я отрицательно покачала головой. Тогда он выскочил из воды и подхватив меня на руки, затащил, прямо в платье в море.

– Ты идиот! – заорала я, отпихивая его руками. Ворон послушно отпустил меня и я с головой ушла в воду. – Зараза! – прошипела я выныривая и выплевывая соленую воду. Утонуть я не могла. Но это были дикие земли и ощущения тут были вполне реальными. Ворон пронзительно расхохотался. И за этот смех, я его тут же простила. Я вышла на берег, и тут же очистила и себя и платье, от излишков влаги. Ворон вышел из моря, следом.

– Ты сегодня не в настроении. Что-то случилось? – Спросил он, осторожно.

– Все хорошо, – ответила кратко я. На самом деле ни чего не произошло. Просто Алекс перестал со мной общаться. После нашего последнего разговора, он перестал появляться в клубе, и так ни разу не написал мне. Я ему тоже не писала. Потому что не знала с чего начать. А что я могла написать ему, – привет, Ал, я тебя не люблю, но давай просто дружить. (?)

Я отошла от Ворона и села прямо на песок.

Он оделся в свои доспехи и сел рядом.

– Ты грустишь. – Ворон повернулся ко мне. Он не спрашивал, а скорее утверждал это.

– Нет. – Улыбнулась я. – Просто тут очень красиво. Мне нравиться море.

– Но купаться в нем ты не любишь? – уточнил Ворон. Я отрицательно покачала головой.

– Люблю. Но мне кажется это море слишком фальшивым. Не настоящим.

– Тут все не настоящее. Жалкая пародия. Даже мы! – Ворон тряхнул черными волосами.

Я покосилась на него, потом осторожно коснулась рукой его руки. Ворон поднял голову и понимающе глянул на меня. Он медленно потянулся ко мне всем телом… Я еще ни разу не целовалась в этой жизни. В этой не реальности… И прикосновение его губ, встретила с трепетом. Они были сухими и теплыми. А еще внимательными и нежными. Ворон целовал меня аккуратно. Не торопливо. Словно давая мне шанс отступить и оттолкнуть его. Но я не хотела больше отступать. Ворон придвинулся ко мне еще плотнее, и осторожно взяв меня за плечи, уложил на песок. Солнце склонялось к закату, и я поняла, что Ворон намеренно переключил время этой локации и заулыбалась. Он понял мою улыбку по своему, и тоже улыбнувшись в ответ тихонько спросил.

– Ты не боишься больше меня?

– Я и не боялась, – ответила я ему прямо в губы.

– Мммм. Это хорошо. – Невразумительно пробормотал он, вновь продлив поцелуй.

Мой разум вопил, о том, чтоб я прекратила заниматься ерундой, и оттолкнула Ворона. Мое тело, медленно наполнялось истомой, и жаждало большего. Я не знала, что в этом мире, желание может быть таким ошеломительным, иначе давно бы, завела тут роман. Хотя возможно, во всем были виноваты чувства, которые я испытывала к этому мужчине. Он не мог раздеть меня помимо моей воли, и я знала этого. В этом мире, ни кто не мог заставить тебя, что-то делать, пока ты сама не дашь на это согласие. Даже на диких землях были ограничения на подобные вмешательства. Поэтому, когда между поцелуями Ворон едва слышно попросил – Разденься. – Я сначала опешила от неожиданности, а потом до меня дошло, что мы уже стоим у края. И только я сейчас решаю, шагнем ли мы в пропасть, или нет. Но я так же понимала, что гордость Ворона, будет задета, если я сейчас оттолкну его. И второго шанса на сближение он мне не даст. Поэтому я послушно сняла платье. Я почувствовала, как он вздрогнул. Видимо, не ожидал, что я решусь на подобный шаг, и я даже успела пожалеть, что пошла на это. Но и назад отступать было поздно. Это выглядело бы еще более жалко. Впрочем, губы Ворона уже сместились на мою шею, и пошли вниз. Его металлические доспехи, царапали мою обнаженную кожу. И поэтому я хриплым голосом тоже попросила его. – И ты разденься. – Это звучало двояко и пошло. Но, по крайней мере, так было честно. Ворон снял с себя все. Солнце догорало в море. Песок все еще был теплым. Он впивался в кожу, путался в волосах, но мне было наплевать. Прикосновения Ворона зажигали во мне огонь, который разгораясь разбегался огненным потоком по венам. И вскоре все мое тело, полыхало изнутри, желая большего. Но Ворон был медлителен, внимателен и… терпелив. Я не понимала, чего он ждет, и почему, тянет. В свои двадцать семь лет, у меня было много любовников, но ни один из них не был таким опытным и терпеливым.

– Чего ты хочешь? – спросила я, задыхаясь от желания.

– Тебя, – кратко ответил он, продолжая мучительную ласку.

– Тогда почему ждешь?.. – я запустила пальцы в его волосы, и попыталась притянуть его голову к себе. Его язык путешествовал уже в области моей груди. Возможно, я даже причинила ему боль.

– Жду когда ты захочешь меня слишком невыносимо. Когда сама попросишь о большем. – Я криво улыбнулась.

– Уже хочу. И прошу… – Дальше он не позволил мне продолжать……

Мы вернулись в его замок поздней ночью. Тело сладко пело. Поездка на лошадях, была кстати. Она слегка отрезвила меня. Как и прохладный ночной воздух.

Когда мы подъехали во двор замка, из дверей ведущих в покои, выбежало четыре из пяти фавориток Ворона. Он так и не отказался от них. А я не настаивала, так как на тот момент у нас с ним отношения были на стадии платонической дружбы. Но сейчас все поменялась. И я ждала, как поступит Ворон. Я понимала, что ни чем не лучше, этих красоток, но все же надеялась, что Ворон выберет меня, а не их.

– Котенок, – промурлыкала рыжая, помогая ему слезть с лошади. Но как по мне, так она ему просто мешала. – Я соскучилась.

– И я соскучилась. – Заявила жгучая брюнетка, подходя и пренебрежительно отталкивая от Ворона рыжую. Я взирала на это, продолжая сидеть на лошади и ожидала развязку. Подобная сценка напомнила мне первый день в игре. Та же очередь, и конкуренция. Неужели они не понимали, как жалко выглядят? Неужели эти девушки не осознавали, что своим поведением, унижают сами себя. И ни чего, кроме презрения, в ответ они не получат. Да и самооценку мужчин, через чур завышают. Ворон конечно красив, но тут у каждого тело идеально. Он талантлив, но тут нет простых людей, и каждый гениален по-своему. Я влюбилась в него, но я отчетливо видела все его недостатки. К счастью я понимала, что идеальных людей не существует. Однако были вещи, которые я терпеть не намерена. И других женщин, рядом с любимым человеком, в отличие от этого курятника, я не потерплю. Я сделала свой выбор, в пользу Ворона. Но выберет ли он меня, а не свой курятник? Я выжидала.

– Разошлись по комнатам. – Нахмурившись, довольно резко приказал он. Девочки надулись, но приказ выполнили. Напоследок бросив на меня уничтожающие взгляды.

– Мне тоже разойтись? – спросила я, вскинув левую бровь и иронично улыбаясь.

– Да. – Ответил так же строго Ворон. – В мою комнату. – Он подошел ко мне и помог слезть с лошади.

Черные шелковые простыни освежали разгоряченное тело. Я смотрела в потолок думая, как дальше быть. Я любила Ворона, но он еще ни сказал мне ни слово о своих чувствах ко мне. Впрочем, и я молчала. Я не могла сказать это ему первой. В прошлой жизни обычно мужчины первыми начинали говорить о любви. И это происходило, до первой ночи. А сейчас мы были вроде бы как вместе с Вороном. Но он не озвучивал, кто я для него. Меня терзала эта неопределенность. А быть занудой и спрашивать его об этом, как то тоже не хотелось. Все же он мужчина и должен сам сделать первый шаг. Ворон не спал, он лежал рядом и о чем-то думал.

– Ты когда нибудь была на рок концерте? – внезапно спросил он, повернувшись ко мне. Я отвлеклась от созерцания потолка и тоже развернулась у нему всем корпусом.

– Не поверишь, но нет. Ни разу. Я увлекалась классической музыкой. Мы конечно ходили с друзьями на вечеринки, но и там играла современная эстрада.

– Попса? – пренебрежительно улыбнулся он. Я молча кивнула.

– Я хочу организовать свой концерт. Давно не выступал, и много песен накопилось. – Произнес он, подправив мне, упавший на лицо локон волос. – Придешь послушать?

– Шутишь? – встрепенулась я, – Конечно приду! Еще и плакатик нарисую! Буду им размахивать!

– Ну зачем же так примитивно. – Усмехнулся Ворон. – Ты можешь выйти со мной на сцену. Мне нужна будет подтанцовка и подпевка. Как у тебя с голосом? – Он выгнул бровь. Голос у меня был приятный. Но вот петь я не умела. А так как голос нам не изменяли, как и его диапазон, то и в игре я подпевать ему точно бы не смогла. Впрочем, и на сцену я не собиралась лесть. Там кроме меня, как я поняла, еще и другие будут девушки. И скорее всего те его фаворитки. Стоять среди них на сцене, как очередной трофей… Я поежилась.

– Холодно? – Ворон вскочил с кровати и закрыл распахнутое окно. Я полюбовалась на его задницу, и отвела взгляд, когда он оглянулся, словно почувствовав мой взгляд. Ворон понимающе улыбнулся.

– Ну как, пойдешь со мной на сцену? – переспросил он.

– Нет. Я лучше побуду зрителем. – Уклончиво ответила я. – Я ни разу не была на концерте. И хочу побыть на нем. Просто насладиться музыкой. А не участвовать.

Ворон пожал плечами. Он вернулся в кровать и, заглянув мне в глаза, произнес.

– Ну, как хочешь…

_______________________

Толпа гудела вокруг, и волновалась, словно огромное живое море.

На отдельной локации просто снесли все постройки и создали огромную сцену. Я стояла в толпе, в первых рядах и смотрела в звездное небо. Над сценой в воздухе зависли сотни прожекторов, они переливались разноцветными лучами и двигались в такт музыки. Народ разогревали второсортные музыканты. А Ворон задерживался. Но вот музыка сменилась. Очередной певец ушел со сцены, я даже ник его не рассмотрела. А затем прожекторы вспыхнули на миг ослепительно, и над сценой посыпались искры. Под зазвучавшую оглушительную музыку, весь в черном на сцену вышел легкой походной Ворон. Я была права. Его фаворитки в белых коротких платьях, проследовали за ним и встали по бокам. Музыка словно разлилась над толпой, накрыв их собой. Ворон дотронулся до микрофона, склонился к нему и запел. У него был шикарный, обворожительный голос, когда он говорил. Но когда он запел, его голос, словно раздробился на несколько потоков, чувственных, и мощных…

– Зеркала улыбнутся цинично,

Вновь, играя знакомую роль.

Страшно, – это когда безразлично,

Когда сдохла в тебе, твоя боль…

На слове боль, он взглянул вниз, в толпу, и она взревела. Мне показалось, что он смотрит, только на меня, прямо в мою душу, но я знала, что он не видит меня, из-за света софитов. Ворон продолжал петь.

– Когда в сером и каменном мире,

Ни чего не заденет на миг…

Замирает дыханье в квартире,

Среди тысячи прожитых книг…

Толпа взревела еще громче. Мое сердце, или то, что имитировало его, забилось со всей силой. Я прикрыла глаза, чтобы скрыть слезы, появившиеся в них. Хоть и знала, что в этой толпе, на меня ни кто не обращает внимание. Музыка переплетаясь с голосом Ворона, била меня прямо в грудь. И казалось, пробивало там дыру…

– Новый день, вскоре станет вчерашним,

Лишь закат улыбнется в окно…

Если больно… То это не страшно.

Страшно… если уже все ровно…

Ворон пел. А я беззвучно плакала. Я не верила, что такой, как он вообще мог обратить внимание на меня. Да, он был безумно талантлив. Недаром прославился на весь мир. И тот реальный, и этот. И я в этот момент, была счастлива, что он сейчас мой. Весь мой… Если конечно не обращать внимание, на его гарем. Но о них, сейчас я думать не желала. Я смотрела только на Ворона…

____

Толпа все еще продолжала шуметь, хоть Ворон ушел со сцены полчаса назад. Ни кто не желал расходиться, и требовали его спеть на бис. Два часа концерт пролетели как одно мгновение. Я была под впечатлением. Я знала, что Ворон талантлив, но не знала, что до такой степени. И сейчас я понимала, что классическая музыка, конечно, это хорошо, но в ней нет адреналина и драйва, который я получила от прослушивание рок композиций Ворона. Кажется, я стала фанаткой рок музыки! От Ворона пришло приглашение на телепортацию. Я поспешно привела себя в порядок, стерев остатки влаги на лице, и обновив макияж, одним желанием. А затем приняла его вызов.

– Рика! – Ворон стоял посреди просторной гримерной в той же черной одежде, в который был на концерте. Он отрастил и распустил волосы, и они едва касались плеч. Косая челка спадала на подкрашенные глаза.

– Ух, ты! – криво усмехнулась я, пытаясь скрыть волнение охватившее меня, при виде него. Видимо я все еще была под впечатлением от концерта. – Ты умеешь краситься?

Ворон равнодушно отмахнулся.

– Все рок звезды пользуются макияжем. Это нормально. Подчеркивает образ.

– Устал? – спросила я.

– Нет. В этом и прелесть этого мира. Мы не устаем. Голос не срывается и не хрипит. Можно петь бесконечно. – Слова Ворона отдавали горечью. Я поняла, что он не рад, этим преимуществам.

Я промолчала, не желая продолжать эту тему. Я уже поняла, что Ворон не любит этот мир. Но мне он, вопреки всему, нравился. Хотя бы потому, что в нем, есть Ворон. Человек, которого, я по-настоящему полюбила. В своей прошлой жизни, я влюблялась много раз. Мне каждый раз казалось, что – ВОТ ОН, – тот самый. А потом я понимала, что в который раз ошиблась. Что просто выдумала, себе образ. А человек оказался другим. Нет, я не искала идеального человека, я просто хотела найти своего. Мне казалось, что Ворон именно, тот, кого я так долго ждала. Но я боялась вновь ошибиться. Мне было трудно сказать ему о своих чувствах. Да и он молчал. Наши отношение были странными и не определенными. Впрочем, и сам этот мир, был не совсем обычным. И надолго ли мы тут просуществуем, я не знала. Сейчас меня волновало, лишь ненависть Ворона к этому миру. Он так и не принял его. Ворон действительно был похож на гордую птицу, которую заперли, пусть в большую, и комфортную, но все же, клетку.

– Твоя песня про боль. Ты это серьезно? – спросила я, пытаясь отвлечь его.

– Я так чувствую. – Он прижал руку к груди. И внезапно заулыбался. – А тебе понравился концерт?!

– Это было великолепно! – восхищенно выдохнула я, улыбнувшись в ответ.

Ворон расцвел. Он рассмеялся и, подхватив меня, закружил посреди комнаты. Я стала хохотать. Словно яркое солнце разлилось внутри меня. В этот момент я почувствовала себя безумно счастливой.

Как хорошо, что в гримерной были только мы вдвоем.

Видимо у его подтанцовки была своя гримерная.

– А где твои вампирочки? – спросила я, едва он поставил меня на пол.

Ворон вскинул удивленно бровь.

– Не знал, что ты такая ревнивая.

– Я просто спросила. – Стушевалась я. Занудой мне не хотелось быть. Но ревность действительно подтачивала.

– Я ни кому не принадлежу. – Как-то вмиг охладев, строго произнес Ворон. Он сделал шаг назад, и, развернув стул, уселся на него, словно отгородившись от меня, его спинкой. Ворон внимательно осмотрел меня. Словно решаясь на что то. У меня все внутри сжалось, от дурного предчувствия. Эта ночь началась, так прекрасно. Зря, я задала, вопрос, о фанатках.

– Рика. – Ворон сделал паузу, он оперся локтями об спинку стула и положил голову на тонкие, длинные пальцы. – Я очень ценю тебя, и наши отношения. Ты мне дорога. Но я ни когда не буду ни кому принадлежать. Я слишком люблю свободу.

Слова Ворона ранили меня. Я читала между строк, другое. Он ясно мне дал, понять, чтобы я не рассчитывала на серьезные отношения.

– Этот мир, не создан для семейной жизни. И в этом только плюс. Тут мы свободны, и самодостаточны. Не нужно искать во мне свою половину. Человек изначально цельная личность. И мы не знаем, будем ли существовать тут завтра. Я живу одним мгновеньем, потому что и время тут относительно! Давай не будем усложнять. Я с тобой, потому, что мне с тобой в кайф! Возможно, это эгоистично. Но зато честно. Ты можешь принять это либо нет. Выбор за тобой. Я не собираюсь пудрить тебе мозги, или обманывать. Я говорю, как есть.

Я стояла, молча рассматривая свои белые кроссовки. Я была во всем черном. Даже майку черную, с изображением ворона (птицы!) одела, чтоб соответствовать образу рок фанатки. Но вот кроссовки на ногах одела белые. Так захотелось! Сейчас я смотрела на свои кроссовки и раздумывала о том, что выгляжу в них глупо. Белые кроссовки к черным джинсам и черной майке, совершенно не подходят.

– Рика! – Голос Ворона вывел меня из оцепенения.

– Извини. Личку читала, – вяло улыбнулась я. – Алекс к себе вызывает. У него какое-то срочное дело ко мне. Так что надо убегать. – На мгновение я замолчала. А потом добавила криво улыбнувшись. – Я подумаю, над твоими словами.

Я портанулась в свою локацию, и вошла в мастерскую. Создала из воздуха холст и стала рисовать. Черно белые тона. Я ни когда не увлекалась портретами. В основном пейзажами. Но сейчас я рисовала человека. Одного. Много и много раз. Вот он смотрит на меня, улыбаясь. За его спиной пустое кафе. Вот он в море. Его лицо, рисовалось легко и казалось живым. Я рисовала эти портреты, а потом, закончив их, уничтожала. И начинала рисовать опять.

Вот на холсте, словно сама по себе проявилась пара танцующая в пустом кафе. Одни в забытом, заброшенном городе. Ее я нарисовала уже цветной. Я хотела передать оттенки света, падающие из окон. Идеальную, чистоту, заброшенного кафе. Забытое мороженное на дальнем столике. Я больше не плакала. Казалось плакала моя душа, и эти слезы застывали образами на картинах.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю