332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » диана5101151 » Комета (СИ) » Текст книги (страница 2)
Комета (СИ)
  • Текст добавлен: 3 ноября 2017, 15:31

Текст книги "Комета (СИ)"


Автор книги: диана5101151






сообщить о нарушении

Текущая страница: 2 (всего у книги 6 страниц)

Пришлось вернуться и начать дежурить у двери, но так, чтобы не попасться на глаза продавцу. План заключался в следующем: дождаться очередного клиента и зайти вместе с ним. Пока внимание будет переключено на него, я быстренько посмотрю, что мне нужно и уйду.

Долго ждать не пришлось – из-за угла вышел… Сергей и направился в сторону этого магазина. Ладно, всё равно выбирать не из чего.

План сработал на отлично. Сергей с продавцом что-то увлечённо обсуждая, ушли в соседний отдел. Журнала я так и не нашла, зато в базе данных значилось это: «17:00. Собирался закрывать магазин, но пришёл последний посетитель и, показав необычный браслет на руке, попросил помочь его снять. С объяснений клиента я понял, что на самом деле это радиомаяк. Подобрать пароль оказалось непростой задачей, но вознаграждение за труд составило…»

Дальше я так и не прочла, поскольку послышались голоса, и мне пришлось по-быстрому удрать. Впрочем, ничего нового узнать не удалось. Лишь подтверждалась версия того, что пароль на маячке был взломан и не где попало, а именно здесь. Единственная зацепка исчезала.

***

Мы сидели на химии и усердно пытались вникнуть в слова учительницы. Алла Юрьевна всего год назад закончила педагогический, и так уж сложилось, что из тех двух учителей химии в нашей школе именно за ней закрепили наш класс. Чтобы показать ученикам своё превосходство над ними, она частенько ругала даже за едва различимый шорох и начинала каждый урок с самостоятельной работы или же кончала ей.

Сегодня у неё впервые было хорошее настроение, и она широко улыбаясь, рассказывала о физических явлениях в химии. Даже пару пятёрок поставила. На задней парте один из моих одноклассников особо не слушая её слова, старательно переписывал алгебру. То есть переписывал, пока это не заметила преподавательница. Злобно ухмыляясь, она встала у него за спиной и специально громко кашлянула. Несчастный мальчишка аж подпрыгнул от неожиданности.

– Что Памфилов вам не интересна данная тема? Или вы всё знаете, раз занимаетесь на моём уроке своими делами? – как-то спокойно спросила она. – В таком случае ступайте к доске и ведите урок вместо меня. А я посижу за партой и замещу вас.

Паша с самым умиротворённым выражением лица встал с места и подошёл к доске. Посмотрел на длинные ряды формул за одиннадцатый класс. Повертел в руках учебник, открыл на нужной теме и закрыл. Взглянул на циферблат наручных часов.

– До звонка пять минут, так что самостоятельная отменяется. Алла Юрьевна – к доске отвечать домашнее задание. И почему вы без халата, на этом уроке в халате должны быть все!

Учительница, сердито сверля глазами Павла, взяла в руки мел и приготовилась записывать задачу.

– Запишите «дано», поставьте двоеточие. Нет с большой буквы. Задача гласит, что из 250 г 20%-го раствора хлорида калия выпарили 100 мл воды. Проведите черту и напишите «найти». Двоеточие. Массовая доля соли в растворе. Вопрос. Пишите решение.

Алла Юрьевна уже с ненавистью глядя на Павла принялась мелким почерком писать ответ. Но он не успокоился и после этого.

– Сергей, Виолетта, Снежана. Вы сегодня хорошо работали, давайте дневники, я выставлю вам оценки.

Перечисленные ученики не могли сдержать удивления, ибо весь урок болтали и играли в новую игру. Пашка красной пастой поставил пятёрки и даже не поленился скопировать роспись учительницы. Она между тем неуверенно попыталась вернуться на свой пост, но, к сожалению не смогла.

– Уже готово? Нет, с ответами не сходится. Перерешивать некогда, уже звонок. Два, Алла Юрьевна.

И схватив свой портфель, вместе с остальными покинул кабинет. Конечно, этот случай стал известен всей школе и кто-то хвалил Пашку, а некоторые неодобрительно качали головой.

На той же перемене мне на планшетник пришло новое сообщение из академии:

«Здравствуйте агент 6-2-6! В вашем квадрате зафиксирован новый член академии. Просим принять в виде помощника для передачи опыта. Заранее благодарим за согласие!» Далее прилагалась фотография так называемого помощника, в котором я с удивлением разглядела… своего одноклассника. А если точнее то это был тот самый Павел, который сегодня вёл у нас химию.

– Надо бы написать ему, что я теперь его командир. А то ещё перепутает с кем-то, – и принялась набирать сообщение, поскольку вокруг Пашки часто толпиться много народу и поговорить при них о деле как-то не хочется.

Но постоять спокойно мне так и не удалось.

– Привет! – подойдя ко мне поздоровался какой-то мальчишка, улыбаясь во весь рот.

– Да привет. Разве мы знакомы?

– Агент 6-2-6 я так понимаю? Я прислан к вам в виде помощника.

– Про что ты? Я ни про каких агентов не знаю, – да, точно на актрису пойду.

Тем временем мальчишка нажал какую-то кнопочку на небольшом приборчике и предстал передо мной в образе Павла Памфилова.

– Моё новое устройство, – с некой гордостью сказал он, отвечая на мой вопросительный взгляд. – Полностью меняет внешность за какие-то доли секунды. Сам придумываешь образ, загружаешь, а прибор на тебя «одевает».

– Круто! Да ты и вправду гений! – восхитилась я.

– Рад, что вы такого высокого мнения обо мне всего за несколько минут нашего знакомства. Позвольте представиться – Павел.

– Я в курсе. Если что, мы в одном классе учимся. И почему ты ко мне на «Вы» обращаешься?

– Ну как же… Вы мой шеф. Выше по званию!

– Правда? Меня повысить успели разве? – Пашка вежливо промолчал, поскольку ничего ответить на вопрос не мог. – И кстати, если ты не заметил мы одного возраста.

– И всё равно я к вам так и буду дальше обращаться, – важно сказал он, вернув на место съехавшие на нос очки.

– Если тебе так хочется – то, пожалуйста, только не при всех, ладно? Я – Настя и никак иначе!

– Слушаюсь!

Я лишь тихонько усмехнулась. С ним точно скучать не придётся!

– Позвольте узнать данные об этом деле? – но наткнулся на мой «слегка» суровый взгляд. – Ой, забыл опять. Позволь, – обратился он уже на «Ты».

– Ага. Читай тут, – я указала на пару строк в планшетнике. – Нового пока ничего нет.

Пашка пробежался взглядом по строчкам. Для этого ему пришлось немного согнуться, а всё потому что я низкая. Чёлка падала ему на глаза, мешая читать. Он вскинул голову вверх, но упрямые русые волосы паренька тут же вернулись в первоначальное положение.

– Так нет сейчас, значит, что очень скоро будут! У меня уже есть несколько версий, – самодовольно заявил он спустя пару минут.

И тут, совсем некстати, прозвенел звонок.

– Ну вот, не успели! Ничего, на следующей перемене всё расскажешь.

– Хорошо, тогда у столовки встретимся, – согласился Памфилов.

На этом моменте мы собственно и расстались. Сейчас была технология, а этот урок проходит отдельно. У мальчиков – в одном классе, у девочек – в другом.

Пашка рассказывал потом, что Сергей весь урок смотрел на него жутко подозрительным взглядом. Вот только на вопрос «В чём дело?» невнятно сказал «Всё норм». Странный этот Сергей, однако.

***

Когда я с опозданием явилась на урок, оказалось, что учительница до сих пор не пришла и все занимаются, чем хотят. То есть: слушают музыку на полную громкость, орут, так что наверху слышно и обсуждают последние школьные новости. Да, весело.

Я незаметно пристроилась на стуле у окна и решила просто просидеть все 45 минут с закрытыми глазами. Но шпион не дремлет на работе! Вообще это за меня одноклассницы решили.

Виолетта и Юля были самыми знаменитыми сплетницами среди… Школы не скажу, но восьмых классов точно. И обсуждали всех и вся, ничего не боясь.

–…Соня опять на свои концерты в другой город уехала, – долетел до меня обрывок их диалога.

– Да вообще несправедливость! Ей учительница по пению одни пятёрки во время прогулов ставит! – возмутилась Юлька. – Но ничего, она у нас ещё получит. Помнишь, как в прошлом году, – и она стала что-то шептать подруге на ухо. Надо будет Софью предупредить, чтобы осмотрительнее была с этими двумя.

Потом на меня «случайно» опрокинули с десяток книг, к звонку вернулась учитель и поставила двойку за то, что я бездельничаю во время занятия и наконец, спасение в виде перемены.

Я честно явилась к выходу из столовки, вот только Пашку не нашла. Зато наткнулась на Сергея, который буркнул что-то вроде приветствия и скрылся.

Когда я сотый раз прошла мимо двери, Его Величество Павел соизволил появиться в зоне видимости. Схватил меня за руку и потянул за собой в какой-то тёмный коридор, где никого не было. На вопрос, что всё это значит, он ответил, что узнал очень важную информацию об этом деле.

Я поинтересовалась какую, а он, торопливо оглядевшись, наконец начал рассказывать.

========== Глава 4. Задание по истории. ==========

Пашка сосредоточенно водил пальцем по экрану сорок восьмой модели айфона, что-то говоря себе под нос. Всё сильнее сводил брови. Видимо, поиски проходят не успешно.

– Я тебе не мешаю? Просто не ясно, чего ты меня позвал, сказал два слова и молчишь.

– Да погоди ты! – только отмахнулся он от меня. – Не видишь, пароли не подходят.

– Какие ещё пароли?

– Которые ведут в базу данных академии. Если смогу подобрать их, то получу доступ к записям с видеокамер, а с помощью них удастся установить личность того гордона.

– Да же не представляю, почему до меня самой это не дошло, – с плохо скрытым сарказмом сказала я. – Ты в курсе, что доступ к ним имеет только директор, а его паролей тебе в жизни не…

– Подошло! – воскликнул Пашка, тряся у меня перед лицом своим айфоном.

– …разгадать. Но как? – мда, он явно умнее, чем я думала.

– Просто, но не ясно: 6-2-6 агент уничтожение, – прочитал он пароль. Затем зарылся пятернёй в свои чёрные, как смола волосы и о чём-то усиленно задумался.

– Тебе не кажется странным этот пароль? Что он связан со мной напрямую и с моей миссией?

– Не-а. Подумаешь. Люди шифруют что только можно. Я даже на свои изобретения систему блокировки установил. Чтобы никто не смог использовать их в своих целях.

– Ты сказал «изобретениях». Значит, есть ещё? Покажешь мне потом?

– Да, конечно. Знаешь, где наша школьная лаборатория? Нет? Тогда заодно и её тебе покажу, – Пашка сразу заулыбался. Видно, тема про изобретения была для него одной из самых любимых. – Так, записи с камер посмотрим завтра, я скачаю их себе, а то тут грузиться не хотят.

– А если они не сняли его лица? В академии не везде ведётся наблюдение. Или изображение нечётким выйдет.

– Выйдет-не выйдет. Всё будет, – провозгласил Павел. Да, уверенности в себе ему явно не занимать. Не то, что мне иногда.

На этой доброй ноте мы и расстались. На две минуты. Встретились в кабинете истории.

***

Приоткрытое окно. Морозный зимний воздух. Третья парта третьего ряда. Нудный голос учителя.

– … Звездина, Памфилов. Проекты сдаём через две недели. Если кто-то хочет, то может раньше. Анастасия, Вы меня слушаете?

Нет, не слушаю. Я сплю. Вернее, спала, пока один небезызвестный вам человек нагло не нарушил мой покой.

– Эй, Комета, с добрым утром! – прокричал он мне в ухо. – Подъём! Учитель интересуется, внимаешь ли ты его словам.

Ничто не предвещало беды…

– Сергей! Будь добр, называй меня по имени. И да, я слушаю.

– В таком случае, повторите, что я говорил о проекте, который повлияет на вашу четвертную оценку, – сказал учитель.

Ну что мне оставалось делать? Лишь пожать плечами. Историк неодобрительно покачал головой и произнёс:

– Повторяю ещё раз для тех, кто невнимательно слушал меня и спал на уроке, как Настя. Вы берёте за основу любое историческое событие или что-то хоть немного относящееся к истории. Можете даже машину времени сделать. Факты ищете, готовите презентацию, можно муляжей наделать. Работаете в группах, в которые я уже вас распределил и сдаёте работу через четырнадцать дней. Лучший проект будет представлен перед всей школой. Занявшие первое место выходят на город, а если выигрывают и там, то получают билеты на Луну для всех пятерых человек из группы. Экскурсия и тому подобное заранее оплачено. Успехов! – и учитель покинул кабинет, перед этим сказав, что все могут идти домой.

Я, так ничего толком и не поняв, попыталась расспросить единственного нормального человека в этом классе – Павла. Но тот до того быстро покинул кабинет, что я догнала его лишь на выходе из школы.

Пашка обсуждал что-то с Сергеем, просто игнорируя все мои попытки начать разговор. Пришлось тихо идти сзади этих двух парней. Они были очень похожи, если присмотреться поближе – оба высокие, худые, серьёзные. Хотя, Сергей и серьёзность – несовместимы. Может, он от общения с Пашкой таким становится?

Тут мне прямо в лицо кто-то кинул снежок! Кучу мокрого холодного снега! Кажется, я догадываюсь, кто это сделал. Доносящийся слева истерический смех просто не оставил места для сомнений. Сергей!

Я спокойно вытерла рукой лицо и злобно посмотрела на него. Никакого эффекта! Павел равнодушно переводил взгляд с Серёжки на меня и обратно. Потом до него видно дошло, что обидели его командира, надо вставать на защиту и всё такое.

– Зачем ты так с ней? – спросил мой помощник у друга, который буквально уже давился от смеха.

– А что нельзя разве? – удивился Сергей. – Мы ведь с тобой неделю назад закидали Катьку снежками и ничего.

– Так это ведь Катя, – нашёл наш гений самый подходящий аргумент.

– А это – Настя. Не всё ли равно? – но потом сдался. – Ладно, закрыли тему. Мне домой пора уже.

И он зашагал в сторону старинной девятиэтажки.

– Ты не дуйся на него, хорошо? Он никогда не признаёт, что неправ, – сказал Паша. – Сколько его знаю, он был, есть и останется таким. Юморист-авантюрист.

– Только вот шуточки у него злобные. Меня вон Кометой обзывает, – прошипела я, идя по дороге рядом с домами.

– Что поделать. Это прозвище к тебе приклеится так, что не отдерёшь. Это ведь всегда так – Сергей придумывает и пусть это полный абсурд, повторяют за ним все.

– Выходит, он – лидер?

– Да. Ты, кажется, что-то спросить хотела?

– Ах, да. Забыла совсем. Нам на истории говорили про проект, а с кем его делать, я так и не поняла.

Пашка усмехнулся, видимо думал, что это элементарно. Потом остановился у ближайшей лавочки, снял свой гиперпространственный рюкзак и достал телефон. Тот никак не хотел подавать признаки жизни, что моего одноклассника жутко бесило. Наконец, он заработал и Павел, нажав пару кнопок, зашёл в «Заметки».

– Так, нас в группе пятеро: я, Сергей, Сонька, ты и Катя Морозова. Но Катя у нас болеет, Соня в другом городе ещё три дня будет, так что будем мы втроём проект готовить пока что, – сказал он.

Я согласно кивнула и спросила, где можно будет обсудить детали.

– Где… Можно завтра всем собраться часов в пять дня и погулять по городу. Заодно проект обсудить, – медленно, с расстановкой, произнёс Паша. И тут же добавил, – А давай сейчас ко мне зайдём? Я тебе свои изобретения покажу!

Я задумалась. Дома Барсика кормить надо, а так больше никаких срочных дел нет. И изобретения посмотреть… Даже не представляю, что я там увижу!

– Ладно. Только не надолго.

Пашка мгновенно превратился в самого счастливого человека на планете. Всю дорогу этот гений рассказывал мне множество формул, с помощью которых можно высчитать что угодно. Из них знакомой была только одна – Ньютона.

Когда мы добрались до его квартиры на сорок первом этаже, я облегчённо вздохнула. Дверь у Павла была электронной, как у всех. Вот только, мы свои с помощью ключ-карт открываем, а у него установлен сканер ладони и распознаватель голоса.

– А что будет, если кто-то посторонний попытается взломать систему? – спросила я.

– Сначала сигнализацию включит, заблокирует лифт и через пять минут прибудет полиция.

Да, серьёзненько тут у них.

– Кем твои родители работают? – поинтересовалась я у Памфилова.

– Инженеры. Оба. В институте познакомились и не расстаются до сих пор. Они сейчас на Луне новый завод проектируют. Так что я дома один практически. Ты не стесняйся, проходи.

Только вернувшись домой, я пришла в себя. Дом у Пашки был, мягко говоря, необычным. Всё по первому слову техники. А его комната… Это космический центр, институт по разработке секретного оборудования и прочее, и прочее, и прочее… Вся в тёмно-синих тонах, с телевизионными экранами у потолка, тремя-четырьмя компьютерами и бесчисленным множеством полок самых разных размеров.

На полукруглом столе стояли, а точнее парили над ним обыкновенные ботинки, зачем-то закованные со всех сторон в тонкие железные листы. «Рекботы, – пояснил Пашка. – Сокращение от „реактивные ботинки“. С гравитационным полем. Осталось их немного доработать, чтобы выдерживали вес человека и можно летать!»

Сначала, я решила, что он ненормальный. Ну, не может человек летать с помощью каких-то ботинок! Пусть и реактивных. Но когда Пашка стал убедительно говорить, что всё возможно и при этом записывать свои расчёты на чёрной доске белым мелом, я поняла, что сойду с ума тоже, если он не замолчит.

Сбила мыслью, что он хотел посмотреть записи с камер. Едва он их скачал себе на комп, как кто-то переставил пароль в архиве и мы больше не могли тайно пользоваться секретными данными академии. Ничего, у нас есть съёмка, так что полдела уже сделано!

И… ничего. Абсолютно. Смазанные кадры, словно какой-то вирус заставил все камеры одновременно выйти из строя. Мы уж совсем отчаялись, когда последние два кадра вселили в нас надежду. Во-первых, изображение там было более-менее чётким. Во-вторых, на них в полный рост был заснят тот шпион. Лицо, правда, было прикрыто рукой. Но одежда, внешность… Это было видно, причём превосходно!

Пашка выкатил изображение на главный экран. Долго и пристально смотрел на него, а затем выдал: «Один из моих знакомых работает с фотографией, он сможет восстановить лицо. Если не выйдет, придётся подключиться к спутнику, на нём информация о всех людях планеты есть, так что гарантия найти его девяносто девять и девять десятых процента.»

«А где ещё одна десятая?» – спросила я.

«Это на тот случай, если он вдруг окажется мёртв. Хотя, маловероятно».

Да, жутко как-то. Я спросила, нельзя ли подключиться к спутнику сразу. Меня ждала интереснейшая лекция, насколько это дорого, опасно и сложно. Пришлось согласиться на его план. Всё-таки, у него он хоть есть.

Пашка великодушно проводил меня до лифта. Хотя нет, вежливо выгнал. У него видите ли, срочные дела вдруг появились. Подумаешь!

========== Глава 5. Прогулка по городу. ==========

В школу Пашка явился прямо ко звонку. Сегодня он был какой-то мрачный и угрюмый. Блеск в глазах исчез, появилась какая-то непонятная обида.

– В чём дело? – поинтересовалась я.

Пашка не хотел говорить в начале. Потом сдался и сказал, что его знакомый, который работает с фотографией, запросил две недели сроку. С учётом неожиданных осложнений, множества других заказов и медлительности оборудования.

– И это всё? – нет, плохо, конечно, что придётся так долго ждать, но с другой стороны – почему нет? Я даже Москву толком не видела, ни с кем, кроме Пашки на уровне дружбы или хотя бы приятелей не общаюсь! Надо срочно это исправлять!

Между тем, Павел моей радости не разделял. Ну, да, его то ко мне, как стажёра отправили, вот он и хочет выполнить первое задание быстро и с честью. Забыл он, наверное, что для меня оно тоже первое. Или я ему просто этого не говорила?

В общем, объяснила я Павлу, что жизнь продолжается, а фото можно и подождать. До него это дошло спустя несколько часов.

Затем я поймала Сергея и сказала, чтобы на площади был ровно в пять и не опаздывал. Хоть Пашка ему вчера написал про прогулку и обсуждение проекта, но кто знает, может, его друг уже всё забыть успел?

– Помню я, – буркнул Сергей и скрылся в толпе учеников. Что-то он сегодня неразговорчивый какой-то.

В общем, на площади я появилась самой первой. Спустя полчаса бессмысленного ожидания, я решила позвонить мальчишкам и поинтересоваться, где они пропадают. Оказалось, что я перепутала место нашей встречи. Пришлось ждать маршрутку и ехать к ним.

Сергей, к моему величайшему удивлению, вызвался исполнять роль экскурсовода. Сначала я ознакомилась с главной достопримечательностью Москвы. Отгадайте, что это было? Голубь! Обыкновенный сизый голубь, который благодарно клевал крошки от булки Сергея. Он целую легенду сочинил, о том, как голуби спасли Москву от нападения. Я посмеялась, а Пашка заметил, что друг увлёкся своим рассказом и немного его исправил.

Вышло, что на самом деле, по легенде гуси спасли Рим, разбудив жителей и тем самым предупредив о наступление врагов. Сергей лишь отмахнулся от его слов. Типа «Это ещё научно не доказано и моя версия схожа с твоей. Быть может, я прав».

Этот мальчишка меня иногда своей беспечностью изрядно доводит. Всё для него слишком просто.

Погуляли мы так где-то час. За это время мы сделали около сотни фотографий. Первые десять были с голубем (он теперь за нами везде ходил, видно, булочка пришлась ему по душе). В конце-концов я купила ещё одну булку, чтобы скормить ему. Наш голубь один не управился – и позвал товарищей со всего района. Мы едва спаслись бегством.

Дальше Сергей нашёл ростомер, который был нарисован на огромном плакате с гималайским медведем. И заставил всех поучаствовать в историческом событии – измерить свой рост. Я оказалась самой низенькой – всего сто шестьдесят один сантиметр! Пашка был немного повыше меня, а Сергей (издалека не видно), аж сто семьдесят.

«У меня родители высокие», – сказал он.

Затем мы нашли ларёк с мороженым. Вот кто зимой ест его? Ну, разве что на спор…

– Паш, а я три съем! – заявил Вихров. Памфилов лишь равнодушно на него посмотрел, ясно давая понять, что провокации друга ему ни по чём.

– Давай, кто больше сможет съесть, выбирает фильм в кино. А проигравший – платит.

– Нет.

– А та коллекция гаек?

– Я же сказал – нет!

– А моя сломанная микроволновка… Тебе ведь ещё нужны те детали? – с надеждой в голосе спросил Сергей. Пашка остановился и призадумался. Сергей как можно убедительнее сказал: «Она ведь как новая!» – и Памфилов сдался.

– Ладно-о-о, – неохотно согласился Паша.

Они отправились к ларьку и купили себе по пачке крашеного льда. «Мороженное» называется. Стали есть на скорость. Продавец едва успевал считать деньги и выдавать товар со сдачей.

Я попыталась их остановить. Но внушить, что они таким образом быстро заболеют, я не смогла. Воззвала к их совести, пару раз вырвала мороженое из рук – не помогло. Их обоих охватил азарт, и желание выиграть. Продавец и несколько зевак уже делали ставки.

Вот Сергей, я понимаю, человек такой – везде стремиться кого-то на что-то спровоцировать. Но Пашка… Дались ему эти детали! Он бы на потраченные деньги куда больше купил в магазине электроники! И вообще, они оба заболеют!

Шестым шло эскимо – Сергей съел его первый и потянулся в карман за деньгами. Но они кончились. Жаль. Я уже за него болеть собиралась. Пашка тем временем доел свою порцию и купил седьмое мороженое. Толпа ликовала.

Памфилов торжественно раскланялся. Он чувствовал себя превосходно. А вот Сергей лишь сильнее затянул шарф.

Мы ещё немного походили по окрестностям. Потом вдруг пошёл снег, а так как все замёрзли (Сергей ещё Третьяковскую галерею нам демонстрировал), то мы зашли в ближайшее кафе.

Кафе было маленьким, но уютным. Деревянные столы, каменный пол – создавалось впечатление, что мы попали в Средние века. Сергей выбрал крайний столик – в углу, прямо рядом с витражным окном. Мальчишки устроились по краям, а мне пришлось довольствоваться обществом внушительного горшка с кактусом, который стоял рядом с моим стулом и вот-вот грозился на меня свалиться.

Пашка повертел в руках меню и подозвал официанта – старенького робота V-образной модели. Тот не спеша подъехал и выслушал все его пожелания. Затем робот отправился к нам. Я отослала заказ на его электронный блокнот заранее, да и Сергей, видно, тоже.

Робот, покачиваясь и скрипя своими заржавевшими деталями, поехал на гусеничных шинах в сторону кухни. Весь его корпус был в царапинах и вмятинах. Наверное, его скоро спишут и отправят на свалку. Или переплавят. От этого стало как-то грустно. Я жалела – и кого только! Робота!

– Эй, в чём дело? – спросил Сергей. Искренно поинтересовался.

– Да, так, жалко вдруг того робота стало. Он ведь старый, неказистый. Хозяину такой не выгоден – только отпугивает посетителей. Его, наверно, скоро на свалку отправят.

Сергей задумался. Растаявший снег по капельке падал на стол с его чёрных, как смоль, волос. Не надел шапку, называется!

Робот привёз наш заказ и, поставив его на стол, уехал к другим людям за соседними столиками. Пашка повертел в руках свою чашку с кофе и неожиданно сказал:

– А давайте его к себе заберём? Я его починю, найду новый корпус, смажу и будет, как новенький!

Мы загорелись его идеей и начали вовсю обсуждать, какую пользу можно извлечь от этого робота.

– Он может помогать мне с проектами или держать инструменты, – говорил Пашка.

– И можно закачать в него разные энциклопедии и словари! А если уменьшить его до размера кнопки, то на контрольных он будет подсказывать! А потом взять его с собой в какое-нибудь путешествие, – мечтал Серёжка.

В общем, мы отправились к хозяину кафе и договорились выкупить у него этого робота. Владелец смотрел на нас с таким счастливым выражением лица, что мне невольно пришло в голову, будто он давно хочет избавиться от него, но до сих пор не знал как.

Мы пообещали занести деньги в ближайшие два дня. Хозяин запросил смехотворную цену – две тысячи. Но мы таких сумм, увы, с собой не носили.

Потом мы отправились в кино. Пашка минут десять выбирал фильм и люди, которые встали за нами в очереди, начали терять терпение. Наконец, выбор пал на фантастический фильм про колонизирование одной планеты в другой галактике. Платить пришлось Паше. У Сергея деньги закончились, а я скромно промолчала.

Все полтора часа мы непрерывно смеялись. На нас уже с передних рядов начали оглядываться. Да, надо было плакать как все. Но что мы могли поделать, если у главного героя было такое глупое выражение лица и он вечно говорил с каким-то испанским акцентом? Верно ничего.

Домой мы возвращались, когда уже стемнело. Синее небо, горящие в вышине звёзды… И прибавьте ко всему этому неспешно падающий снег. Красота!

Пашке было идти ближе всех, а вот Сергей со мной всего через пару домов живёт. Да, здорово, нечего и сказать!

Чтобы не идти молча, я начала разговор. А то эта тишина начинала нагнетать.

– Ты чем увлекаешься? – задала стандартный вопрос я.

– Коллекционированием двоек в электронном журнале, – ухмыльнулся он. – Выматыванием нервов окружающим и изучением марсианского языка.

– Ты в этом явно преуспеваешь! Как по-марсиански «привет» будет?

– Бонжур.

– Но это французский!

– Тебе откуда знать? Мало того, что я первый, кто начал учить марсианский язык, я ещё его создал!

Дело в том, что хоть Марс теперь и используется как межпланетная посадочная станция, но люди и так называемые «марсиане» там не живут. Земля единственная обитаемая планета, это уже давно доказано.

Я с ним немного поспорила по поводу того, что его идея создать новый язык – бесполезная. Впрочем, он всё равно не слушал.

Сергей меня проводил до самого дома. Как он сказал: «Для твоей же безопасности и вообще просто так». И дверь мне открыл. Джентльмен! А я думала, что они уже перевелись все.

Я до того устала от всех сегодняшних событий и впечатлений, что сняла с себя только сапоги и куртку, едва не заснув в коридоре. Я бы так и сделала, только котёнок настойчиво просил покормить его. Пришлось пойти на кухню и налить ему молока в миску. Потом я едва дотянула до дивана и уснула.

***

Шесть утра, звонит будильник… Стоп, о чём это я? А, это часть моего ночного кошмара. Как меня вызвали к доске, а я не смогла ответить.

– Звездина, мне ещё сколько раз повторить, чтобы вы услышали? – нет, видимо, не сон. И я на уроке. В школе. Интересно, МЧС спасает от неизбежной двойки?

– Настя, я тебя в который раз прошу сказать, что у тебя получилось в трёхсотом номере! – терпеливо повторила учительница.

Да, сейчас скажу, вот только уроки я не сделала. МЧС, где ты?

Я уже приготовилась произнести такую речь раскающегося ученика, что должны слёзы на глазах выступить. Но Сергей решил меня спасти.

– Настя, – одними губами сказал он и ткнул в какое-то число посреди страницы.

– Пятнадцать, – неуверенно прочитала я вслух.

– Правильно, Звездина. А теперь запишем несколько примеров, которые могу встретиться вам в заданиях ЕГЭ, – забыв обо мне, произнесла Тамара Павловна.

Я, не в силах скрыть свою радость, села на место.

– Спасибо, – сказала я Сергею. – Если бы не ты…

– Да, что там, – заскромничал он. – Подумаешь. Всегда пожалуйста. Обращайся.

И Сергей принялся усердно списывать примеры с доски. Почерк у него был каллиграфический. Буква к букве, цифра к цифре. Все одного размера, все ровные и аккуратные.

Хоть и писал он довольно быстро.

Под конец урока нам раздали самостоятельную работу. Я прочитала её раз десять. Поняла только то, что ничего не поняла. Ну, да, я молодец – домашку не сделала, правила не учила, а надо было! Эх, я же не отличница, мне двойка на четвертную оценку сильно повлияет!

Сергей с минуту изучал меня взглядом, а потом принялся в два раза быстрее что-то писать на клочке бумаги. Мне бы его проблемы!

Устроила мозговой штурм, вспомнила все правила, которые с первого класса учила. И переменные, и отрицательные положительные числа. Не помогло. Не высшую же математику мы в восьмом классе проходим в конце концов!

На мою тетрадку опустился скомканный листик. Подозрительно посмотрела на Сергея, но он с таким увлечением находил корень из числа, что я решила его не отвлекать от столь важного дела. И на том спасибо.

Решение я переписала, а оригинал забрала себе. Сама не знаю зачем.

На перемене мы решили обсудить наш проект. Идей не было. Вернее, были, но либо очень тупые, либо трудновыполнимые.

– Говорю же: давайте машину времени сделаем! – разглагольствовал Сергей.

– Вот ты её и делай! – не уступал Пашка. – Учёные уже не одно столетие хотят её сделать, но ни у кого пока не выходило! Это же математические, физические и, наконец, механические расчёты! Так что твоя идея – полный абсурд.

– Абсурд – это твоё отношение к ней. Если никто не придумал машину времени до нас, то я вижу в этом только одну причину.

– И какую? – заинтересовалась я.

– У них не было должного руководства! – обрадовался поддержке с моей стороны Сергей.

– Хочешь сказать, оно у нас есть? – снисходительно посмотрел на него Павел, поправив свои классические очки.

– А я на что?

– Да чтобы ты нами руководил? Ой, не могу! Я тебе даже свою ручку не доверю, не то что командование над людьми.

Так, срочно надо брать ситуацию в свои руки, а то того и гляди – поссорятся.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю