332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Beshenayabelka » Похищенная (СИ) » Текст книги (страница 1)
Похищенная (СИ)
  • Текст добавлен: 13 июня 2017, 18:30

Текст книги "Похищенная (СИ)"


Автор книги: Beshenayabelka






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 4 страниц)

Колокольчик на двери мелодично звякнул, и я устало перевела взгляд на входную дверь.

– Белла, доброе утро! – воскликнула Джессика Стенли.

Вместе с ней в магазин ворвался свежий морозный воздух, заставивший сильнее укутаться в шаль.

– Какое утро, – зевая, ответила я, – еще даже не рассвело.

Предрассветные часы ночного дежурства – большое испытание. Посетителей почти нет, и сильно хочется спать.

– Зачем так рано пришла? До конца смены осталось пару часов. – Я сделала несколько глотков остывшего кофе из любимой кружки и покосилась на Билли, охранника, мирно посапывающего в старом кресле в углу магазина. Я никогда не ругала Билли за сонливость, ведь в силу своего немолодого возраста он часто не выдерживал ночного нон–стопа и засыпал под утро. А если б магазин захватили грабители, то в арсенале охранника имелась бы только резиновая дубинка. Вряд ли б мы смогли отмахаться ей от вооруженных преступников.

– Как всегда, – снимая шапку, ответила Джессика, – беспокойная ночь. Иногда так хочется придушить соседей.

– Опять дебоширили?

– Как только наступает четыре часа ночи, за стеной начинается концерт. В общем, уснуть я уже не смогла. И решила сменить тебя раньше. Только переоденусь в форму.

Стенли направилась в подсобку, а я еще раз потянула руки вверх, разминая затекшие мышцы, зевнула и посмотрела на часы. Половина шестого утра. Работа на круглосуточной заправке давалась нелегко, особенно по ночам. Но такие смены оплачивались по двойному тарифу.

– Уже собрали вещи? – поинтересовалась напарница, вернувшись из подсобки.

– Еще нет, – ответила я. – Джеймс сегодня работает. Выезжаем ночью. Впереди целый день, чтобы упаковать чемоданы.

– Очень надеюсь, что у вас все наладится, – произнесла девушка, застегивая форменный жилет.

– Посмотрим. Джеймс клянется, что завязал с азартными играми. Держится два месяца.

– Ты молодец, что не рубишь под корень. Сгоряча такие решения не принимают. Совместный отпуск пойдет вам на пользу. Хотя зимняя рыбалка. – Стенли закатила глаза. – Сомнительное удовольствие.

Завтра первая годовщина нашей с Джеймсом свадьбы. Супруг решил организовать поездку к озеру, которое находится на окраине леса в сотне миль от города. В последнее время не все шло гладко, поэтому муж из кожи вон лез, чтобы укрепить шаткое равновесие в семье. Меня нельзя было назвать фанатом рыбалки, но заснеженный лес, уютный домик, камин и вино – складывались в картину очень даже желанного отпуска.

Наши отношения не всегда развивались идеально. Бывали радостные моменты, правда, уже давно. Все чаще разгорались ссоры. Свой основной порок Джеймс приберег напоследок. Спустя какое-то время, после того как я сказала заветное «Да», он не пришел домой с работы. Эта ночь навсегда осталась в моей памяти как одна из самых худших в жизни. Муж объявился через сутки без гроша в кармане. Он проиграл все наши сбережения в покер.

Джеймс долго раскаивался. Умолял простить и обещал, что такое больше не повторится. Его друг Лоран, с которым они вместе работали в автомастерской, рассказал про ночной клуб, где частенько играют в азартные игры. Что там собираются богачи, которые ни черта не смыслят в покере, и, мол, их очень легко обыграть.

Супруг говорил, что хотел купить мне дорогой подарок на день рождения, до которого оставалась неделя. Он поверил красивым басням Лорана и отправился в тот самый клуб. И, конечно, проигрался под ноль. Я простила мужа, ведь он так клялся и божился, что сожалеет.

Но ситуация повторилась. В этот раз Джеймс умудрился проиграться в долг. Новая отговорка заключалась в том, что он хотел вернуть назад сбережения. Снова клятвы и уговоры. Джеймс выпросил еще один шанс. Утверждал, что не сможет без меня жить. Жалкий шантаж! Но я пошла на уступки. Хотя в данном случае шанс был предоставлен не мужу, а скорее мне.

Мы встречались с Джеймсом меньше года, когда он сделал мне предложение. И я согласилась. Думала, это верное решение, чтобы начать самостоятельную жизнь, переехать от матери и отчима. Моя мать Рене была замужем три раза, и каждый – неудачно. Я хотела создать семью, где не будет ссор, слез, разводов. Накануне свадьбы мы с мамой сильно поссорились. Она просила меня не спешить и хорошо подумать, а я гордо заявила, что мне не нужны советы от женщины, которая не в состоянии устроить собственную личную жизнь. Тогда Рене с обиды сказала, чтобы я не приходила к ней жаловаться, когда набью шишек в семейной жизни. Вот я и не шла. Слишком поздно поняла, что вышла замуж только для того, чтобы доказать маме, что стала взрослой. А теперь вот, снова из-за упрямства боялась признать ошибку.

– Ты молчишь. Я чем-то тебя расстроила? – виновато спросила Джессика.

– Нет. Все в порядке.

– Чуть не забыла, – спохватилась она. – У меня для тебя кое-что есть.

Стенли сходила в подсобку и принесла прямоугольную коробку, украшенную алой лентой.

– Не стоило, Джесс, – смущенно возразила я. Мне было известно, что напарница еле сводила концы с концами.

– Не воображай ничего такого. Купила на распродаже.

Я открыла коробку. На белом атласе лежал ярко-красный комплект откровенного белья. Щеки тут же залились румянцем. Моя собственная физиология всегда играла против меня. Стоило немного разволноваться, как щеки становились ярче костюма Санта–Клауса.

– Теперь ты одного цвета с подарком, – довольно засмеялась Джессика.

– Развратница, – улыбаясь, ответила я.

– Тебе это пригодится в отпуске.

После последнего инцидента прошло два месяца. Я отправила Джеймса спать на диван в гостиной до тех пор, пока карточный долг не будет выплачен. Муж работал в две смены, находил подработки. Я видела, что он действительно старался исправить свои ошибки. На поездку к озеру Джеймс возлагал большие надежды, одна из которых была возвращением в семейную постель.

Визг шин отвлек от разговора. На улице почти рассвело. Большой черный джип остановился напротив одной из колонок.

– Ох, – только и простонала Джессика. – Приехал.

– По нему можно часы сверять, – подтвердила я и тут же подозрительно посмотрела на напарницу: – Ты из-за него раньше на работу пришла?

– И что такого, – не стала отпираться Стенли.


Мы заворожённо наблюдали за мужчиной, выходящим из машины: высокий, сексуальный, с правильными чертами лица. Трижды в неделю в одно и то же время хозяин джипа приезжал, чтобы заправить машину.

– Какой он «горячий», – не отрывая взгляда от красавца, произнесла Джесс. Мы обе задумчиво вздохнули.

Я понимала, о чем говорила подруга. Ведь каждый раз испытывала жуткое волнение, когда этот мужчина приезжал на заправку и подходил к кассе, чтобы оплатить бензин. Всегда расплачивался наличными. Никогда картой. А Джессика сгорала от желания узнать хотя бы его имя.

Колокольчик издал мягкий звон. Красавец два раза стукнул ботинками о коврик у входа, чтобы стряхнуть с обуви снег, и проследовал прямиком к дальнему холодильнику, где располагались молочные продукты. А мы, ни дыша, проводили его взглядом.

– Какая задница, – прошептала Стенли. – Так бы вцепилась в неё и съела, как пряник.

– Тсс, – шикнула я.

Покупатель подошел к кассе и поставил бутылку молока на ленту.

– Полный бак, – отчеканил бархатный голос.

Джессика стояла за моей спиной. А я старалась не смотреть на мужчину, чтобы не превратиться в пунцовый помидор. Я злилась из-за того, что загадочный покупатель волновал меня, а от злости щеки румянились еще быстрее, чем от смущения.

Положила бутыль в пакет и озвучила сумму покупки. Он достал забитый купюрами бумажник из кармана куртки и протянул пару сотен.

– Без сдачи, – приятный мужской голос снова прервал напряженную тишину.

Наши взгляды встретились. Мой удивленный. И его загадочный. Глаза глубокого зеленого оттенка. Бронзовые волосы беспорядочно спадали на высокий лоб. Двухдневная щетина на скулах смотрелась чертовски сексуально. И я ощутила горячий приток крови к щекам-предательницам.

– У нас так не принято, – промямлила я.

– Как хочешь, – безразлично ответил он и посмотрел куда-то в сторону. Я проследила за его взглядом, который был направлен на открытую коробку с откровенным бельем. Мы с Джессикой так увлеклись покупателем, что я совсем позабыла убрать с видного места подарок или хотя бы закрыть его.

– Не слушайте ее, – вмешалась напарница. – Большое спасибо за щедрость.

На этих словах парень пожал плечами и вышел на улицу.

– Ты что творишь? – возмутилась я.

– Засунь свою принципиальность куда подальше и возьми деньги. Здесь же почти пятьдесят баксов.

– Вот именно. Это очень много.

– Ты видела его кошелек? Там полно денег, а тебе они понадобятся.

Маленький спор не помешал следить за покупателем и дальше.

– Как думаешь, зачем ему молоко?

– Возможно, у него дома живет кошка.

– Я бы не отказалась стать его домашней кошечкой, – промурлыкала Джессика.

– Как-то пошло прозвучало.

– Так и задумывалось, – подмигнула напарница.

Мужчина заправил джип, стряхнул снег с крыши специальной щеткой и уехал под визг шин.

– Кажется, я только что пережила лучший в жизни оргазм, – томно произнесла Стенли, когда чёрный внедорожник скрылся за поворотом. – Боже, какой мужик!

– Ты озабоченная, – бросила я, освобождая Джессике место за кассой.

– Рядом с ним любая станет озабоченной, – мечтательно вздохнула она. – Я бы несколько дней не вылезала из постели с таким-то красавцем.

– А вдруг он бандит? Ты ведь не знаешь, откуда у него столько наличных.

– Конечно, знаю, – уверенно заявила девушка. – Вернее, фантазирую. Он богатый наследник нефтяного магната. Или владелец алмазных шахт. Или чертовски умный ученый, который изобрел сыворотку мужской сексуальности и теперь продает волшебную микстуру миллионерам по бешеной цене.

Я прыснула от смеха.

– А ты что о нём думаешь?

– Ничего, – выпалила я слишком быстро, стараясь избежать щекотливой темы.

– У кого-то щеки покраснели.

Я посмотрела в зеркало. Лицо было обычного цвета, без признаков румянца.

– Попалась. – Напарница прищурилась. – Выкладывай, что про него знаешь.

Я обдумывала – стоит ли открывать подруге тайну или нет.

– Ну…

– Я уже встречалась с ним раньше.

– Когда? – воскликнула Джессика так, что Билли заёрзал в кресле.

– В конце прошлой зимы, – неуверенно начала я, – когда Джеймс… ну, ты помнишь…

– Проигрался в покер?

– Да. Это произошло в ту ночь, когда Джеймс не пришел домой. Я жутко переживала, волновалась, не знала, что думать. Телефон не отвечал. Я пошла к мужу на работу в автомастерскую. Но застала только охранника. Он рассказал мне, что Джеймс и Лоран отправились в ночной клуб «Зеро», и объяснил примерную дорогу. Надо было пройти всего-то пару кварталов.

– И ты пошла одна?

– Голова была забита мыслями о Джеймсе. В итоге я заблудилась. Петляла между домами, пока не наткнулась на компанию хулиганов. Их было четверо. Пьяные вдрызг. Они погнались за мной. – От страшных воспоминаний сбилось дыхание. – И догнали, когда я поскользнулась и упала.

– Боже мой! Только не говори…

– Все обошлось, – успокоила я. – Вдруг ниоткуда появился этот парень и спас меня. Его джип вывернул из подворотни и осветил нападавших. Он резко затормозил, чуть не сбив хулиганов. Выскочил из машины и приказал им убираться. А сам походил на дьявола. У него был такой вид… Устрашающий…

– А хулиганы что?

– Сначала попытались дать отпор. Но «Мистер упругая попка» отшвырнул одного из парней прямиком в мусорный бак. Остальные бросились врассыпную. Когда недоброжелатели убежали, он велел сесть в машину. Я так испугалась, что подчинилась без возражений. Спросил адрес и отвез домой.

– И ничего не сказал?

– Сказал, что мне очень повезло, что он проезжал мимо. Джеймса я так и не нашла. Он сам вернулся. Утром и без денег.

– Причем тут Джеймс, – отмахнулась Джессика. – Красавец на крутой тачке спасает тебя от пьяных анархистов, а ты называешь его бандитом?

– Когда я оказалась в машине, мне стало страшнее, чем в подворотне с хулиганами. На пассажирском сидении, куда я плюхнулась без раздумий, лежал пистолет.

– Ты задницей уселась на оружие? – сдерживая смех, спросила напарница.

– Ничего смешного здесь нет. Когда я вытащила из-под куртки оружие, то хотела выбежать из машины. Но он вернулся быстрее, чем я успела это сделать.

– И куда ты дела пушку?

– Вернула обратно, подсунула под пуховик. До самого дома сидела, как статуя, боясь пошевелиться и прострелить себя ненароком. Теперь понимаешь, о чем я говорю?

– Допустим, – согласилась Джессика. – Но почему ты никогда не рассказывала об этом?

– Это не та история, которой хочется делиться. Я даже Джеймсу не говорила. Скорее всего… зеленоглазый атлет даже не узнал меня. Ночь стояла безлунная. И холодная. На мне были шапка, капюшон с мехом и пуховик размером c сугроб.

– Жуткая история. И я рада, что с тобой ничего не случилось. – Джессика обняла меня.


Морозный ветер щипал лицо и уши. Срывался легкий снежок. Я возвращалась домой после ночного дежурства. Уставшая. Сонная. Но вполне довольная тем, что впереди ждал двухнедельный отпуск. Хотя надежды на то, что отношения с мужем наладятся, почти не было. Конечно, Джемс пытался загладить вину, но я поняла, что давно не злюсь на него. Обида вроде как прошла, а разногласия остались. Я боялась думать, что дело вовсе не в картах, а в том, что чувства к супругу остыли. И поездка в лес была для меня не просто отпуском, а проверкой – есть ли смысл сохранять поспешный и необдуманный брак.

Джеймс спал в гостиной на диване, укутавшись в одеяло. Я не стала его будить и отправилась готовить завтрак. Ароматный запах блинчиков и свежезаваренного кофе сделал свое дело. Через двадцать минут сонный супруг завалился на кухню, подгоняемый голодом.

– Доброе утро!

– И тебе.

– Даже не верится, что этот день настал. Уже завтра утром будем на озере. – В последнее время Джеймс ходил чернее тучи, но сегодня проснулся в отличном настроении.

– Да, – вяло ответила я, зевая от усталости.

– Только жаль, что впереди целых восемь часов непосильного труда в автомастерской.

– Они быстро пролетят. К тому же мне надо выспаться перед ночной поездкой.

– Обещаю, этот отпуск ты не забудешь никогда.

– Обещания – твой конек, – негромко произнесла я.

– Белла, просто дай мне шанс все исправить. – Он взял меня за руку и посмотрел жалостливым взглядом. – Мы же это обсуждали. Я тебе такой сюрприз приготовил…

– Хорошо, хорошо. – Я вздохнула.

– Ты ведь хочешь, чтобы все наладилось? – с надеждой спросил он.

– Джеймс, не дави, – попросила я. Хотя мне действительно нужна была эта поездка, чтобы сменить остановку и оценить наши отношения вдали от привычной суеты. – Ты забронировал домик? Могу позвонить туда, чтобы подтвердить бронь.

– Не надо, – резко оборвал Джеймс. – Я же сказал, что все уладил. Ты мне не веришь? Я сам хочу организовать поездку.

– Точно все в порядке? – с подозрением спросила я. Джеймс казался взволнованным. Он широко улыбался, обнажая ряд ровных зубов.

– Точно, – выпалил он. – Отдыхай, любимая. Ты устала. Я уберу со стола, когда закончу завтракать.

– Спасибо, – ответила я и направилась в спальню, чтобы отдохнуть после ночной смены.


Город погрузился в зимний сон. А Джеймса все не было. Я смотрела в окно, следила за медленно опускающимися с неба снежинками и ждала мужа с работы. Как только свет фар освещал улицу, я оживлялась. Но машина проезжала мимо, и томительное ожидание начиналось вновь.

Прошло три часа после того, как официальный рабочий день Джеймса был окончен. Я позвонила мужу десять раз. Сначала слушала гудки, а потом сообщение автоответчика о недоступности абонента. Мне удалось дозвониться в автомастерскую, но охранник сообщил, что Джеймс ушел с работы вовремя.

Легкий хоровод снежинок перерос в метель. Снег ложился толстым слоем на крыши домов, тротуары и деверья. В тусклом свете фонаря я рассматривала витиеватые узоры на стекле. А слезы текли по щекам. Очередная мечта разбилась о реальность.

В детстве я мечтала, чтобы родители снова поженились, но мама настойчиво влюблялась в плохих парней и слышать ничего не хотела о моем отце. Потом мечтала выучиться на юриста, но провалила вступительные экзамены в университет. Тогда я решила, что найду себя в супружеской жизни. Мечтала создать крепкую семью, которой у меня никогда не было. Дружную, любящую. Но и здесь неудача.


Секундная стрелка медленно двигалась по циферблату. Годовщина свадьбы наступила ровно двадцать четыре минуты назад, когда время перевалило за полночь. Сон почти завладел мной, когда послышался шорох и скрежет ключа в замочной скважине.

Сонливость тут же прошла. Я выбежала навстречу Джеймсу, чтобы запустить в него чемоданом, который собирала для отпуска, и застыла на месте. На пороге стоял не муж, а красивый незнакомец с заправки. Куртка распахнута. Черная рубашка расстёгнута на верхнюю пуговицу. Бронзовая челка спадала на лоб. В глазах насыщенного зеленого оттенка отражалась опасность.

– Джеймса нет дома, – пропищала я от растерянности.

Логически предположила, что незваный гость знаком с супругом и пришел по каким-то делам. Но ключ от дома, который красавец крутил на пальце, убеждал бежать без оглядки.

– Я не к Джеймсу, – произнес бархатный голос, подтверждая мои опасения. – А к тебе.

«Прочь, беги», – посылал сигналы взбудораженный мозг. Я бросилась в спальню и прижалась спиной к двери, надеясь таким образом задержать зеленоглазого мужчину.

Тяжелые шаги заполнили тишину. Стук в дверь слился с ударами сердца.

– Что тебе нужно? – громко дыша, спросила я.

– Открой, – неспешно проговорил он. – Нам надо поговорить.

– Где Джеймс?

Я была уверена, что отсутствие мужа и появление незнакомца – взаимосвязанные события.

– Белла, я все равно войду. Лучше открой сама, – сообщил неизбежность гость.

Когда мужчина произнес мое имя, ноги похолодели от ужаса. Он знал, как меня зовут, у него оказался ключ от квартиры. Версия случайного ограбления отпала. Как и вероятность, что визитер оставит меня в покое.

– Тебе не стоит ждать Джеймса, – с нотками сочувствия произнес мужчина. – Теперь ты принадлежишь мне.

– Что это значит? – воскликнула я и ощутила мощный толчок в спину. Дверь распахнулась настежь, а я отлетела к стене.

– Не приближайся, не подходи, – взревела я, отпрыгивая на другую сторону комнаты. Теперь нас разделяла кровать. Я схватила настольный торшер с комода, готовая защищаться в любую секунду.

– Успокойся, – он выставил руки вперед. – Я не подхожу.

– Что значит «принадлежишь мне»? – требовала я ответа, пока незнакомец стоял неподвижно. – Что это значит?

– Джеймс проиграл тебя.

– Как это проиграл? – не понимала я.

– В покер, Белла, – пояснил он. – Муж проиграл тебя в карты.

– Это ложь! Он не мог так поступить. – Слезы полились из глаз водопадом. Руки затряслись, когда я направила орудие-торшер в мужчину.

Незнакомец подвинул стул, который стоял возле двери, и сел на него. Достал из кармана куртки пачку дорогих сигарет и закурил. Его лицо в облаках дыма казалось еще более совершенным. Красавец посмотрел на меня из-под опущенных ресниц. Снежинки, запутавшиеся в волосах, растаяли и заблестели алмазной россыпью.

– У нас не курят, – произнесла я, продолжая всхлипывать.

– Тебя только это волнует?

– Я хочу, чтобы ты прекратил курить и убрался из моего дома!

– Достаточно разговоров. Так мы ничего не решим. – Мужчина кинул бычок на пол и затушил его ботинком.

– Не подходи! Убью! – прокричала я. В два счета незнакомец схватил меня и взгромоздил себе на плечо. Я заколотила его по спине торшером. Но теплая куртка смягчала удары.

– Если ты прикоснешься ко мне. Если только посмеешься, – прозвучали угрозы на всю квартиру.

Визитер поставил меня на ноги и обхватил холодными руками заплаканное лицо.

– Заткнись и послушай, – грозно приказал он. – Я не собираюсь тебя насиловать. Я кто угодно, только не извращенец.

– Что тебе от меня нужно? – сквозь слезы пробормотала я.

– А это уже не твое дело. Собирай самые необходимые вещи, и мы уходим.

– Ни за что. – Я сделала последнюю попытку вырваться. Одной рукой незнакомец выкрутил мне запястье, а другую прижал к шее. Сильные пальцы надавил на точку в области сонной артерии.

– Ты сама напросилась, – произнес он, прежде чем комната поплыла у меня перед глазами.


Голова раскалывалась от боли. Глаза щипало от выплаканных накануне слез. Я приподнялась на локтях, оглядываясь вокруг. Просторная комната в спокойных бежевых тонах. Красивая мебель. Большая кровать, на которой я лежала в одежде, заправлена мягким сиреневым покрывалом. В окно пробивались солнечные лучи. На подносе возле кровати стоял стакан сока и ароматно пахнущие булочки. В углу валялся чемодан, который я собирала для поездки в отпуск.

Я проверила себя на наличие ран и, убедившись в собственной целостности, подбежала к первой из двух имеющихся в комнате дверей. Открыто. Здесь оказалась душевая. Дёрнула ручку второй двери. Заперто. Начала стучать кулаками изо всех сил по бездушному дереву, но в ответ тишина.

Раздвинула нежно-фиолетовые занавески, чтобы оценить обстановку за окном. Комната, в которой меня замуровали, находилась на втором этаже дома из белого кирпича, огороженного высоким забором, за которым виднелся заснеженный лес. Но хоть что-то пошло по плану. Я в лесу.

Теперь пришла очередь обыскать комнату. Я заглянула под кровать и обнаружила свои сапоги, которые тут же натянула. С курткой повезло меньше. В высоком белом шкафу, забитом женской одеждой, не нашлось ничего подходящего для прогулки по зимнему лесу. Джинсы, топы, юбки, халаты. Я кинулась к чемодану. Достала пару свитеров, которые заботливо укладывала для поездки. Надела на себя оба, чтобы было теплее, и принялась срывать с кровати покрывало и простынь, намереваясь сделать из них веревку.

 Когда дело было сделано, я оценила на глаз примерную высоту из окна и решила, что импровизированной веревки должно хватить. Еще раз порылась в чемодане в надежде найти шапку, но поиски ничего не дали.

Распахнула окно настежь, завязала, как можно туже, край покрывала за батарею и перекинула самодельную веревку через карниз. Цель проста и понятна – выбраться из неизвестного дома и вернуться домой. Затем найти Джеймса и хорошенько двинуть ему между ног. Если бы муж просто проиграл все деньги, как в прошлый раз, я бы вышвырнула его из своей жизни, а потом завалилась в слезах на кровать, чтобы оплакать неудавшийся брак. Но появление ночного гостя поменяло ситуацию в корне. Теперь Джеймс не просто слабак-неудачник, а самая настоящая продажная сволочь. Я понятия не имела, что нужно от меня зеленоглазому красавцу, но оставаться и выяснять – желания не было. Высота особо не пугала. Второй этаж – не пятый. Будучи беспокойным подростком, я часто удирала из дома через соседние балконы и по пожарной лестнице.

Руки с непривычки ныли, но я зажимала простынь ногами как канат и медленно продвигалась вниз. Оставалось совсем немного до земли, когда ткань ослабла. Я попыталась ускориться, но псевдоморской узел развязался. Вместе с веревкой я грохнулась на бок. Повезло, что под окном оказались какие-то мешки, которые смягчили удар. Я встала и отряхнулась от снега. Но не успела сделать и шага, как из-за спины послышался грозный рык и звук надвигающегося животного. Через заснеженный двор несся черный как ночь доберман.

– Помогите! – заорала я и дала стрекача. – Помогите!

Но ответом было злобное рычание. Собака догнала меня и прыгнула на спину. Я упала на живот, лицом в снег, закрывая голову руками. Клыки щёлкнули над самым ухом, когда я услышала смех.

– Джейк, сидеть!

Чертов доберман исполнил приказ и сел. Мне на спину. Вот собака!

Я приподняла голову и увидела пару мужских ботинок.

– Пусть он слезет с меня, – потребовала я у хозяина пса.

Незнакомец снова засмеялся и наклонился ниже. Кожу пекло от снега. Свитера промокли насквозь. Руки заледенели. А доберман не шевелился.

– Пусть он слезет, – повторила я.

Зеленоглазый красавец закурил, сидя на корточках, даже не думая отдавать приказ питомцу.

– Ты вчера отказалась от моих прикосновений, – равнодушно ответил он. – Может Джейк тебе больше понравится.

– Это шутка такая?

– Нет.

– А говорил, что не извращенец, – сдерживая слезы, произнесла я.

– Джейк, ко мне. – Собака послушно исполнила приказ.

Я встала. Мокрая. Замершая. Оскорблённая.

– Марш в дом, – приказал он. Я, как и доберман секунду назад, подчинилась без слов.


После горячего душа было велено надеть сухую одежду и спуститься вниз. С интересом оглядываясь по сторонам, я шла по большому богатому дому. Еще не доводилось бывать в таких особняках, так что сравнивать было не с чем, но все казалось роскошным.

Зеленоглазый мужчина стоял у подножия лестницы. Великолепный. Статный. Но я старалась об этом не думать. Ведь теперь из спасителя и симпатичного постоянного покупателя он превратился в похитителя с неизвестными умыслами.

– Иди за мной.


Мы оказались в кабинете. Я ожидала увидеть обстановку как в фильме про гангстеров: высокие стеллажи с книгами, большой дубовый стол, черная кожаная мебель, мягкий ковер, запах сигар и виски. Но комната оказалась более чем современной. На одной стене, вместо привычных шкафов, располагались полки в виде лихо закрученной спирали. А книги, расставленные в определенном порядке, придавали ей объем. Противоположную стену украшали шедевры современного искусства. В углах рядами стояли металлические ящики, служащие подставкой для цветов. Стол все-таки был, достаточно большой, выполненный из темной породы дерева. Кресло хозяина комнаты выглядело удобным, в отличие от того стула, который предназначался для посетителей. Одинокий черный стульчик располагался в середине комнаты на равном расстоянии от стола и темно-синих стен.

– Сядь, – приказал мужчина, а сам занял место за столом.

– Не надо так со мной разговаривать. Я тебе не собака. – Отчего-то меня пугал черный стул. Я представила, что здесь проводились допросы или еще что похуже. А вдруг на этом стуле кого-то убили.

– В моем доме существует несколько правил, – сообщил похититель, игнорируя мои слова. – И самое главное из них ты уже нарушила.

– Это ты нарушил все придуманные цивилизованным обществом правила, когда притащил меня сюда против воли. – Не мешало бы заткнуться и дослушать похитителя до конца, но не получалось. Меня так злила и возмущала ситуация, в которой я оказалась, что просто не могла молчать. К тому же, все еще не верилось, что похищение реально.

– Имею право распоряжаться своей собственностью, как захочу.

– Я же не вещь какая-нибудь. Рабство давно отменили.

– Если так жаждешь найти виновного, то начни со своего мужа.

– Я не верю тебе.

– Читай. – Хозяин дома протянул бумагу.

Глаза жадно исследовали текст на белом листе. Драгоценный супруг написал расписку, в которой полностью отказывался от меня в сторону победителя и предоставлял в полное пользование. Пользование? Какое до тошноты грязное слово.

Как бы я не старалась, но удержать эмоции в узде не удалось. Если еще минуту назад в душе теплилась слабая надежда, что Джеймс не виноват, что он всего лишь меня разыгрывает, то теперь она умерла в страшных муках.

– Ты заставил его.

– И зачем мне это надо? – уточнил мужчина.

– Потому что ты… ты… бандит!

– Это так мило и старомодно. Сейчас принято говорить – бизнесмен. Но я очень даже миролюбивый гражданин. Пока меня не рассердить.

– Добропорядочные граждане не похищают людей. Он говорят «здравствуйте» при встрече или «чем я могу вам помочь». Но никак не «ты принадлежишь мне».

– «Чем я могу вам помочь» говорят кассиры на заправке.

– Так тебе нужен услужливый работник для бизнеса? Я требую полный соцпакет.

– Ты не можешь ничего требовать, только слезно попросить. И то вполголоса.

– Нет! – закричала я. – Я буду требовать, чтобы ты отпустил меня! Немедленно!

Похититель не смог дальше оставаться невозмутимым.

– Замолчи, – приказал и, резко подскочив, зажал мне рот ладонью.

– У–у–у… м–м–м… – замычала я, пытаясь освободиться из захвата.

– Что ты творишь? – возмутился он, когда я сильно царапнула по мужской щеке. – Сумасшедшая.

– Я женщина, которую проиграли в карты. Я способна на все.

– Успокойся, – прошептал над самым ухом. – Иначе я сам тебя успокою.

Кровь быстрее побежала по венам. Я ощутила тепло, которое исходило от зеленоглазого красавца. Его присутствие волновало меня, хотя разум активно бунтовал против реакции тела.

– Тебе это не сойдет с рук. – Я тяжело дышала после неравного боя.

– Угрожаешь?

Я старалась контролировать себя, но легкая волна дрожи не осталась незамеченной для похитителя.

– Угрожаю. – Уверенность в голосе никак не вязалась с теми импульсами, которые посылало тело.

– И что меня ждет?

Дурацкий прекрасный бархатный голос. Он обволакивал, как невидимая шаль.

– Что ты смотришь? – возмутилась я, почувствовав прилив крови к щекам. Как же не вовремя.

– Ищу в тебе сходство с принцем Монако. Может ты его внебрачная дочь? Уж слишком много гордыни и самоуверенности.

Я сделала попытку ударить ногой похитителя, но он легко блокировал удар.

– Попробуешь еще раз?

– Почему бы и нет, – ответила я и сделала новую попытку. Только в этот раз метила не в колено, а выше. Но мужчина снова отразил нападение. При этом он смотрел в глаза и ни разу не отвернулся. Ему не надо было видеть, что я делаю, чтобы предугадать действия.

– Пойми, Белла, что твоя жизнь изменилась. И это к лучшему.

– К лучшему? – переспросила я.

– Лучше быть затворницей в этом доме, чем жить с мужем, который так легко торгует тобой.

– То есть я теперь пленница? И что мне надо делать? Убирать конуру за Джейком?

Мужчина засмеялся.

– У Джейка есть нянька. А ты. – Голос прозвучал на полтона громче. – Сиди в своей комнате. Не создавай проблем. Не убегай. Не кричи. Не плачь. Наслаждайся отпуском в лесу. Кажется, ты мечтала именно об этом.

– Откуда?.. – удивилась я.

– Не мог же я соглашаться на товар вслепую. Джеймсу пришлось меня уговаривать.

Я сжала зубы и за малым не плюнула в наглое красивое лицо.

– А если не послушаюсь?

– Если снова попытаешься выбраться из комнаты, то возможны два варианта развития событий. Вариант первый – тебя поймает Джейк. Он больно кусается. Лучше ему не попадаться.

– А второй?

– Тебя поймаю я.

– Ты тоже больно кусаешься?

– Очень больно. Больнее чем ты и Джейк вместе взятые, – ответил похититель и прижал меня к себе еще ближе. Я ощутила гладкую поверхность пистолета, который был спрятан у красавца под рубашкой за поясом. – Тебе все ясно?


С чувством глубокой ненависти к хозяину дому я жевала так любезно предоставленную им же булочку и запивала её соком.

Так как дверь комнаты опять заперли, мне оставалось следить за происходящим в окно. Но, как назло, окна темницы выходили на задний двор. Никакого движения, кроме проносящегося иногда по периметру Джейка, не было. Зато удалось рассмотреть выход к замёрзшей реке, чуть правее от высокого забора.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю