332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Тимофеев » Не ходи служить в пехоту! Книга 6. Памирский марш мотострелкового полка » Текст книги (страница 4)
Не ходи служить в пехоту! Книга 6. Памирский марш мотострелкового полка
  • Текст добавлен: 7 июня 2021, 12:01

Текст книги "Не ходи служить в пехоту! Книга 6. Памирский марш мотострелкового полка"


Автор книги: Юрий Тимофеев






сообщить о нарушении

Текущая страница: 4 (всего у книги 4 страниц)

Глава 3

24 декабря в 2 часа ночи полк был поднят по тревоге. Температура 27 градусов мороза, поднялся сильный ветер, пошел небольшой снег. Начали заводить технику. У нас в роте завелись все БМП и только у меня во взводе одна машина не заводится. Не успел я разобраться в причинах, как Осадчий уже распорядился. Через несколько минут БМП начали таскать по полевому парку. Завели. Хорошо, что комбат не заметил. И не мудрено.

В батальоне почти полсотни БМП и штук сорок колесных машин. Если БМП завелись нормально, то из колесной техники смогли завестись единицы. Зампотех батальона с прапорщиками: командиром взвода обеспечения и командиром взвода технического обеспечения бегали и распоряжались, по всей территории полевого парка таскали автомобильную технику. Партизаны-водители действовали очень уверенно, сначала завели свои машины, потом принялись помогать водителям-срочникам и друг другу, проявляли инициативу, несмотря на сильный мороз.

Такие действия партизан заметили все офицеры, я впервые подумал о том, что совсем не плохо, когда у тебя бойцы вот такие умудренные жизненным опытом солдаты, хотя мне очень тяжело с ними, особенно насчёт дисциплины.

Тем временем, поступила команда сворачивать лагерь. Комбат выделил по два Зил-131 на каждую роту, для имущества. Петрович взял всю эту работу в свои руки, дело продвигалось очень организованно и быстро.

Около 4 часов утра из роты материального обеспечения полка (РМО) – приехали машины с пустыми бочками и заправщики. Приказано заправить бочки особой, арктической соляркой и по две штуки закрепить на каждую БМП – это НЗ.

К 6 часам утра всё было готово. Мы уже основательно промерзли. Стоим ждем команды. Личный состав рассадили по своим местам.

Что из себя в то время представляло мотострелковое отделение на БМП-1, которым командует сержант срочной службы? Это экипаж –  3 человека: командир (сержант), наводчик-оператор (пушка, ПКТ, ПТУР), механик-водитель. Десант –  8 человек: старший стрелок – ефрейтор, 2 пулеметчика с пулеметами ПК и РПК, 2 стрелка-помощника пулеметчиков, стрелок-гранатометчик с РПГ-7, стрелок-помощник гранатометчика, стрелок (он же нештатный «снайпер»). Однако, тогда поступила команда вместо автоматов выдать этим нештатным снайперам снайперские винтовки СВД, сказали, что это эксперимент во время учений будет такой. Не придали мы этому большого значения тогда. Таким образом, в отделении одно БМП-1, одиннадцать человек. Где согреться? Только в машине. Вот тут и проявилось то за что нас «драл» Лесников и за чем очень пристально следил Осадчий. С замиранием сердца запустили отопители десантного отделения. Всё работает. Да, жары там не будет, но все равно так значительно теплее.

В 7 часов утра горячий завтрак, приготовленный в ПАК-200, которые совсем недавно были поставлены на вооружение тыловых подразделений полка. Раздали сухой паек на сутки, начиная с обеда и по пачке сигарет.

Около 8 часов утра из медпункта полка приехал старший лейтенант медицинской службы. Собрали всех офицеров и прапорщиков. Доктор нам кратко и конкретно рассказал про горную болезнь. Симптомы, причины, как бороться. Разумеется, я всё это знал ещё из училища.

После этого комбат приказал все что разъяснили нам, разъяснить личному составу.

Собрал взвод и объяснил. Хотя мне показалось что народ это воспринял прохладно. Я и сам считал, что это не страшно. Думал, что меня это коснется в небольшой степени, если вообще коснётся. Всё-таки в училище у меня зародилась уверенность в том, что я способен стойко переносить всё что связано с горами.

Около 10 часов утра Лесников отдал приказ на марш.

Картина прояснилась окончательно. Отдан приказ идти до Хорога. Общая протяженность маршрута около 730 километров. К исходу дня батальон должен достичь Сары-Таш, там ночёвка.

ТБ полка (54 танка и около 30 автомобилей) остается в пункте постоянной дислокации. По Памирскому тракту танкам не пройти. Так мы и думали.

Первой пошла разведрота полка, управление полка, рота связи, комендантский взвод.

2-й МСБ уже вовсю совершает марш, за ним ушёл 1-й МСБ, через пятнадцать минут начало движения у нас. За нами пойдет АДН, то же колонна не маленькая: 18 прицепных древних гаубиц М-30, в качестве тягача Зил-131, а общее количество автомашин в дивизионе чуть более сорока.

За дивизионом идёт противотанковая батарея полка (штук 15 единиц техники), а за ними реактивная батарея полка «Град-1» – 9 пусковых установок на базе ЗиЛ-131, 9 транспортно-заряжающих машин, 7 транспортных машин (всего 25 машин). Далее, зенитная ракетная артиллерийская батарея полка: 4 ЗРК «Стрела-10» на базе МТЛБ и 4 ЗСУ «Шилка», плюс пункт управления командира батареи на безе БТР, да несколько грузовых машин. За ними рота химзащиты (около 20 машин). Далее инженерно-саперная рота (ИСР, около 25 машин), за ними рота материального обеспечение полка (около 70 автомобилей), далее полковой медицинский пункт (9 автомашин) и замыкает колонну полка ремонтная рота (техническое замыкание).

Батальон медленно начал движение. Легкое волнение. Пошли. Впереди нас 7-я и 8-я роты, за нами гранатометный взвод, противотанковый взвод батальона, взвод связи, зенитный взвод, минометная батарея на ГАЗ-66, потом медпункт батальона, далее Уралы и ЗиЛ-130 с ГАЗ-53 прибывшие из народного хозяйства взвода материального обеспечения и взвода технического обслуживания батальона. Колонна батальона растянулась на пару километров.

Начинаем медленно подниматься в горы. Полное отсутствие растительности. Горная пустыня. Впереди перевал Чийирчик 2402 метра высота над уровнем моря. Мороз крепчает. Ветер усиливается. Начинается настоящий снегопад. Этот перевал в 40 километрах к югу от города Ош.

Идем нормально. Уверенно. Это самое начало Памирского тракта – зимой условно проходимого. Дорога здесь пока что нормальная.

К 13 часам преодолели Чийирчик. Первая остановка. Справили нужду. Размялись. Осадчий собрал всех офицеров, прапорщиков, командиров отделений и механиков-водителей.

– Не спать! Терпеть! Командиры следите за своими механиками. Если механик уснёт это смерть! Командиры взводов если видите, что механик готов, пересаживайтесь сами за штурвал. Тылы отстают. Надеемся только на себя. Сухпай экономим. Кто знает, что там дальше будет. Вопросы?

Вопросов ни у кого не было.

Минут через двадцать продолжили движение. Комбат торопит. Идем дальше.

Следующая точка – перевал Талдык, 3615 метров над уровнем моря, проходит через Алайский хребет. Это самый настоящий серпантин. Дорога уходит вверх, на юг, извилистой змейкой. Мороз под 40 градусов, сплошной лед. Снег валит и валит. Движение по ней носит особый характер. Ещё раз прошла команда о запрете остановок и переключения передач. Иначе смерть. В условиях большой колонны такое движение вниз означает еще и угрозу срыва в пропасть для машин, идущих сзади. Напряжение растет. Шквальный сильнейший ветер. Очень медленно ползем, сильно растянулись.

Сижу на броне по-походному. Шарфом замотал лицо. Не помогает. Нос вообще не чувствую. Руки деревянные. Пытка. Сходить даже «по-легкому», целое дело. Здесь уже начали ощущать недостаток кислорода. Клонит в сон. Организм еще совсем не адаптировался к горам.

Подошел Хари докладывает, что на одной из машин механик совсем уже не может. Вырубается. Я решил сам сесть за механика этой машины.

Кстати сказать, позднее понял, что это моё такое естественное решение вызвало чувство огромного уважения и удивления у партизан. Это мне мои сержанты потом рассказали. Просто партизаны не думали, что командир сам умеет выполнять обязанности механика-водителя и может вот так запросто сесть за штурвал, подменить своего солдата – такое они в своём стройбате не видели и не слышали никогда. Естественно. Говорят, даже обалдели напрочь. А мы относились к этому как «само собой».

Опять остановка. Небольшое расширение дороги. Ели-ели начали разминаться. Это не выносимо. Пульс очень сильный и дыхание учащенное. Собрал взвод. Осмотрел людей. Славяне совсем сникли. Партизаны в целом бодрее. Несколько человек из числа партизан, киргизы держатся очень бодро и их больше беспокоит лютый мороз и сильнейший ветер.

Хари пожаловался на сильнейшую головную боль. Пожалуй, он хуже всех во взводе переносит горы. Держится за голову постоянно. Двигаться для того чтобы разогреться тоже не может. Я его тормошу, но он злобно огрызается. Чувствую, что он в таком состоянии может послать меня подальше.

Вызвал санинструктора роты. Пришел. Сержант из числа партизан, ему чуть более тридцати лет. Узбек. Закончил медучилище и работал в санчасти какого-то предприятия. Померил у Хари пульс.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю