332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Розин » Носитель Искры. Нежелательный элемент (СИ) » Текст книги (страница 1)
Носитель Искры. Нежелательный элемент (СИ)
  • Текст добавлен: 5 июня 2021, 19:01

Текст книги "Носитель Искры. Нежелательный элемент (СИ)"


Автор книги: Юрий Розин






сообщить о нарушении

Текущая страница: 1 (всего у книги 20 страниц)

Пролог

Лазу снился сон… хотя, может это и не было сном?

Он нёсся в пустоте в образе черного дракона, в спину били лучи странного пурпурного солнца, а впереди постепенно увеличивалась серая точка. Судя по всему, именно к ней он и летел. Скорость определить было невозможно, не было ориентиров ни для расстояния, ни для времени. Однако в какой-то момент точка выросла до размеров мячика для пинг-понга, потом теннисного мяча, баскетбольного, автомобильного колеса… серая сфера, неоднородная, как Лаз теперь видел, а словно состоящая из бурлящих клубов дыма, выросла до размеров человека, слона, дома… она всё росла и росла, в какой-то момент развернувшись в бескрайнюю, занимающую всё видимое пространство плоскость. Клубы, которые раньше казались просто завитушками, теперь вздымались будто горы. Сфера была больше, чем всё, что Лаз мог себе представить, возможно даже больше самого солнца. И он продолжал падать на неё, до сих пор не понимая, на каком расстоянии находится и как долго ему ещё предстоит приближаться к поверхности титанической сферы. Но в какой-то момент это всё-таки произошло. Огромный черный дракон, казавшийся крошечной песчинкой на фоне серых облаков, нырнул в один из клубов дыма и исчез без следа.

И Лаз, успевший стать сильнейшим магом не только Люпса, но и всей планеты, снова, как и тридцать лет назад перед “богиней”, ощутил давящую на него колоссальную мощь. На этот раз, правда, эта сила не была направленной. Таинственное нечто лично он совершенно не интересовал. Ровно как скатывающуюся со склона лавину не интересовал ломаемый и скручиваемый ей лыжник. Хотя, даже это сравнение было слишком блёклым, чтобы реально представить себе происходящее. Серое нечто не только было непредставимо огромно. Каждая его частичка обладала мощью, сравнимой с силой чёрного дракона. Если бы оно захотело, Лаз бы мгновенно распался на атомы, не успев даже подумать о защите. Но серый туман, застлавший красные драконьи глаза, не хотел ничего. Он просто был, как были те же лавины, землетрясения или звёзды.

Лаз, тем временем, продолжил двигаться внутри серых клубов. Но и здесь осознания направления и дистанции не удалось достигнуть. Может быть он летел прямо к центру серой сферы, может быть перемещался вдоль поверхности, а может и вовсе стоял на месте и это всплески серого нечто наплывали на него, как морские волны. Сейчас, впрочем, Лаза это мало волновало. Потому что наряду с невероятным давлением, что испытывала каждая частичка его существа, он также ощущал странный резонанс между собственной душой и серым нечто вокруг. Нечто похожее было между ним и Айной, но сейчас чувство было куда неопределённее и тоньше. А ещё, Лаз был готов поклясться, в этом резонансе был критический изъян. Словно один фальшивый инструмент в огромном оркестре. Он силился осознать эту ошибку, понять, в чём фальшь, но ответ каждый раз ускользал от него, сколько бы он не пытался его отыскать.

А потом Лаз проснулся.

Глава 1

Звуки… запахи… ощущения…

Всё это было так странно знакомо, что Лаз поначалу даже подумал, что всё ещё спит. А может он уже умер и это всего лишь бред затухающего сознания? Однако следом пришла вполне реальная боль и ни сном, ни загробной жизнью это уже не могло быть. А это означало, что он, даже не открывая глаз, знал, где находится.

Больница. Вот только не одна из тех средневековых лечебниц Люпса, в которых он в детстве бывал слишком часто. Нет-нет. Запах спирта и медикаментов, шлёпанье тапочек по кафелю, треск лампочек дневного света, жужжание кондиционера, шершавость простыни и зуд катетера в вене. Лаз, а вернее Семён Лебедев, хорошо знал всё это. Слишком хорошо.

Открыв глаза и попытавшись подняться на койке, он окончательно убедился в реальности происходящего. Больничная палата. ЗЕМНАЯ больничная палата. Слишком, до невозможности земная. Совсем небольшая: только койка, пространство вокруг для манёвра врачей и дверь напротив, очевидно в туалет. Но от того сходство со столь знакомыми больницами, в которых Семён Лебедев провёл немало времени в конце их с Надей брака, нисколько не уменьшалось. На мгновение в перегруженный неадекватностью происходящего мозг пришла безумная, но вместе с тем вполне закономерная мысль.

“А что, если не было никакого Люпса? Что, если все эти тридцать лет жизни: магия, войны, любовь и смерти были лишь одним огромным кошмаром? Бредом сумасшедшего? Что, если я свихнулся ещё до поездки в пустыню со стариком Борисовым и богиня явилась только моему воспалённому сознанию? А сейчас – это просто момент просветления, наступивший в одной из больниц Каира?”

Однако потом Лаз повернул голову и его взгляд наткнулся на зеркало. Висело оно в углу, над раковиной, и тоже было вполне обычным, таким, каким и должно было быть зеркало в больничной палате. Вот только, естественно, заинтересовало оно Лаза вовсе не само по себе. Сбросив одеяло и взявшись рукой за ножку капельницы, он спустил на пол голые ноги и осторожно встал. Удалось это неожиданно просто, куда проще, чем можно было бы ожидать от неизвестно сколько пролежавшего в отключке тела. А ещё высота, с которой он взглянул на палату, была очень привычной. Именно такой, какая ему помнилась, а ведь он был куда выше своего предыдущего, земного воплощения. И уже это вселяло определенную надежду.

А подойдя к зеркалу и взглянув на своё отражение, Лаз окончательно выдохнул. Знакомые черты, которые он создавал с помощью магии лично на основе воспоминаний о теле, что у него когда-то было, а также внешности матери и отца. Короткие, аккуратно постриженные белоснежные волосы. Чёрные, словно лишённые радужки, глаза, в цвете которых отразилась прячущаяся в глубине его души тьма. Если это не было продолжение бреда, то перед зеркалом стоял не Семён Лебедев, а именно Лазарис Морфей. И после того, как Лаз успокоился, ему в голову пришёл куда более простой и очевидный способ проверить, был ли Люпс и всё произошедшее на нём бредом.

Прикрыв глаза, он совершенно привычным образом нырнул внутрь собственной души. И тут всё также нисколько не изменилось. Душа Мастера, готовая выполнить любую прихоть своего хозяина послушно воссоздала сначала палату, в которой он находился, потом жёлтый пейзаж пустыни африканского континента, а потом уменьшенную копию поля боя союзной армии против культа монарха, раскинувшуюся у Лаза под ногами. Это было интуитивным выбором, но эта картина натолкнула Лаза на совершенно новые мысли.

Айна. Он чётко помнил, что произошло после того, как он дал согласие скрытому внутри себя монстру. Помнил смерть Рудгерта, помнил, что собирался убить Фауста, помнил, как девушка, создав какое-то совершенно невероятное заклинание, вернула ему, Лазу, контроль над своим умирающим телом. На такую магию Айна точно должна была потратить куда больше энергии, чем у неё оставалось, а значит сожгла невосполнимые запасы своей души. Чем это было чревато, Лазу не хотелось даже думать.

Вынырнув из пространства собственной души, он запустил магию восприятия. Сейчас уже было не так важно, почему вокруг позднее средневековье резко сменилось новейшим временем. Если Айна находилась в этой же больнице, но должен был её отыскать, если нет – отыскать всё равно. Благо по каким-то неизвестным ему пока причинам никаких последствий от того боя не наблюдалось и заклинание далось с лёгкостью.

Вот только совершенно неожиданно за пределы больницы оно не вышло. Внутри здания Лаз мог видеть всё, однако ни стены, ни даже открытые окна не пропускали магию. Его, Мастера, магию. Это было абсурдно, но сейчас вокруг и так творилось достаточно абсурда, чтобы раздумывать об этом слишком долго. Тем более что Лазу удалось найти не только Айну, но даже Фауста. И лежали они совсем близко, буквально в соседних палатах.

Выдернув из руки катетер, от чего висящая над койкой лампочка угрожающе замигала, Лаз, как был, в одном больничном халате, вывалился в коридор. Ходить быстро, как оказалось, всё-таки было довольно проблематично. Первой же по коридору была палата Фауста. И молодой человек поймал себя на том, что Мастер Меча, лежащий на койке в больничной палате, за сегодня был пока что самым абсурдным зрелищем. Для Лаза Фауст давно стал не только лучшим другом и отчасти наставником, но и квинтэссенцией всех представлений о средневековом воине. И видеть его сейчас, в голубоватом халате, явно слишком маленьком для высоченного Мастера Меча, в этом современном окружении было невероятно странно. Так что Лаз поспешил исправить хоть часть этой странности.

– Фауст! – могучая оплеуха, от которой по палате прошлось мощное эхо, отбросила мужчину в бок и едва не скинула с кровати. Лаз успел убедиться, что его тело всё ещё было телом метаморфозы, а значит и Мастеру Меча такие нежности ничем не грозили. Однако первый удар эффекта не возымел. Так что Лаз попробовал ещё парочку раз. – Фауст! Про-сы-пай-ся!

Несмотря на то, что они были в больнице и им вроде как хотели помочь и даже не охраняли, происходящее молодому человеку совершенно не нравилось. Нужно было как можно скорее убраться из этого места. Если он ошибался и им и правда ничего не грозило – значит он просто будет большим параноиком. Но лучше так, чем попасть в лапы к неизвестному врагу в буквальном смысле без штанов. К счастью, пятого удара Лазу нанести не удалось. Перехватившая его руку ладонь Фауста не дала отвесить Мастеру Меча очередной оплеухи.

– Это немного грубо, тебе не кажется? – на его лице не было злости, только насторожённость. Фауст куда быстрее Лаза понял, что происходит что-то неправильное.

– Вставай, надо валить отсюда.

– Откуда? – переспросил мужчина, поднимаясь с кровати и разминаясь. У него в руке, кстати, катетера не было. Хотя это скорее было из-за того, что кожа Мастера Меча была слишком прочна, чтобы в неё без воли самого Фауста удалось вставить иглу.

– Пока сам не знаю, – покачал головой Лаз. – Но валить надо.

– Понял. Вперёд.

Они уже подошли к двери палаты, когда Лаз услышал с той стороны двери голоса и торопливые шаги. Показав Фаусту, чтобы тот вёл себя потише, молодой человек снова запустил магию восприятия. Несколько человек: две девушки в классических докторских халатах и трое мужчин, одетых уже скорее по-военному, пробежали мимо их двери к той палате, откуда только что вышел сам Лаз. Похоже, та красная лампочка была не для красоты.

– За мной, – бросил молодой человек и спустя полминуты они уже были в палате Айны.

Девушка также спала, однако будить её Лаз предпочёл куда более аккуратным способом. Связь между ними всё ещё существовала, а благодаря самой Айне она стала куда прочнее и ощутимее. Так что Лазу нужно было лишь нырнуть в душу девушки и вытолкнуть её в реальность оттуда. Из своей палаты он не решился этого делать лишь потому, что хотел быть рядом, когда Айна очнётся.

Когда сначала Лаз, а потом и Мастер Эмпатии вынырнули в реальность, с той стороны двери уже слышалось копошение. Лаз успел телекинезом защёлкнуть дверной замок, так что у них было время, пока медсёстры найдут ключи.

– Что… что происходит?

Айне пробуждение далось куда хуже, чем мужчинам. Девушка морщилась, явно не от приглушенного света, а от боли, с трудом могла даже говорить. Однако она была в сознании и, судя по радости во взгляде, узнала и Лаза, и Фауста, а это было главным. Остальное уже было, что называется, делом наживным.

– Очень долго объяснять, а нам надо уходить. Ты можешь встать?

Девушка попыталась подняться на кровати, но, издав болезненный стон, опустилась обратно на подушки. Тогда Лаз, недолго думая, просто взял Айну на руки, не забыв выдернуть из её руки катетер. Над кроватью замигала лампочка, а спустя несколько секунд в дверь уже откровенно застучали и послышались чьи-то недовольные выкрики на неизвестном языке.

– Обхвати меня за шею, – Девушка, слабо кивнув, исполнила указание.

– А меня по лицу бил, – с наигранной обидой в голосе пожаловался Фауст.

– Когда свадьбу сыграем, я тебя тоже буду на руках носить, – усмехнулся Лаз.

Несмотря на странность происходящего и слишком быстро развивающиеся события они не видели в происходящем особой угрозы. Люди за дверью были просто людьми, не Мастерами и даже не магами. Справиться с ними было бы проще простого. Спешил же Лаз лишь потому, что не понимал происходящего и собственное незнание его нервировало. Навязчивое чувство близящейся неизвестной угрозы, не имевшее с рациональным мышлением ничего общего.

Именно это чувство заставило Лаза, прежде чем дверь в палату откроется, перестраховаться и принять урезанную версию формы Голема, защитив таким образом Айну от любых возможных угроз. Однако, как выяснилось почти сразу, это было большой ошибкой.

Стоило молодому человеку запустить процесс метаморфозы, как его тело скрутило от дикой боли, превращение отменилось само по себе, а сам Лаз едва не рухнул на пол вместе со своей драгоценной ношей. Фаусту и Айне тоже досталось, пускай и не так сильно. Девушка, постепенно приходящая в себя, жалобно застонала, а на лице Мастера Меча отразилась гримаса недовольства. В случае Фауста это означало достаточно серьёзную боль. Но это было лишь началом. Спустя секунду над головами троицы разнёсся оглушительный визг сигнализации, а стук в дверь, прекратившись на пару секунд, вдруг превратился в самые настоящие удары. И с учётом того, что больничная дверь точно не была достаточно прочной, вряд ли ломящиеся в палату вояки собирались дожидаться медсестёр с ключами.

– Что происходит?! – перекрикивая сирену, осведомился Фауст.

– Понятия не имею, но теперь точно надо валить! Но нужно пару минут. Справишься?

– Теперь тоже не знаю, – Мастер Меча размял пальцы. – Будь готов.

– Понял.

Лаз прикрыл глаза и постарался вновь обратиться к своей душе, невзирая на всё ещё бегающие по телу разряды боли. Удавалось на порядок хуже, словно линию связи между ним и его внутренним миром перегружали многочисленные помехи. Однако в конце концов это всё-таки удалось, а это значило, что они не были беспомощны.

Тем временем дверь в палату всё-таки рухнула и внутрь ввалились трое, судя по всему, охранников: в темных костюмах, тяжёлых ботинках и, у Лаза чуть челюсть от удивления не отвалилась, в самых настоящих бронежилетах. На поясе у каждого висело оружие, по виду – электрический тазер. Впрочем, применить его ни один из троицы не успел. Фауст, пусть и страдал от болей и, похоже, дискоординации движений, всё ещё был в десятки раз сильнее обычного человека. Своё “не знаю” он сказал лишь потому, что у противника могли быть ещё какие-то козыри в рукаве кроме поля подавления магии. Но, даже если таковые и были, точно не у этих охранников. Уже спустя десяток секунд все трое лежали в отключке на полу.

– Двигай! – рявкнул Лаз, устремляясь в коридор вслед за Мастером Меча. – Налево!

Хотя магия восприятия и работала, тратить на неё энергию сейчас было слишком неразумно. Однако Лаз успел запомнить путь к лестнице. Туда они и направились, по пути расправившись ещё с парочкой охранников в чёрном. Больница была неожиданно большой, и этаж походил на настоящий лабиринт, а сигнализация всё продолжала орать, что не только нервировало, но и очень отвлекало от ориентации в одинаково белых коридорах. Так что Лаз решил разобраться с проблемой кардинально.

Вой стих, а вместе с тем вырубился и свет. Молодой человек, наплевав на аккуратность, просто выдрал из стены пук проводов и пустил по ним мощный электрический заряд, чем организовал перегрузку. Возможно, делать этого не стоило, все-таки в некоторых палатах под аппаратами ИВЛ лежали пациенты. Но, во-первых, в данный момент Лазу жизни незнакомых людей были совершенно безразличны. А во-вторых, у больницы наверняка имелись резервные источники питания на такой случай.

Однако подавители магии продолжали действовать даже после отключения света. Может быть работали на каком-то другом источнике энергии, а может и вовсе не зависели от больницы. На обычных людей это вряд ли вообще хоть как-то действовало и даже маги скорее всего не испытывали особого дискомфорта. Но вот Мастера, связь которых с собственными душами и энергией была куда сильнее, по-настоящему мучались. Лазу было сложно не то, что применять заклинания, но даже нормально ходить, Фаусту, не бывшему магом, было попроще, но Мастер Меча всё равно качался на ходу. Про Айну, не успевшую оправиться даже от первого пробуждения, и говорить не стоило. Девушке с трудом удавалось просто поддерживать себя в сознании.

К счастью, остановить их было некому и в конце концов в лабиринте коридоров им все-таки удалось найти лестницу, добраться до первого этажа, а там и выбраться на улицу…

– Великий Тенгри… – пробормотала Айна, на секунду позабыв вообще обо всем.

– И не говори… – кивнул Фауст.

И Лаз прекрасно понимал, чем вызвана такая реакция. Даже для него, когда-то бывшего землянином, после тридцати лет на Люпсе подобное зрелище было поразительным. Что уж говорить про девушку и Мастера Меча.

Семиэтажное здание больницы, из которого они только сбежали, было карликом по сравнению с небоскрёбами, вырастающими из городского ландшафта тут и там, как титанические грибы. И это сравнение вдвойне срабатывало, ведь крыша каждой высотки выдавалась на десятки метров во все стороны, словно огромная блестящая медью шляпка.

Но и не беря в расчёт небоскрёбы, город поражал воображение жителя средневекового мира. Дома из стекла, бетона и стали, снующие не только по улицам, но и над ними подобия автомобилей, прохожие в совершенно непривычных нарядах… половина горожан, кстати, Лаз сглотнул, выглядела как самые настоящие демоны: рога, чешуя, как у ящериц, раскачивающиеся у ног хвосты и сложенные за спиной крылья. Прямо на глазах ошеломлённой троицы один из демонов расправил их, встряхнулся и, оттолкнувшись от земли, взмыл в небо, стараясь держаться поближе к стенам домов, чтобы не столкнуться с пролетающими мимо… машинами? Глайдерами?

Кстати, что эти самые глайдеры, что население фантастического города – все явно стремились убраться как можно дальше от больницы. Зона подавления магии работала и здесь и, похоже, оказывала своё действие вообще на всё. На глазах Лаза одна из наземных машин замедлилась и остановилась прямо посреди проезжей части, после чего из неё выскочил явно недовольный демон, поднял кулак к небу и погрозил чему-то невидимому.

Лаз проследил за направлением его взгляда, параллельно активируя магическое зрение. И открывшаяся ему картина стала очередным кирпичиком к зданию абсурда, что строилось с самого его пробуждения. Несколько секунд он боролся сам с собой, не решаясь признать реальность происходящего. Внутри больницы восприятие каким-то образом блокировалось, но теперь, даже продолжая находиться под подавлением, он отчётливо “видел”, что весь город наполнен магией. Всё: от стен домов и автомобилей до одежды некоторых горожан и банально покрытия дорог – было пропитано энергией. Кетания, город рыболюдей, был создан с помощью магии. Но только сейчас Лаз понял, каково это – находиться внутри огромного заклинания. И больше всего энергии было в тех самых шляпках грибов-небоскрёбов. Понять, откуда происходило поле подавления магии было не сложно.

– За мной! – Лаз, как только мог быстро, устремился прочь от большой улицы. Фауст, к счастью, поспешил следом.

И, надо сказать, успели они вовремя. Спустя всего пару минут позади снова раздалась сирена, но на этот раз другая. И Лаз точно знал, что это, даже не глядя. Полиция. Местный её вариант. Им нужно было убраться от гриба как можно дальше и как можно быстрее. Иначе осмотр достопримечательностей мог закончиться, едва начавшись.

Глава 2

– Значит так, правило номер один: пока не поймём, что происходит, или пока не выберемся из города – способности Мастеров не применять.

Лаз, тяжело дыша, сел и облокотился спиной о стену какого-то дома. Тот факт, что он был в обычном больничном халате, открытом сзади, а асфальт тут был не так чтобы очень чистым, его сейчас мало заботил. Айна, до сих пор дезориентированная и слабо понимающая, что происходит, прислонилась к его боку и почти сразу погрузилась в забытьё. Разбудил Лаз девушку явно слишком рано. В отличие от его метаморфозы и стального организма Фауста, тело Айны, пусть и бывшее куда крепче человеческого, всё-таки оставалось сравнительно обыкновенным.

Так что роль почемучки на себя полностью взял пёстрый мечник.

– Что вообще происходит? Где мы? Что это за крылатые существа на улицах? Что случилось в той больнице? – вопросы сыпались на Лаза как из рога изобилия. Фауст уже привык, что его юный друг всегда знает куда больше, чем он сам. Так что молодой человек поспешил его в этом разубедить.

– Я, как и ты, помню только войну, взрыв и то… – Лаз запнулся. – То, что было дальше. Я очнулся за пару минут до того, как разбудил тебя. Не думай, что у меня есть ответы на все вопросы.

И на пару секунд Фауст ему даже поверил. Кивнул, притих, начал осматриваться по сторонам: то ли в поисках знакомых предметов, то ли проверяя наличие погони. Однако потом он вновь повернулся к Лазу, на этот раз с куда более подозрительным выражением.

– Погоди-ка. Не сходится.

– Что у тебя не сходится? – недовольно пробурчал Лаз, уже понимая, что обмануть пёстрого мечника не получится.

– Ты. – Фауст ткнул в молодого человека пальцем. – Ты не был удивлён… всем этим. – он широким жестом окинул многоэтажные дома, припаркованные автомобили и глайдеры, и протянутые между столбами провода. – Шокирован, возможно, но готов поклясться, тебе знакомы если не все, то по крайней мере большинство этих вещей. Что ты не договариваешь?

О своей прошлой жизни Лаз рассказал только Айне. И то только потому, что она лично видела Семёна Лебедева в видении и скрывать от неё правду было уже бессмысленно. Не то, чтобы он не доверял сестре или тому же Фаусту. Просто Земля осталась в иной жизни, в ином слое реальности, с ней не было и не могло быть никакой связи, а он вырос и мог больше не прятать свои знания. Так что нагружать родных и друзей знанием о множественности миров Лаз посчитал излишним, всё равно эта информация не будет иметь никакого применения. По крайней мере, так он думал раньше.

Однако вот они трое – в столь знакомой ему и одновременно чуждой современности. И если они не проспали несколько сотен лет, а Люпс вместо тиреев не заселили крылатые демоны, то не оставалось никаких сомнений – это иной, уже третий на памяти Лаза, мир. И теперь знание о существовании иных реальностей Фаусту было бы не просто полезно, а жизненно необходимо. Вот только место для обсуждения подобного точно было не слишком подходящим.

– Ладно, ты меня поймал, я может не знаю точно, что происходит, но подозрения есть, – Лаз поднял руку, предвосхищая все возможные вопросы. – Но давай об этом не сейчас. Мы ещё далеко не в безопасности. Нужно выбраться из-под этих грибов.

Медная шляпка ближайшего небоскрёба виднелась за домами где-то в километре от того места, где они устроили привал.

– Понял, – Фауст кивнул, а потом вдруг сделал шаг назад от сидящего у стены молодого человека. – Слушай, а ты как вообще? Там, на поле боя, ты выглядел… не лучшим образом.

– Ты имеешь в виду, что я чуть тебя не прикончил?

– В том числе.

– Можешь не бояться, это не повторится. По крайней мере пока не случится чего-то подобного.

– Точно? Потому что, парень, я обычно больше в шутку говорю, что боюсь тебя… но та тварь… – Фауст замолчал, не в силах подобрать правильных слов.

– Точно. Айна запечатала его снова, опасаться нечего. – Девушка, уже успевшая заснуть, даже сквозь дрёму крепче сжала руку Лаза. – И ты совершенно прав, это был не я.

– А…

– Потом. Всё потом. Сейчас надо убираться из города.

Молодой человек аккуратно поднял Айну, но вдруг пошатнулся и едва не уронил драгоценную ношу.

– Давай я, – пёстрый мечник шагнул вперёд.

– Спасибо, – кивнул Лаз, осторожно передавая девушку с рук на руки. – Ну что…

Что “Ну что”, ему сказать так и не удалось. Потому что из-за угла дома, аккуратно переступая мягкими лапами, вышла крупная, чёрная как ночь кошка. Казалось бы, что такого? Но животное, на которое Фауст не обратил ни малейшего внимания, приковало внимание Мастера Метаморфоз, будто было в буквальном смысле золотым.

– Лаз, ты чего? – пёстрому мечнику понадобилось даже окликнуть друга, чтобы тот пришёл в себя.

– П…принцесса?

Кошка, подойдя к молодому человеку, недовольно мяукнула и в пару движений вскарабкалась ему на плечо, где легла словно меховой воротник. Фауст, в секунду сопоставив слова Лаза с произошедшим, такими же круглыми глазами уставился на пушистую тьму.

– Твой ястреб?

– Ага…

– На котором я летал верхом?

– Ага…

– Кот?

– Кошка… – с глупой улыбкой поправил Лаз, протянув руку и почесав питомицу под подбородком. Принцесса довольно заурчала.

– Тебе придётся очень много чего объяснять, – буркнул пёстрый мечник.

После чего, больше не собираясь тратить время на творящуюся вокруг чертовщину, зашагал в ту же сторону, куда они бежали до этого. Лаз, убедившись, что кошка крепко держится у него на плечах, поспешил следом.

* * *

Старший следователь особого отдела полиции Урани Итру был алкарн, причём чистокровным, что в последние годы встречалось всё реже. После того, как семьдесят лет назад был подписан манифест о равенстве рас и смешанные браки узаконили повсеместно на Сфарре, полукровки начали быстро заполонять планету. Хотя они и до того не были так что бы очень редки. Но когда дети людей и алкарн перестали считаться бесправными ублюдками без права на нормальные образование, работу и жизнь, раньше сдерживавшиеся парочки словно с цепи сорвались. В современном обществе полукровки были повсюду, занимая самые высокие посты. Да что говорить, если даже начальник Итру был полукровкой уже во втором поколении, что было причиной для постоянного недовольства не по годам консервативного старшего следователя.

Впрочем, качественно исполнять свою работу это ему не мешало. Наоборот, было отличным стимулом работать больше и лучше, чтобы как можно скорее получить звание капитана и выбраться из-под контроля алдмуд. В переводе это слово значило “полукрылый”, – так в древности называли предателей, которым в наказание обрезали перепонки с крыльев, лишая способности летать. Не сложно догадаться, что это было далеко не комплиментом. Если бы Алкри, начальник Итру, хотя бы мельком услышал подобное в свой адрес – следователя ждала бы как минимум неделя без жалования за оскорбление старшего по званию, а то и что похуже. К своему счастью, Итру был достаточно умён, чтобы не произносить ни этого, ни каких-либо других оскорблений в Алкри. Этот же ум позволил ему в свои тридцать пять уже вплотную приблизиться к вожделенной должности.

И потому за дело о сработавших в городской больнице детекторах магии Мастеров Итру ухватился, как акула за кусок свежего мяса. Казалось бы: банальность. Детекторы до сих пор не умели создавать идеальными и зачастую они срабатывали в ответ банально на пару срезонировавших заклинаний. Тем более что по показаниям очевидцев потенциальные Мастера не только могли двигаться под подавлением, но и творили заклинания, хотя должны были валяться на полу в судорогах. Следовательно Мастерами они быть не могли, это было логично. Куда вероятнее казалась версия с троицей магов-наркош, использовавших слишком большую дозу душееда и просто сбежавших, чтобы не отвечать перед законом. Сколько раз такое уже было и это точно не должно было интересовать особый отдел. К концу дня над Итру, всё продолжавшим рыть носом землю, начали посмеиваться даже простые стражи порядка, а от Алкри уже дважды приходили приказы вернуться и заняться чем-то более полезным.

Вот только презирающий использование служебного положения в личных целях алкарн никогда бы не стал старшим следователем особого отдела, если бы не умел видеть то, что упускали другие. Хотя, на самом деле, Итру не знал ничего такого, что не было бы известно Алкри или любому другому его коллеге. Тем более если учесть место, где они работали. Просто никто из них не был готов поверить в то, что в городской больнице Баюма из ниоткуда, что подтверждали все отчёты, появился не один, не два, а целых три естественных Мастера. А он, Итру, поверил.

* * *

К ночи позади остались и город, и пригороды, и несколько десятков километров лесного массива. Лаз с Фаустом, более-менее придя в себя после пробуждения в ином мире и воздействия подавителя магии, смогли перейти с быстрого шага на бег. А бегали Мастера быстрее лошадей. И если бы не необходимость с аккуратностью относиться к до сих пор не способной самостоятельно двигаться Айне, они бы оказались ещё дальше. Принцесса, что удивительно, на плечах Лаза держалась с лёгкостью, даже когда он разогнался до более чем пятидесяти километров в час. Похоже, превратилась она в не самую обычную кошку.

Никакой погони за ними не было, по крайней мере почувствовать этого ни у кого не получилось. Так что, когда солнце окончательно спряталось за горизонтом и мир из полумрака погрузился во тьму, было решено сделать привал. Нужно было отдохнуть, перевести дыхание, во всех смыслах этого слова, разложить по полочкам накопившиеся за день впечатления и наконец-то закончить отложенные разговоры.

Огня разводить не стали, но и в холоде троица не осталась. Лаз просто поднял температуру воздуха вокруг них до комфортных двадцати с чем-то градусов, а в добавок превратил жёсткую почву в подобие матрацев. В общем, насколько это было возможно, ночь должна была пройти в комфорте. Спать, правда, отправилась только Айна. Для девушки отдых сейчас был важнее знаний. А вот мужчины, с достаточным удобством устроившись в созданных Лазом прямо из земли креслах, завели долгий и сложный разговор.

– Слушай, а нормально, что ты вот так колдуешь? Нас не найдут?

– На мою магию восприятия в больнице никак не отреагировали, – пожал плечами Лаз. – Началось всё только когда я попытался перекинуться в Голема. Так что предположу, что местным не нравится только использование магии Мастеров. На самом деле, если бы тревога срабатывала на каждое использование магии, то даже само здание больницы подняло бы её уже множество раз.

– В каком смысле?

– Практически каждое здание, мимо которого мы пробегали, каждый квадратный байз камня, каждая самодвижущаяся повозка, даже одежда некоторых людей – всё это несёт в себе те или иные заклинания. Уровень бытовой магии, которого тут достигли, на порядок превосходит то, что мы с тобой знаем.

– Где это “тут”? – Фауст тут же ухватился за оговорку Лаза. – Где мы? На Люпсе таких городов точно нет. Это Яссания?


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю