332 500 произведений, 24 800 авторов.

Электронная библиотека книг » Юрий Иванович » Рыцарский престол » Текст книги (страница 24)
Рыцарский престол
  • Текст добавлен: 4 октября 2016, 23:16

Текст книги "Рыцарский престол"


Автор книги: Юрий Иванович






сообщить о нарушении

Текущая страница: 24 (всего у книги 27 страниц) [доступный отрывок для чтения: 10 страниц]

Глава тридцать третья
Слово рыцаря

Нужный кабинет отыскали быстро, благо, что у каждого верховного имелись личные рабочие апартаменты. Несколько комнат – приемная, рабочий кабинет и два зала для малых собраний – не смогли вместить всех желающих посмотреть, пощупать и как можно быстрей узнать, что именно находится в таинственных документах, которые один рыцарь передал в полное распоряжение другого. Ну и все верили, что этот другой сдержит свое слово и поделится древними секретами со всеми остальными рыцарями.

Единственными, кто сомневался в правильности такого обещания, оказались трияса и Загребной. Еще по пути в кабинет Семен, оградив себя и сына пологом неслышимости, коротко переговорил на эту тему:

– Не слишком ли ты поспешил? Подобные документы надо вначале изучить, обдумать…

– И что? Потом сомнения начнут одолевать, всякие политические соображения нахлынут со всех сторон – и вся гласность окажется завалена ворохом традиций, косного консерватизма и временными отсрочками. Нет, лучше уже сразу и бесповоротно!

– Вдруг и сам пожалеешь?

– С какой стати?

– Варианты могут быть разные. Например, древние правители завещали, а может, и сами жили только как пастухи и вообще запрещали жителям баронства Жармарини брать в руки оружие.

– Быть такого не может! – воскликнул Виктор с горячностью.

– И все-таки? Ведь при таком варианте ты первым пожалеешь о данном слове.

– В любом случае не пожалею. Да и не смогут истинные рыцари вернуться к земледелию или стать пастухами. Любое завещание не больше чем пустой звук, и современники в любом случае живут собственным умом.

В самом здании, а вернее, на его третьем этаже вертуг не было, поэтому после разрешения от своего любимого Люссия с облегчением сняла шубку и устроилась в самом удобном месте кабинета. При этом она, как всегда, старалась присматривать за безопасностью Семена и его сына.

Сейф открыли быстро, как и выложили все в нем хранящееся на стол. Правда, вначале такие вожделенные свитки и всего лишь одна книга не вызвали особенного трепета. Выглядели они внешне невзрачно и казались сделанными не так давно, а значит, древними считаться не могли по определению. Но уже первые просмотры магическим зрением показали, что свитки сохраняются такой сильной магией, которая под силу лишь Шабенам с более чем сотым уровнем умений. А потом и даты создания документов рассмотрели: раритетам исполнилось совсем недавно тысяча четыреста лет.

В книге оказался свод законов баронства Жармарини, который практически подтверждал все прежние законы рыцарского государства. Там так и говорилось в первых строках: «Незыблемыми остаются все правила, завещанные нашими великими предками, и перепись эта является лишь точной копией с прежнего свода…»

Первые страницы ничем практически и не отличались от существующих в нынешние времена. Вся система отношений, начальных турниров первого круга и всех последующих четко поясняла каждое действие и каждое правило. Так что вскоре читающий вслух Виктор стал просто пролистывать страницы, бегло просматривая строчки и лишь восклицая время от времени:

– То же самое. И здесь все одинаково. И тут все без изменений.

Самые главные несоответствия начались в законодательстве, когда пошла речь о высшей власти. К всеобщему изумлению, верховные лорды-бароны именовались лишь вспомогательной силой для управления государством и имели право действовать, распоряжаться лишь в мирное время. Хотя большинство правил, допускающих их к власти, отличались от современных кардинально. Так, например, отстаивать свои звания верховные были обязаны не только на самом последнем турнире Высшего круга, но вступать в отборочные поединки уже на предпоследнем этапе. А только потом выходить на финальные сражения.

Эта новость потрясла всех присутствующих, и они сразу поняли, насколько легко получалось оставаться нынешним правителям на своем троне, лишь только убрав незаметно один из пунктов свода законов. Волна возмущения пронеслась по всем помещениям, выплеснулась на улицу и гомоном недовольства вернулась обратно. Так что прежде чем продолжить чтение, Виктору пришлось несколько раз призывать рыцарей к порядку и соблюдению тишины. И только когда чуточку успокоились и сбросили пар эмоций, добавил:

– Кричать и возмущаться будем потом. Давайте все-таки вначале закончим чтение как свода основных законов, так и свитков.

Дальше скопившихся в кабинете наследников ожидал еще один сюрприз. В военное время обязательно, а в мирное по его усмотрению всеми рыцарскими делами правил и распоряжался первый рыцарь. Для него имелись отдельный тронный зал со своим престолом и прилегающие к нему вспомогательные помещения. Причем тронный зал и трон находились именно в этом дворце, указывалось даже конкретное место.

Опять поднялись шум и гам. Указанное место считалось большим залом официальных приемов и использовалось для праздничных банкетов после завершения турнира Высшего круга и в честь государственных праздников. И испокон веков ни о каком возвышении с троном там никогда и речи не было. Но тут же многие и подсказали, что указанного овального углубления как бы и быть не может, потому что там прямая стена. Если и дальше рассуждать логически, то именно этой стеной в далекой древности и прикрыли место законного правления первого рыцаря.

При возникших спорах несколько странным казалось, что само известие о так называемом рыцарском короле отошло на второй план. В первую очередь рыцари желали удостовериться в существовании трона как такового. Причем настолько желали, что пришлось прекратить дальнейшие чтения, попросить, чтобы принесли огромные молоты, и попытаться пробить подозрительную стену. Тем более что даже при беглых подсчетах странная асимметрия и очевидно скрытые ранее пространства дворца теперь явно бросались в глаза.

Магической силой при проломе пользоваться не захотели. Только вручную! Видимо, не использованная в недавнем сражении энергия у многих рыцарей требовала немедленного выхода. От свирепых ударов молотами изящная отделка и мрамор осыпались первыми. Затем рухнул толстый слой штукатурки. А потом и сама каменная стена покрылась трещинами и стала зиять первыми проломами.

Стена рухнула не полностью, а только открыв за обвалившимся куском просторный и широкий проем. Легкая магическая чистка, и вся поднявшаяся пыль убрана. Еще один проход магией – и тысячелетние сгустки и покрывала паутины собраны в комок чистящего заклинания. И большое освещение открыло взору действительно овальную часть с подымающимися наверх девятью ступеньками. А на верхней площадке со всем немыслимым великолепием блистал тяжеленный, украшенный потускневшей позолотой рыцарский престол.

Вот теперь уже и в существовании первого рыцаря никто не сомневался.

Но только решили вернуться к чтению свода законов и древних свитков, как с докладами примчался командир резерва, тритии которого преследовали и гнали бегущего врага. И вместо ожидаемой вести о полном разгроме противника командир резерва доложил:

– Неприятности! Нашим тритиям еле удалось уйти от начавшейся в нашу сторону стрельбы. В двадцати километрах от Вадерлона на юго-восток враг организовал огромный лагерь, где и встретил наши части преследования. По предварительным предположениям, именно там и находится основная часть всей армии королевства Саниеров. Примерно раза в два больше, чем участвовало в штурме столицы. Войска пока стоят на месте и даже, скорее всего, готовятся к круговой обороне, но их слишком много. Пушек и ружей тоже наверняка хватает: когда мы вырвались за бегущим противников к их передовым обозам второй армии, в нашу сторону стал готовиться залп не менее чем из тысячи ружей. И только немедленный разворот и незамедлительное отступление спасли большинство нашего головного отряда.

Все взоры скрестились на Викторе. Тот лишь пожал плечами:

– Когда это Жармарини не справлялось со своими врагами? И с этими справимся! Но давайте все-таки дочитаем свод законов и посмотрим, что там в свитках. Думаю, за полчаса враг к нам все равно не успеет. Да и ночь на носу, после первого разгрома они к нам не слишком-то и торопиться будут.

Остатки стены стали разбирать призванные для этого ремесленники, а весь цвет рыцарства опять поспешил в кабинет подавшего в отставку Рамса Стернеги. Для баронства наступали дни новых коренных преобразований. Вернее, не новых, а хорошо забытых старых.

Глава тридцать четвертая
Трясина предательства

В королевстве Октавия наступила глухая ночь, но многие так и не собирались ложиться в свои кровати. Особенно это касалось несчастных, обездоленных беженцев, которые сбежали от ярости и пламени войны и теперь были вынуждены побираться на чужбине. Семеро обездоленных людей, которые остались без родины. Так, по крайней мере, сами эти несчастные беженцы о себе думали. Но выглядели внешне даже более чем нормально: сытые, лоснящиеся спесью морды; унизанные многочисленными перстнями пальцы и тяжеленные украшения в виде цепей с бриллиантами; роскошные, поражающие своей дороговизной одежды. Так и напрашивался вопрос: а этим-то чего не спится? Местный король принял семерых баронов и их семьи со всем уважением и состраданием, разместил в лучших гостевых апартаментах собственного дворца и не отказывал ни в одной мелочи.

И кажется, явно переборщил со своим человеколюбием и доверчивостью. Потому что собравшиеся на ночное совещание гости начали с недовольного ворчания в адрес местного монарха и обливания его грязью:

– Меня этот Сергий Десятый утомил своими расспросами чуть не до смерти!

– Вот уж тупое создание! Никак не мог понять, почему мы отказались погибать под ужасными взрывами. Во дурак!

– А как меня достала его диетическая и наполовину вегетарианская кухня!

– Не говори! Вот потому у него и соображения нет, что давно в кролика превратился!

Злобный смех и новые оскорбления:

– А вся его семейка? Вырожденцы какие-то!

– Несомненно! Что королева, что принцессы: глаза на мокром месте.

– И такие человечки сидят на троне?! Да им место в публичном доме!

– О! В самый раз подметил! А вы говорите: ни к чему не пригодны. Ха-ха!

Лидер семерки поднял ладонь, призывая своих коллег к тишине. Но прежде чем перейти непосредственно к делам, еще раз взглянул по углам зала, где они собрались. Там восседало по одному Шабену, наиболее приближенному к верховным правителям Жармарини, и они держали все помещение под плотным пологом неслышимости. Только когда каждый из магов кивнул в подтверждение полной безопасности, лидер разложил перед собой бумаги и стал с пафосным апломбом говорить:

– Новости двоякие, и от нашего решения в течение часа будет зависеть наша дальнейшая судьба. Или мы смиримся с положением вечно гонимого народа, или вырвем внушительный ломоть счастливого будущего для наших потомков. Решать нам придется здесь и немедленно. Поэтому не будем отвлекаться на плохой ужин или худосочных принцесс. Об основных событиях вы уже знаете.

– Да уж, читали.

– При вмешательстве в сражение Загребного полуразрушенный город сумел отогнать войска королевства Саниеров и практически уничтожить осадную армию. Конечно, не совсем понятно наши наблюдатели обрисовали летающих чудовищ, на которых два наездника носились над позициями и уничтожали пушки с живой силой противника. Да это и не столь важно.

– Как бы не так! А вдруг эти чудовища непобедимы!

– Очень даже победимы. По данным нашей оставленной в городе агентуры, шмелей очень берегли от ранений. Удалось даже подслушать, что те не так давно сильно пострадали при обстреле из ружей и не хотели лететь на новое сражение. Так что собранные, совместные действия большого количества арбалетчиков могут запросто подбить обнаглевших монстров.

– И все-таки…

– Мало того, вы ведь ничего не знаете о последних сообщениях! – Лицо лидера расплылось в счастливой улыбке, а пальцы со злорадством потрясли несколькими листками бумаги. – А они в своей сущности еще более утешительные и как нельзя лучше подходят для наших планов.

– Ну не тяни! Зачитывай!

– Начну с явных плюсов. Легкая кавалерия, которую покойный Кейг догадался рассредоточить вдали от города, громила и добивала бегущие войска недолго. Дорогу им перекрыла армия вдвое большая. Видимо, там стояли основные войска армии Саниеров, которые двигались на Критские земли и сюда, в королевство Октавия. Но теперь они просто обязаны будут повернуть на Вадерлон и схлестнуться в окончательной рубке. Тут уже другого мнения быть не может: сражение получится самым кровавым и выматывающим, а в свете последних событий еще неизвестно, кто выйдет победителем. Но! В любом случае победитель окажется в неприглядном, драматическом положении.

– М-да! Вот тут нам по ним и ударить!

– Совершенно верно! Наши лучшие, отборные тритии так и рвутся в бой.

– Да только силенок маловато, можем и не справиться. Всем рискуем.

– Вот именно для этого мы и оговаривали план «Подстава». Как только мы его выполним, то сразу выбьем два глаза: все недовольные в наших тритиях рыцари зубами будут грызть всех попавшихся на пути врагов, и к нам с не меньшим энтузиазмом присоединится вся армия Октавии. А уж с такой силищей да с новой тактикой войны мы одолеем любого противника.

– Должно получиться. Но как быть с летающими монстрами? Все-таки они сильно смущают из-за своей непредсказуемости.

– Ха! Вот тут и про них написано! – Лидер достал нужный листок и стал зачитывать: – «Пока высшие лорды-бароны, послы справедливости и остальной цвет рыцарства занимался поиском тронного зала, летающие монстры, на которых прибыл Загребной вместе со своим сыном Виктором, перекусили ремни и крепления расположенного на них багажа и скрылись в неизвестном направлении. Исходя из панических, бессвязных восклицаний самого Загребного, стало понятно, что их шмели наверняка обиделись или взбунтовались по причине не предоставленной им сразу после боя кормежки. По воцарившемуся после этого унынию наездников можно сделать выводы, что взбунтовавшиеся шмели, скорее всего, больше не вернутся». Конец цитаты.

– Отлично! Теперь только и осталось, что уничтожить Загребного неожиданным для него залпом из арбалетов.

– Правильно, потому как, если это не сделать сразу, ему на помощь придет Сапфирное Сияние и сожжет всех нападающих.

– И хватит у нас для этого дела людей?

– Вполне! Все наши люди остались при разрушении города целы и невредимы, потому как в подавляющем своем большинстве отсиживались в глубоких подвалах. Арбалетов и парочки отличных организаторов им тоже хватит. А если после смерти Сапфирное Сияние им и отомстит за своего ставленника, то не страшно, мы их и так давно списали по статье «боевые потери».

– Ладно, со шмелями вроде как и наша армия могла бы разобраться. Но вот что там за слова мелькнули про родственные отношения и тронный зал?

– Увы, это и есть значительные минусы. Хотя подтверждение, что Загребной и в самом деле является отцом чудом выжившего на восточном побережье Виктора Алпейци, до сих пор вызывает во мне подспудную ярость и бешенство.

– Нам тоже неприятно.

– Но тут уже ничего не сделаешь, и симпатии черни со временем мы сможем обратить в полную противоположность. Хуже всего, что этот умирающий идиот Рамс Стернеги раскрыл каким-то образом все древние тайны и дал доступ этому сопливому выскочке к доисторическому своду законов. По ним толпа узнала про первого рыцаря, каким способом его выбирают, и, разрушив стену в банкетном зале, добралась до трона.

Со стороны подельников понеслись ругательства, ханжеские оскорбления и восклицания:

– Это хуже всего!

– Такого предательства я от Стернеги не ожидал!

– Вся его сообразительность только в мускулах и зиждилась!

– Баран! Он ведь срубил сук, на котором и сам сидел.

Лидер с трудом дождался тишины:

– И если бы рыцари хоть что-то правильное в древних законах почерпнули! Ранним утром назначено общее построение, на котором все жители, имеющие рыцарское звание, будут голосовать за первого рыцаря. Опять-таки, весьма грустная для нас деталь: кандидат только один. Все тот же Алпейци.

Вот теперь уже хоровое возмущение достигло наивысшего пика по своей громкости. Чего только не выкрикивали и как не изгалялись в злословии взбешенные бароны. Лидер даже забеспокоился, оглядываясь на Шабенов, не подслушает ли кто? Но когда получил успокоительные жесты, разошелся и сам. Достал свой парадный меч и несколько раз грохнул им плашмя по столешнице. Ценное и несоизмеримо дорогущее покрытие пришло в негодность от такого вандализма, зато цель была достигнута: шесть глоток закрылось, а багровые лица повернулись к седьмому, не менее красному личику.

– Все! Хватит орать друг на друга, словно базарные торговки! Надо действовать! Кто еще возражает против плана «Подстава»? – Возражающих больше не было. За столом сидели лишь те, кто любой ценой мечтал отомстить за собственное устранение от власти. И лидер продолжил с удовлетворением: – Вот и прекрасно. Тем более что ничего страшного не случилось: если с Загребным наши арбалетчики справятся, то уж какого-то выскочку, забравшегося на трон, еще проще сколупнем на землю. Причем сделаем это в тот самый момент, когда наши тритии будут триумфально вступать в столицу. Благо, что синхронизировать наши действия с помощью тумблонов будет проще простого.

– Дальновидный ход.

– Надеюсь, окупится.

– Да что ты все про окупаемость?! Все тебе мало!

– А сам какой?!

Лидер семерки хлопнул ладонью по столу:

– К делу, господа! Какие будут вопросы, замечания и дополнения?

– Что с царями Критских земель? Удастся с ними договориться?

– С кем? С этими дикарями? Да они сами между собой договориться не могут, что уже там говорить про единую, объединенную армию. Мне сейчас вообще смешно становится, как это мы до сих пор их не завоевали? Но в свете сегодняшних событий надо будет решительно подтолкнуть этих царей к междоусобной войне, и вскоре Критские земли сами упадут в наши руки, как зрелое яблоко.

– Хорошо бы и в самом деле создать империю, так сказать по образу и подобию… хе-хе… – засмеялся один из баронов. – Но меня сейчас больше волнует, кто окажется главным исполнителем плана «Подстава»? Кого пустим в расход?

– Моя бы воля, всех самых недовольных бы и пустил, – скривился лидер. – Но с другой стороны, их мечи нам со временем все равно пригодятся. Так что для дела мы отобрали два десятка самых наглых и нахрапистых. Тех, кто больше всего мутил воду и кричал о предательстве, когда наше войско покидало Жармарини. Вот их недовольством мы и воспользуемся. Наш засланный в их среду провокатор уже собрал этих горлопанов якобы для тайного собрания. Убьем всех и положим тела где и как полагается, чтобы поверили именно в их злую волю. А для пущей правдоподобности и себе несколько ран нанесем, якобы пришлось и нам защищаться от предателей и только благодаря нашему воинскому искусству удалось спастись. Пятерых заманим в мои апартаменты, ну а остальные пусть вершат свое черное дело в опочивальнях этого недоумка Сергия Десятого. Все наши верные люди уже давно выдвинулись на исходные позиции и готовы к решительным действиям.

– Ни у кого рука не дрогнет?

– Им же хуже будет. Да и не должно получиться срыва, все не раз проверены и повязаны кровью. Так что… – Главный заправила и инициатор готовящегося заговора поднялся на ноги и решительно продолжил, не скрывая поблескивающей в глазах злобы: – Приступим к святому делу! – И ханжески добавил: – Вперед, доблестные рыцари! За великую и непобедимую империю Жармарини!

Все семеро, сопровождаемые верными Шабенами, поспешили на обозначенное для каждого место действия.

Перед самым рассветом во всех храмах столицы королевства Октавия ударил тревожный набат. А следом за ним по городу стали расползаться страшные слухи о неправдоподобной резне и кровавом предательстве, которые произошли глухой ночью.

Оказалось, что в королевский дворец проникли предатели из числа рыцарей Жармарини. Их подкупили проклятые саниеровцы, чтобы те вырезали чудом спасшихся верховных лордов-баронов и их семьи. Только благодаря своей воинской выучке лучшие рыцари-бароны сумели дать отпор предателям, получив много ранений, но таки остановили рвущихся к ним отщепенцев.

Так была уничтожена первая группа нападающих. А вот вторую группу королевские гвардейцы проморгали. Вся охрана оказалась уничтожена, и предатели ворвались в личные покои его величества, где беспощадно вырезали всех, кто им попался на пути. Из королевского рода не спасся никто. Королевские опочивальни превратились в бойню. Окровавленные вандалы, убивая беззащитных принцесс, громогласно восклицали:

– Это вам за непризнание империи Саниеров! Это вам справедливое наказание от великого императора Зигиланда! Так будет с каждым!

И теперь возмущенные лорды-бароны кипят желанием справедливой мести и немедленно собирают все войска для марш-броска на юго-восток. Уже грузятся на корабли морские силы королевства, а первые рыцарские тритии рысью двинулись в сторону границы с Жармарини. Любой подданный Октавии, желающий отомстить за своего короля и его добродетельную семью, может вступить под знамена ополчения и двигаться на священную войну.

Народ был в ужасе. Народ переживал шок и не мог понять и осознать, какое несчастье на него свалилось. Поэтому большинство и ринулось в ополчение, а потом, с неистовством сжимая полученное оружие и стараясь не свалиться с непривычного для большей части ремесленников седла, мчалось под лучами встающего солнца к границе. Всем казалось, что только новая кровь смоет неслыханное и кощунственное оскорбление. И мало кто заметил, что после ухода всего войска королевства Октавия в столице осталось слишком много тритий верховных баронов. А когда недоуменные вопросы все-таки послышались, любопытным резонно пояснили:

– Вдруг опять отряды врага прорвутся в город? И начнут безнаказанно вырезать мирное население? А кто сумеет дать им отпор, когда почти все мужчины ушли с армией? Правильно, только настоящие и хорошо обученные рыцари! Лучшие воины из лучших! Поэтому теперь можете спать спокойно и с гордостью ожидать своих отцов, братьев, сыновей с великой победой.


    Ваша оценка произведения:

Популярные книги за неделю